PDA

Просмотр полной версии : Популяционная генетика и ДНК-генеалогия



Steel
02.10.2012, 12:39
Популяционная генетика о проблеме происхождения осетинского этноса.
Работа генетика Хусейна Чокаева.
http://forum.nohchidu.com/index.php/topic,72.0.html

Одной из важнейших нерешенных проблем человечества
является проблемa его собственного происхождения. В течение
многих тысячелетий ученые и обычные люди пытались ответить
на простые и вместе с тем очень значимые вопросы: кто мы,
откуда мы и для чего мы существуем? Такие гуманитарные науки
как история, археология, антропология, компаративистика и
прочие, не обладая надежным и точным инструментарием, не
могли дать однозначных и исчерпывающих ответов на эти
вопросы. Нерешенность же проблем происхождения людей,
наций и народов, через ангажированных ученых, активно
использовалась политиками и политическими группами в своих
корыстных интересах. Созданные по заказу политических элит
теории расового или этнического превосходства в недавнем
прошлом идеологически обосновывали эксплуатацию или даже
убийство не только отдельно взятых людей, но и целых народов.
В настоящее время теории генетической неполноценности
отдельных народов и рас не менее востребованы.
Но, совсем недавно, в области знаний о природе человекa и
общества, произошли огромные позитивные сдвиги. Благодаря
развитию такой новой науки как генетика и ее подразделения -
популяционная генетика, возникла возможность однозначного
решения проблем происхождения как человеческого индиви-
дуума в частности, так и человеческого общества в целом. Уже
сейчас можно говорить о том, что многие глобальные вопросы
происхождения человека, этносов и рас близки к своему окон-
чательному разрешению. Тем не менее, остаются нерешенными
многие не менее значимые для людей вопросы неглобального
характера. И эта незавершенность целостной картины формиро-
вания человеческого общества позволяет все тем же аферистам-
псевдоученым продолжать извращать науку, возвеличивая
отдельные этносы и расы с целью их противопоставления другим
людям или получения каких-либо иных политических диви-
дентов. Особенно актуально все вышесказанное для Кавказа,
мультинациональный состав которого является прекрасной базой
для манипуляции людьми. Основная цель настоящей работы и
заключается в противодействии аферистам от науки, разде-
ляющим народы Кавказа на коренных и некоренных, лояльных и
нелояльных, великих и не очень великих... Современныe данныe,
накопленныe в таких областях знаний, как популяционная
генетика, антропология, история и языкознание, убедительно
свидетельствуют, что нет никаких оснований для подобного
разделения - все народы Кавказа имеют местное происхождение
(т. е. являются коренными народами) и в той или иной степени
родственны друг другу. И это касается не только народов
кавказской языковой макросемьи, но также индоевропейских и
тюркских народов Кавказа. В настоящей работе мы рассмотрим
генетический состав, родственные связи и закономерности
формирования этноса, происхождение которого по настоящее
время бурно дискутируется не только в научной среде, но и не
менее активно на бытовом уровне. Речь идет об осетинском
этносе и теории аланского (сарматского) его происхождения.
Первое и наиболее полнoе генетическoе исследование этносов
Кавказa былo осуществленo И. Насидзе [1-3]. Им же было
установлено, что несмотря на индоевропейский (иранский) язык
и многочисленные заверения осетинских ученых о индоевро-
пейском (сармато-аланском) происхождении этноса, на самом
деле, с генетической точки зрения, осетины являются самым
неиндоевропейским народом Кавказа. И действительно, генети-
ческие исследования выявили практическое отсутствие мужской
индоевропейской (сармато-аланской) гаплогруппы R1а (M17) [4]
у представителей Осетии-Алании. Согласно данным И. Насидзе
[1], безусловными индоевропейцами (сармато-аланами) являются
абхазцы (часта встречаемости «индоевропейской» гаплогруппы
R1а (M17) составляет 33%), далее следуют абазины (14%),
народы Южного Кавказa (6-10%), чеченцы (5%) и осетины-
ардонцы (4%), a осетины - дигорцы вообще отношения к аланам
не имеют (0%). Необходимо отметить, что аналогичные
результаты в части низких частот встречаемости гаплогруппы
R1а (M17) у осетин неоднократно подтверждены и другими
генетиками в более поздних исследованиях (см. таблицу 1) [5-11].
В своей работе, посвященной генетическому исследованию
исключительно осетинского этноса, И. Насидзе определяет
наличие у них очень высокой частоты встречаемости субгруппы
G2 (M287) [2, 3]. Этот факт мгновенно подхватывается неотяго-
щенными тонкостями исторической науки генетиками, которые
выдвигают ошибочную версию. Суть этой версии в следующем:
поскольку осетины ираноязычны и на этом основании считают
себя потомками аланов, то высокая частота встречаемости
субгруппы G2 (P287) у осетинского населения свидетельствует,
что именно она, а не R1а (M17), и являлась основной сармато-
аланской гаплогруппой. В нашей предыдущей работе [12],
посвященной проблеме происхождения народов Кавказа, мы
выступили с критикой как данной версии в частности, так и
теории аланского происхождения осетин в целом. Опираясь на
данные популяционной генетики и антропологии, нами была
убедительно доказана их несостоятельность. В настоящей работе
мы вновь возвращаемся к этой теме по той причине, что за
последнее время в свет вышел ряд новых работ по популяцион-
ной генетике [6-9, 11], подтверждающих нашу позицию с одной
стороны и существенно дополняющих картину формирования
осетин как этноса с другой.
Прежде чем приступить к рассмотрению вопроса происхож-
дения осетинского этноса на основе данных популяционной
генетики, очень важно отметить следующие моменты. Во-
первых, поскольку в духовной и материальной культуре осетин
отсутствуют какие-либо степные элементы, то самым главным и
пожалуй единственным основанием, позволяющим ученым
настаивать на аланском происхождении осетин является их
ираноязычность. Но ираноязычность собственно скифо-сармат,
предполагаемых предков осетин, не является строго доказанным
научным фактом и существует множество свидетельств их
тюркоязычности [13, 14]. Поэтому на право наследования аланам
претендуют не только ираноязычные осетины, но также тюрко-
язычные карачаевцы и балкарцы [15]. Каждый из перечисленных
народов приводит свои, кажущиеся им убедительными,
аргументы. Теория ираноязычности основана главным образом
на индоарийском происхождении некоторых скифо-сарматских
личных имен, приводимых античными авторами, и гидронимике
юга Восточной Европы. Но надо отметить, что античные авторы
давали крайне противоречивую и неоднозначную информацию
относительно скифо-сармат, основанную, очевидно, не на
собственных данных, а разного рода рассказах и домыслах. Как и
современные европейцы, считающие, что в России живут только
русские, так и античные историки считали, что страна, населен-
ная различными племенами и простирающаяся от Германии до
Китая, заселена исключительно сарматами. Мы же убеждены, что
скифо-сарматы, как и все кочевые орды, несмотря на одинаковый
образ жизни, близкие материальную и духовную культуры, тем
не менее были этнически и генетически неоднородны.
Очевидно, что под названием скифо-сармат скрывался широкий
спектр тюркских, уральских, индоиранских и сибирских народов,
что подверждается антропологическими данными. Антрополо-
гами установлено (Г. Ф. Дебец [16], В. В. Гинзбург [17]), что
сарматские черепа относились к разным антропологическим
типам. Среди них преобладали европеоидные черепа (60%),
близкие к черепам андроновской культуры - мезокранный
широколицый тип, сходный с андроновским; брахицефальный,
так называемый памиро-ферганский тип; долихо- и мезокранный
тип, близкий к средиземноморскому. Присутствовали также и
круглоголовые (брахицефальные) черепа монголоидного
населения степных районов Средней Азии и угорского населения
Западной Сибири (20-40%). Монголоидальность скифо-сармат
подтверждается не только антропологией [16-18], но и историчес-
кими свидетельствами. Так, необычная для европеоида не совсем
европейская внешность сармат, обитавших когда-то в предгорьях
Кавказа, вспоминается и в настоящее время в виде пословиц и
высказываний. Чеченцы о человеке неприятной наружности
говорят: «Он как сярмак», кабардинцы говорят: «Он и не черт, и
не сармат, кто же он?». О внешности сармат пишет К. Тацит [19].
Говоря о Свебии (Швабии) он упоминает: «Здесь конец Свебии.
Отнести ли певкинов, венедов и феннов к германцам или
сарматам, право, не знаю. Из-за смешанных браков их облик
становится все безобразнее, и они приобретают черты сарматов».
Интересен факт существенного возрастания степени монголоид-
ности скифо-сармат Востока, например, Алтая. Этот факт может
быть использован сторонниками тюркоязычности скифо-сармат
как подтверждение главенствующей, структурообразующей роли
тюрков-монголоидов, тогда как снижение концентрации
монголоидного компонента в периферийных от ядра зонах есть
явление закономерное. Ведь известно, что тюркоязычные авары,
обитавшие одно время в Европе, только на 20% состояли из
тюрков-монголоидов, тогда как остальные 80% относились к
выходцам из различных европейских народов [20, 21].
Несмотря на антропологическое многообразие сармат, тем не
менее все они существенно отличались от осетин. Вот что пишут
по этому поводу антропологи В. П. Алексеев и Ю. В. Бромлей:
«Средневековые аланы отличались от осетин настолько сильно,
что разница между ними соответствует разнице между крайними
вариантами европеоидной расы» [22]. Есть еще одна деталь,
отличающая сармат от осетин или иных народов - это
бытовавший у них обычай искусственной деформации черепа. По
мнению ученых, обычай тотальной искусственной деформации у
скифо-сармат не был связан c отдельным этническим компо-
нентом, а выполнял функцию идеологически мотивированного
взаимного уподобления людей различной этнической принадлеж-
ности в целях создания единой общности - союза племен.
Наоборот, осетины в антропологическом отношении объеди-
няются с другими народами Центрального Кавказа в единый для
данного региона кавкасионский антропологический тип [23]. Это
антропологическое единство кавказских народов, как и огромное
их физиологическое и культурное отличие от сармат, позволило
известному советскому антропологу В. П. Алексееву еще в 1989
году дать следующее исчерпывающее заключение по проблеме
аланского происхождения осетин: «...Из факта древности и автох-
тонного формирования кавкасионского типа уже был сделан
вывод, что осетины представляют собой потомков местных
этнических групп, населявших Центральный Кавказ с глубокой
древности. То обстоятельство, что тип этот представлен у
народов в основном картвельской, нахской и аваро-андо-
дидойской языковых семей, свидетельствует о том, что местные
этнические группы говорили на одном из местных кавказских
языков. Серьёзные морфологические различия между аланами и
современными коренными жителями Осетии, отсутствие
специфического сходства между ними и сарматами не дают
возможности принять гипотезу, согласно которой предками
осетин были ираноязычные народы. Как примирить эти твердо
установленные антропологией и не вызывающие сомнений факты
с ираноязычностью осетинского народа? Единственное удовлет-
ворительное объяснение заключается в том, что мы допускаем
переход предков осетин с местной кавказской на иранскую речь
на каком-то отрезке их истории. Все другие объяснения не
выдерживают критики с точки зрения антропологических фактов.
Переход предков осетин - местных племен, говоривших на
кавказских языках, на иную речь - речь пришлого населения - не
единичное событие в истории народов Северного Кавказа. С
аналогичным процессом мы сталкиваемся при рассмотрении
происхождения балкарцев и карачаевцев - тоже типичных пред-
ставителей кавкасионского типа...» [24]. Но это исчерпывающее
заключение, тем не менее, чем-то не устроило осетинскую науч-
ную общественность. К аналогичному выводу на основе анализа
объективных генетических данных пришел и генетик И. Насидзе
[1, 2], но его заключение также подвергается сомнению.
Существует также версия происхождения осетин не от алан, а
переселившихся на Северный Кавказ из Юго-Западного Ирана
(областей Месопотамии) евреев-маздакитов после их изгнания в
531 г. н. э. Хосровом I (B. Б. Пфафф [25, 26], Д. Баксан [27]). Это
мнение перекликается со свидетельством грузинского историка
Леонти Мровели о происхождении овсов от Уобоса – сына кагана
иудейской Хазарии. В сводe древнегрузинских летописей «Жизнь
картлийских царей» [28] он пишет, что: «...Был у него сын по
имени Уобос, которому дал пленников Сомхити (Армении

) и
Картли. Дал ему часть страны Кавкаса, к западу от реки Ломека
до западных пределов гор. И поселился Уобос. Потомками его
являются овсы...». Считается также, что потомками евреев-
маздакитов являются современные горские евреи – таты, разгова-

В настоящее время название Сомхити носит историческая область
Грузии, расположенная в южной части Картли. Но в грузинских
исторических источниках до XVIII века под названиями Сомхети или
Сомхити подразумевалась Армения [29]. Сомхити употреблялось также
для обозначения пограничной с Арменией части Южной Грузии. С XVIII
века постепенно Сомхети утверждается для Армении, а Сомхити -
пограничной с Арменией части Южной Грузии.
ривающие на одном из юго-западных диалектов иранского языка.
Поскольку у осетин, язык которых, по мнению специалистов [30],
относится к одному из ныне не существующих восточноиранских
диалектов, отсутствуют типичные для евреев гаплогруппы
G1 (M285), G5 (M377) или J1e (P58) [31], мы считаем маздакскую
версию происхождения осетин не очень убедительной. Хотя,
необходимо признать, что некоторое участие в формировании
осетинской и особенно югоосетинской популяций маздакиты все-
таки могли принимать. Тому имеются генетические подтверж-
дения в виде не характерной для Кавказа или севера Турции и
Ирана [1-3, 5-10, 32, 33], но типичной для Месопотамии и
Ближнего Востока в целом [31, 34-36] высокой частоты встре-
чаемости «семито-хамитской» субгруппы E1b1b1a1 (M78) у
населения Южной Осетии (9,5-18%). Эта субгруппа часто встре-
чается также у лезгин Азербайджана (17%), в Армении (3,5-6%) и
Грузии (1-3%) [1, 9, 37], что подтверждает нашу версию – именно
в этих местностях расселились более 200 тыс. маздакитов, из
которых евреями являлись менее половины. Очевидно в этноге-
незе осетин принимали также участие и иранцы, переселенные на
Кавказ в целях обороны северных рубежей Ирана от нашествий
хазар. Например, о крепости с иранским гарнизоном, построен-
ной в Дарьяльском ущелье при иранском правителе Исфендиаре
– сыне Густасфа, писал арабский историк Масуди [38].
Во-вторых, версии скифо-сарматского происхождения суб-
группы G2 (P287) и собственно осетин противоречат генети-
ческим данным. Археогенетические исследования останков
андроновского населения южных регионов Сибири - родины
индоарийцев, надежно установили, что основной скифо-
сарматской мужской гаплогруппой являлась «индоевропейская»
R1а (M17) [39, 40]. Учитывая этническую и генетическую
неоднородность скифо-сармат, о которой мы писали ранее,
можно предположить, что наряду с основной гаплогруппой
R1а (M17) (современные восточноевропейские индоевропейские,
уральские и тюркские народы), у них присутствовали и другие
близкородственные гаплогруппы центральноазиатского проис-
хождения (так называемый «азиатский» клан) - N1c (M46)
(уральские, тюркские и сибирские народы), P (M45) (тюркские
народы), Q (M242) (сибирские и тюркские народы) [5]. Согласно
многочисленным историческим свидетельствам [19], скифо-
сарматские племена доминировали в количественном и военно-
политическом отношении на всем пространстве Восточной
Европы, что позволяет ожидать высоких частот встречаемости
сарматских гаплогрупп на этих территориях. И действительно,
все вышеперечисленные гаплогруппы широко представлены в
Восточной Европе и Азии - на территориях обитания скифо-
сарматских племен [5]. В этой связи интересен факт высокой
частоты встречаемости гаплогруппы R1а (M17) в Польше
(56,4%), где еще недавно дворянское сословие хвалилось своим
сарматским происхождением. Или у населения Таджикистана
(16-68%) – потомков согдийцев (саков) [5]. Но на всех этих
«скифо-сарматских» территориях субгруппа G2 (P287) либо
отсутствует, либо ее частота встречаемости не превышает 1-2%
[5]. Генетическая же карта Осетии диаметрально противо-
положна – частота встречаемости гаплогруппы R1a (M17)
составляет 0-4% при абсолютном доминировании субгруппы
G2 (P287) (21-75%) (см. таблицу 1). Совершенно очевидно
существование огромного генетического различия между скифо-
сарматами Восточной Европы - Азии и «скифо-сарматами»
Осетии. Возможно аланы, предполагаемые предки осетин,
генетически отличалась от всего остального скифо-сарматского
массива? Но в этом случае остается не ясным, почему на других
территориях, за исключением Кавказа, где когда либо обитали
аланы, практически отсутствует субгруппа G2 (P287)? Она почти
не обнаруживается ни в Каталонии, названной так, по мнению
некоторых ученых-фантастов, от этнонима аланы, ни в Тунисе,
где аланы и вандалы создали свое государство (это же касается и
гаплогруппы R1a (M17)), ни в Венгрии, где до сих пор живут
потомки яссов (алан), ни даже на Украине и в России [4, 5]. Тем
не менее, этот факт не может быть использован как строго науч-
ный аргумент неаланского происхождения субгруппы G2 (P287)
и осетин, поскольку остается вероятность (хоть и не большая)
того, что потомкам алан в других регионах мира выжить не
удалось. Такие строго научные аргументы, подтверждающие или
опровергающие осетино-аланское генетическое родство, могли
быть получены в результате археогенетических исследований
останков именно кавказских алан. Но поскольку такие исследо вания не проводились, остается последняя возможность - это
сравнение населения Осетии с населением Ирана. Подобное
сравнение имеет смысл, так как современные иранцы также
являются индоарийцами с одной стороны (oни представляют
собой продукт индоевропеизации коренного населения Ирана
распространявшейся из Индии миграционной волной носителей
гаплогруппы R1a (M17)), и, что наиболее важно, на территории
Ирана также распространена субгруппа G2 (P287) с другой
стороны [5, 32]. Поэтому не исключено, что аланы, в отличие от
остальных скифо-сарматских племен, могли быть выходцами
Северо-Восточного Ирана.
Что представляет собой иранское население? Данные генети-
ческих исследования населения Ирана демонстрируют, что даже
современный индоевропейский Иран проявляет большую генети-
ческую близость на юге и севере с Анатолией, а в центральной
части – с Кавказом и иранским Узбекистаном, но не с Индией
или «сарматской» Польшей [1, 5, 32]. С другой стороны,
исследование Кавказа также подтверждает генетическое родство
его населения с населением северa Среднего Востока (Турция,
Иран) [1-9, 32, 33]. Этот бесспорный факт свидетельствует, что
народы Кавказа, как в генетическом, так и языковом отношении,
являются выходцами с древнего, еще доиндоевропейского и
досемитского Среднего Востока. Именно поэтому мы считаем,
что доиндоевропейский Иран был кавказоговорящим [12]. Об
этом же свидетельствуют пракавказский (алародийский) язык
древних племен Западного Ирана [41], реликт эргативно-
образной конструкции в ваханском и пуштунском языках [42]
или факт существования современных народов сино-кавказской
макросемьи на территориях, расположенных даже значительно
восточнее Ирана.
Древнее генетическое родство народов Кавказа и Ирана
означает их генетическую близость, но не их генетическую
идентичность. Формирование современного населения Кавказа
осуществлялось главным образом за счет миграции средне-
восточного земледельческого населения на север в эпоху мезо-
лита и, особенно, неолита [12]. Но с тех давних пор генетический
состав популяций обеих регионов частично изменился как за счет
новых миграций населения, так и за счет новых генетических
мутаций. Поэтому при сравнении населений Осетии и Ирана,
проводимом с целью поиска аланских корней осетин, необходимо
учитывать фактор древнего генетического родства этих
популяций и игнорировать новые местные мутации или не
имеющие прямого отношения к аланской проблеме миграции.
Так, например, из 17 мужских гаплогрупп Северного Ирана 4
гаплогруппы (С3 (М217), N1b (P43), O (M175), Q1a2 (M25) -
21,2%) не имеют отношения к аланам, так как появились на
Среднем Востоке и Кавказе в результате более поздней тюрк-
ской экспансии [1-9, 31-33]. Другие 5 гаплогрупп (G1 (М285),
J2a4 (DYS413˂18), J2b (M12), R1 (M173), R1a1 (SRY1532) -
27,3%) практически отсутствуют на Кавказе и совершенно
отсутствуют в Осетии [1-9, 32], а еще 4 гаплогруппы (J1 (M267),
J2a (M410), J2a4b (M67), R2 (M124) - 18,2%) хотя и присутствуют
в осетинской популяции, но попали в нее из других кавказских
этносов (от дагестанцев - J1 (M267) (19,18-91,04%) [8], нахов -
J2a4b (M67) (46,67-87,4%) [6-8], грузин и балкарцев - J2a (M410)
(10,6-15,8%) [12, 37], курдов Грузии (курманджи) - R2 (M124)
(44%) [43]) [12]. И только 4 гаплогруппы (G2 (P287), L3 (M357)
(L1 (M76), L2 (M317) - юг Ирана), R1a1 (M198), R1b1a2 (M269) -
33,3%), теоретически могли бы прибыть в Осетию с неким
иранским народом (предположительно аланами), но, как свиде-
тельствует анализ генетических данных кавказских популяций
[3, 6, 12, 37], не прибыли. Рассмотрим эти 4 гаплогруппы.
Гаплогруппа L-M11 зародилась 40 тыс. лет назад на юге
Центральной Азии, но с древнейших времен присутствует на
Среднем Востоке. Широко представлена в Пакистане, откуда
мигрировала в Индию в 4 тыс. до н. э. вместе с земледельческим
населением [45]. Максимальные частоты встречаемости этой
гаплогруппы отмечены на юге Индии (до 33%), а также у таких
центральноазиатских народов, как калаши (25%), бурушаски
(16,5%), пуштуны (12,5%), ягнобцы (9,7%) [5, 46]. Частоты
встречаемостей гаплогруппы L (M11) на Среднем Востоке,
Кавказе и юге Европы, напротив, не очень высоки и составляют:
Иран - 2,3-5,3% [3, 32], Грузия -1,5% [3, 37], Турция - 1,4-4,2% [3,
33] Азербайджан - 1,4% [3], Авария - 9,5% [8], Чечня - 15,8-20%
[3, 8], Ингушетия - 0-8,6% [3, 8], Кабарда – 0,7-7% [3, 8, 47],
Балкария – 0-5,3% [37, 47]. Изучение полиморфизма гаплогруппы
L (M11) выявило интересную особенность - если в Пакистане, на
юге Ирана, Среднем Востоке и в Европе доминирует субгруппа
L2 (M317), то на севере Ирана, предполагаемой родине алан, а
также у таких индоарийских народов как калаши, пуштуны или
кавказоязычного народа бурушаски, обнаружена только суб-
группа L3 (M357). В отличие от субгруппы L1 (M76), широко
распространенной у дравидских народов Индии, субгруппа
L2 (M317) и, особенно субгруппа L3 (M357), вполне могли быть
распространены среди алан. Но это нисколько не способствует
решению проблемы осетино-аланского родства, поскольку если
субгруппа L2 (M317) в осетинской популяции присутствует на
уровне следов, то наиболее вероятностная «аланская» субгруппа
L3 (M357) отсутствует в ней абсолютно (см. таблицу 1). И
наоборот, субгруппа L3 (M357) имеет максимальную частоту
встречаемости у такого неарийского народа Кавказа как чеченцы
(15,8-20% [3, 8]), в меньшей степени у ингушей, грузин,
кабардинцев [3, 8, 37, 47]. На основе первичных данных [6, 7] мы
произвели расчет возраста предка-основателя нахского клана суб-
группы L3 (M357), который оказался равным 780180 лет. Расчет
свидетельствует, что представитель (или близкородственная
группа представителей) субгруппы L3 (M357) внедряется в
нахскую среду в эпоху татаро-монгольского нашествия. Но это
совершенно не означает, что он появился на Кавказе в тот же
исторический период. Вполне вероятно, что предок нахского
клана субгруппы L3 (M357) был единственно уцелевшим
представителем некоего древнего народа, обитавшего в
предгорьях Кавказа и уничтоженного татаро-монголами (то есть
имел место так называемый эффект «бутылочного горлышка»).
Этим народом могли быть и аланы, но мы считаем, что им были
авары – некий центральноазиатский народ, мигрировавший в
Европу через Кавказ в 6 веке н. э. [12, 48]. Предполагается, что
часть аваров осела на Кавказе и основала на территории совре-
менного Дагестана государство Сарир. Так, арабский историк 10
века н. э. Ибн-Руста упоминает о царе Аваре и народе абар,
соседствующем с аланами [49]. В чеченских народных преданиях
также говорится о некоем племени авхаров, обитавшем ранее на
территории современного Ауха.
Субгруппа R1a1 (M198) зародилась 10 тыс. лет назад и также
относится к «азиатскому» клану. Она практически единодушно
признается сугубо «индоевропейской» и «скифо-сарматской»
субгруппой [4, 39, 40]. Основанием такого отнесения является
высокая частота ее встречаемости у некоторых индоиранских
народов и славянских народов Восточной Европы (индийцы –
10,4-45,4%, таджики – 16-68%, поляки – 56,4%, украинцы – 54%,
русские – 36-47%...) [4, 5, 45]. Мы были против однозначного
отнесения субгруппы R1а (М198) исключительно к индоевро-
пейцам [12], поскольку частота ее встречаемости высока также и
у уральских (венгры – 60%, удмурты – 37,2%, саамы – 22%...), и у
алтайских (киргизы – 63%, узбеки – 13-30%, татары – 24%...), и у
дравидских (индийцы – 11,8-28,8%) народов [4, 5, 45]. И
наоборот, нас удивило полное или практически полное ее отсут-
ствие у индоевропейских народов Западной Европы (Ирландия,
Андалузия, Франция – 0%, Уэллс – 1%, Германия – 6,2%...),
Среднего Востока (Иран – 0-4% или 3,03-15,38%) и собственно
Кавказа (осетины – 0-4%, грузины – 4-10,6%, армяне – 6-9%) [1-5,
32, 37]. Мы обратили также внимание на тот факт, что в сравне-
нии с индоевропейскими народами Кавказа, тюркские народы
или народы, имевшие дружественные отношения с господство-
вавшими в Предкавказье кочевниками, демонстрируют высокую
частоту встречаемости субгруппы R1а1 (М198) (караногайцы –
9%, кумыки – 13,9%, балкарцы – 13,2-26,5%, карачаевцы – 27,5%,
кабардинцы – 14,2%) [1, 8, 12, 37, 47]. На этом основании нами
был сделан вывод, что появление субгруппы R1а1 (М198) в
кавказском регионе (и особенно в центральной и восточной его
частях) связано не столько с миграцией скифо-сармат или первых
индоевропейцев - носителей Ямной культуры, сколько с много-
численными тюркскими кочевыми племенами. Поэтому совер-
шенно необязательно, чтобы чрезвычайно редкие представители
субгруппы R1а1 (М198) в осетинском этносе являлись потомками
именно алан или иных индоевропейцев, но вполне вероятно их
тюркское происхождение. К сожалению, современная генетика
пока не обладает какими-либо прямыми методами, позволяю-
щими различать индоевропейскую, скифо-сарматскую или тюрк-
скую принадлежность представителей субгруппы R1а1 (М198)
(так, как, например, удается идентифицировать славяно-угорскую
или пакистанскую принадлежность индивидуума по наличию у
него характерных SNP-мутаций R1a1a7 (M458) и R1a1a6 (M434)
[11]). Но существуют косвенные методы, позволяющие нам
несколько глубже осветить происхождение осетинских пред-
ставителей этой субгруппы. Так, сравнением двух осетинских
гаплотипов с гаплотипами 10 других популяций Кавказа [6], нам
удалось установить их идентичность одному чеченскому и
одному абхазскому гаплотипам по всем 19 маркерам (см. рисунок
1). Этот факт свидетельствует, что скорее всего, осетинские
представители субгруппы R1а1 (М198) являются выходцами из
Чечни и Западного Кавказа. Возраст нахского клана субгруппы
R1а1 (М198), включающего в себя одного иронского предста-
вителя и соответствующего правой ветви дендограммы (см.
рисунок 1), составляет 2250±460 лет, что не исключает скифо-
сарматского его происхождения. Возраст же западнокавказского
клана с одним дигорским представителем, соответствующего
левой ветви дендограммы, составляет 3630±630 лет. Таким
образом только один из двух осетин, иронский выходец из Чечни,
может иметь скифо-сарматское происхождение, что, тем не
менее, не означает положительного решения проблемы осетино-
аланского родства.
Гаплогруппа R1b (M343) также зарождается на юге Централь-
ной Азии 18 тыс. лет назад [50], но максимальные частоты ее
встречаемости отмечены в Западной Европе (Баскония – 86,4-
88,9%, Великобритания – 66-89%) [4, 51, 52]. В недавнем генети-
ческом исследовании широкого ряда европейских популяций
было установлено, что субгруппа R1b1a2 (M269) распространи-
лась в Европе из Анатолии с неолитическими «земледельцами» 8-
4 тыс. лет назад, а возраст ее кланов плавно снижается с востока
на запад (Турция – 8 тыс. лет, Баскония – 5,8 тыс. лет, Ирландия –
5,5 тыс. лет) [53]. В еще более новой работе, на основе глубокого
генотипирования представителей этой гаплогруппы, было
установлено, что если в Центральной Азии доминируют
субгруппы R1b1a1 (M73) и R1b1a2 (M269), на Среднем Востоке
R1b1a2 (M269) и R1b1a2a (L23), на Кавказе R1b1a2a (L23), то в
Европе R1b1a2 (M269), R1b1a2a1 (L150) и ряд ее последующих
дериватов [51, 54]. Если «азиатская» субгруппа R1b1a1 (M73)
широко представлена у народов тюрко-монгольского генезиса
(балкарцы – 9,6% [47], хазарейцы – 32% [45], башкиры – 1-55%
[55]...), то все остальные субгруппы ассоциируются с кельтскими,
латинскими и германскими народами и языками (кентум). Тем не
менее, совершенно очевидно, что та часть представителей суб-
групп R1b1a2 (M269) и R1b1a2a (L23), которая не мигрировала из
Азии в Европу и проживает в современном индоиранском мире
[5, 32, 45, 46, 54], в какой-то исторический период перешла на
индоиранские языки и могла, хоть и с низкой степенью вероят-
ности

, участвовать в скифо-сарматских миграциях. Следова-
тельно, мы можем также предположить, что кавказские или
только осетинские представители субгруппы R1b1a2a (L23) могут
оказаться потомками алан. Но и это предположение, как два
предыдущих, оказалось несостоятельным по следующим причи-
нам. Во-первых, наши расчеты возраста «кавказской» субгруппы
R1b1a2a (L23) на основе имеющихся в [6] и [54] данных (3660±
530 и 4500±840 лет соответственно) свидетельствуют об одном и
том же – клан этой субгруппы существовал на Кавказе задолго до
скифо-сарматской эпохи. Во-вторых, ближайший общий предок
собственно осетинского клана субгруппы R1b1a2a (L23),
наоборот, появляется в Осетии много позже скифо-сарматской
миграции - всего 590±150 лет назад. Время зарождения этого
клана точно совпадает с посттимуровской эпохой внутренних
миграций кавказских народов. И в-третьих, как свидетельствует
филогенетическое дерево субгруппы R1b1a2a (L23), предок-
основатель осетинского клана является выходцем более древнего
(5040±910 лет) аварского клана (см. рисунок 2). В этой связи
следует отметить, что нами фиксируется появление в Осетии того
исторического периода и других кланов - выходцев с Восточного
Кавказа. К ним относится клан субгруппы J2a4b (M67), предок-
основатель которого прибыл из Чечни 370±140 лет назад.

Участие представителей субгрупп R1b1a2 (M269) и R1b1a2a (L23) в
скифо-сарматских миграциях маловероятно потому, что и в Сибири, и в
Восточной Европе - исконных областях скифо-сармат, отсутствуют даже
следы этих субгрупп. Исключение составляет Башкирия, где были обнару-
жены многочисленные кланы субгрупп R1b1a1 (M73) и R1b1a2a (L23) [55].
Но возраста этих кланов, согласно нашим расчетам, составляют только
380±230 и 560±180 лет соответственно и поэтому говорить об их скифо-
сарматском происхождении не приходится.
Последней гаплогруппой Ирана, которая могла иметь отно-
шение к аланам, является гаплогруппа G (M201). В отличие от
рассмотренных ранее трех субгрупп, эта гаплогруппа зародилась
на Среднем Востоке 9,5-17 тыс. лет назад [4, 33]. Данные поли-
морфизма гаплогруппы G (M201) демонстрируют, что если на
Среднем Востоке в равной степени присутствуют субгруппы
G1 (M285) и G2 (P287), в Афганистане G5 (M377), то в Турции
доминирует G2 (P287) [1-9, 12, 31-33, 36, 45, 46]. В неолите суб-
группа G2 (P287) распространяется из Анатолии в Европу и на
Кавказ вместе с земледельческим населением. С этой субгруппой
специалисты связывают Майкопскую культуру Западного Кав-
каза (3 тысячелетие до н. э.), такие этносы прошлого как хатты и
каски, а также современные адыгские народы [9, 12, 33]. Более
глубокие исследования показали, что в отличие от Турции, в
Грузии и на Западном Кавказе преобладают субгруппы G2a (P15),
G2a3b1 (P303) и G2a3a (M406), на Центральном Кавказе и,
особенно, в Осетии доминирует субгруппа G2a1a (P18), а на
Восточном Кавказе все вышеперечисленные субгруппы либо
отсутствуют, либо представлены на уровне следов [6-9, 33, 37,
47]. Автор исследования [7] считает, что субгруппа G2a1a (P18)
встречается только на Кавказе и поэтому она является сугубо кав-
казским дериватом «переднеазиатской» субгруппы G2a1 (P16). И
если это так, то вопрос ее аланского происхождения снимается
сам собой. Но мы, тем не менее, сомневаемся в истинности этой
гипотезы по двум следующим причинам. Во-первых потому, что
в базе генетических данных (www.ysearch.org) и научной
литературе мы, хоть и редко, но все-таки находим людей,
проживающих вне Кавказа (в различных регионах мира - от
Британии до Южного Афганистана [56]) и относимых генетиками
к субгруппе G2a1a (P18). Возможно, что это отнесение ошибочно
и данные люди имеют иной, отличный от кавказского, тип
мутации (например, одну из мутаций P18.1, P18.2 или P18.3). Но
пока ошибочность их генотипирования не доказана, мы не имеем
права настаивать на кавказском генезисе субгруппы G2a1a (P18).
Во-вторых потому, что согласно антропологическим и генетичес-
ким данным, население Северного Кавказа формировалось двумя
миграционными потоками, распространявшимися из Северной
Месопотамии и Восточной Анатолии вдоль Каспийского и
Черного морей [8, 12]. Согласно нашим расчетам [12] и литера-
турным данным [3, 6-9, 58], представители вышеперечисленных
субгрупп (включая и субгруппу G2a1a (P18)) заселяли Кавказ по
западному маршруту. И действительно, построенное нами
филогенетическое дерево кавказской субгруппы G2a1a (P18) (см.
рисунок 3) демонстрирует наличие трех четко различимых
кластеров. Первый кластер, наиболее древний, является смешан-
ным общекавказским, тогда как остальные два, более молодые,
являются преимущественно осетинскими [6]. Причем, третий
«иронский» кластер отличается от второго «дигорского» тем, что
составляющие его люди имеют характерный только для Осетии и
не встречающийся более нигде в мире тип мутации с 9
тандемными повторами в локусе DYS391. Данная мутация обна-
ружена и у внука И. Сталина, поэтому осетинское происхождение
«грузинского» рода Джугашвили является научно доказанным
фактом. Мы рассчитали возраста этих кланов и выяснили, что
если первый общекавказский клан зародился 2870±470 лет назад,
второй и третий осетинские 1460±250 и 1100±180 лет назад
соответственно, то возраст предка-основателя всех трех кланов
составил 3110±480 лет. Мы также рассчитали возраста предков-
основателей этой субгруппы для различных этносов Кавказа и
увидели, что они примерно одинаковы (чеченцы 2820±590,
осетины 2810±430, черкесы и абхазцы 2710±520 лет) и мало
отличаются от возраста общекавказского предка-основателя
(3110±480 лет). Расчеты свидетельствуют, что представители
субгруппы G2a1a (P18) появляются во всех регионах Северного
Кавказа практически одновременно - на рубеже II-I тыс. до н. э.,
что, во-первых, исключает их скифо-сарматское происхождение
и, во-вторых, ставит под сомнение даже их осетинское проис-
хождение. Поэтому мы и предполагаем, что они также, как и
представители субгруппы G2a3b1 (P303), скорее всего приходят
на Центральный Кавказ с Западного Кавказа. Кроме того, время
их появления в Чечне и Осетии с удивительной точностью
совпадает со временем распространения на этих территориях
Кобанской культуры. Причем, совпадают не только возраста, но
и ареалы распространения Кобанской (1200-400 г. г. до н. э.) и
родственной ей Колхидской (1800-700 г. г. до н. э.) культур с
ареалом субгруппы G2a1a (P18). Обращает на себя внимание и
корреляция частоты встречаемости этой субгруппы с ареалом
распространения нартского эпоса. Возможно, что представители
субгруппы G2a1a (P18) и были теми самыми нартами, тем более,
что зарождение нартского эпоса (как и появление этой субгруппы
на Кавказе) относится Е. И. Крупновым к доскифской эпохе [57].
Высокая же частота встречаемости данной субгруппы именно в
Осетии свидетельствует только об одном - в процессе формиро-
вания осетинского этноса имело место широко распространенное
среди малых народов Кавказа явление дрейфа генов

.
Последней субгруппой осетинского этноса, которую мы
исследуем на предмет ее аланского происхождения, является
субгруппа G2a3b1 (P303). Наш расчет возраста малочисленного
(1,3-4,7%) осетинского клана этой субгруппы показал, что его
предок-основатель появляется в Осетии 2010±490 лет назад. Но
это не означает его аланского происхождения по двум причинам.
Первая причина заключается в том, что осетинский клан является
всего лишь частью более многочисленного общекавказского
клана (см. рисунок 4, левая ветвь), возраст которого составляет
3980±670 лет. А вторая причина заключается в том, что надеж-
ным археогенетическим методом установлена принадлежность
носителей этой субгруппы к потомкам земледельческой культуры
линейно-ленточной керамики, распространявшейся 7500-6900 лет
назад со Среднего Востока не только в Центральную и Западную
Европу, но и на Кавказ [58, 59].

Явление дрейфа генов реализуется в небольших, замкнутых и панмикс-
ных этносах - именно таких, какими являются большинство кавказских.
Дрейф генов подразумевает, что под влиянием случайных факторов
происходит естественное изменение генетического состава популяции,
приводящее рано или поздно к генетическому единообразию за счет
фиксации одних генотипов и утраты других. В результате такого процесса
происходит медленное, но неуклонное замещение одних генов другими
вплоть до полной смены генофонда этноса. Поэтому иначе дрейф генов
можно назвать процессом стирания генетической памяти популяции. Это
широко распространенное в кавказских популяциях явление, приведшее к
генетическому единообразию мужской части многих народов Кавказа
(даргинцы и кубачинцы - 91-98,5% J1 (M267), багаулинцы - 67,9%
R1b1b2a (L23), ингуши - 87,4% J2a4b (M67), осетины - 72,6% G2a1a (P18),
шапсуги - 86% G2a3b1 (P303)... [1-3, 6-9]), было обнаружено и подробно
описано нами в предыдущей работе [12].
Таким образом, мы последовательно и очень скурпулезно
обосновали тот факт, что ни одна мужская гаплогруппа Осетии
или Ирана, включая и субгруппу G2 (P287), не может претен-
довать на звание «аланской» гаплогруппы. В широком смысле
это означает, что ни с генетической, ни с антропологической
точки зрения осетинские мужчины потомками алан не являются.
К этому выводу пришел и И. Насидзе, установивший, что муж-
ская часть населений Северной и Южной Осетий генетически
ближе к мужскому населению других народов Северного Кавказа
и Закавказья соответственно, чем друг к другу. Наоборот,
женская часть населения обеих Осетий сближается как между
собой, так и с женским населением Ирана. Аналогичный
результат получен и для другого ираноязычного народа Кавказа -
талышей. Было установлено, что мужская часть талышской попу-
ляции генетически родственна мужчинам соседних кавказских
народов, тогда как женская часть демонстрируют генетическую
близость с женщинами Ирана, Армении и Осетии [60]. Это озна-
чает, что формирование современных осетинского и талышского
этносов происходило путем вытеснения иранских мужчин кавказ-
скими при почти неизменной женской, близкой к иранской,
составляющей. Но такой механизм формирования по крайней
мере осетинского этноса абсолютно не приемлем с точки зрения
данных археологических и анропологических исследований [22-
24]. А иной механизм формирования осетинского этноса, способ-
ный примирить противоречие между иранским генезисом
осетинок и кавкасионским фенотипом осетин в целом, такой как
механизм дрейфа генов, в данном случае реализован не был и об
этом свидетельствует чрезвычайное генетическое разнообразие
женщин Осетии [8, 12]. Поэтому возникает естественное сомне-
ние в надежности данных авторов [1-3, 60] в части генетической
близости осетинских (талышских, армянских) и иранских
женщин, тем более, что о подобной близости ничего не говорится
в самом последнем и самом фундаментальном генетическом
исследовании кавказского региона [8]. Следовательно, чтобы
иметь полную картину формирования осетинского этноса необ-
ходимо выяснить достоверно – действительно ли осетинские
женщины близки к иранским и если да, то насколько. А также
откуда, когда и с кем они пришли на Кавказ. Вероятность того,
что они пришли на Кавказ со скифо-сарматами крайне низка,
поскольку популяционная генетика свидетельствует, что кочев-
ники либо не брали в свои европейские походы собственных
женщин, предпочитая захватывать при необходимости чужих,
либо они погибали в силу различных причин [12]. Именно
поэтому в Европе практически отсутствуют женские линии
«восточного» генезиса, а абсолютное большинство мужчин-
пришельцев женаты на европейках. И нет никаких оснований
считать скифо-сармат исключением из этого общего правила.
Возможно, что осетинские женщины пришли еще во времена
Кобанской культуры, в поздних захоронениях которой, наряду с
черепами понтийского типа, обнаруживаются широколицые
брахикранные варианты «иранского» типа [61]. Возможно также,
что они попали в Осетию из персидской Месопотамии или
Армении в хазарскую эпоху [25-28]. Подтверждением тому могут
служить предполагаемая генетическая близость женских линий
Осетии и Армении [60], а также неоспоримое присутствие
представителей ираноязычной «семито-хамитской» субгруппы
Е1b1b1a1 (M78) в Южной Осетии [5, 8, 9]. Таковы основные
направления поиска истоков иранских корней осетин, в которых
должны двигаться осетинские ученые. Конечно, если они хотят
иметь реальную, а не выдуманную историю.

Х. К. Чокаев

Список использованной литературы

1. Nasidze I. et al. Mitochondrial DNA and Y - Chromosome
Variation in the Caucasus. Annals of Human Genetics 2004,
68:205-221.
2. Nasidze I. et al. Genetic Evidence Concerning the Origins of
South and North Ossetians. Annals of Human Genetics 2004,
68:588-599.
3. Nasidze I. et al. Haplotypes from the Caucasus, Turkey and
Iran for nine Y-STR loci. Forensic Science International 2003,
137:85-93.
4. Semino O. et al. The Genetic Legacy of Paleolithic Homo
sapiens sapiens in Extant Europeans: A Y Chromosome
Perspective. Science 2000, 290:1155-1159.
5. Wells R. S. et al. The Eurasian Heartland: A continental
perspective on Y-chromosome diversity. Proceedings of the
National Academy of Sciences of the USA 2001,
98(18):10244-10249.
6. Balanovsky O. et al. Parallel Evolution of Genes and
Languages in the Caucasus Region. Molecular Biology and
Evolution 2011, 28(10):2905-2920.
7. Дибирова Х. Д. Роль географической подразделенности и
лингвистического родства в формировании генетического
разнообразия населения Кавказа. Автореферат
диссертации. М., 2011, с. 26.
8. Кутуев И. А. Генетическая структура и молекулярная
филогеография народов Кавказа. Автореферат
диссертации. Уфа, 2010, с. 44.
9. Литвинов С. С. Изучение генетической структуры народов
Западного Кавказа по данным о полиморфизме Y-
хромосомы, митохондриальной ДНК и ALU-инсерций.
Автореферат диссертации. Уфа, 2010, с. 23.
10. Rosser Z. H. et al. Y-Chromosomal Diversity in Europe Is
Clinal and Influenced Primarily by Geography, Razer than by
Language. The American Journal of Human Genetics 2000,
67:1526-1543.
11. Underhill P. A. et al. Separating the post-Glacial coancestry of
European and Asian Y chromosomes within haplogroup R1a.
European Journal of Human Genetics 2010, 18:479-484.
12. Чокаев Х. К. Случайность или историческая реальность?
М., Мэйлер, 2010, c. 304.
13. Дроздов Ю. Н. Тюркская этнонимия древнеевропейских
народов. М., 2008, с. 392.
14. Гасанов З. Царские Скифы. Этноязыковая идентификация
«царских скифов» и древних огузов. Нью-Йорк, 2002.
15. Мизиев И. М. Шаги к истокам этнической истории
Центрального Кавказа. Нальчик, 1986.
16. Дебец Г. Ф. О физических типах людей скифского
времени. Проблемы скифской археологии. М., 1971.
17. Гинзбург В. В. Антропологические материалы из раскопок
на р. Маныче. T.X. М.-Л., Сборник МАЭ, 1949, с. 285-292.
18. Багашев А. Н. Mатериалы к краниологии сарматов.
Тюмень, ИПОС СО РАН, 1996.
19. Корнелий Тацит. О происхождении германцев и
местоположении Германии. В кн: Сочинения в 2 томах.
Т.1. Анналы. Малые произведения. Л., 1969.
20. Мудрак О. А. Заметки о языке и культуре дунайских
булгар. Аспекты компаративистики 1. М, 2005, c. 83-106.
21. Эрдейи И. Исчезнувшие народы. Авары. «Природа» 1980,
№ 11.
22. Алексеев В. П., Бромлей Ю. В. К изучению роли
переселений народов в формировании новых этнических
общностей. Советская Этнография, 1968, с. 35.
23. Алексеев В. П. Происхождение народов Кавказа.
Краниологическое исследование. М., 1974.
24. Алексеев В. П. Антропологические данные и
происхождение осетинского народа. Историческая
антропология и этногенез. М., Наука, 1989.
25. Пфафф В. Б. Материалы по древней истории осетин. T.1.
Тифлис, ССКГ, 1981, c. 5, 6, 23.
26. Пфафф В. Б. Народное право осетин. T.1. Тифлис, ССКГ,
1981, c.192-193.
27. Баксан Д. Следы Сатаны на тайных тропах истории.
Грозный, 1998.
28. Леонти Мровели. Жизнь картлийских царей. М, Наука,
1979.
29. Сумбат Давитис-дзе. История и повествование о
Багратионах. Перевод, введение и примечания М. Д.
Лордкипанидзе. Тбилиси, Мецниереба, 1979.
30. Абаев В. И. Историко-этимологический словарь
осетинского языка. T.1. М.-Л., 1958.
31. Behar D. M. et al. Contrasting patterns of Y chromosome
variations in Ashkenazi Jewish and host non-Jewish European
populations. Human Genetics 2004, 114:354-365.
32. Regueiro M. et al. Iran: Tricontinental Nexus for Y-
Chromosome Driven Migration. Human Heredity 2006,
61:132-143.
33. Cinnioglu C. et al. Excavating Y-chromosome haplotype strata
in Anatolia. Human Genetics 2004, 114:127–148.
34. Semino O. et al. Origin Diffusion and Differentiation of Y-
Chromosome Haplogroups E and J Inferences of the
Neolithization of Europe and Later Migratory Events in the
Mediterranean Area. The American Journal of Human
Genetics 2004, 74:1023-1034.
35. Cruciani F. et al. Tracing Past Human Male Movements in
Northern/Eastern Africa and Western Eurasia: New Clues
from Y-Chromosomal Haplogroups E-M78 and J-M12.
Molecular Biology and Evolution 2007, 24(6):1300-1311.
36. Al-Zahery N. et al. Y-chromosome and mtDNA
polimorphisms in Iraq, a crossroad of the early human
dispersal and of post-Neolitic migrations. Molecular
Philogenetics and Evolution 2003, 28(3):458-472.
37. Battaglia V. et al. Y-chromosomal evidence of the cultural
diffusion of agriculture in the southeast Europe. Europeans
Journal of Human Genetics 2009, 17:820-830.
38. История Ширвана и Дербенда X-XI веков. М.,
Издательство восточной литературы, 1963.
39. Bouakaze C. et al. Pigment phenotype and biogeographical
ancestry from ancient skeletal remains: inferences from
multiplexed autosomal SNP analysis. International Journal of
Legal Medicine 2009, 123:315–325.
40. Keyser C. et al. Ancient DNA provides new insights into the
history of south Siberian Kurgan people. Human Genetics
2009, 126(3):395-410.
41. Дьяконов И. М. Алародии (хурриты, урарты, кутии,
чеченцы и дагестанцы). Алародии (этногенетические
исследования). Махачкала, 1995, c. 5.
42. Пахалина Т. Н., Лашкарбеков Б. Б. Ваханский язык. Языки
мира. Иранские языки. Т. 3. М., 2000.
43. Nasidze I. et al. MtDNA and Y-chromosome Variation in
Kurdish Groups. Annals of Human Genetics 2005, 69 (Pt 4):
401–412.
44. Mendez F. L. et al. Increased Resolution of Y Chromosome
Haplogroup T Defines Relationships among Populations of the
Near East, Europe, and Africa. Human Biology 2011,
83(1):39-53.
45. Sengupta S. et al. Polarity and Temporality of High-Resolution
Y-Chromosome Distribution in India Identify Both Indigenous
and Exogenous Expansions and Reveal Minor Genetic
Influence of Central Asian Pastoralists. The American Journal
of Human Genetics 2006, 78:202-221.
46. Firasat S. et al. Y-chromosomal evidence for a limited Greek
contribution to the Pathan population of Pakistan. European
Journal of Human Genetics 2007, 15(1):121–126.
47. Боготова З. И. Изучение генетической структуры
популяций кабардинцев и балкарцев. Автореферат
диссертации. Уфа, 2009, c. 24.
48. Эрдейи И. Исчезнувшие народы. Авары. «Природа», 1980,
№ 11.
49. Ибн-Руста. Из книги драгоценных камней. Сб. материалов
для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1903,
32:35-54.
50. Karafet T. M. et al. New binary polymorphisms reshape and
increase resolution of the human Y chromosomal haplogroup
tree. Genome Research 2008, 18:830-838.
51. Alonso S. et al. The Place of the Basques in the European Y-
Chromosome Diversity Landscape. European Journal of
Human Genetics 2005, 13:1293-1302.
52. Wilson J. F. et al. Genetic evidence for different male and
female roles during cultural transitions in the British Isles.
Proceedings of the National Academy of Sciences of the USA
2001, 98(9):5178-5183.
53. Balaresque P. et al. A Predominantly Neolithic Origin for
European Paternal Lineages. PLOS Biology 2010, 8(1):1-9.
54. Myres N. et al. A major Y-chromosome haplogroup R1b
Holocene erа founder effect in Central and Western Europe
European Journal of Human Genetics 2011, 19:95–101.
55. Лобов А. С. Структура генофонда субпопуляций башкир.
Автореферат диссертации. Уфа, 2009, с. 23.
56. Lacau H. et al. Y-STR profiling in two Afghanistan
populations. Legal Medicine 2011, 13(2):103-108.
57. Крупнов Е. И. Древняя история Северного Кавказа. М.,
1960, с. 374.
58. Haak W. et al. Ancient DNA from European Early Neolithic
Farmers Reveals Their Near Eastern Affinities. PLOS Biology
2010, 8(11):1-16.
59. Lacan M. et al. Ancient DNA reveals male diffusion through
the Neolithic Mediterranean route. Proceedings of the National
Academy of Sciences of the USA 2011, 108(24):9788-9791.
60. Асадова П. Ш. Генетическая характеристика талышей
Азербайджана по данным о полиморфизме
митохондриальной ДНК, Y-хромосомы и иммунно-
биохимических маркеров. Автореферат диссертации.
Москва, 2010, c. 20.
61. Герасимова М. М. Е. И. Крупнов и палеоантропология
Северного Кавказа. XXIV Крупновские чтения. ТД. М.,
2004.


Вот незнаю как сюда с пдф файла таблицы и рисунки вставить с работы Чокаева.

http://shot.qip.ru/00agmE-2169kK9DY0/


http://shot.qip.ru/00agmF-1dUFH0rYz/


http://shot.qip.ru/00agmL-2Ha2NTI45/


http://shot.qip.ru/00agmP-2XlyR6QoX/


http://shot.qip.ru/00agmQ-1cuDY7Z6L/

Steel
24.12.2012, 12:21
Критика работы И. Кутуева от профф. А.Клёсова

Кутуев И.А. «ГЕНЕТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА И МОЛЕКУЛЯРНАЯ ФИЛОГЕОГРАФИЯ НАРОДОВ КАВКАЗА»
http://vak.ed.gov.ru/common/img/uplo...8/KutuevIA.pdf

Информация богатая, что делает работу значимой. К сожалению, поскольку работа сделана по канонам "популяционной генетики", она содержит целый ряд ошибок и погрешностей. Но тут ничего не сделать, это системные проблемы популяционной генетики вообще и российской попгенетики в частности. Если бы этот комментарий прочитал сам диссертант, то из его данных мы с ним могли бы сделать конфетку, но об этом можно только мечтать.

Одна крупная ошибка - это использование в работе "метода Животовского", что моментально обессмыслило все временнЫе расчеты по датировкам гаплотипов и субкладов. Величина ошибки непредсказуема, она зависит от популяции, и обычно гуляет в диапазоне ошибки от 150% до 400%. Поэтому там, где у диссертанта 12 тысяч лет, это может быть и 3 тысячи лет, и 5, и 8 тысяч. То есть датировки в самом деле никакого смысла не имеют. А автор сопоставляет их с датировками климатологов и археологов, что делает работу в этом отношении еще хуже, чем она на самом деле есть. Что странно - метод Животовского давно рассмотрен и отвергнут специалистами (кроме тех, кто в "академической науке", которая плетется в хвосте, неужели диссертант совсем не следит за обсуждениями предмета его исследований? Тайна сия глубокая есть.

Далее, автор постоянно напирает на субклад R1a1-M458 и его значимость для популяций Кавказа, более того, на нем (в частности) делает вывод, что миграций из Европы на Кавказ почти не было (или были незначительные). Но дело в том, что этого субклада на Кавказе и быть не должно, если не считать случайных "туристов". Этот субклад происхождения польско-украинско-белорусского, и в значительной степени ушел на запад примерно 2500 лет назад, осев в Центральной Европе и среди западных славян. Сам автор, Андерхил (хотя эти выводы по ЦЕ и ЗС, конечно, он сделать не мог именно по причине своей "популяционнной генетики") тоже пришел к выводу, что миграций на восток этого субклада не было. Что, диссертант об этом не знает? Поэтому для Кавказа этот субклад совершенно неинтересен и не показателен. Его могли оставить, скажем, солдаты-украинцы или белорусы, служившие в тех краях, или что-то в этом духе.

То, что диссертант пишет , что им "впервые показано существование отчетливого потока генов из популяций Восточной Европы в популяции Кавказа", говоря в первую очередь о R1a1, то это немного смешно. Не говоря о том, что R1a1 - это не гены, а негенные области Y-хромосомы. Генами диссертант, как я понимаю, и не занимался.

Далее, диссертанет все время педалирует, что гаплогруппа R1b1 пришла на Кавказ из Передней Азии и из Ирана (что, в общем, одно и то же в данном контексте). Никаких доказательстств к этому не дается, просто повторяются некие клише. Митохондриальные - может быть, не знаю, но не R1b1b2, тем более что автор сам пишет, что корреляций между мтДНК и хромосомными данными практически нет. Дело в том, что в Иране R1b1 тоже очень мало. В недавней статье Myres, специально посвященной R1b, показано, что основное скопление R1b1 в Азии (она смотрела только до Урала) - в Поволжье, у башкир. Кавказ на картах зачернен не в пример сильнее Ирана. Показаны 14 карт, по субкладам, и практически на всех в Иране просто белое пятно, ничего нет. Наконец, вот цифровые данные по Ирану - из 150 протестированных человек гаплогруппу R-M207, то есть R как таковую, имеют 0, гаплогруппу R2 - 1.3% (то есть 2 человека из 150), R1b-M343* - 0, и древний V88 (которого на Кавказе нет) 0.7%. R1b1b2-M269 в Иране тоже меньше, чем в Поволжье (где ее общий предок датируется 7600 лет назад), и в таблицах в статье вообще не отмечается (а вот в Турции - есть и отмечается). Субклада этой группы, L-23, в Иране тоже не отмечено (из 150 человек), а у башкир и на Кавказе 29 и 32 человека, соответственно. В Пакистане - всего 5 (из 176 человек). В Турции - 58 из 611 человек (9.5%). Короче, в Иране R1b практически нет, а в Поволжье и на Кавказе полно. Что, диссертант об этом не знает? А если не знает, зачем постоянно педалировать Иран, когда их там нет или мало по сравнению с Кавказом? И в Поволжье они что, из Ирана появились? Нет, они из южной Сибири, с Алтая и прилегающих краев. Не зря их нет ни в Индии, ни в Пакистане.

Так что и здесь у диссертанта прокол. Он пишет - "наличие гаплогрупп G, J и R1b1b2-M269 свидетельствует о преимущественно переднеазиатском происхождении генетического пула Кавказа". Он что, не понимает, что это разные рода и передвигались они исторически разными путями? G может и из Ирана, вытесненная оттуда ариями (R1a1) начиная с 3500 лет назад и далее медянями-R1a1, J1 и J2 - из Месопотамии и Средиземноморья, может, и из Ирана, а R1b1b2-M269 - c севера, от "курганной культуры" и ей предшествующих, включая и средневолжскую культуру, и сероглазовскую.

Хотя далее сам же диссертант пишет, что Alu инсерция в популяциях Кавказа такая же, как и в Волго-Уральском регионе и в Центральной Азии. Такая же величина "генетической дифференциации" этой инсерции на Кавказе и в Волго-Уральском регионе. Неужели у диссертанта в голове не зашевелилось, что это неспроста? Что это отражение миграций на Кавказ именно оттуда? Нет, видимо, не зашевелилось. И никто не подсказал.

То, что у чеченцев много J2а (47%) - интересно. Это явно вбрасывание с юга. Может, от ингушей. У них есть и J1, и R1a, и другие гаплогруппы.

Автор злоупотребляет некими постулатами, даже не сообщая, что это просто постулаты, а просто пишет - "распространение трех субклейдов... I1*, I2b и I2a... шло из трех европейских рефугиумов (Франко-Кантабрийского, балканского и стоянки на юге современной Украины". Ни ссылок, ничего. Откуда он это взял - непонятно. Очередная басня? Нет же у автора ничего, что бы это подтверждало, хоть что бы. Похоже, что у них там на юге Украины было общежитие - и R1a1 туда прописывали, теперь вот I2a. I1* вообще пока не нашли, только после бутылочного горлышка 3500 лет назад, а диссертант уже знает, где она зимовала, не видя самой гаплогруппы.
А.Клёсов Тема : Древний род J2 пост.№ 487
http://www.rodstvo.ru/forum/index.php?showtopic=1219&st=480

Париж
11.07.2013, 14:12
Есть мнение что есть шанс.... надо осетинам искать предков среди гунов,савиров и хазар ....язык родственен ягнобцам,и по характеру схожи..?! . аладары, князья, исконные дигоры непременно будут с J2a..

Steel
11.07.2013, 14:35
Попробую тебе помочь.
Если картинку загружать с интернета.
1.Наводишь курсор на рисунок который хочешь загрузить.Нажать правую кнопку мыши.
2.В ниспадающем меню выбираешь "копировать ссылку на изображение"
3.На форуме на панели над окошком поста нажимаешь левой кнопкой мыши на рисунок картинки - справа третий у меня.Это "Вставить изображение"
4.Откроется окошко.
5.Выбираешь место откуда загрузка-с компьютера или по ссылке.
6.В данном случае выбираешь по-ссылке.
7.Вставляешь скопированную в п.2 ссылку опять же нажатием правой кнопки мыши и выбрав в ниспадающем меню "вставить" в длинное горизонтальное окошко..
8.Важно!!!! В квадратном окошке под удлиненном окошком куда вставлял ссылку сними галочку.Оно должно быть пустым.
9.Нажимаешь вставить и будет ссылка заключена в специальные теги ссылка
10.Как обычно - нажать сохранить внизу окошка поста.


табл.1

http://f2.s.qip.ru/169kK9DY0.jpg

табл.2
http://f1.s.qip.ru/dUFH0rYz.jpg

табл.3
http://f2.s.qip.ru/Ha2NTI45.jpg

табл.4
http://f2.s.qip.ru/XlyR6QoX.jpg

табл.5
http://f1.s.qip.ru/cuDY7Z6L.jpg

Париж
11.07.2013, 16:45
Вот интересная инфо с интернета....


....""Амбазука и Зилгиби(Имя в византийских источниках читается по-разному: Зилигд, Зилгивин, Зилги, Зилгиби..), про Херана?!, сына Аттилы .....савирского царя Зилгиби,несмотря на то, что позднее и Дигорское ущелье носило название Савиарское....
почему сваны и балкарцев и осетин называют Савирами ?!.....

гунны - конфедерация племён, большей частью тюрко- и угро- язычных племён.
потому гаплогруппы конечно у них разные.
G2 - ближе к кавказу. ближе к кавказу -сирия, турция и ирак. там носителей G практически нет.
а вот с севера кавказа их навалом. осетины....

Однозначно,что кто-то из осетинских ираноязычных предков среди них присуствовал,имя царя Зилги(кривой) об этом говорит,да и савир часто локализуют в районе западной Осетии и даже рядом с дигорами,к тому же Дигорское ущелье имело второе название Сафари ком,т.е.Савиров ущелье(у сванов дигорцы именуются этнонимом Савиар),единственное по ДНК-генеалогии, очень загадочно то,что среди сванов столь высокий процент G2a1,которые преобладают и у осетин,в этом вопросе кроме известий Мровели о переселении пленников с Картлии и Сомхетии,никакие другие выводы не напрашиваются."""

Ingushgen
26.01.2014, 17:12
Любопытно,что по ДНК-данным венгерские ясы(http://www.familytreedna.com/public/Jaszsag/default.aspx?section=yresults не обнаруживают родство с основной массой осетин G2a1,связь устанавливается лишь через гаплогруппы R1b и E1b1,которые у осетин по общим исследованиям представлены на уровне 15,7% (в основном среди дигорцев) и около 1%,соответственно.(http://www.familytreedna.com/public/Ossetian/default.aspx?section=yresults
В этой связи,этническая принадлежность яссов Венгрии и этногенез самих осетин в виду их ираноязычия,оставляют тему для размышлений и в целом по всем направлениям более ранних аланских миграций в Европе встречаются гаплотипы,близкие к кавказским ветвям G2a3b,J2a1b,J1a3,так что однозначно можно делать вывод о том,что под аланами в древности в Европе воспринимались все северокавказские народы и наша задача в этом котле этносов выявить вайнахский след,который если говорить о периоде Великого переселения народов явно обнаруживается на сегодняшний день в Португалии в виде распространения гаплотипов субклада J2a1b,преобладающего у ингушей и чеченцев,где собственно часть алан и осела после вторжения в Римскую Испанию коалиции алан,вандалов и свевов в 409 году.

Ingushgen
26.01.2014, 18:24
Вот что пишет Идаций в своей хронике по данному поводу: 49 (411). Когда провинции Испании упомянутым разбоем и бедами были опустошены, варвары милостью Божией были обращены к заключению мира. Они себе для обитания по жребию разделили области. Галлецию заняли вандалы и свевы, расположившись на западе у океана; аланы получили по жребию Лузитанию и Карфагенскую провинцию, а вандалы-силинги — Бетику. Испанцы, живущие в городах и кастеллах 22, под ударами варваров в провинциях, где они господствовали, обратились в рабов 2 http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Idatius/frametext1.htm
Остается только напомнить,что Лузитания находилась на месте современной Португалии: http://www.iberianroots.com/Statistics/portugal.html
http://s42.radikal.ru/i095/1105/f0/5bf0da6ad3ed.jpg

Ingushgen
23.12.2014, 19:55
Коллизия популяционной генетики и ДНК-генеалогии (часть 1) http://pereformat.ru/2014/12/dnk-genealogiya/

Ingushgen
25.12.2014, 12:31
Коллизия популяционной генетики и ДНК-генеалогии (часть 2) http://pereformat.ru/2014/12/dnk-genealogiya-2/

Ingushgen
29.12.2014, 14:56
Коллизия популяционной генетики и ДНК-генеалогии (часть 3) http://pereformat.ru/2014/12/dnk-genealogiya-3/

Ingushgen
29.12.2014, 14:58
Мать и дитя, или школа пустого злословия http://pereformat.ru/2014/12/balanovskie/

Ingushgen
03.02.2015, 13:07
Профессор А.А. Клёсов: «Вызываю огонь на себя!» http://pereformat.ru/2015/02/klyosov-position/

ДНК-генеалогия, если заниматься ей честно, неизбежно должна была войти в конфронтацию с популяционной генетикой в исполнении Балановских (в России), Андерхиллов и прочих (на Западе), в отношении расчетного аппарата и соответствующих исторических интерпретаций. Это было неизбежно по сути, потому что у них расчеты и основанные на них интерпретации принципиально, и часто фантастически неверны. Это было во множестве и конкретно показано как в моих статьях и книгах, так и на Переформате – в очерках и дискуссиях (например, подробнее см. здесь и здесь). Пример с Клейном это ярко высветил, когда не какие-то попгенетики, а профессор истории показал полную неспособность критически интерпретировать полученные попгенетиками (кстати, в соавторстве с Балановскими) ложные данные. И никакие неуклюжие оправдания Клейна и Балановских этого не изменят.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2015/01/prof-klyosov.jpg



Но конфронтация в расчетном аппарате и исторических интерпретациях – это наименьшая проблема из нескольких, перечисленных ниже, она могла бы быть решена еще давно, если бы не вмешалось наложение безграмотности, упрямства, страха за свое насиженное место у Балановских (все остальные здесь – или безотносительны, или прислужники). Либо им надо было честно признать, что их расчетный аппарат неверный, а значит, надо пересматривать и отзывать немало статей, опубликованных в «индексированных журналах», либо пойти в атаку, прекрасно понимая, что расчеты их неверны, и многое в статьях – мусор. А поскольку они это понимают, то у них один выход – это ложь, искажения, персональные нападки, подключение «административного ресурса», уход от обсуждения их ошибок и искажений в «академических» статьях. Именно поэтому Балановские отказались от прямого научного обсуждения подходов и результатов популяционной генетики и ДНК-генеалогии, которое я предложил им лично на московской конференции. Вместо этого на публике пошла волна лжи, Балановские пошли ва-банк, понимая, что возврата им уже нет. Они решили, что выход у них один – «валить и мочить», поэтому и скоординированная акция на московской ноябрьской конференции в РАН, поэтому и коллективное письмо, поэтому и поток лживых статей в СМИ. Одна проблема – я независим ни от кого. Поэтому то, что у лживой и агрессивной системы срабатывает и всегда срабатывало, со мной не пройдет.


Но помимо (1) конфронтации в расчетном аппарате, в терминах и понятиях новой науки (которые все вполне аккуратны и приемлемы, потому что наука новая, а именно новая наука создает новую терминологию), и (2) личного дискомфорта и страха у Балановских, у которых, видимо, ощущение крысы, загнанной в угол, ДНК-генеалогия породила третий фактор противостояния – это (3) идеологический конфликт в отношении истории славян и русского народа, и связанный с этим фактический раскол в российском обществе, среди «интеллигенции». ДНК-генеалогия с самого своего рождения стала противостоять русофобским, антиславянским тенденциям, взглядам, соответствующим идеологиям, мировоззрению. Это – самое крупное по значимости противостояние, которое можно представить. Нетрудно заметить, что самые ярые противники ДНК-генеалогии – сплошь норманисты. Норманизм – это не наука, это идеология.

Но до сих пор борьба между норманизмом и патриотизмом (именно так, это не «антинорманизм», это патриотизм) шла на интерпретационных позициях, на уровне «он сказал, она сказала». Одни и те же факты и наблюдения интерпретировались зеркально, и конца этому не было и быть не могло в рамках «науки». А командный ресурс (например, как в сталинские времена) науке в долгой перспективе вредит, как мы не раз видели. Поэтому арестовать и сослать всех активных норманистов – не вариант, так как с тем же успехом можно арестовать всех активных противников норманизма. Именно потому противостояние норманизма и патриотизма (научного патриотизма, ввожу новый термин) обречено было быть вечным. И тут оказалось, что ДНК-генеалогия резко сдвигает баланс в сторону научного патриотизма, показывает, что норманизм – это фантом, это просто мировоззрение, русофобство по своей сути, и никакой твердой научной основы у него на самом деле нет. Это, начиная с М.В. Ломоносова, и утверждали противники «норманизма».

И это – самый главный конфликт ДНК-генеалогии с ее противниками. То, что у попгенетики неверный расчетный аппарат – кого это по сути интересует? То, что Балановские напуганы – да кого это опять же интересует, кроме них самих, и приятелей, которых они мобилизовали для своей защиты, а лучшая защита, как известно, это нападение? А вот затронуть идеологию антипатриотизма, русофобства, норманизма как завуалированного выражения этой идеологии – это уже поднимает их всех на дыбы. Результат мы видим в накате агрессии на «Троицком». О науке так яростно и откровенно лживо не спорят, тут же переходя на персональное «уничтожение» (так они думают), это намного сильнее науки. Поэтому я и выбрал по виду пафосный, но по сути совершенно верный термин – вызывать огонь на себя. Так и происходит.

Так что, отвечая на вопрос-предложение, заданный мне на Переформате – вот видите, а Вы говорите – продолжайте делать свое дело, не вызывайте огонь. Это невозможно по самой сути противостояния. И я иду на это осознанно. Подо мной (или надо мной) – 14 поколений русского военно-боевого состава, историю которых я знаю, и это мой ментальный метроном. Я не могу представить русского дворянина, который бы сказал – а, ладно, пусть Крым забирают. Который бы употребил слово «аннексия» Крыма, а не возвращение. Надо, чтобы «дворян» среди нас было как можно больше. Это резко повышает самосознание и личное достоинство каждого в обществе. Именно поэтому на «Троицком» все время повторяли об «опасности» ДНК-генеалогии, и моей лично для общества. Это для них я опасен. Это они себя считают обществом.

Поэтому происходящая вакханалия норманистов и их попутчиков мне абсолютно «до лампочки». Более того, я действительно вижу в ней пользу, и немалую. Происходит четкое обозначение сторон. Выявляются болезненные участки у беснующихся, и ясно, что норманизм – один из наиболее болезненных. Значит, надо продолжать бить в этом направлении. Древние корни славянства – это второе, что приводит их в неистовство, значит – надо усилить исследования в этом направлении, описать их более четко, дать соответствующие систематизированные основания. Выход «современного человечества» из Африки – это их беспокоит в наименьшей степени, их нападки в этом отношении – просто часть общего наката, якобы «компромат», что «он авторитетов не уважает». Прямо какой-то блатной оборот. Но ясно, что Африка – не самый приоритетный здесь вопрос, более того, статьи написаны, вопрос для меня пока закрыт, и для многих здравомыслящих тоже, будем ждать дальнейших подтверждений независимыми способами, генетика здесь пока не помощник. Ее выводы можно крутить в любую сторону, как я и показал в последних статьях по Африке.

Можно ещё и ещё публиковаться в ведущих журналах. Конечно, это дело хорошее, но на круг не столь приоритетное. Мал коэффициент полезного действия. Статей в «индексированных журналах» у меня сотни, еще десяток-другой мне лично иметь почти безразлично. Затраты времени – огромные, особенно учитывая схватки с рецензентами-попгенетиками (а именно им отдают мои статьи на рецензию), возврат статей на ревизии, и так далее. А толк? Ну, допустим, положу я несколько месяцев работы, выйдет статья в Nature или Science, и что? Что и в чем это изменит? У меня в Advances in Anthropology десятки тысяч читателей, тысячи «скачиваний» статей, и это меня вполне устраивает. Много читателей в России, десятки тысяч – на Переформате, выходят и будут выходить книги, на русском, английском и других языках. Дождемся открытия Лаборатории – ситуация изменится резко в отношении развития ДНК-генеалогии, ее специальных проектов. А там и другие энтузиасты дело продолжат и улучшат. Правое дело за нами.

Последнее – я обращаюсь в Комиссию по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме РАН, или в другое независимое компетентное учреждение с настоятельным предложением провести сравнительную научную экспертизу ДНК-генеалогии и популяционной генетики – по тем вопросам, по которым сейчас происходит организованная кампания против ДНК-генеалогии. Предлагается план экспертизы по следующим разделам:

1. По расчетному аппарату в отношении временной дистанции до общих предков популяций, что важно для хронологии древних миграций и прочих ДНК-генеалогических расчетов (включая семейные генеалогии).

2. По терминологии и понятийному аппарату ДНК-генеалогии (только не в рамках лингвистики, а в рамках именно ДНК-генеалогии как другой области науки).

3. По интерпретации результатов расчетов в отношении исторических наук.

Экспертиза будет включать как опубликованные данные и интерпретации со стороны популяционной генетики и ДНК-генеалогии, так и предлагаемые с обеих сторон примеры (серии гаплотипов для интерпретаций и расчетов). При выборе опубликованных данных в первую очередь рассматриваются научные статьи, и только во вторую очередь – научно-популярные.

Условие экспертизы: в ней должны принять личное участие все, подписавшие письмо, опубликованное на сайте «Троицкий вариант». Таким образом, ожидается получение 24 текстов Экспертизы по всем трем разделам. Со стороны ДНК-генеалогии текст экспертизы предоставляю я, и, если сможет принять участие – отдельный текст представит И.Л. Рожанский. Тексты экспертизы рассылаются всем участникам для второго раунда – комментариев. Результаты экспертизы – тексты и комментарии участников – публикует академический российский журнал, выбранный и согласованный Экспертной комиссией. Если «ответы 24-х» не поступят в течение срока, определенного Экспертной комиссией (желательно 30 дней), избранный Комиссией академический журнал публикует мой текст экспертизы (и текст И.Л. Рожанского, при его участии) в том формате (дискуссионный, статья, письмо в редакцию), который сочтет нужным редколлегия журнала.

Этим будут расставлены окончательные точки над i в предпринятой атаке на ДНК-генеалогию, и в «легитимизации» ДНК-генеалогии в российской научной системе.

А.А. Клёсов, профессор,
Лауреат Государственной премии СССР по науке и технике

Ingushgen
17.02.2015, 23:42
Степь и язык – очередное недоразумение популяционных генетиков http://pereformat.ru/2015/02/steppe-and-languages/

Ingushgen
05.05.2015, 01:12
Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции http://xn--c1acc6aafa1c.xn--p1ai/?page_id=2536

Хаваж
05.05.2015, 12:05
Как не крути, а А.А. Клесов спец своего дела. И все кто был не согласен с его выводами он как настоящий спец вызывал на очную дискуссионную-дуэль, но что то никто пока желание не выразил и вызов не принял.

Noucost
16.03.2017, 16:46
Исследование: у современных россиян лишь 16% генов коренных русских
Короткая ссылка 15 марта 2017
РашаТудей (http://bit.ly/2nJ6xzc)

Учёные пришли к выводу, что у современных россиян имеется лишь 16,2% генов коренных русских — тех, кто некогда проживал на территории Центральной России.
Об этом свидетельствуют данные исследования медико-генетического центра Genotek, специалисты которого проанализировали результаты тестов ДНК более 2 тыс. россиян в возрасте от 20 до 45 лет.

Как сообщили RT в пресс-службе центра, анализ проводился с сентября 2015 года в рамках ДНК-теста «Генеалогия», по географии исследование охватило страны России и ближнего зарубежья. Больше всего образцов поступило из Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи, Краснодара, Ростова-на-Дону, Владивостока, Новосибирска, Симферополя и Киева.

По результатам исследования был составлен этнический портрет среднестатистического россиянина. У него 89,5% европейских генов, 9,7% азиатских, 0,4% африканских и ещё 0,4% генов американских индейцев и представителей Океании.

К европейским относятся гены представителей Центральной и Восточной (67,2%), а также Западной Европы (22,3%).

У современных россиян 16,2% генов коренных русских — тех, кто некогда проживал на территории Центральной России. От предков из Белоруссии и с Украины жителям России и ближнего зарубежья досталось 19,2% генов, из Финляндии —13,1%, из Венгрии — 6,3%.

При этом значительный вклад в геном россиян вносят этнические группы Северного Кавказа, Балкан, Англии, Шотландии и других стран и территорий.

Исследователи отметили, что под данными этногруппами понимаются не современные представители, а скорее их предки. Геном современного человека представляет собой мозаику, образовавшуюся при смешении нескольких крупных древних популяций. Этим объясняется тот факт, что в геномах современников учёные находят близкие участки, например у жителей Финляндии и центральной России.

Генеральный директор центра Genotek Валерий Ильинский полагает, что каждому человеку важно знать, откуда он родом и кто его предки.

«Когда мы проводим исследования, мы определяем, откуда человек родом и откуда родом его предки. Поскольку мы знаем, что коренной национальностью, которая живёт на территории Центральной России, являются русские, то мы можем сказать, что коренные русские — это генетические выходцы с территории сегодняшней Центральной России», — отметил Ильинский.

Он пояснил, что специалисты центра работали с информацией и результатами исследований, которые накоплены учёными всего мира о генах 36 групп, в том числе характерных для российских популяций. Задача центра заключалась в применении этой информации к генам людей, проживавших и проживающих в настоящее время на территории России.

Ingushgen
17.03.2017, 01:10
Речь в данном случае идёт об аутосомах,т.е. о всех генах в совокупности,полученных от бабушек и дедушек,если рассуждать таким образом,то получится,что ингуши происходят откуда-то из Сибири или Дальнего Востока,что на самом деле неверно,потому что классически рода ведут патрилинейную генеалогию,т.е. по отцовской линии.

Ingushgen
02.04.2017, 19:06
Генофонд народов Передней Азии и загадка происхождения европейцев по мужской линии
Население нагорий и равнин Передней Азии генетически контрастно, а европейцы по мужской линии не происходят от древних степняков
Изучая генофонд Передней Азии, российские ученые показали, что наиболее генетически контрастны народы, живущие в горах и на равнине. Выяснилось, что армянские диаспоры в большинстве своем сохраняют генофонд исходной армянской популяции. А степные кочевники бронзового века Восточной Европы не были предками западноевропейцев по мужской линии, зато были предками некоторых современных крымских татар.
В журнале Human Genetics вышла статья российских ученых о генетическом ландшафте Передней Азии. Основные авторы работы входят в коллектив лаборатории геномной географии Института общей генетики РАН под руководством д.б.н., проф. РАН Олега Балановского и лаборатории популяционной генетики человека под руководством д.б.н., проф. Елены Балановской, также в работе участвовали специалисты из Великобритании, Армении и консорциум проекта «Генографик». К Передней Азии относят Анатолию, Левант, Месопотамию, Аравийский полуостров, Армянское и Иранское нагорья. Этот регион в эпоху неолита стал источником важнейших миграций, которые принесли в Европу земледелие. В то же время генетически Передняя Азия до последнего времени была недостаточно хорошо изучена.
Генетики взяли образцы ДНК и исследовали Y-хромосомы в трех популяциях грузин и в четырех популяциях армян (всего обследовано 598 человек). Эти результаты они объединили с уже опубликованными данными по другим народам получив обширную базу данных по Y-хромосомам шести тысяч человек из 60 популяций Передней Азии.
Горные и равнинные народы генетически контрастны
На графике эти популяции разделились на две группы: первая включила народы Иордании, Ливана, Ирака, Сирии и стран Аравийского полуострова, во вторую вошли армяне, азербайджанцы, курды, турки и народы Ирана. Первая группа объединила народы, живущие на равнине, а вторая — народы, живущие в горах.
Для проверки этого наблюдения популяции сгруппировали самыми разными способами: их поделили на восточные и западные, на горные и равнинные, на говорящие на индоевропейских, тюркских и семитских языках. В каждом случае оценивали генетические различия, и они оказались максимальными именно между горными и равнинными народами.
https://tnp-production.s3.amazonaws.com/uploads/image_block/000/040/810/image/base_16380b628c.jpg
График генетических взаимоотношений народов Передней Азии (по данным о Y-хромосоме). Розовое облако включает группу горных народов, голубое — группу равнинных народов. Разными цветами обозначены народы, говорящие на языках разных семей: семитских (зеленый цвет), тюркских (желтый цвет), индоевропейских (коричневый цвет), картвельских (голубой цвет), северо-кавказских (черный цвет). Источник: [Balanovsky et al., 2017].
Ту же закономерность авторы обнаружили, когда для каждого крупного народа Передней Азии построили карту генетического сходства: она показывает, с населением каких территорий этот народ генетически схож, а от каких отличается. Например, Сирия, будучи преимущественно равнинной, по генофонду ближе к равнинным популяциям (хотя большинство из них географически далеко), чем к своим горным географическим соседям.
Этот результат комментирует первый автор статьи проф. РАН Олег Балановский: «Генофонды Передней Азии очень разнообразны, но нам удалось разложить их по полочкам: все народы равнин оказалась генетически сходны друг с другом, а на другую полку попали популяции нагорий. Мы думаем, что это связано с историей населения, с тем, что большинство миграций проходило между сходными ландшафтами, а с гор на равнины или наоборот большие массы населения переселялись реже».
Так что дело тут совсем не в «высокогорных генах», как у тибетцев, помогающих им приспособиться к жизни в горах, потому что Y-хромосома, которую оценивали ученые, не связана ни с какими внешними признаками, зато хранит летопись генетической истории населения.
Армяне тяготеют к Передней Азии, а грузины — к Кавказу
В первом приближении армяне генетически относятся к группе народов Передней Азии, а зона наибольшего сходства с их генофондом соответствует исторической территории Армении. Это может означать, что на этой территории генофонд в какой-то степени сохранился, несмотря на ее заселение турками. Интересно, что армянские диаспоры (в Адыгее, Грузии, Иране, Ливане) генетически очень близки к основной армянской популяции на Армянском нагорье. Исключение составили амшенцы и донские армяне.
Что касается грузин, то, хотя в целом они генетически сходны с армянами, но имеретинцы и восточные грузины чуть больше тяготеют не к южным соседям (народам Передней Азии), а к северным (Западному и Центральному Кавказу).
Принесли ли древние степняки-ямники гаплогруппу R1b в Европу?
Важной частью работы было построение дерева ветвления одной из гаплогрупп (вариантов) Y-хромосомы — R1b. Гаплогруппа R1b долгое время считалась типично западноевропейской, поскольку сегодня она встречается у большинства европейцев. Но есть она и в Восточной Европе, где ее ветви гораздо меньше изучены. Авторы работы секвенировали (прочитали последовательность нуклеотидов) одиннадцати Y-хромосом R1b из различных популяций. Это позволило им построить дерево родства этих хромосом. И выяснилось, что у дерева две основных ветви — западная, уже известная, и восточная, найденная впервые. Эти ветви разделились около 6 тысяч лет назад.
На этом дереве ученые сумели расположить древние Y-хромосомы представителей ямной археологической культуры. «За два последних года мэйнстрим популяционных генетиков клином сошелся на ямниках, — объясняет Олег Балановский, — эти древние степняки Причерноморья считались потомками миграций из Передней Азии и предками большинства современных жителей Западной Европы». У нескольких мужчин ямной культуры была обнаружена гаплогруппа R1b. Авторы поместили на построенное ими дерево хромосомы ямников, и они расположились не на западной ветви дерева, а на восточной. Восточных вариантов R1b у западноевропейцев практически нет, а значит, версия, что именно ямники принесли эту мужскую линию в Западную Европу, опровергается. Зато эти варианты найдены у современных жителей Причерноморья (крымских татар).
Комментирует Олег Балановский: «Оказалось, что «мужские» линии ямников до сих пор сохранились на юге России и на Украине, но почти начисто отсутствуют в Западной Европе. Выходит, что либо мигранты не оставили сыновей, либо Европу заселили не ямники, а некая загадочная популяция, отличающаяся от них по Y-хромосоме, но сходная по остальным хромосомам».
Так кто же был в предках западноевропейцев по мужской линии? Вопрос к будущим исследованиям.
Источник:
Balanovsky O, Chukhryaeva M, Zaporozhchenko V et al. Genetic Differentiation between Upland and Lowland Populations Shapes the Y-Chromosomal Landscape of West Asia // Human Genetics, 2017. http://link.springer.com/article/10.1007/s00439-017-1770-2
https://science.theoryandpractice.ru/posts/842-genofond-narodov-peredney-azii-i-zagadka-proiskhozhdeniya-evropeytsev-po-muzhskoy-linii

dt52
25.06.2017, 16:02
Анатолий Клёсов. "История евреев: Что показал ДНК-анализ?"


https://www.youtube.com/watch?v=VQqPzFTUH3Q#t=17.459611

Ingushgen
17.07.2017, 23:03
Шквал новых данных по молекулярной истории человечества (1)
В заглавие этой статьи можно было бы поставить «по молекулярной археологии человечества», поскольку археология, как известно, это наука, изучающая прошлое человечества по вещественным источникам. Поскольку «вещественные источники» в рассматриваемых в настоящей статье материалах – это ископаемые ДНК человека, то предмет исследования – источники молекулярной природы. Более того, мы выйдем за пределы археологии при обсуждении материала, потому речь пойдет о молекулярной истории, или, по-другому, о ДНК-генеалогии человечества.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/06/dnk-shkval.jpg
В наших публикациях мы много раз говорили о том, что наступает время, когда историки поймут, что без данных ДНК-генеалогии их наука прогрессивно отстает от того, какой могла бы быть. К сожалению, среди современных историков только единицы поняли эту простую мысль. Подавляющее большинство хранят глухое молчание, а некоторые, напротив, заняли агрессивную позицию, «нападая» на ДНК-генеалогию и при этом показывая полную безграмотность, непонимание базовых основ новой науки. Можно было бы перечислить наиболее одиозных, но зачем? Им уже досталось на страницах «Переформата», в книге «Кому мешает ДНК-генеалогия» (2016, 845 стр.).


Но все-таки приведу недавний пример, когда некто И. Коломийцев, который называет себя историком (хотя другие историки это оспаривают, одна из цитат – «хоть и учился на истфаке Кубанского университета, но профессионально работал журналистом и занимался общественной деятельностью и политикой»), упоминает, что ДНК-генеалогия в моем лице якобы описывает «вечно победоносных славяно-ариев». Здесь Коломийцев исказил вдвойне – во-первых, никогда, ни в одной моей статье или книге нет оборота «славяно-арии», и я всегда подчеркиваю, что славяне и арии принадлежат разным эпохам; во-вторых, нигде и никогда у меня не было про «вечно победоносных» ни славян, ни ариев. У меня просто нет об этом сведений, напротив, я многократно писал, что арии были изгнаны из Европы и перешли на Русскую равнину в начале III тыс до н.э., около 5 тысяч лет назад. Балтийские славяне были, к сожалению, в значительной части онемечены еще в средние века, что «победоносностью» никак не назвать. Возможно, что Коломийцев не читал моих статей и книг, и пишет свою ерунду просто понаслышке, или вследствие агрессивной глупости. Но тогда особенно занятно, что Коломийцев жалуется – «пока всё, что я получаю — нападки и откровенные угрозы… под видом критики от «серьёзных учёных», не соизволивших даже прочесть мои произведения». Выходит, он не только лжец, но и лицемер. А поскольку, по его словам, его критикуют и «со стороны так называемых “патриотов”», то он, похоже, еще и русофоб. Язвительный оборот про «вечно победоносных» в отношении славян (или ариев) выдает его с головой.

Вот такие, с позволения сказать, «историки». Из всех исследований по истории ариев и истории славян, как и истории других этносов и народов, в том числе с привлечением ископаемых ДНК (гаплотипы и гаплогруппы Y-хромосомы) и рассмотрения соответствующих данных археологии и генезиса археологических культур в свете данных ДНК-генеалогии, их внимание привлекли только «славяно-арии», которых они сами же и выдумали. Страшно далеки они от науки.

На самом же деле место и роль ДНК-генеалогии в пересмотре и дополнении многих выводов истории и археологии, в ряде случаев и языкознания, описаны в десятках научно-популярных и научных статей в период 2009-2017 гг., а также в нескольких книгах, последняя – «История ариев и эрбинов» (2017), в которой подробно описаны и проанализированы результаты исследований десятков ископаемых ДНК, и обнаружено немало нестыковок и явных ошибок в академических интерпретациях археологических данных. Как я не раз подчеркивал, ДНК-генеалогия не ставит своей целью занять место археологии, истории, антропологии, языкознания, или потеснить их. Ничего подобного. У ДНК-генеалогии своя методология, свой характер описания результатов и выводов, свой расчетный аппарат, зачастую своя терминология, особенно когда принятая терминология является фактически устаревшей, ограниченной, или в ней просто нет терминов для явлений и событий, которые открывает ДНК-генеалогия.

Но поскольку подавляющее большинство археологов и историков пока бездействуют, тем самым откровенно устраняясь от рассмотрения вклада ДНК-генеалогии в свои дисциплины, и тем самым фактически предавая свои дисциплины, ДНК-генеалогия вынуждена заполнять вакуум. Это происходит с надеждой, что когда-нибудь, желательно в скором будущем, археологи и историки, а также лингвисты поймут, что время устаревших представлений уходит, и пора браться за работу, наверстывать упущенное. Появятся новые члены Национальных Академий наук за работы с привлечением ДНК-генеалогии. Это неизбежно, и первые выборы уже произошли – автор этой статьи избран в Национальную Академии наук Грузии (НАНГ) именно после доклада на Президиуме НАНГ по ДНК-генеалогии народов Кавказа. Представление произошло сразу двумя Президентами Академии – Т.В. Гамкрелидзе (недавно оставившим пост) и Г.И. Квеситадзе (недавно избранным Президентом), и затем (через два месяца) единогласно одобрено Общим собранием Академии. И хотя избранный академик числится по отделению биохимии, просто потому, что отделения ДНК-генеалогии в Академии пока не существует, да и потому, что по признанию Академии он внес крупный вклад в биохимию, в частности, в медицинскую биохимию (о чем и была большая инаугурационная статья в Бюллетене НАНГ), все в НАНГ понимали, что главным на выборах был вклад в ДНК-генеалогию. Пишу об этом потому, чтобы дать пример молодым (и не обязательно молодым) исследователям. С почином, так сказать.

На этой оптимистической ноте возвращаемся к основной теме статьи. В первые два месяца 2017 года прошел буквальный шквал статей по ископаемым ДНК, опубликованы десятки и сотни новых данных по гаплогруппам-субкладам в различных регионах Европы. Это позволяет получить значительно более продвинутую картину о миграциях древних народов и их потомков, о формировании новых популяций, часть из которых продолжают жить в виде этносов и в наше время, о том, кто в родовом отношении были обитателями ряда древних археологических культур, порой о взаимосвязи между этими культурами. Впрочем, для этих публикаций характерны и недостатки – авторы статей, как правило, генетики, не владеют ДНК-генеалогией, и потому либо вообще не публикуют гаплогруппы-субклады (про гаплотипы и говорить не приходится, их рассмотрение генетиками и попгенетиками практически никогда не проводится, они просто не знают, как это делать, ограничиваясь в лучшем случае расчетами их «разнообразия», никому и никогда не нужное), или выводят их в «Приложения», просто для упоминания. По той же причине авторы статей не владеют достаточно полной картиной современных представлений ДНК-генеалогии о миграциях носителей гаплогрупп по Евразии, у них отсутствует целостность представлений, и они в лучшем случае просто приводят сведения о гаплогруппах-субкладах, найденных в той или иной археологической культуры. Это на самом деле наиболее ценные у них сведения, другого от них и не надо. Но в худшем случае гаплогруппы-субклады не приводят, ограничиваясь некими диаграммами «метода принципиальных компонент», которые практически всегда приводят авторов либо к вязким неопределенностям, либо к принципиально неверным представлениям, противоречащих другим, несравненно более надежным данным и выводам, о которых авторы, судя по описанию, не имеют представления.

Поэтому прежде чем начинать приводить данные по гаплогруппам-субкладам (там, где гаплотипы не определялись, мы будем сообщать), дадим краткую сводку о том, что уже было известно (и что неизвестно) к настоящему времени. Тогда будет понятнее значимость новых находок ископаемых ДНК – что они подтвердили из того, что уже было известно или предполагалось ранее («на кончике пера»), что явно противоречит тому, что было найдено или предположено ранее, и что из найденного является принципиальным и долгожданным продвижением науки вперед. Иначе говоря, как изменилась картина наших представлений о древнем мире.

Напомним о результатах наших исследований методами ДНК-генеалогии

В этом разделе мы приведем основные результаты наших исследований, опубликованные в период с 2008 до 2017 гг., иногда в сопровождении результатов других исследователей (как правило, с ископаемыми ДНК). Общий предок современных носителей неафриканских гаплогрупп жил 64±6 тысяч лет назад, после прохождения бутылочного горлышка человечеством (в том числе, видимо, и неафриканским) в результате катастрофы планетарного масштаба. Это – наиболее вероятный сценарий, хотя другие пока не исключены, но они пока не предлагались с достаточными основаниями. Этот предок имел бета-гаплогруппу, или гаплогруппу ВТ, от которой образовались все гаплогруппы от В до Т в период времени от указанного до примерно 43 тысячи лет назад (гаплогруппа Т) и 37 тысяч лет назад (гаплогруппы N и О). Самые представленные в численном отношении в Европе гаплогруппы R1a и R1b образовались примерно 24300 и 21300 лет назад, соответственно, при определенных погрешностях расчетов (в линии гаплогруппы R1a среди ста человек имеется от 156 до 187 снипов на фрагмент нуклеотида размером 8.57 млн нуклеотидов, и в линии гаплогруппы R1b имеется от 129 до 165 снипов, что при 144 годах на снип дает приведенные датировки). Это подробно объяснено в Лекции 6 (в курсе из 18 видео-лекций). Коллектив YFull округляет различия и приводит датировки 22800±2300 лет назад для обеих гаплогрупп, R1a и R1b.

Гаплогруппы R1a и R1b образовались, видимо, в Южной Сибири, хотя прямых данных к тому нет, хотя их предковая гаплогруппа R найдена в ископаемых костных останках в Южной Сибири (рядом с Байкалом) с датировкой 24 тысячи лет назад, и там же, на Ангаре, найдена ископаемая гаплогруппа R1a с датировкой примерно 8500 лет назад. Гаплогруппа R1a с относительно близкой датировкой 7265±250 лет назад была найдена в Карелии, на Южном Оленьем острове. Все эти датировки не противоречат друг другу, как и тому, что носители гаплогрупп R1a и R1b пришли длинными миграционными путями из Южной Сибири в Европу. Детали миграционных путей обеих гаплогрупп по Евразии пока остаются неизвестными, но в общих чертах их можно изложить следующим образом.

По современным представлениям ДНК-генеалогии носители гаплогруппы R1a пришли в Европу по «южной дуге», через Иранское плато и Анатолию, прибыли на Балканы примерно 9-8 тысяч лет назад, расселились по Европе, и около 5000 лет назад, после (или в процесе) разделения на две основные ветви арийского субклада R1a-Z645, который образовался примерно 5500 лет назад, прибыли на восточную сторону Карпат и расселились по Восточно-Европейской равнине. С этой датировкой согласуется время расхождения индоевропейских языков на ветви. Эти ветви, в первую очередь, могли представлять северно-арийская (R1a-Z280) и южно-арийская (R1a-Z93) популяции. Первые остались на Русской равнине, вторые разошлись примерно 4500 лет назад по разным направлениям – южное, через Кавказ, которое примерно 4000 лет назад образовало митаннийских ариев (часть современной территории Сирии), хеттов (прилегающая и отчасти пересекающаяся с первой часть Анатолии); юго-восточное, в направлении Средней Азии и гор Таджикистана, с последующим переходом (примерно 3500 лет назад) на Иранское плато; восточное, в направлении Южного Урала и БМАК (Бактрийско-Маргианский археологический комплекс, 4200-3800 лет назад), и далее с переходом в Индостан примерно 3500 лет назад. Датировки ископаемых носителей гаплогруппы R1a в синташтинской культуре составляют 4030±115 и 4190±130 лет назад, датировка древнего поселения, южноуральского Аркаима (название современное), составляет 3800-3600 лет назад, по данным археологов.

Все эти датировки в целом согласуются друг с другом, хотя детальный маршруг перехода ариев в Индию остается неизвестным (возможно, через территорию современного Афганистана, возможно, через БМАК, возможно, другими путями), и археология перехода ариев в Индию пока отсутствует. Все ископаемые ДНК на этом пути (включая срубную, потаповскую, андроновскую археологические культуры), характеризуются гаплогруппой R1a-Z93 и ее нижестоящими субкладами Z94, Z2123, Z2124, или субкладом R1a-Z645, видимо, недотипированным. Практически все носители гаплогруппы R1a в современной Индии имеют субклады Z2123 и L657. Если маршрут первого уже хорошо известен, он пришел с северо-запада и севера, это субклад срубной культуры и затем синташтинской, то ископаемые L657 пока не найдены. Не исключено, что субклад R1a-L657 прибыл из стран Ближнего Востока, где среди арабов в настоящее время он широко распространен. Правда, небольшие количества L657 найдены в Казахстане и Иране, но туда они могли попасть обратным путем, из Индии или с Ближнего Востока.

Наконец, еще одна протяженная миграция ариев прошла в Зауралье – до Алтая (обычно субклад R1a-Z93 и нижестоящие Z2124, как в карасукской культуре, и R1a-Z645, видимо, недотипированные) и до Китая. На Алтае – пазырыкская культура (современные жители тех мест имеют в основном гаплогруппу R1a-Z93), там же ареал возникновения культур скифского круга. Оттуда скифы, носители (в частности) R1a-Z93, кочевали до Черноморского побережья и обратно, по степным лугам и лесостепным полосам Евразии. Скифы, конечно, имели не только гаплогруппу R1a, у них были разнообразные гаплогруппы, такие, как R1b, J2, G2a, Q, и говорили они, определенно, не только на языках индоевропейской группы, но и на тюркских языках. От них как ИЕ языки, так и тюркские языки, пришли на Кавказ.

Недавно были изучены два образца ископаемых ДНК из хазарских захоронений, датированных концом VII – началом VIII вв., и концом VIII – началом IX вв., оба имели гаплогруппу R1a-Z93 (Klyosov, Faleeva, Adv. Anthropol., 2017).

В наших статьях неоднократно предполагалось, что носители гаплогруппы R1a с древнейших времен, а именно со времен выхода на Русскую равнину, около 5000 лет назад, обживали побережье Балтийского моря. Там они намного позже встретились с носителями гаплогруппы N1a1 (старое название N1c1), которые вышли на Русскую равнину со стороны Урала 3000-3200 лет назад, и вряд ли ранее 3500 лет назад, и прибыли на берега Южной Балтики в середине I тыс. до н.э., то есть примерно 2500 лет назад, и на территорию современной Финляндии 2000-1500 лет назад. Никакого «финно-угорского субстрата» на Русской равнине ДНК-генеалогия не находит, равно и никакой «ассимиляции» «местных финно-угров прибывшими славянами». Это – пунктик у Балановского, о чем он не устает говорить, как и опять в недавней радиопередаче. Ну не нравятся ему славяне, вот и придумывает для них всяческие «политически некорректные» действия, к восторгу либеральных кругов, но не давая никаких научных обоснований.

Именно потому, что носители гаплогруппы N1a1 прибыли на Русскую равнину (включая ее север) довольно поздно, намного позже, чем носители R1a, то для меня всегда было удивительно, как попгенетики вместе с немногими историками отдают культуру ямочно-гребенчатой керамики гаплогруппе N1a1. Данных на этот счет вообще не было, поэтому не стоило было вообще на этот счет высказываться, тем более «по понятиям». Но это уже было в Википедии, опять, конечно, с подачи попгенетиков, поэтому не менять же тем же попгенетикам. На самом деле это до последнего времени оставалось неизвестным, а как там было – будет описано и систематизировано в настоящей статье.

Гаплогруппа R1b пришла в Европу по «северной дуге», со стороны Южной Сибири (хотя прямых доказательств и деталей миграции опять нет), через Южный Урал, Северный Казахстан, культуры Тургайского прогиба, образуя по пути многочисленные археологические культуры, в том числе терсекская, суртандинская, маханджарская, ботайская, хвалынская, самарская, средневолжская, ямная, ранняя катакомбная и другие. Прямых доказательств, что это были культуры эрбинов, носителей R1b, не было, но были многочисленные косвенные доказательства (как, например, положения костяка на спине), подробно, со многими примерами изложенное на Переформате в статье (в двух частях) «Как Западную Европу заселили новые европейцы» еще три года назад. Это всё, с перечислением культур, включая хвалынскую и ямную, было изложено в статье «Древняя история эрбинов» в журнале Advances in Anthropology еще в 2012 году, пять лет назад, и в недавней книге «История ариев и эрбинов» (2017). Многие отнеслись к этому с недоверием, попгенетики, ссылаясь на историков, утверждали, что это невозможно, что насельники ямной культуры были индоевропейцами, следуя теориям Гимбутас, а значит, у них должна была быть гаплогруппа R1a, и так далее. Все возражения рассыпались в 2015 году, когда было опубликовано (Haak, Nature, 2015; Allentoft, Nature, 2015), что одиннадцать ископаемых ДНК ямной культуры имели гаплогруппу R1b (плюс одна забредшая гаплогруппа I2a в Калмыкии, c датировкой 4510±350 лет назад). В хвалынской культуре у трех образцов оказались три разных гаплогруппы – R1b, R1a и Q1a, все с археологической датировкой 6615±600 лет назад, что для арийской R1a совершенно нехарактерно, датировка слишком древняя. Иначе говоря, этот образец не из тех R1a, что пришли в те края через две тысячи лет из Европы, и не удивительно, что он был погребен по обычаям эрбинов, на спине.

Оказалось, что доминирующим субкладом в ямной культуре был R1b-Z2103, археологическая датировка 5300-4500 лет назад, и его носители сейчас во множестве живут на Кавказе, это там основной субклад гаплогруппы R1b. Через Кавказ его носители прошли в Месопотамию, и в обход Черного моря прошли на Балканы, разойдясь по юго-восточной Европе. В центральной и западной Европе его почти нет, там доминируют носители нижестоящих субкладов гаплогруппы R1b-L11, потомков культуры колоколовидных кубков.

Гаплогруппы G2a и I2 доминировали в Старой Европе, то есть до середины III тыс. до н.э. (примерно 4500 лет назад), затем практически исчезли, как, впрочем, и европейские носители гаплогрупп R1a и E1b. Все они прошли бутылочное горлышко популяции примерно 4500 лет назад, и возродились из немногих, видимо, выживших носителей этих гаплогрупп, или небольшое время спустя, но на периферии Европы, G2a – в Малой Азии и на Кавказе; I2 – на Британских островах и намного позже на Дунае-Карпатах, R1a – на Среднерусской возвышенности, E1b – на Балканах, ареал возрождения гаплогруппы I1 неясен, их гаплотипы практически одинаковы по всей Европе, но наибольшее их количество сейчас в Скандинавии – неизвестно, они там возродились, или туда переместились примерно 3700 лет назад из какого-то другого места.

Вот так представляется картина перемещений, миграций племен и народов по современным представлениям, без учета новых публикаций первых двух месяцев 2017 года. Рассмотрим, как новые данные изменили эту картину.

Новые данные первых двух месяцев 2017 года

Ископаемые гаплогруппы R1a на территории современной Эстонии –
археологические культуры ямочно-гребенчатой керамики (6200-4000 лет назад)
и шнуровой керамики (5200-4300 лет назад)

Конечно, «ископаемые гаплогруппы» в названии данного раздела – это «скоропись», более правильно было бы написать «ископаемые костные останки, из которых была извлечена ДНК, в которой были выявлены специфические мутации гаплогруппы R1a». Но каждый раз повторять это неудобно, так что давайте примиримся со скорописью. В научных описаниях часто применяют подобную скоропись и даже многобуквенные сокращения.

Поясним, что культура ямочно-гребенчатой керамики (КЯГК, иногда называют «гребенчатой керамики») – это археологическая культура (точнее – «культурно-историческая общность») каменного века на северо-востоке Европы, ее обычно датируют временами 6200-4000 лет назад; в статье, которую сейчас рассмотрим, для нее приводят датировки 5900-3800 лет назад, видимо, потому что именно таковы археологические датировки костных остатков, в которых анализировали ДНК. На карте, приведенной в Википедии, регион этой культуры расположен в верхней правой части. Видно, что туда попадает часть территории современной России, Белоруссии, Прибалтики.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/06/kam-vek-eu.jpg
Не очень понятно, почему, но популяционные генетики настойчиво приписывали КЯГК гаплогруппу N, называли культуру «финно-угорской», и цитировали немногих антропологов, которые утверждали, что насельники этой культуры относились к уральской расе, и в их ископаемых скелетах «обнаруживали монголоидные элементы». Правда, в Википедии после этих описаний есть примечание «неавторитетный источник», и стоит требование предоставить дополнительную информацию, которая так и не была представлена. Поэтому все, видимо, попгенетики ожидали, что ископаемая ДНК из КЯГК покажет гаплогруппу N (с соответствующими подгруппами), и они, попгенетики, опять будут повторять про «финно-угорский субстрат» по всей Русской равнине, и про то, что пришли славяне и всех ассимилировали. В том числе и эстонцев, и литовцев с латышами, у которых всех примерно по половине мужского населения имеют гаплогруппы R1a и N1a1, но R1a – это, само собой, гаплогруппа якобы оккупантов.

Разбор статьи. В марте 2017 года вышла статья Saag c коллективом в 14 авторов, из которых более половины – сотрудники научных центров Эстонии, хотя выделение и анализ ископаемых ДНК проводили в Центре геогенетики в Дании под руководством уже знакомого нам Eske Willerslew. Статья опубликована как препринт в издании bioRxiv, но нет больших сомнений, что она вскоре появится в Nature. Название статьи – «Экстенсивное фермерство в Эстонии началось путем миграций из Степи, несбалансированных в половом отношении». Название, надо сказать, весьма бестолковое, особенно учитывая то, на чем было основано это «несбалансированное». А основано это было на том, что достаточно произвольный анализ фрагментов ДНК, так называемый «outgroup f3 анализ», дал ряд выпадающих точек, что было интерпретировано авторами так, что распространение культуры шнуровой керамики (КШК) в Эстонию указывало на мужских предков из Степи, а женских предков – на ранних европейских фермеров (или фермерш). Вот и всё, авторы решили, что мужчины «несли гены» из степи, а женщины – из Европы, и авторы внесли это в название статьи, так высоко оценили эту «находку». Видимо, посчитали самым важным во всей работе. Хотя можно было бы подумать, что при датировках КШК в Эстонии от 4800 лет назад вкупе с гаплогруппой R1a никакой «степи» там быть просто не могло. КШК распространялась из Европы начиная примерно с 5200-5000 лет назад, и в Эстонии была еще на ранней стадии. В степи они ушли, опять же из Европы, уже заметно позже. Так что с гаплогруппой R1a «из степи» 4800 лет назад, да и позже, авторы определенно ошиблись. Это не единственная ошибка в статье, там их много, о чем упомянем ниже.

На карте, взятой из статьи, указаны захоронения, из которых извлекли ископаемые ДНК. Слева цветными контурами показаны части ареалов культуры шнуровой керамики (красным цветом), причем двойной красной окантовкой показан «эпицентр» захоронений, отнесенных к данной культуре; синим цветом – культуры ямочно-гребенчатой керамики, и серым, в самой нижней части карты, нарвской культуры (захоронения с датировкой 6400-6200 лет назад), в которой, впрочем, из найденных археологами 26 скелетов был выбран для исследований только один, скелет девочки, и в нем нашли мтДНК U5a2d. Это мало о чем говорит, поскольку U5 – это типичная митохондриальная гаплогруппа Евразии древнейших времен. Справа на карте отмечены места захоронений (в том числе и тех, которые в статье не изучали), теми же цветами: темно-серым – нарвской культуры, темно-синим – культуры ямочно-гребенчатой керамики, темно-красным – культуры шнуровой керамики. Карта в увеличенном формате открывается в новом окне по клику:
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/06/map-estonia.jpg
Мы кратко перечислим гаплогруппы с субкладами, которые нашли авторы. Остальное, что описывают авторы статьи, не стоит того, чтобы на этом останавливаться. Как обычно, это вязкие, неуверенные рефлексии, которые уже стали визитной карточкой не только самих авторов, но попгеномной тематики в целом. И понятно, почему вязкие и неуверенные. В отличие от четких и однозначных показателей ДНК-генеалогии – конкретной гаплогруппы, соответствующего субклада (хотя субклады часто бывают недотипированы), конкретного гаплотипа (хотя гаплотипы бывают относительно короткие или протяженные), в данной статье, как и других подобных, идет сплошной произвол как в представлении, так и рассмотрении данных. Вот – простой пример. На диаграмме приведены «результаты анализа ADMIXTURE при K14 для 225 древних образцов ДНК», где «ADMIXTURE» – это кодовое слово, означающее «примесность». Мы сейчас увидим, что оно дает. А К14 – это произвольно выбранная степень разложения геномов, усредненных или индивидуальных, на 14 компонентов. Такое число компонентов – потому что так решили. Могли бы выбрать любое число компонентов, скажем, 8, или 6, или 10, и в каждом случае диаграмма была бы другой. Выбранное число считается высокой степенью разложения.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/06/k14-short.jpg
Цвета на диаграмме – это «референсные» геномы, тоже усредненные, поперек всех гаплогрупп, поперек геномов мужчин и женщин, без разбора. Взяли древние геномы, назвали их, например, «степные EMBA» (это темно-красные на диаграмме), степные MLBA» (светло-красные), «степные EN» (голубые), «европейские LNBA» (розовые), «анатолийские/левантийские EF» (темно-зеленые), «европейские EF» (светло-зеленые), «Европейские HG» (голубые), «Степные EN» (тоже голубые), «кавказские/иранские HG» (серо-зеленые), «палеолитические HG» (темно-серые), усреднили в каждой категории, и нанесли на диаграмму ниже. EMBA – это ранний-средний бронзовый век, MLBA – средний-поздний бронзовый век, LNBA – поздний неолит – бронзовый век, EN – энеолит, EF – ранние фермеры, HG – охотники-собиратели. Усредняют, повторяю, без разбора, чохом. Например, в хвалынской культуре нашли три образца ДНК, один гаплогруппы R1b, другой – Q1a, третий – R1a. Все три усреднили, разложили по цветам, назвали Samara_Eneolithic_av, где av – это и есть «average», то есть усредненный), он оказался точно таким же, как для срубной культуры, андроновской, синташтинской, шнуровой керамики, то есть больше, чем наполовину синий, на треть зеленый, на одну десятую темно-красный, и по крохам светло-зеленый и еще пару совсем минорных цветов. Но проблема в том, что срубные, андроновские, синташтинские, шнуровики – все R1a, так они и были определены для использованных здесь ископаемых ДНК. А хвалынский – усреднен по трем разным гаплогруппам, и всё равно получилось то же самое. Ну и что это дает? Как что – по ним «происхождение» устанавливают. Сравнивают, и если похожи, значит, происхождение одинаковое. Представляете?

Короче, все они на 50-60% «европейские охотники-собиратели» (голубые), они же «степные энеолитические», на 20-30% «анатолийские-левантийские ранние фермеры», на крошку «степные ранний-средний бронзовый век», еще на крошку – «ранние (европейские) фермеры». Представляете? И ямная культура, и хвалынская, и европейская культура шнуровой керамики, и вообще практически все. И шнуровая керамика Германии, и колоколовидные кубки, и синташтинцы, и вообще все. И знаете, почему? А потому, что сказать ничего более определенного просто невозможно, методология такая. Вязкая, расплывчатая, уклончивая.

Посмотрим еще раз на диаграмму. Там все практически одинаковы – и геном афанасьевской культуры (опять «усредненный»), и полтавкинской (R1b), и потаповской (R1a), и ямной (R1b, как в Самаре, так и в Калмыкии), и андроновской (R1a), и синташтинской (R1a), и срубной (R1a), и культуры колоколовидных кубков (R1b), и полтора десятка образцов культуры шнуровой керамики (все R1a), и эстонские образцы культуры шнуровой керамики (все четыре R1a), и один женский (Sope), в котором никаких мужских гаплогрупп нет и быть не могло – и опять идентичная диаграмма, как у всех прочих. Так что эта диаграмма показывает? Да, в общем, что-то показывает, она же объективная реальность, данная нам ощущением, зрительным во всяком случае. Только что показывает – так это откровенную профанацию. По сути – ничего не показывает, но обсуждается на многих страницах статьи, делаются выводы, хотя можно без затруднений делать и противоположные. Вот авторы и пишут (здесь умышленно дается буквальный перевод – оцените обычную для подобных статей вязкость теста):

«Контрастирующая картина частоты аллелей аутосом по сравнению с Х-хромосомными при аутгруппном анализе f3 показывает, что Х-хромосомы культуры шнуровой керамики намного более подобны популяции ранних фермеров как в Анатолии/Леванте, так и в Европе. Однако на аутосомах мы видим противоположное – большинство европейских охотников-собирателей /степных энеолитических популяций, степных EMBA и CHG/древних иранских популяций имеют тенденцию к более высоким величинам f3».

Кто что понял? И вот так – сплошная статья. Ладно, обсуждать это никакого смысла не имеет. Ни на один вопрос, который можно поставить, статья ответов не дает. Кстати, статья, приведя в таблице гаплогруппы шести образцов (один из культуры ямочно-гребенчатой керамики, и пять из культуры шнуровой керамики), их практически не обсуждает, и тут же переключается на бессмысленные по сути обсуждения диаграммы, приведенной выше. В частности, опять о том, что «диффузия из степей [ссылка на М. Гимбутас, 1956 год], как недавно было поддержано изучением аутосомных ДНК [ссылка на «широкогеномные» статьи 2015 г, Haak и др. и Allentoft и др., Nature] показало ассоциацию с появлением культуры шнуровой керамики в Европе». Замечаете уклончивый стиль, типичный для попгенетиков? «Показало ассоциацию с появлением культуры…». Я уже не раз цитировал директора института археологии в США, которая назвала фантастической безграмотностью положение упомянутых «широкогеномных статей», авторы которых связали ямную культуру с появлением культуры шнуровой керамики в Европе. Это было в 2015 году, и исходная статья, и критика (сначала на Переформате, затем американским археологом) давно прошла, сейчас уже 2017 год, но авторы, видимо, необучаемы.

Так что там с гаплогруппами Y-хромосомы? В нарвской культуре не определяли. В ямочно-гребенчатой культуре определяли в одном образце (с датировкой 5900-3800 лет назад), гаплогруппа R1a-M459-YP1272, в пяти образцах культуры шнуровой керамики (датировки 4800-4500-4300 лет назад, определены радиоуглеродным методом) – все R1a-Z645, но любители из сети разобрались с их геномами в базе данных, и сообщили, что в двух случаях из пяти Z645 – это недотипировано, должно быть Z283 и Z282, то есть дополнительные нисходящие снипы. В захоронении Sope (северо-восток Эстонии, см. карту выше) изучили два скелетных материала, обе оказались женщинами, гаплогруппы мтДНК H5a и H5a1, датировки 4575-4350 лет назад. Но авторы пишут, что там найдены захоронения 10 человек, все лежат в скорченном положении на боку, что, как пишут авторы, характерно для Эстонии и для всего восточно-балтийского региона. Но это (о чем авторы не пишут) – характерное положение костяка для носителей гаплогруппы R1a, мужчины на правом боку, голова в направлении на запад, женщины на левом боку, голова на восток, все лицом на юг. Таким образом, есть основания полагать, что в культуре шнуровой керамики восточно-балтийского региона конца – середины III тыс. до н.э. среди мужчин преобладали (или были практически исключительно) носители гаплогруппы R1a. Вот, собственно, и все, что в статье стоит читать. И статья сразу становится значимой.

Она значима, потому что ее экспериментальные данные отвечает на несколько важных вопросов. Они (данные) опровергают «положение», которого держались попгенетики много лет, что ямочно-гребенчатая культура была исключительно культурой носителей гаплогруппы N. Это было краеугольным камнем «положения» о «финно-угорском субстрате» на Русском Севере и на Русской равнине, и о преобладающем населении там гаплогруппы N. Ничего из этого не подтверждается, куда ни посмотри. Например, в межовской культуре позднего бронзового века, на севере Челябинской области, которую историки ранее дружно относили к «уграм», вместо гаплогруппы N найдены ископаемые гаплогруппы R1a-M417 и R1b (в Каповой пещере).

Далее, они опровергают «положение», что насельниками Балтийского побережья с древнейших времен были «финно-угры», что попгенетики немедленно превратили в «положение» о гаплогруппе N в тех краях, и об «ассимиляции» их пришедшими славянами, или в более общем виде – пришедшими носителями гаплогруппы R1a. Оказалось – не так, а что носители R1a жили там с древнейших времен, во всяком случае с 5-6 тысяч лет назад. В соседней Карелии найдена гаплогруппа R1a-M459-YP1272 с датировкой 7265±250 лет назад, тот же субклад, что и в культуре ямочно-гребенчатой керамики в Эстонии. В Германии (в Эулау) в культуре шнуровой керамики еще в 2008 году была выявлена гаплогруппа R1a, с археологический датировкой 4600 лет назад. Всё это образует поле обитания носителей гаплогруппы R1a от южной Германии к северу и востоку, по Прибалтике, что и заложило равное количество гаплогруппы R1a с гаплогруппой N1a1 у современных литовцев, латышей, эстонцев, и далее мы видим переход к югу с включением фатьяновской археологической культуры (4300-3500 лет назад), древних русов, и южнее, вплоть до Черного моря, с обитающими там носителями гаплогруппы R1a-Z93 и определенно других субкладов. Этого, конечно, в рассматриваемой статье нет.

Чтобы не сложилось впечатление, что я предвзято отнесся к разбираемой здесь статье, процитирую целиком «Заключение» к статье. Пусть каждый делает выводы о его стиле и значимости, но помнит, на чем эта цитируемая «значимость» основана, и еще раз посмотрит на цветную диаграмму выше.

Наши результаты поддерживают гипотезу, что индивидуалы, ассоциируемые с охотниками-собирателями культуры гребенчатой керамики в Эстонии генетически наиболее подобны восточным охотникам-собирателям из Карелии, к востоку от Эстонии [Примечание – генетические характеристики образца из Карелии в статье вообще не упоминаются, и никаких сравнений с ними не проводилось – ААК]. Недавно опубликованные сравнения геномов мезолитической Латвии и охотников-собирателей культуры гребенчатой керамики поддерживают этот результат, в то время как мезолитические охотники-собиратели из Латвии и Литвы, видимо, генетически наиболее подобны западным охотникам-собирателям. Это свидетельствует о степени генетического вливания с востока при прибытии носителей культуры гребенчатой керамики. Далее, присутствие генетического компонента, ассоциированного с кавказскими охотниками-собирателями и позже с людьми, представляющими ямную культуру в индивидуалах восточных охотниках-собирателей и эстонских индивидуалах культуры гребенчатой керамики означает, что экспансия культуры шнуровой керамики не может рассматриваться как единственный способ распространения этого генетического компонента, по меньшей мере в Восточной Европе. Переход к интенсивному фермерству и животноводству в Эстонии, который произошел несколькими тысячелетиями позже перехода к фермерству во многих других частях Европы, проводился индивидуалами культуры шнуровой керамики и включал прибытие нового генетического материала. Эти люди привнесли очевидную степную предковость вместе с некоторым минорным анатолийским вкладом, наиболее вероятно абсорбированным через женские линии в ходе популяционных передвижений. Наши результаты подтверждают недавно сообщенное утверждение, что фермерство не прибыло в Балтийский регион как следствие ступенчатой миграции людей из Анатолии. Однако наши генетические данные, ассоциированные с археологическими сообщениями, демонстрируют, что переход к фермерству в Балтийском регионе не был также результатом только культурной трансмиссии, но вместо того был результатом миграции фермеров из Степи. Более того, поскольку генетическая вариация современных эстонцев не может быть полностью объяснена этими событиями, нужны дальнейшие исследования для выявления последующих демографических событий, которые принесли гаплогруппу N на берега Балтийского моря и изменили аутосомную вариацию людей, живущих в этом регионе.

Кто что понял? Можно было, конечно, подредактировать, но потерялся бы изыск авторского «Заключения». Может, кто что понял про фермеров из Степи? Или вообще, что авторы хотели выяснить, и чего достигли? И вот теперь сравните мой пересказ выше по гаплогруппам-субкладам Y-хромосомы, описанным в статье, и их значимости, в том числе и в более широком представлении, и совершенно мутное «заключение» авторов статьи. Вот так ДНК-генеалогия отличается от популяционной генетики вообще и «широкогеномной» попгенетики в частности.

Ископаемые гаплогруппы R1b в нарвской археологической
культуре (7000-5000 лет назад), на территории современной Латвии

В феврале 2017 года в журнале Current Biology вышла статья под характерным названием – «Неолитический переход на Балтике не был вызван примесностью (admixture) с ранними европейскими фермерами» (Jones и др.). Характерное потому, что полностью противоречит выводам статьи, разобранной в предыдущем разделе. Это совершенно типично для «геномных» статей, которые трактуют полученные данные совершенно произвольно, «по вкусу» и «по понятиям» авторов, и скорее всего одного автора, который статью писал. Причины описаны выше, не будем их повторять. Данная статья строилась и обсуждалась по тем же принципам, что описаны выше. Отсюда и типичные «положения», цитирую: «анализ, проведенный с помощью (программы) ADMIXTURE предполагает близкое взаимоотношение между этими группами (WHG и EHG, то есть западно-европейские охотники-собиратели и восточно-европейские охотники-собиратели). Мы нашли, что хотя мезолитические образцы из Латвии имеют более близкую аффинность к WHG, чем к EHG, они не относятся полностью ни к одной из этих групп».

Информативно, не так ли? И вот так вся статья. Для сравнения, два из упомянутых мезолитических образцов, для которых были определены Y-хромосомные гаплогруппы, оказались R1b-P297, и это сразу выстраивает картину миграций. Об этом – ниже. Но «геномные попгенетики» гаплогруппы и субклады не анализируют, не говоря о гаплотипах. Потому и их многочисленные проблемы, недоговорки, заблуждения. Например, неолитический образец из Латвии (Y-гаплогруппа не указана, археологическая датировка 6000±200 лет назад) после проведения анализа с той же программой ADMIXTURE «показал», что «имеет несколько компонентов, которые были найдены среди американских индейцев, сибиряков и охотников-собирателей с Кавказа».

Информативно, не так ли? Непонятно, зачем все это, когда больше к этой «информации» авторы в статье не возвращаются. Что вижу, то и пою? ©

В статье опять повторяется, что гаплогруппа R1b « распространилась из России, с востока, в Европу после 5000 лет назад». Датировка правильная, но неправильное направление. Если бы она распространилась в Европу с востока, то как она бы попала на Пиренейский полуостров, откуда и двинулась в Европу как культура колоколовидных кубков? На самом деле этот вопрос давно проработан ДНК-генеалогией, и показано, что эрбины, носители гаплогруппы R1b, никак не могли двинуться в Европу напрямую с востока, они прошли туда, на Пиренеи, кружным путем. Эта ошибка геномных попгенетиков уже стала традиционной, повторяя «выводы» двух статей 2015 года, Haak и др., и Allentoft и др. А поскольку методология в статье, как и у других геномных попгенетиков, вся в прорехах, а местами и вовсе неверная, то ее нечего и обсуждать, это мы делали во многих других статьях. Перейдем к сути находок, а именно к гаплогруппам и субкладам. Гаплотипов в статье, конечно, нет.

ДНК восьми образцов были протестированы на мтДНК, и только два из них протестировали на Y-хромосомные гаплогруппы, оба из нарвской культуры, археологическая датировка 7690±100 и 7030±225 лет назад. Оба образца имели гаплогруппу R1b, и, как собщили авторы статьи, обе имели «как наиболее вероятный» субклад R1b1b, далее добавив, что эта гаплогруппа наиболее распространенная среди современных западных европейцев. Как следствие, здесь же было сообщена «интерпретация», что «присутствие этой гаплогруппы в мезолитической Латвии указывает на ее западное происхождение». Здесь – целый ряд принципиальных ошибок. Во-первых, популяционные генетики никак не поймут, что уже давно, лет десять, нельзя ограничиваться строчными наименованиями субкладов (как R1b1b), надо непременно указывать индекс снипа, иначе возникают множественные недоразумения и делаются неверные выводы. В данном случае – какого года номенклатуру использовали? В последней, 2017 года номенклатуре ISOGG указанный субклад числится как R1b1b-PH155, до этого шесть лет (с 2011 до 2016) это был R1b1b-M335, и в 2010 году это был R1b1b-P297. В статье никаких разъяснений нет. Тем временем энтузиасты-специалисты, известные в сети, провели свой генетический анализ по геномным базам данных, и установили, что этот образец относится к субкладу «pre-M73», то есть явно прибыл с востока, видимо, из южной Сибири, а другой образец, с датировкой 6060±140 лет назад, относится к субкладу R1b1a1a-P297 (см. диаграмму снипов ниже), то есть авторы статьи, возможно, просто использовали давно устаревшую номенклатуру (2010 года) с усеченным строчным наименованием субклада.

Но на этом недоразумения не останавливаются. Субклад Р297 является одним из старейших в системе субкладов гаплогруппы R1b, он образовался 16800±2600 лет назад (https://www.yfull.com/tree/R1b/), предположительно в южной Сибири (там же, на Байкале, нашли его родительскую гаплогруппу R с археологической датировкой 24 тысячи лет назад), и он никак не мог прибыть более семи тысяч лет назад с запада, из Европы, чтобы оказаться в нарвской культуре в Латвии. Известно только, что его дочерний субклад, R1b-P297 > M478 > Y14051, который образовался примерно 7200 лет назад, обнаружен у современного жителя Украины, и на нем этот субклад заканчивается, нижеследующих субкладов (и снипов) пока обнаружить не удалось. Вот так небрежность в отнесении субкладов, то есть использование устаревшей номенклатуры, ведет к принципиально ошибочным интерпретациям экспериментальных данных. Основные миграции носителей гаплогруппы R1b прибыли в Европу только около 5000 лет назад, и у них были уже намного более поздние субклады, которые в диаграмму ниже не внесены, они были бы далеко внизу. Конечно, возможны редкие приходы в Европу и более древних носителей гаплогруппы R1b, которые позже полностью вымерли вместе с потомками, но раз мы о них не знаем, то на них основывать ничего нельзя.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/06/r1b-tree17.jpg
В любом случае, находка авторов статьи является очень важной (если не смотреть на неверные интерпретации авторов статьи), она впервые продвигает ареал миграций и обитания эрбинов от средней Волги (что показали изучения ископаемых ДНК ямной и хвалынской культур) до Балтики, причем для времен 7000-7700 лет назад, начала нарвской культуры. Эти времена пересекаются с таковыми для хвалынской культуры, в которой найдена та же гаплогруппа R1b, но более древнего субклада L278 (= M415), приведенного на диаграмме выше в самом начале, он образовался 20400±3000 лет назад. Иначе говоря, это родительская (по отношению к нарвским R1b) Y-хромосомная линия. Так что, похоже, что эрбины в период 7-8 тысяч лет назад передвигались по Русской равнине от Кавказа до Балтики, в те же времена там же (во всяком случае в Прибалтике) обитали и носители гаплогруппы R1a (культура ямочно-гребенчатой керамики, территория современной Эстонии и, возможно, всей юго-восточной части Прибалтики, включая Карелию, см. предыдущий раздел). Ямная культура, которая датируется историками/археологами как 5600/5200-4300 лет назад, представляет собой только «хвост» миграций эрбинов на Русской равнине, что давно показывали данные и публикации ДНК-генеалогии. В последующие времена эрбины или сами ушли на юг, на Кавказ и далее в Месопотамию, или их вытеснили арии, но итог мы знаем – на Русской равнине сейчас проживают примерно 50% носителей гаплогруппы R1a (до 67% в южной части Центральной России), и только 5% носителей гаплогруппы R1b. Возможно, потому историки пишут, что нарвская культура исчезла под натиском племён ямочно-гребенчатой керамики, и мы, уже зная, что первые – это носители R1b, вторые – носители R1a, понимаем, что это было началом крупных исторических процесов на Русской равнине.

В расматриваемой статье этих интерпретаций и выводов, конечно, нет. Можно упомянуть, что в рассматриваемой статье определены также мтДНК для восьми образцов ископаемой ДНК:

— два из них упомянутой нарвской культуры c Y-хромосомной гаплогруппой R1b (U5a2d и U2e1), 7690±100 и 7030±225 лет назад,
— один – для более древней культуры кунда (U5a1c), Латвия, 8300±100 лет назад,
— три – для неолитических культур Латвии (U4a1, U4, U5a1), соответственно 6100±100, 6000±200, и 4800±200 лет назад, последняя – культура шнуровой керамики, и
— два – для мезолитического и неолитического образцов ДНК днепровской Украины (U5b2 и U4), 10900±300 и 6380±90 лет, сответственно.

Для последних двух образцов энтузиасты из сети определили по геномным базам данных Y-хромосомные гаплогруппы-субклады, которые оказались соответственно I2a2a-M223 и R1a-M459. Первый – древний субклад, образовался примерно 17500 лет назад, был одним из наиболее распространенных в Европе до примерно 4500 лет назад, его носители были, видимо, в основном уничтожены при расселении по Европе эрбинов, культуры колоколовидных кубков, и общие предки современных M223 жили в основном на Британских островах, с датировкой примерно 5000 лет назад, то есть намного более недавних, чем был обнаружен на Украине. Но данные важны в том отношении, что показывают, что гаплогруппа I2 продвигалась со стороны центральной и западной Европы (например, Испания и Франция), а также Скандинавии, до территории современной приднепровской Украины. В таком случае не будет удивительным, если ископаемая гаплогруппа I2 будет найдена в культурах трипольской и сопряженных с ней. Второй оказалась гаплогруппа R1a-M459 (c датировкой 6380±90 лет назад), то есть уже неоднократно найденной доарийской R1a (если арийские отсчитывать со времени образования субклада R1a-Z645, примерно 5500 лет назад), которая обнаружена в хвалынской мезолитической культуре (R1a-M459), прибалтийском мезолите (R1a-M459-YP1272), в мезолите Карелии (R1a-M459-YP1272). Иначе говоря, складывается система, в которой доарийская R1a (образовалась ранее 6000 лет назад) была довольно широко представлена на Русской равнине, но в итоге не прошла бутылочное горлышко популяции – общий предок современных Y-хромосом на Русской равнине жил примерно 4900 лет назад, и относился, видимо, к субкладу R1a-Z280, на шесть ступеней ниже, чем М459 (R1a-M420 > M459 > M198 > M417 > Z645 > Z283 > Z282 > Z280).

Обращает внимание, что все восемь образцов имеют мтДНК гаплогруппу U, наиболее распространенную для мезолитической Европы. Большего, пожалуй, из этих гаплогрупп-субкладов не извлечь, как и из того, что для серии ископаемых ДНК в предыдущем разделе:

— образец ДНК нарвской культуры имел мтДНК U5a2d (6300±60 лет назад),
— четыре образца из культуры ямочно-гребенчатой керамики имели U5b1d1 (дважды), U4a и U2e1, с датировками 5600±200, 5600±200 и 4850±1000 лет назад, соответственно, и
— семь образцов культуры шнуровой керамики имели мтДНК Т2a1a, T2a1 и U5b1b (4400±400 лет назад), U5b2c (4700±200 лет назад), J1c3 (4500±120 лет назад), H5a и H5a1 (4460±100 лет назад).

К сказанному выше о мтДНК можно добавить, что, действительно, мезолитическая Европа в основном имела гаплогруппу U, что подтверждается добавлением образцов культуры ямочно-гребенчатой керамики, но то, что U – это уже было давно известно из ранних публикаций по ископаемым ДНК. Как известно и то, что с переходом к культуре шнуровой керамики в европейских мтДНК появляется гаплогруппа Н, а также Т и J. В настоящее время около половины всех европейских мтДНК, как западной, так и восточной Европы (включая Финляндию), представляет собой гаплогруппу Н с многочисленными субкладами.

Можно еще добавить, что скелет из культуры шнуровой керамики в Латвии, с мтДНК U5a1 (датировка 4800±200 лет назад), для которого Y-хромосомную гаплогруппу не определяли, находился в скорченном положении, что характерно для гаплогруппы R1a этой культуры. То, что характерно для R1a, в статье, конечно, не указано. Вместо этого авторы сообщили, что ADMIXTURE анализ показал, что этот образец имеет на диаграмме «голубой компонент, который доминирует во всех других образцах из Латвии» (то есть и тех, что с гаплогруппой R1b), «но имеет также и зеленый компонент, который достигает максимума в образцах охотников-собирателей с Кавказа», и далее, что «предковость, относящаяся к охотникам-собирателям с Кавказа, была ранее постулирована (вот так! – ААК), что она прибыла в Европу со скотоводами из Понтийских степей». И дальше авторы продолжают, «на голубом глазу», что в данном образце шнуровой керамики с датировкой 4800±200 лет назад «присутствует степной компонент». Попросту говоря, характерная для таких статей абракадабра. То, что написано, вообще ни к чему не применимо, ни к R1a, ни к R1b, ни для любой другой гаплогруппы. Но понятно, откуда это взялось. Это все эхо статей «широкогеномных попгенетиков» 2015 года (Haak и др., Allentoft и др.), которые направили насельников ямной культуры (R1b) в Европу для создания культуры шнуровой керамики (R1a), что есть абсурд, как уже прокомментировано в предыдущем разделе. И вот теперь авторы очередной работы это всё переписывают.

Как читатель давно сообразил, столь подробные описания абракадабры, порождаемой (или, как написали сами авторы, постулируемой) «широкогеномными» авторами, призваны показать, насколько проще и надежнее выводы ДНК-генеалогии на основе тех же экспериментальных данных. Конечно, «широкогеномные» материалы имеют несравненно более широкий захват, в них анализируются (правда, обычно очень формально) сотни тысяч и миллионы снипов по всем хромосомам, мужчин и женщин, но этот «захват» обычно губит всю работу. Губит потому, что анализ формальный, с массой допущений и приближений, интерпретации совершенно произвольные, альтернативные варианты практически не рассматриваются, и понятно, почему – их в рамках методологии авторов бесконечное множество. А главным образом потому, что не хватает стержня, который позволял бы выбирать из бесконечного множества вариантов интерпретаций только те, которые резко сужают варианты выбора. Это и дают данные и выводы ДНК-генеалогии.

Если бы сочетать геномный анализ с подходами ДНК-генеалогии, выводы статей были бы несравненно более определенными и надежными. Но «широкогеномные» от этого уклоняются, и причин для того немало. Какие основные причины – многократно описывалось на Переформате. Это – и отсутствие школы научного мышления, и беспокойство за свою «делянку», и желание продолжать бесконтрольность, тупо гнать материал, и пугало, которое делают из ДНК-генеалогии, а почему делают – см. предыдущее перечисление причин. Немалая роль в создании этого «пугала» принадлежит Балановским, матери и дитя, которые по сути совершенно далеки от науки. Результат – налицо. Большего ущерба своей области науки, который нанесли Балановские, трудно представить. Надеюсь, наука в этом разберется, и скорее рано, чем поздно.

Продолжение следует…

Анатолий А. Клёсов,
доктор химических наук, профессор http://pereformat.ru/2017/06/shkval-novyh-dannyh-1/

Ingushgen
17.07.2017, 23:10
Шквал новых данных по молекулярной истории человечества (2)
В первой части статьи было рассказано о новых данных по ископаемым ДНК в культурах ямочно-гребенчатой керамики (ЯГК) и шнуровой керамики (ШК) на территории современной Эстонии. Культура ЯГК обычно идентифицируется на части территории современной России, Белоруссии, Прибалтики, с датировками 6200-4000 лет назад. В описанном в первой части случае был изучен один образец ЯГК с археологической датировкой 5900-3800 лет назад, найдена гаплогруппа R1a-M459-YP1272, и пять образцов культуры ШК (археологические датировки 4800-4500-4300 лет назад) – все R1a-Z645. Однако любители из сети разобрались с их геномами в базе данных, и сообщили, что в двух случаях из пяти Z645 образцы недотипированы, они должны быть Z283 и Z282, то есть это дополнительные нисходящие снипы.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/07/sapiens-dna.jpg
В общем, для культуры шнуровой керамики гаплогруппа R1a уже стала обычным делом, начиная с первых исследований такого рода 10 лет назад, но в данном случае ее древний ареал продвинулся на территорию Эстонии, в дополнение к несколько более ранним данным о гаплогруппе R1a-M459-YP1272 в Карелии, на Южном Оленьем острове (7000-7500 лет назад). Для ямочно-гребенчатой культуры один образец – это, конечно, мало, но в данном случае он не является изолированным, а подкреплен целым рядом образцов последующей во времени КШК, и в обеих культурах – это R1a-M459. Неудивительно, что эти данные в статьях авторов – «широкогеномных генетиков» – практически не обсуждались, что и отмечено в первой части настоящей статьи. Вместо этого статья была заполнена вязкими и неопределенными рассуждениями в отношении геномов древних и современных образцов. И, в общем, понятно, почему – данные по Y-хромосомам для авторов определенно представили шок, поскольку попгенетики настойчиво приписывали культуре ЯГК гаплогруппу N, называли культуру «финно-угорской», и цитировали немногих антропологов, которые утверждали, что насельники этой культуры относились к уральской расе, и в их ископаемых скелетах «обнаруживали монголоидные элементы». Правда, в Википедии после этих описаний есть примечание «неавторитетный источник», и стоит требование предоставить дополнительную информацию, которая так и не была представлена.


Поэтому все, видимо, попгенетики ожидали, что ископаемая ДНК из КЯГК покажет гаплогруппу N (с соответствующими подгруппами), и они, попгенетики, опять будут повторять про «финно-угорский субстрат» по всей Русской равнине, и про то, что пришли славяне и всех ассимилировали. В том числе и эстонцев, и литовцев с латышами, у которых всех примерно по половине мужского населения имеют гаплогруппы R1a и N1a1, но R1a – это, само собой, гаплогруппа якобы оккупантов. И вдруг оказалось, что гаплогруппа R1a там автохтонная, коренная. А авторы статьи по древним ДНК КЯГК – в основном эстонцы, Saag c коллективом в 14 авторов, из которых более половины – сотрудники научных центров Эстонии, хотя выделение и анализ ископаемых ДНК проводили в Центре геогенетики в Дании. Название статьи тоже «замыливает» столь важный вывод, и статья озаглавлена «Экстенсивное фермерство в Эстонии началось путем миграций из Степи, несбалансированных в половом отношении». Ну, не хотят они писать о гаплогруппе R1a, для них она «славяне», «оккупанты».

Иначе говоря, полученные эстонцами данные опровергают «положение», которого держались попгенетики много лет, что ямочно-гребенчатая культура была исключительно культурой носителей гаплогруппы N. Это было краеугольным камнем «положения» о «финно-угорском субстрате» на Русском Севере и на Русской равнине, и о преобладающем населении там гаплогруппы N. Ничего из этого не подтверждается, куда ни посмотри. Например, в межовской культуре позднего бронзового века, на севере Челябинской области, которую историки ранее дружно относили к «уграм» (да и сейчас относят), вместо гаплогруппы N найдены ископаемые гаплогруппы R1a-M417 и R1b (в Каповой пещере).

Далее, эти данные опровергают «положение», что насельниками Балтийского побережья с древнейших времен тоже были «финно-угры», что попгенетики немедленно превратили в «положение» о гаплогруппе N в тех краях, и об «ассимиляции» их пришедшими славянами, или в более общем виде – пришедшими носителями гаплогруппы R1a. Оказалось – не так, а что носители R1a жили там с древнейших времен, во всяком случае со времен 5-6 тысяч лет назад. Всё это образует поле обитания носителей гаплогруппы R1a от южной Германии к северу и востоку, по Прибалтике, что и заложило равное количество гаплогруппы R1a с гаплогруппой N1a1 у современных литовцев, латышей, эстонцев, и далее мы видим переход к югу с включением фатьяновской археологической культуры (4300-3500 лет назад), древних русов, и южнее, вплоть до Черного моря, с обитающими там носителями гаплогруппы R1a-Z93 и определенно других субкладов.

Следующая статья, разобранная в Части 1, была об ископаемой гаплогруппе R1b в нарвской археологической культуре (7000-5000 лет назад), на территории современной Латвии. Статья называлась «Неолитический переход на Балтике не был вызван примесностью (admixture) с ранними европейскими фермерами» (Jones и др., 2017). Занятно, что выводы этой статьи полностью противоречат выводам статьи предыдущей. Это совершенно типично для «геномных» статей, которые трактуют полученные данные совершенно произвольно, «по вкусу» и «по понятиям» авторов, и скорее всего одного автора, который статью писал. Остальные поддакнули, а какой у них выбор? Они статью скорее всего и не читали, до подачи ее в печать. Данная статья строилась и обсуждалась по тем же принципам, что описаны выше. Отсюда и типичные «положения», цитирую: «анализ, проведенный с помощью (программы) ADMIXTURE предполагает близкое взаимоотношение между этими группами (WHG и EHG, то есть западно-европейские охотники-собиратели и восточно-европейские охотники-собиратели). Мы нашли, что хотя мезолитические образцы из Латвии имеют более близкую аффинность к WHG, чем к EHG, они не относятся полностью ни к одной из этих групп». Информативно, не так ли? И вот так вся статья. Для сравнения, два из упомянутых мезолитических образцов в нарвской культуре, для которых были определены Y-хромосомные гаплогруппы, оказались R1b-P297, и это сразу выстраивает картину миграций, но авторы об этом – ни слова. Об этом – в первой части данной статьи.

В любом случае, сама находка авторов статьи об R1b-P297 является очень важной (если не смотреть на неверные интерпретации авторов), она впервые продвигает ареал миграций и обитания эрбинов от средней Волги (что ранее показали изучения ископаемых ДНК ямной и хвалынской культур) до Балтики, причем для времен 7000-7700 лет назад, начала нарвской культуры. Эти времена пересекаются с таковыми для хвалынской культуры, в которой найдена та же гаплогруппа R1b, но более древнего субклада L278 (= M415), который образовался 20400±3000 лет назад. Иначе говоря, это родительская (по отношению к нарвским R1b) Y-хромосомная линия. Так что, похоже, что эрбины в период 7-8 тысяч лет назад передвигались по Русской равнине от Кавказа до Балтики, в те же времена там же (во всяком случае в Прибалтике) обитали и носители гаплогруппы R1a (культура ямочно-гребенчатой керамики, территория современной Эстонии и, возможно, всей юго-восточной части Прибалтики, включая Карелию, см. выше). Ямная культура, которая датируется историками/археологами как 5600/5200-4300 лет назад, представляет собой только «хвост» миграций эрбинов на Русской равнине, что давно показывали данные и публикации ДНК-генеалогии. В последующие времена эрбины или сами ушли на юг, на Кавказ и далее в Месопотамию, или их вытеснили арии, но итог мы знаем – на Русской равнине сейчас проживают примерно 50% носителей гаплогруппы R1a (до 67% в южной части Центральной России), и только 5% носителей гаплогруппы R1b. Возможно, потому историки пишут, что нарвская культура исчезла под натиском племён ямочно-гребенчатой керамики, и мы, уже зная, что первые – это носители R1b, вторые – носители R1a, понимаем, что это было началом крупных исторических процесов на Русской равнине. Но, что давно стало правилом, в рассматриваемой статье попгенетиков этих интерпретаций и выводов, конечно, нет. Продолжим рассмотрение «шквала данных» в этой, второй части статьи.
Ископаемые гаплогруппы I2a (нарвская культура)
и R1a (культура шнуровой керамики) в Прибалтике

В начале марта 2017 года вышел препринт в издании bioRxiv под названием «Генетическая история северной Европы» (Mittnik и еще 21 автор), c авторами из всех прибалтийских стран, а также Германии, России, Финляндии, Швеции, Австралии и США, где наиболее известными авторами являлись David Reich из США и Wolfgang Haak из Австралии; впрочем, Haak не является генетиком, так что коллективом руководил, видимо, Reich. Это значит, по опыту, что статью можно не читать, а нужно просто посмотреть на гаплогруппы-субклады, которые в статье приведены; гаплотипов там, разумеется, не было. А можно не читать – потому что опять будет вязкая и запутанная тягомотина. Так и оказалось. Опять про «охотников-собирателей» и «фермеров», «мезолитических» и «неолитических» людей, причем каждый из них в свою очередь подразделялся на «скандинавов», «прибалтов», «западных», «восточных», «степных», «анатолийских», с туманными и противоречивыми «выводами», кто от кого произошел, основываясь на произвольно построенных диаграммах. При чтении хотелось подхватить хоть какую последовательно изложенную мысль, но не тут-то было, мысль рассыпалась при очередном вбросе «рассуждений», которые опять противоречили друг другу. А жаль, потому что в работе рассматривали 24 ископаемых ДНК с археологическими датировками от 9500 до 1200 лет назад, и для 12 из них определили Y-хромосомные гаплогруппы и субклады (гаплотипы, к сожалению, не определяли), но анализ их фактически не проводили, просто дали в приложении списком. Список следующий, для наглядности упрощенный (в статье его, конечно, не было) и перестроенный, карта захоронений приведена ниже:

Нарвская культура, Литва (Spiginas), I2a-L460 > P37 > CTS595 > S21825 > L1286 > L1287 > L233, датировка 5470±40 лет назад.

Нарвская культура, Литва (Kretuonas), I2a-L460 > P37 > M423, датировка 6200±1200 лет назад.

Комментарий – хотя захоронения расположены практически рядом (см. карту), линии I2a представляют разные ветви. Это означает, что либо это разные племена, либо одно очень древнее племя, поскольку ветви разошлись примерно 19 тысяч лет назад. В предыдущем разделе в нарвской культуре (в Латвии) нашли гаплогруппу R1b, с более древними датировками, чем I2a в нарвской культуре в Литве, 7690±100 и 7030±225 лет назад.

Культура шнуровой керамики:
Эстония (Kunila), R1a-M198, датировка 3960±40 лет назад,
Литва (Gyvakarai и Spiginas) и Швеция (Olsund), все три R1a-M198 > M417 > Z645, датировка 4030±30, 3580±60 и 3890±80 лет назад.

Комментарий – это типичные времена и гаплогруппа для захоронений культуры шнуровой керамики (5200-4300 лет назад). В Германии (Эулау) нашли ископаемые R1a с датировкой 4600 лет назад.

Поздний бронзовый век, КШК:
Литва (Turlojiske), R1a-M198 > M417 > Z645, датировка 2736±60 лет назад;
Латвия (Kivutkalns), пять образцов, из них один образец R1a-M198, два образца R1a-M198 > М417, и два образца R1a-M198 > M417 > Z645, датировка у всех – середина I тыс. до н.э., от 2545±30 до 2298±28 лет назад.

Комментарий – в ряде публикаций я показывал, что носители гаплогруппы N1a1 не приходили на берега южной и юго-восточной Балтики, то есть на территории нынешних Литвы, Латвии, Эстонии, ранее середины I тыс. до н.э. Приведенные выше данные это подтверждают – ни один из 12 ископаемых ДНК в указанном регионе с датировкой середины I тыс. до н.э. (и ранее) не показал гаплогруппу N.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/07/northern-europe-map.jpg
Если Y-хромосомные гаплогруппы в приведенных выше примерах согласуются с системой данных и представлений ДНК-генеалогии, то мтДНК показывают полную рассогласованность даже друг с другом – в данных ископаемых ДНК имеются гаплогруппы U (U4c, U5a, U5b), I (I4a), J (J1b, J1c), K (K1b), T (T1a), H (H4a, H10a, H11a, H28a). Видно, что все 12 образцов имеют разные мтДНК, и у совпадающих Y-хромосомных гаплогрупп и субкладов мтДНК у всех разные. Именно потому мтДНК обычно малоинформативны для ДНК-генеалогических исследований, за исключением редких случаев. Для образцов мезолитической ископаемой ДНК с Южного Оленьего острова (Карелия) и Попово (Карелия), датировка первого 7500-7000 лет назад, для второго датировка в статье не приведена, определены только мтДНК – R1b и U4d, соответственно. Первый скелет был женским, второй – мужским. С Южного Оленьего острова это уже второй образец (сейчас женский), первый был мужским, гаплогруппы R1a-M459-YP1272 (см. выше).

Возвращаясь к критическим замечаниям по статье, надо опять подчеркнуть, что никакого анализа гаплогрупп-субкладов в статье не было. Авторы продолжают придерживаться сложившейся «концепции» геномных попгенетиков – воздерживаться от рассмотрения гаплогрупп, субкладов, гаплотипов Y-хромосомы, видимо, потому, что тогда фактически становится ненужным «широкогеномное» рассмотрение. А смысл своей работы «широкогеномные» видят именно в вязком «анализе» геномных данных. Складывается впечатление, что это именно то, что нужно в данном направлении современной популяционной генетики. Смысл в том, что при таком «анализе» можно получать любые выводы, и главное, подгонять их под устоявшиеся положении историков и археологов. При таком «раскладе» все довольны – историки-археологи тем, что им сообщают, что их выводы полностью подтверждаются (проверить они не могут, да и зачем?), попгенетики тем, что они тем самым «подтверждают», «верифицируют» свою методологию, выводы, а как же – смотрите, все сходится с данными истории и археологии. Значит, наши подходы и выводы правильны.

В «широкогеномных» статьях это приобретает вид гротеска. Нарушается основной принцип науки – надо опираться только на свои данные, а не на то, что навеяно данными другой области науки. Иначе получается подгонка, из ряда вариантов интерпретаций выбирается только то, что подходит под известные данные историков-археологов. В данной статье эта подгонка просто бросается в глаза, причем подгонка систематическая. Историки пишут, что культура А образовалась из культуры В, так они интерпретировали при рассмотрении материальных признаков, часто нечетких, но так решили. А «широкогеномные» тут как тут – и у нас так же получается, смотрите, вот пятно зеленое, и здесь пятно зеленое, там, правда, оно широкое с и желтым, а тут узкое и с синим, но вот зеленое же! И да, точно, А образовалось из В, ведь там и там пятно зеленое, все подтверждается, как и принято в исторических науках!

Думаете, преувеличиваю, иронизирую? Иронизирую – да, с такими «интерпретациями» не иронизировать никак нельзя, но нисколько не преувеличиваю. Потому и постоянное использование терминологии, которую применяют историки, но отнюдь не генетики, но «широкогеномные» перешли к словарному набору историков – «foragers», то есть добыватели продуктов питания (себе и животным), «hunter-gatherers» (охотники-собиратели), «farmers» (фермеры), которые к генетике никакого отношения не имеют, но так удобнее подгонять к концепциям историков. Уже и менять ничего не надо – вот тот древний геном показывает «добывателей сена для скота», а тот – «охотников-собирателей», хотя ничего этого геном, конечно, не показывает, и показывать никак не может. Это – для необременительной подгонки. Нельзя писать – «изучали останки мезолитических собирателей еды на территории современной России», это откровенная профанация. Изучали костные останки в захоронениях с такой-то археологической датировкой, остальное – не дело генетиков. Но генетики пишут, чтобы понравиться историкам-археологам. Задача такая, так легче жить. Вариант взятки.

По всей статье идут обороты типа (цитата) – «Поздние мезолитические собиратели еды в центральной Швеции, которых мы называем «скандинавскими охотниками-собирателями, SHG, моделировались нами как примесь (admixed) между западными и восточными охотниками-собирателями, WHG и EHG». Смотрим на диаграмму рядом (анализ «методом принципиальных компонент») – да, можно и так, можно и по другому, хотя смысл всего этого ускользает – а что это всё означает, если переводить в конкретные генетические или исторические-археологические показатели? Голубой ромбик внизу – это женский образец из культуры кунда, с датировкой 8300±100 лет назад. Он попал в «западные охотники-собиратели», которые трактуются по-разному, например, два варианта показаны ниже. По любому из них «западные охотники-собиратели» – это вся западная и центральная Европа, от Пиреней до севера Франции. Там весь набор Y-хромосомных гаплогрупп «Старой Европы», в том числе E1b, G2a, I2a, и так далее.

Верхний набор ромбиков – это «восточные охотники-собиратели», куда входит и Южный Олений остров, и Попово, и вообще вся восточная Европа от Черного и Каспийского до Белого моря, тоже набор гаплогрупп, в том числе R1a, R1b, Q1a, I2a и так далее, плюс женские. При желании можно «обосновать» и «доказать» что угодно. Например, что «8000 лет назад наблюдался переход от собирателей еды к сельскохозяйственному стилю жизни с распространением фермеров из Анатолии к Дунаю и Средиземноморскому побережью и далее к южной и центральной Европе, где они параллельно существовали и смешивались с местными собирателями еды на протяжении последующих двух тысячелетий. Примерно 6000 лет назад продвижение достигло южной Скандинавии, вместе с культурой воронковидных кубков, и постепенно внедрило культивацию зерновых и животноводство».

Думаете, это всё генетика показала? Ископаемые ДНК? Нет, это подгонка к давней концепции историков, но как якобы показали исследования ДНК. И они, «широкогеномные», так это же и «показали». Например, что «индивидуалы культуры ямочной керамики сохраняют генетическую подпись мезолитических охотников-собирателей, в то время как предковость фермеров культуры воронковидных кубков в основном прослеживается к фермерам центральной Европы, хотя и с заметной примесью от европейских охотников-собирателей». Поскольку по словарю «широкогеномных» попгенетиков охотники-собиратели – это те, кто жили (в данном случае в Европе) более 7 тысяч лет назад, а фермеры – это те, кто жили менее 7 тысяч лет назад, то с «предковостью» любой европейской археологической культуры промахнуться невозможно – это всегда будет либо одно, либо другое, либо с «заметной примесью» другого. Ниже показаны примеры «компонентного анализа» и «вытекающие из них карты». Карты можно было нарисовать любые, со стрелками в любые стороны, но надо было подогнать под представления историков.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/07/EHG-WHG.jpg
Сюда же идет то, что «изучение древних геномов показало, что культура шнуровой керамики (R1a – AAK) генетически близка к ямной культуре (R1b – AAK) пасторалистов из черноморско-каспийских степей, принеся в первую генетический компонент, который ранее в Европе не был представлен». Это авторы данной статьи повторяют «выводы» статей Haak и др. и Allentoft и др. (2015), которые, как уже упоминалось выше, представляют «фантастическую безграмотность» с точки зрения специалиста-археолога, директора института археологии в штате Юта, США. Посмотрим более внимательно на диаграмму, которая уже обсуждалась в предыдущей части.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/07/K14-short-new.jpg
Цвета на диаграмме – это «референсные» геномы, тоже усредненные, поперек всех гаплогрупп, поперек геномов мужчин и женщин, без разбора. Взяли древние геномы, назвали их, например, «степные EMBA» (это темно-красные на диаграмме ниже), степные MLBA» (светло-красные), «степные EN» (голубые), «европейские LNBA» (розовые), «анатолийские/левантийские EF» (темно-зеленые), «европейские EF» (светло-зеленые), «Европейские HG» (голубые), «Степные EN» (тоже голубые), «кавказские/иранские HG» (серо-зеленые), «палеолитические HG» (темно-серые), усреднили в каждой категории, и нанесли на диаграмму ниже. EMBA – это ранний-средний бронзовый век, MLBA – средний-поздний бронзовый век, LNBA – поздний неолит – бронзовый век, EN – энеолит, EF – ранние фермеры, HG – охотники-собиратели. Усредняют, повторяю, без разбора, чохом. Например, в хвалынской культуре нашли три образца ДНК, один гаплогруппы R1b, другой – Q1a, третий – R1a. Все три усреднили, разложили по цветам, назвали Samara_Eneolithic_av, где av – это и есть «average, то есть усредненный), он оказался точно таким же, как для срубной культуры, андроновской, синташтинской, шнуровой керамики, то есть больше, чем наполовину синий, на треть зеленый, на одну десятую темно-красный, и по крохам светло-зеленый и еще пару совсем минорных цветов. Но проблема в том, что срубные, андроновские, синташтинские, шнуровики – все R1a, так они и были определены для использованных здесь ископаемых ДНК. А хвалынский – усреднен по трем разным гаплогруппам, и всё равно получилось то же самое. Ну и что это дает? Как что – по ним «происхождение» устанавливают. Сравнивают, и если похожи, значит, происхождение одинаковое. Представляете?

Да, «генетически близка», там все, правда, «генетически близки», носители хоть R1a, хоть R1b, и ямная культура, и хвалынская, и европейская культура шнуровой керамики, и шнуровая керамика Германии, и колоколовидные кубки, и культура колоколовидных кубков, и срубники, и синташтинцы, и «европейские охотники-собиратели, и «ранние европейские фермеры», и «анатолийско-левантийские ранние фермеры», и вообще практически все. Там может дело не в «приносе компонентов, которые ранее не были представлены»? Может, методология не в ту понтийскую степь, извините за каламбур? Может, диаграммы для носителей R1a и R1b одинаковы, потому что компьютер в данном случае, подчиняясь выставленным приближениям и ограничениям, вышел в расчетах на общую для них родительскую гаплогруппу R1? Или R? Или другую вышестоящую гаплогруппу? Или что-то еще, о чем расчетчики и авторы не подумали?

А авторы статьи продолжают – «Интригует, что современные восточные балты имеют (в своих ДНК) основную часть предковости WHG всех европейцев». А почему бы им не иметь? В чем интрига-то? У эстонцев, латышей и литовцев по 32-40% R1a, 34-42% N1a1, 6-15% I1, 5-12% R1b, 3-6% I1, остальные минорные по численности гаплогруппы. Гаплогруппу N1a1 геномный анализ в данном случае практически не детектирует, поскольку ее в WHG и не было, а все остальное усредняет и уравнивает. Ну и что на этом основании можно сказать? Разве что в очередной раз подогнать. В том числе и что «два карельских образца показывают самый большой генетический дрейф со времени дивергенции из Африки вместе с EHG, как показывает f3-статистика аутгруппы». Замечательно, вот уже и Африку пристегнули. Как они там «дивергенцию из Африки» увидели? Хотите про культуру кунда узнать, откуда она образовалась? Пожалуйста, нет проблем, вот генетическая картина «индивидуала из мезолитической кунды» – «показывает очень тесную аффинность с WHG, с небольшим, но значительным вкладом от EHG в WHG». Мне особенно нравится выражение «небольшой, но значительный вклад». Ну и что из этого следует? Откуда культура образовалась, где ее корни, направление миграции? Да, знаете ли, вообще-то с мезолитического запада, но со значительным вкладом с востока. Мило, не так ли?

Как видите, продолжать особого смысла не имеет, поскольку вот так – вся статья. Кроме, конечно, списка гаплогрупп и субкладов, которые, впрочем, в историческом или другом контексте авторы не рассматривали. Во-первых, не умеют, во-вторых, так спокойнее. Многие знания — многие печали.

Большой набор ископаемых гаплогрупп (CT, C, C1, C1a, F, G, G2, G2a, H, H1, H2, IJK(xJ), I, I2a, I2c, J2a, R, R1, R1b, T1a) в Венгрии (8000-4900 лет назад), Германии (7500-5000 лет назад) и Испании (7500-4200 лет назад), в частности, в культурах Кёрёш,
Старчево, Винча, Баден, линейно-ленточной керамики

Эта фантастическая по количеству приведенных гаплогрупп-субкладов Y-хромосомы (и мтДНК) статья опубликована в начале марта 2017 года, в виде препринта в издании bioRxiv под названием «Параллельное изучение древних геномов выявило сложную историю популяций среди ранних европейских фермеров» (Lipson и др., всего 56 авторов под руководством трех человек – David Reich, и двух основных авторов статьи). В статье было два основных автора – Mark Lipson (Гарвардская медицинская школа, Бостон) и Anna Szécsényi-Nagy (Институт археологии Венгерской Академии наук, Будапешт), что было обозначено специальными знаками, остальные, в основном из Венгрии, Германии и США, поставляли или выделяли ископаемый материал. Судя по многочисленным авторам из Гарварда (медицинская школа – это факультет Гарвардского университета) и сообщению в статье, секвенирование и генетический анализ ископаемых ДНК проводились там.

Выше, в предыдущем разделе, я заметил что если коллективом руководит Reich, то, судя по опыту, статью можно не читать, а просто посмотреть на гаплогруппы-субклады, которые в статье приведены; гаплотипов и здесь, разумеется, нет. «А не читать – потому что опять будет вязкая и запутанная тягомотина», цитирую сказанное выше. Так и оказалось опять в данном случае, хотя присутствие профессионального археолога в качестве одного из двух основных авторов вселяло надежду, что она могла развернуть материал в более информативную сторону. Еще одну надежду вселяло то, что Reich заявлен в статье как один из трех начальников, но не как основной автор, так что статью, видимо, не писал. Но надежды не оправдались – статья подана как типично «широкогеномно-попгенетическая», археолог, как совершенно ясно, статью не писала, и ограничилась двумя страницами среди десятков страниц в Приложении, под заголовком «Археологическое резюме неолитического и халколитического периодов в сегодняшней Венгрии». Что ясно, она же из Венгрии. ДНК-генеалогией она, тоже ясно, не владеет, поскольку на этих двух страницах гаплогруппы-субклады ни разу не упоминаются, хотя в приложении их более полутораста. Но поскольку она не владеет и генетикой, то в этом «Археологическом резюме» ни разу не упоминаются ни WHG, EHG, SGH, ни прочий инструментарий попгенетиков. Она дает достаточно гладкое и необычно четкое для «широкогеномных» описание археологической картины Европы начиная с времен линейно-ленточной керамики (7600-7300 лет назад) на Среднедунайской низменности, и последующего расхождения этой культуры на региональные группы, среди которых была северо-балканская культура Винча, раннюю форму которой автор «Резюме» относит к юго-западной Венгрии периода раннего неолита 7350-7100 лет назад.

В своем описании автор «Резюме» проходит через культуры начала медного века (6500-6000 лет назад) и далее среднего медного века (6300 – 5800/5300 лет назад) и позднего медного века (5600-4850 лет назад), в котором, по ее представлениям, изобрели колесо и колесные повозки, и одомашнили лошадь, конечно же, в Венгрии, но не без влияния Месопотамии и Анатолии, колыбели цивилизации. На кратком рассмотрении баденского культурного комплекса (5600-5100 лет назад), вышедшего из позднего медного века, «Резюме» заканчивается. Характерно, что там ни словом не упомянуты представления М. Гимбутас, подхваченные «широкогеномными» попгенетиками (2015), о вторжении «носителей индоевропейских языков» из ямной культуры в сердце Европы. Что мне показалось странным, а, может, характерным, что в этом археологическом резюме автор не поставил ни одного вопроса, описав картину простой и гладкой, как свисток. Но «Резюме» свою задачу выполнило, оно дало четкую путеводную карту «широкогеномным» попгенетикам, и они, действительно, ни на шаг от нее не отклонились. Как задача поставлена, так и геном «показал». Это тоже характерно. И волки сыты, и овцы целы, все совершенно бесконфликтно, что и требовалось доказать. И действительно, зачем конфликты, зачем открытия и новые трактовки, пусть всё будет как было у историков-археологов, а то еще поинтересуются, а как это открытие сделано, на чем основана новая трактовка, и будет конфуз, придется выкручиваться, что мы, мол, здесь вовсе не при чем, это компьютер, туды его в качель, так проинтерпретировал. Удобная наука, толерантная.

Переходим к данным, имеющим отношение к ДНК-генеалогии. В основной (с моей точки зрения) таблице в статье приведены 80 гаплогрупп-субкладов Y-хромосомы, из них 61 были сообщены впервые, на другие даны литературные ссылки. Всего в таблице приведены 159 гаплогрупп-субкладов мтДНК, из которых половина относилась к женским ДНК. Опережая изложение, замечу, что в статье не анализировались в историческом или другом контексте ни те, ни другие. Мы попытаемся восполнить этот досадный пробел, который, впрочем, не удивителен, так как из трех ведущих авторов двое – «широкогеномные» генетики, а у них своя методология – опять «f3-статистика», «метод принципиальных компонент», «admixture», то есть «примесность», и прочие вязкие, тягучие и неопределенные «инструменты». Подробнее об этом см. в предыдущих разделах.

Надо заметить, что авторы статьи, наверное, обидятся, что я настолько неуважительно отнесся к их попгенетическому труду. Но если обидятся, то зря, так как я очень даже уважительно отношусь к их большой работе по типированию гаплогрупп и субкладов Y-хромосомы. Что же касается всего остального в статье – то, на мой взгляд, оно практически неинформативно, хотя объективно их картинки и диаграммы что-то должно означать. Что-то должен означать синий цвет на диаграммах, пример которой приведен в первом разделе данной статьи (см. выше), что-то должен означать зеленый цвет, что-то красный, желтый и сиреневый, только что – никто не знает. Это – формальная расцветка компьютером, но поскольку для гаплогрупп, например, R1a и R1b, цвета одинаковы, то ясно, что «происхождение» R1a и R1b при обсуждении оказываются одинаковыми. Попгенетик скажет, разумеется, что, мол, причем здесь снип-мутации Y-хромосомы, она вообще маленькая и никому не нужна. Цвета означают другое, например, вклад женщин, но это тоже будет неправдой, никакой корреляции там «с женщинами» никто не получал и не видел. Значит, это что-то еще, о чем никто пока не знает. А может, просто так компьютер решил, со всеми вводимыми допущениями и ограничениями. Может, это вклад других нерекомбинантных частей других хромосом, может, вклад генов, может, еще чего-то. Но самое главное – что четкой картины это «что-то», как правило, не дает. Иногда это с гаплогруппами Y-хромосомы хорошо коррелирует, иногда совсем не коррелирует, но раз так, то это вообще ненадежный, или, скорее, безнадежный параметр. Потому и приходится авторам рисовать десятки, а то и сотни страниц картинок и пояснений к ним, и опять обосновать можно что угодно, особенно если это историкам уже известно. А если неизвестно – то другое дело, там начинается невнятица и неопределенности. Списывать-то удобнее, не так ли?

Итак, гаплогруппы и субклады Y-хромосомы. Чтобы поместить эти данные в картину того, что уже было довольно давно известно, и оттенить (a) данные, подтверждающие известную картину, и (b) данные, продвигающие наши знания, рассмотрим их в некотором порядке. Действительно, давать почти сотню гаплогрупп-субкладов подряд, да еще перемешанными с мтДНК, как это дано в обсуждаемой статье, не способствует пониманию.

Почти все приводимые ниже данные относятся к «Старой Европе», то есть до почти полной гибели мужского европейского населения начиная примерно с 4500 лет назад, то есть с середины III тыс. до н.э. Эти времена совпадают с заселением западной и центральной Европы эрбинами, носителями гаплогруппы R1b, в основном относящимися к археологической культуре колоколовидных кубков (начиная примерно с 4800 лет назад). Обсуждаются и другие причины гибели «Старой Европы», например, резкие климатические изменения, или эпидемии, охватившие Европу в те времена. Ни то, ни другое не доказано, и данных таких нет, более того, мтДНК в те времена не исчезли, а даже пошли в рост. Это фактически опровергает и климатические изменения, и эпидемии, которые почему-то специфически только к мужчинам. Поэтому будем придерживаться концепции геноцида мужчин «Старой Европы» в период с 4500 лет назад и в течение последующих 500-1000 лет как минимум.

1. Древнейшие времена, по данным археологических датировок ископаемых ДНК (7800-7600 лет назад), предшествующие временам линейно-ленточной керамики. Венгрия, Среднедунайская низменность. Археологическая культура старчево (по культуре кёреш в таблице приведены только данные по женским костным остаткам, мтДНК К1a). Y-хромосомные гаплогруппы Н2 (дважды, одна опубликована ранее) и G2a (дважды):

H2-P96.
G2a-P15 > G2a2 > G2a2a > G2a2a1-PF3170.
G2a-P15 > G2a2 > G2a2b > G2a2b2 > G2a2b2b > G2a2b2b1 > G2a2b2b1a-F1932.

Положения этих субкладов группы G2a см. на диаграмме ниже.

Мои комментарии –

(а) Субклад Н2-Р96 образовался примерно 47 тысяч лет назад, так что в культуре старчево он явно недотипирован. В целом, находка гаплогруппы H в древней Европе весьма необычна, потому что по современным представлениям эта гаплогруппа образовалась в Индостане или на Ближнем Востоке. Относительно Н2 происхождение неизвестно.

(b) две указанные гаплогруппы линии G2a разошлись очень давно, после образования субклада G2a2, то есть 18200±1600 лет назад (https://www.yfull.com/tree/G/). Обе они найдены в захоронении в культуре старчево. Это может означать, что либо обе линии прибыли в Европу очень давно, либо что данное племя, которое вошло в культуру старчево или её образовало, очень древнее. Теоретически это может означать, что субклад G2a2 образовался в Европе около 18 тысяч лет назад, но это маловероятно, по другим данным (А.А. Клёсов) он прибыл в Европу из Передней Азии.

(с) мтДНК шести образцов культур кёреш и старчево (в первой два женских образца, во второй четыре мужских) показывают в целом разнообразие – оба женских K1a, мужские T1a2, N1a1a1, K1a4 и W5. На мой взгляд, информативность этого в настоящее время низка.

2. Культура LBKT, или трансдунайской линейно-ленточной керамики (на дунайской низменности). Найдено семь образцов ископаемой ДНК (четыре костяка женские), археологическая датировка 7300-6900 лет назад. Три Y-хромосомных – все G2a:

G2a-P15 > G2a2 > G2a2a > G2a2a1-PF3148.
G2a-P15 > G2a2 > G2a2b > G2a2b2 > G2a2b2a-P303.
G2a-P15 > G2a2 > G2a2b > G2a2b2 > G2a2b2b > G2a2b2b1-F1193.

Положения этих субкладов показаны на следующей диаграмме (в сокращенном виде из ISOGG-2017):
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/07/haplo-G-tree17.jpg
Сделаем ряд комментариев, которых в рассматриваемой статье не найдем. На диаграмме приведены субклады гаплогруппы G2a, которые фактически найдены в центральной Европе с археологическими датировками 7800-6900 лет назад. Мы неоднократно описывали в статьях (последняя – статья «Народы Кавказа с точки зрения ДНК-генеалогии», в сборнике «Истоки кавказской цивилизации, Ростов-на-Дону, 2016, стр. 322-429) наиболее распространенные ветви гаплогруппы G2a на Кавказе, и показывали, что ряд этих ветвей происходит из Европы, которые миграциями пришли на Кавказ (видимо, через Малую Азию) 4-5 тысяч лет назад. Видимо, это было бегство из Европы во времена уничтожения носителей гаплогрупп «Старой Европы» в ходе расселения эрбинов. Действительно, датировки жизни общих предков ряда кавказских линий G2a приходятся на это время.

На современном Кавказе есть две основных линии G2a, одна представлена субкладом G2a1 и его нижестоящими субкладами, это в наибольшей степени выражено у осетин (иронцы 72% от всех гаплогрупп, дигорцы 55%), карачаевцев (25%), абхазов (27%), грузин (23%), примеры датировок линий – 3850±460 лет назад (карачаево-балкарцы), 3250±370 лет назад (осетины, древняя линия), и общий предок этой линии на северо-западном и центральном Кавказе жил 4875±500 лет назад. Но мы видим, что эта линия отошла от «ствола», представленного выше, на уровне субклада G2a-P15, отмеченного сиреневым цветом. Этот субклад образовался 20600±1900 лет назад, то есть намного раньше всех обнаруженных ископаемых G2a, и этой линии среди европейских ископаемых ДНК пока не найдено. Возможно, что он пришел на Кавказ не из Европы, а из Передней Азии, как уже обсуждалось в наших работах.

Вторая линия G2a на Кавказе представлена субкладом G2a2, и главным образом его нижестоящим Р303, отмеченным на диаграмме выше желтым цветом, и его нижестоящими субкладами. Эта линия в наибольшей степени выражена у шапсугов (86%), черкесов (38%), абхазов (24%), грузин (13%), примеры датировок линий – 3025±375 лет назад (грузины), 5345±700 лет назад (общий предок субклада G2a2b1-L140 на Кавказе). Эти времена уже вполне могут соответствовать общим предкам субкладов в Европе, возможно, и прошедшим бутылочное горлышко популяции в ходе миграции и перехода на Кавказ.

Что касается мтДНК в культуре трансдунайской линейно-ленточной керамики, то они опять малоинформативны. Может быть, в будущем они образуют систему, которая позволит помещать их в исторический (археологический) контекст и решать важные исторические загадки, но пока этого нет. В данном случае четыре женских костяка имели мтДНК H, U2, T2b и N1a1a1a3, а три мужских – K1b1a, T1a, T2c1. Кто-то найдет это полезным, например, обратит внимание на то, что во времена 7300-6900 лет назад в Европе уже появилась мтДНК Н, и появилась на территории современной Венгрии, но я бы не отнес это к решению исторической загадки. Это будет скорее типичным попгенетическим описанием, то есть типа «так, записали – что видим, то и поём». По причине малой информативности, мы в дальнейшем не будем останавливаться на мтДНК, за теми редкими исключениями, когда они действительно продвигают наши знания.

3. Культура линейно-ленточной керамики в восточной части территории современной Венгрии, 22 образца ископаемых ДНК, из них 11 мужские костяки, с идентифицированными гаплогруппами-субкладами. Датировки – 7500-6900 лет назад, то есть практически те же, что и линейно-ленточной керамики в предыдущем разделе, только территории немного различаются. Видимо, потому различается и набор обнаруженных гаплогрупп – среди 11 образцов только одна гаплогруппа G2a

G2a-P15 > G2a2 > G2a2b > G2a2b2 > G2a2b2a-P303,

из линии, которая затем проявится на Кавказе. Помимо нее, в двух образцах обнаружена гаплогруппа СТ-M168, в одном – C1a2 (опубликовано ранее), в двух образцах гаплогруппа I (x I1), то есть она не относится к I1, и пять гаплогрупп серии I2:

I2-M438
I2-M438 > I2a > I2a2 > I2a2a-M223 (два образца)
I2-M438 > I2a > I2a2 > I2a2a > I2a2a1 > I2a2a1b-CTS10057
I2-M438 > I2a > I2a2 > I2a2a > I2a2a1 > I2a2a1b > I2a2a1b1-L701

Положения этих субкладов показаны на следующей диаграмме (в сокращенном виде из ISOGG-2017):
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/07/haplo-I-tree17.jpg
Сделаем ряд комментариев. На диаграмме приведены субклады гаплогруппы I2a, которые фактически найдены в центральной Европе с археологическими датировками 7500-6900 лет назад. Ничего принципиально нового здесь давно нет, еще несколько лет назад гаплогруппы I2a в захоронениях с теми же датировками были найдены в Скандинавии, в Испании, во Франции и в других частях Европы. Но в данном случае мы видим две важные Y-хромосомные линии, I2a1 и I2a2, которые расходятся от субклада I2a-L460. В культуре линейно-ленточной керамики в Венгрии мы видим вторую линию, которая на диаграмме ступенчато, путем образования новых снипов, проходит до субклада со снипом L701, который был найден в той же культуре, и в настоящее время нижестоящие субклады найдены в основном на Британских островах. Но есть другая линия, которая на данной диаграмме не показана, она идет от снипа P37.2 отдельной ветвью, и ее многочисленные нижестоящие субклады почти все наблюдаются в Восточной Европе, почти исключительно у славян, от Адриатики до Балтийского моря. Общий предок первых (в настоящее время британских M223 с последующими субкладами) выявляется около 5000 лет назад, общий предок вторых – примерно 2300 лет назад. В обоих случаях Y-хромосомные ДНК-линии прошли бутылочное горлышко популяции, предположительно 5000-4500 лет назад, опять во времена расселения эрбинов по Европе, как культуры колоколовидных кубков. Похоже, что субклады гаплогруппы I2a, найденные в культуре линейно-ленточной керамики, за редким исключением не выжили во времена гибели «Старой Европы». «Широкогеномные» исследования этого, конечно, не показывают. Не та методология. Вывод о малой информативности мтДНК и здесь подтверждается, на все 22 образца в данной культуре было 18 различных мтДНК, никакой системы увидеть не удалось. Что в общем понятно, поскольку мтДНК определяют матери, которые, видимо, приходили (прибывали, приводили) в селение к мужу, или как он там тогда назывался, из разных краев. При таком варианте практически никакой системы и быть не может.

4. Северобалканская культура винча, ранний каменный век, датировки 7400-7100 лет назад. Четыре образца ископаемых ДНК, два мужских и два женских, мужские имели гаплогруппы H2 и G2a.

(Продолжение следует…)

Анатолий А. Клёсов,
доктор химических наук, профессор http://pereformat.ru/2017/07/shkval-novyh-dannyh-2/

Ingushgen
17.08.2017, 23:44
Шквал новых данных по молекулярной истории человечества (3)
В первых двух частях этой серии статей (часть 1, часть 2) было рассказано о новых данных по ископаемым ДНК на большой территории, от Прибалтики (культура ямочно-гребенчатой керамики, нарвская культура и культура шнуровой керамики) до балканских археологических культур, с совокупными датировками от 8000-7500-7000 до 3800-3500 лет назад. Конечно, не обошлось без принципиальных сюрпризов. При этом надо понимать, что ископаемые ДНК – очень коварный объект науки. Чем менее профессиональны читатели, тем больше они придают значения единичным находкам. Они не затрудняют себя подумать, что если вырвать случайный единичный образец гаплогруппы из выборки, скажем, в современной России, то он в любом случае не будет характеризовать полигаплогруппный состав страны. Более того, он совсем не обязательно придется даже на доминирующую (в численном отношении) гаплогруппу.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/08/paleodna-new01.jpg
Для того, чтобы понять, насколько случайно найденный образец гаплогруппы характеризует археологическую культуру, надо знать, насколько культура была однородна в этом отношении. А это не узнать без выборки хотя бы в несколько образцов ДНК. Более того, желательно иметь основательные представления о том, откуда насельники данной культуры пришли, и куда они затем (хотя бы в части) передвинулись. Что же делают откровенные дилетанты? Они выхватывают единичную находку древней ископаемой ДНК на территории, где это вообще первая находка, и публично провозглашают, что вот это и был древний народ. А поскольку провозглашают они это другим дилетантам, то вот и основа общего оглупления, которое потом транслируется в совершенно безумные комментарии в сети. С одной стороны, какая разница? Каждый сам кузнец своей глупости. Но с другой – за державу обидно.


Вот образец такой глупости. Один известный персонаж, который гуляет с форума на форум, и везде оставляет безграмотность, пишет: «Вот еще два образца по полякам, железный век и средние века, гаплогруппы G2a и I1, но ни R1a, ни R1b что-то всё так и нет». И дальше все время приговаривает, что в древней Европе гаплогруппы R1a так и не нашли. Он, видимо, не понимает несколько простых вещей – что в разных странах количество находок ископаемых ДНК совершенно разное, и что число находок ископаемой гаплогруппы R1a исчисляется десятками, гаплогруппы R1b по разным спискам или примерно столько же, или намного больше. И эти разные списки все по своему правильные. Каждый – объективная реальность.

Для иллюстрации и в качестве примеров – два списка ископаемых ДНК, один составлен в основном по данным Haak и Allentoft с сотрудниками (2015), другой – по данным группы Reich с сотрудниками (2017). В первом – 126 образцов, во втором – 416. По странам распределение образцов следующее. В первом списке:

Россия — 36 образцов ископаемых ДНК
Германия — 33
Турция — 15
Испания — 14
Венгрия — 10
Швеция — 9
Италия — 4
Дания — 3
Чехия — 1 (гаплогруппа R1b)
Польша — 1 (гаплогруппа К)

Гаплогруппы R1a среди всех 126 образцов – 25 (из них в Западной Европе 12), гаплогруппы R1b – 29 (из них в Западной Европе 11).

Во втором списке, из 416 образцов:

Западная Европа — 132 (из них 44 Германия)
Восточная Европа — 127
Балканы — 60
Иберия — 30
Анатолия — 30
Иран — 9
Италия — 6
Сибирь — 3
Кавказ — 2 (оба Грузия)
Африка — 1 (Эфиопия, 4575-4469 лет назад, гаплогруппа E1b)

Гаплогруппы R1a среди всех 416 образцов – 26 (из них в Западной Европе 10), гаплогруппы R1b – 118 (из них в Западной Европе 57).

Если рассмотреть все 60 балканских образцов из списка, то в них распределение гаплогрупп следующее:

G2a — 15
I2a — 13
R1b — 10
C — 5
I — 4
I2 — 2
R — 2
T1a — 2
CT — 2
E1b — 1
R1a — 1
R1 — 1
H2 — 1
G2 — 1
J2b — 1

Во всех списках верно одно – если гаплогруппу нашли, то она там была, и то если не ошиблись с типированием. Но если не нашли – то это не означает, что ее там не было, например, в соседнем захоронении. Отсутствие доказательств не есть доказательство отсутствия. Поэтому правило простое – обсуждать можно только то, что нашли, но то, что не нашли – можно только констатировать, что пока не нашли. Если, конечно, нет дополнительных и независимых данных, что то, что не нашли, там и быть не может.

Возвращаемся к сюрпризам в отношении ископаемых ДНК. Один сюрприз, о котором было упомянуто в предшествующих частях – это что в культуре ямочно-гребенчатой керамики в Эстонии нашли R1a, хотя и единичный. Хотя не совсем и единичный – по соседству, в Карелии, нашли опять R1a. Датировки – 5900-3800 лет назад и 7500-7000 лет назад, соответственно. Хотя обобщения делать преждевременно, но ясно, что R1a в те древние времена там были. А вот гаплогруппу N, которую попгенетики там предрекали, пока не нашли. Есть хорошая вероятность, что в те времена и не найдут, потому что по данным ДНК-генеалогии предки современных носителей гаплогруппы N1a1 подошли к Балтийскому морю не ранее 2500 лет назад на территории современных Эстонии-Латвии-Литвы, и не ранее 2000-1500 лет назад на территории современной Финляндии. Конечно, не исключены и более ранние заходы тех, от кого современных потомков не осталось, чьи ДНК-линии терминировались, но таких, как видно, пока не нашли.

Еще сюрприз – описанная в предыдущих частях находка двух образцов гаплогруппы R1b одной группой исследователей в нарвской археологической культуре, опять же в Прибалтике, в Латвии, и двух образцов I2a другой группой исследователей в той же нарвской культуре, но уже в Литве. Дилетанты дружно зашумели, что, мол, это показывает, что носители двух этих гаплогрупп жили вместе в одной культуре, и что положение о раздельных, как правило, миграциях в древности носителей разных гаплогрупп является неверным. Но они не обратили внимания, что и география различается, и датировки указанных образцов могут быть различными, поскольку датировки весьма широкие – R1b в нарвской культуре в Латвии датируются 7000-5000 лет назад, а I2a в Литве датируются 7500-4900 и 6440-6240 лет назад. Поэтому вполне возможно, что племена R1b и I2a жили в Прибалтике в разных местах и в разные времена. Это более вероятно, учитывая, что другие ископаемые I2a обнаружены в Западной Европе, с датировками примерно 5000 лет назад, а другие ископаемые R1b обнаружены в степных хвалынской и ямной культурах, с датировками 7215-4650 лет назад. Кстати, по данным историков (например, А.И. Юдин, 2012), насельники хвалынской археологической культуры расселялись вверх по Волге. Возможно, этим путем и далее на север они и попали в Прибалтику.

Там, где образцы более многочисленны, они показывают, что древние культуры действительно были практически однородны – двадцать G2a в одной из западно-европейских культур с датировкой 5000 лет назад, десять R1a в андроновской культуре, цепочка культур R1a от срубной до синташтинской, и далее до тагарской, таштыкской, карасукской, почти все тестированные носители культуры шнуровой керамики, имевшие гаплогруппу R1a. Естественно, в захоронениях могут оказаться включения инородных гаплогрупп – пленные, рабы, заезжие торговцы, и просто отдельные люди, принятые в племя по разным причинам, так что делать категоричные выводы «по понятиям» – это опять удел дилетантов. Надо изучать каждый случай, если, конечно, стоит соответствующая задача, и при этом формулировать конкретные и осмысленные вопросы. Но уже ясно, что с течением времени, при переходе от древнейших культур, которые были более однородными в отношении их Y-хромосомных гаплогрупп, к более недавним временам, наблюдается прогрессивное смешивание племен, с образованием полигаплогруппных. Возможно, это было следствием возрастания торгово-обменных связей, совместной защиты от неприятеля, в общем, это задача для историков.

Так, в предыдущей части этой статьи было показано, что на современных территориях Венгрии, Германиии и Испании найдено множество ископаемых ДНК с Y-хромосомными гаплогруппами CT, C, C1, C1a, F, G, G2, G2a, H, H1, H2, IJK, I, I2a, I2c, J2a, R, R1, R1b, T1a, с совокупными датировками 8000-4200 лет назад. Но делать скороспелый вывод о полигаплогруппности тех культур не стоит, потому что найденные образцы относятся к разным территориями и к интервалу времени в четыре тысячи лет. Если кто-то захочет исследовать гипотезу о «полигаплогруппности», то необходимо рассортировать все эти данные по отдельным захоронениям, датировкам и территориям, причем датировки потребуются по возможности точно (с точностью до одного-двух поколений) для конкретных захоронений. Проблема в том, что часто две гаплогруппы даже в одном захоронении вовсе не означают, что соответствующих носителей хоронили вместе, в одно время. Они могут различаться по времени веками, а то и тысячелетиями, и относиться к подзахоронениям, умышленным или случайным. Поэтому этот исследовательский проект будет чрезвычайно трудным и сложным. Даже одни и те же названия культур зачастую относятся к разным территориям, например, завершение предыдущей части статьи и начало настоящей части относится к северобалканской культуре Винча (юго-западная Венгрия), в отличие от культуры (или ее части) Винча в пригороде Белграда, Сербия. Там, в венгерской Винча, нашли гаплогруппы H2 и G2a, но в сербской Винча пока ископаемых ДНК не извлекали.

Наконец, еще один сюрприз по предыдущим частям статьи представляется в том, что в длинном перечне гаплогрупп в предшествующем параграфе нет гаплогруппы R1a. Дилетант тут же заголосит (и уже заголосили на разных форумах), что, мол, все теории на этот счет были неверны, не было в Европе гаплогруппы R1a, во всяком случае от 8000 до 4200 лет назад. Но дилетант на то и дилетант, что не умеет думать и анализировать. Он не знает, или забыл, или знать не хочет, что на указанных территориях (особенно в Германии) и в указанный период времени обнаружено на самом деле много ископаемых R1a, начиная с самой первой, в публикации Haak с сотр. (2008), в которой нашли целую группу R1a в селении Эулау с археологической датировкой 4600 лет назад. Помимо того, в Германии нашли несколько образцов R1a-M420 (датировки 4515-4065 лет назад), R1a-M198 (4515-4065 лет назад), R1a-M417 (4844-4480 и 4488-4369 лет назад), в Дании – R1a-M417 (4866-4507 лет назад), в Швеции R1a-M459 (4636-4487 лет назад), и серию более поздних образцов R1a, например, R1a-Z280 в Германии (3128-3036 лет назад). Почему в длинном перечне гаплогрупп в предыдущем абзаце нет R1a – да по той же причине, остались в соседних захоронениях, не копнули там, где они были. Повторяю – отсутствие доказательств не есть доказательство отсутствия.

Продолжим расмотрение гаплогрупп-субкладов ископаемых ДНК, результаты которых опубликованы в этом, 2017 году.

4. Северобалканская культура винча (юго-западная Венгрия), ранний каменный век, датировки 7400-7100 лет назад. Четыре образца ископаемых ДНК, два мужских и два женских, мужские имели гаплогруппы H2 и G2a.

H2-P96 (такой же, как и в культуре старчево)

G2a-P15 > G2a2 > G2a2b > G2a2b2 > G2a2b2a > G2a2b2a1 > G2a2b2a1a-PF3346
Субклад PF3346 приведен на диаграмме субкладов гаплогруппы G2a ниже.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/08/paleodna-new02.jpg
Ареал культуры винча эпохи неолита (Старая Европа, VI-V тыс. до н.э.). Из Википедии

http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/08/paleodna-new03.jpg
Диаграмма субкладов гаплогруппы G2a. Сиреневым цветом отмечен субклад P15, найденный в захоронении в культуре Тиссы. Такой же субклад найден в некрополе на юге Франции с датировкой 5000 лет назад. Субклады M201 (первый сверху), Р15 и PF3148 найдены в захоронениях в культурах трансдунайского позднего неолита (см. ниже).
Мы видим, что гаплогруппа H2-P96 найдена уже в трех захоронениях – дважды в культуре старчево (с датировкой 7800-7500 лет назад), и в культуре винча (с датировкой 7400-7000 лет назад). Это показывает, что данная гаплогруппа была распространена в «Старой Европе» (ранее 4500 лет назад), и погибла вместе с ней, наряду с большей частью гаплогрупп E1b, F, G2a, K, I1, I2a, R1a. В настоящее время гаплогруппы H в Европе практически нет, и в известном списке Eupedia она вообще отсутствует среди европейских гаплогрупп (ссылка).

5. Культура Тиссы на юго-востоке Венгрии, датировки 7000-6500 лет назад. Найдены пять образцов ископаемых ДНК, три мужских и два женских, мужские имели гаплогруппы G2a-P15 (отмечена сиреневым цветом на диаграмме субкладов гаплогруппы G2a, I (x I1), как в культуре линейно-ленточной керамики, см. предшествующую часть статьи, и I2a1-P37.2 (см. диаграмму субкладов гаплогруппы I2).
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/08/paleodna-new04.jpg
Диаграмма субкладов гаплогруппы I, на которой отмечен субклад P37.2, найденный в захоронении в культуре Тисса. На следующей диаграмме показаны нижестоящие от P37.2 субклады.
Обратим внимание на то, что субклад I2a1-P37.2 – это тот, от которого впоследствии пошли славянские линии гаплогруппы I2a (после почти полного уничтожения носителей гаплогруппы I2a в Старой Европе, и прохождения бутылочного горлышка популяции примерно 2200 лет назад, в конце прошлой эры, см. диаграмму ниже). В настоящее время эти славянские ДНК-линии являются основными по численности в некоторых странах бывшей Югославии – 71% среди боснийских хорват, 54% среди боснийцев, 37% среди хорват, 34% среди сербов, 30% в Черногории, 21% в Словении. В России, Украине, Белоруссии число носителей гаплогрупы I2a варьируется между 10 и 20%, в зависимости от региона, в Польше падает до 6%.

Ясно, что P37.2 – это далекий предковый субклад по отношению к южнославянским субкладам (см. подпись к диаграмме), он образовался примерно 21300 лет назад. Его нижеследующий субклад I2a-L147.2/CTS10228, обозначенный сиреневым цветом, наиболее распространен в гаплогруппе I2 в Восточной Европе – от Греции до Прибалтики, включая Россию, Украину, Белоруссию, страны бывшей Югославии. Он образовался примерно 5300 лет назад, и разошелся между Балканами (дунайские славяне, в частности) и Британскими островами четырьмя своими основными ветвями – S17250, Y4460, Z1785 и A2512, все четыре образовались примерно 2200 лет назад. Как правило, у их носителей имеются нижестоящие субклады. Первые три – преимущественно славянские субклады, четвертый, А2512, относительно малочисленный и встречается преимущественно у евреев.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/08/paleodna-new05.jpg
Диаграмма субкладов, нижестоящих от P37.2. Справа – датировки возникновения субкладов, рассчитанные по снип-мутациям (группа YFull). Субклад L147.2 (отмечен сиреневым цветом) был почти полностью уничтожен в ходе гибели Старой Европы (III тыс. до н.э.), и вышел из «бутылочного горлышка популяции» примерно 2200 лет назад в виде четырех параллельных субкладов, первые три (сверху вниз, начиная с S17250) можно назвать «южно-славянскими» по преобладающим языкам и территориям, последний – субклад преимущественно евреев.
6. Трансдунайский поздний неолит (культуры лендьел и сопот), датировки 7200-6500 лет назад. Найдены 14 образцов ископаемых ДНК, 12 мужских и два женских, мужские имели гаплогруппы С (x C2), G-M201 и два G2a, F (х I), два Н-L901, H1a2a-Z14050, два образца гаплогруппы I – один был опубликован ранее, другой I (x I1, I2a2), I2 (x I2a2), а также J2a-M410, E1b-L618. Как видно, в этих культурах на протяжении примерно 700 лет наблюдается большое разнообразие Y-хромосомных гаплогрупп. Cубклады G2a в тех случаях, в которых были определены, следующие:

G2a-P15
G2a-P15 > G2a2 > G2a2a > G2a2a1-PF3148 (датировка образца 6800-6500 лет назад).
Последний субклад был также найден в культуре трансдунайской линейно-ленточной керамики (датировка образца 7200-7000 лет назад).

Комментарии:

(a) в статье использовали устаревший индекс H1b1-Z14050, но этого субклада в номенклатуре ISOGG 2017 года нет, есть H1a2a-Z14050.

(b) в опубликованном наборе ископаемых ДНК здесь впервые встречается гаплогруппа J2a. Обычно принимается, что эта гаплогруппа происходит из Месопотамии и далее распространилась в юго-восточную Европу. Древняя находка J2a в трансдунайском позднем неолите (образец датирован 6800-6500 лет назад) хотя это напрямую не подтверждает, но и не противоречит. В настоящее время гаплогруппа J2a особенно распространена в Анатолии (24%), на островах Средиземного моря (23-37%), в Греции и в центральной Италии (по 23%), в Албании (20%). В России этой гаплогруппы 3%, на Украине – 4.5%, в Белоруссии и Польше по 2.5%.

(c) Особый интерес представляет субклад E1b-L618, место которого в диаграмме субкладов гаплогруппы E отмечено желтым цветом. Последним стоит его дочерний субклад E1b-V13, который почти полностью погиб при разрушении Старой Европы, и возродился, то есть прошел бутылочное горлышко популяции 3450±350 лет назад (А.А. Клёсов, публикации 2010-2017 гг.).
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/08/paleodna-new06.jpg
7. Халколитические (медного века) культуры древней территории Венгрии, датировки 6500-5900 лет назад. Найдены 10 образцов ископаемых ДНК, 6 мужских и 4 женских, мужские имели гаплогруппы два СТ-M168 (как и в культуре линейно-ленточной керамики), два G2a, два I2a. Cубклады G2a и I2a в тех случаях, в которых были определены, следующие (их положение показано на соответствующих диаграммах выше):

G2a-P15 > G2a2 > G2a2b-L30
G2a-P15 > G2a2 > G2a2b > G2a2b2 > G2a2b2a > G2a2b2a1 > G2a2b2a1a > G2a2b2a1a1 > G2a2b2a1a1c > G2a2b2a1a1c1 > G2a2b2a1a1c1a-CTS5990

I2a-L460
I2-M438 > I2a > I2a2 > I2a2a > I2a2a1 > I2a2a1b-CTS10057,
датировка образца 6500-6000 лет назад. Этот субклад был также найден в культуре линейно-ленточной керамики (датировка образца 7200-6900 лет назад).

Как мы обсуждали выше, все эти линии (G2a и I2a) почти полностью терминировались при гибели Старой Европы между 5000 и 4500 лет назад.

8. Средне-халколитический переходный период смешанных стилей керамики, под названием «протоболераз», датировки ископаемых ДНК 5900-5600 лет назад. Найдены четыре образца, три мужских и один женский, мужские имели гаплогруппы – одна G2a и две I2c (с одинаковыми субкладами), их положение показано на диаграммах выше:

G2a-P15 > G2a2 > G2a2b > G2a2b2 > G2a2b2a-P303 (отмечен желтой полосой на диаграмме субкладов гаплогруппы G2a)

I2-M438 > I2c-L596

Как видим, среди ископаемых ДНК в центральной Европе появляется I2c. Это в настоящее время довольно редкая гаплогруппа, она отсутствует в списке основных европейских гаплогрупп (ссылка), и в проектах FTDNA, в которых числятся 6000 носителей гаплогруппы I1, 2000 носителей гаплогруппы I2a, есть только 300 носителей гаплогруппы I2c. Как обычно, у всех четырех ископаемых ДНК в данной серии все четыре мтДНК разные – H, J1c, N1a1a1a3, U5a1c1.

9. Баденская культура на территории современной Венгрии (в целом она расположена на территориях Чехии, Словакии, Венгрии и Австрии, см. карту), датировки ископаемых ДНК 5600-4850 лет назад. Найдены тринадцать образцов, девять мужских и четыре женских, мужские имели гаплогруппы – пять G2a, I-M170 и три I2a (все они показаны на соответствующих диаграммах субкладов выше).
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/08/paleodna-new07.jpg
G2a-P15 > G2a2 > G2a2a-PF3147.
G2a-P15 > G2a2 > G2a2b > G2a2b2 > G2a2b2a-P303 (отмечен желтой полосой на диаграмме субкладов гаплогруппы G2a)
G2a-P15 > G2a2 > G2a2b > G2a2b2 > G2a2b2a > G2a2b2a1 > G2a2b2a1a-PF3346
G2a-P15 > G2a2 > G2a2b > G2a2b2 > G2a2b2a > G2a2b2a1 > G2a2b2a1a > G2a2b2a1a1 > G2a2b2a1a1b > G2a2b2a1a1b1-Z1815
G2a-P15 > G2a2 > G2a2b > G2a2b2 > G2a2b2a > G2a2b2a1 > G2a2b2a1a > G2a2b2a1a1 > G2a2b2a1a1c > G2a2b2a1a1c1 > G2a2b2a1a1c1a-CTS5990

I-M170
I-M170 > I2-M438
I2-M438 > I2a > I2a1-P37.2
I2-M438 > I2a > I2a1-P37.2 > I2a1a > I2a1a1-M26

10. Культура линейно-ленточной керамики на територии современной Германии, найдены 29 образцов ископаемых ДНК, из них 10 – мужских костяков, с идентифицированными гаплогруппами-субкладами, из которых пять опубликованы ранее, и пять описаны впервые в рассматриваемой работе. Датировки – 7500-7100 лет назад, то есть практически те же, что и линейно-ленточной керамики в Венгрии. Но набор обнаруженных гаплогрупп резко различается – если среди 11 образцов в той же культуре в Венгрии была только одна гаплогруппа G2a (субклад P303), то она обнаружена в 8 из 10 образцов в Германии, и среди них не было субклада Р303. Вместо линии G2a2b-L30 (как в Венгрии) там была почти исключительно линия G2a2a. Иначе говоря, на фрагменте диаграммы субкладов гаплогруппы G это субклады PF3147 и PF3148, размещенные между сиреневой и желтой полосой.

Это говорит о том, что в культуре линейно-ленточной керамики в Венгрии и в Германии в одни и те же времена жили разные племена, которые разошлись от субклада G2a2-L1259, образовавшегося 18200±1600 лет назад. Похоже, что они прибыли в Европу раздельными миграциями, и принадлежность их к одной культуре можно объяснить «культурной диффузией». Конечно, это пока основывается на небольшом наборе ископаемых ДНК.

Три другие Y-хромосомные гаплогруппы, помимо G2a, были G2-P287 (см. диаграмму субкладов гаплогруппы G), СТ и T1a, две последние были опубликованы ранее, и потому не анализировались в рассматриваемой статье. Семь гаплогрупп G2a имели следующие субклады:

G2a-P15 > G2a2 > G2a2a-PF3147 (три образца)
G2a-P15 > G2a2 > G2a2a > G2a2a1-PF3148 (четыре образца)

11. Средний неолит, территория современной Германии, археологические датировки 6600-5000 лет назад. Найдены семь образцов ископаемых ДНК, из них четыре мужских и три женских, Y-хромосомные образцы гаплогрупп I, R, G2a-PF3148, и IJK (x J), из них три первых уже были опубликованы. Образец с гаплогруппой R датирован 5590±64 лет назад, что заметно раньше прибытия в Европу (на Пиренейский полуостров) основной миграции носителей гаплогруппы R1b. К сожалению, гаплотипов в статье нет, поэтому выяснить ДНК-генеалогическое происхождение этого образца пока не представляется возможным. Он имел мтДНК HV, что, впрочем, тоже мало о чем говорит, и такие же мтДНК найдены в захоронениях культуры линейно-ленточной керамики в восточной Венгрии со значительно более древней датировкой (7500-7300 лет назад) и в баденской культуре в Венгрии с заметно более поздней датировкой (5300-4850 лет назад).

12. «Лиственная пещера» в западной части Германии, датировка 6000-5000 лет назад. Найдены четыре образца ископаемой ДНК, из них три мужских. Гаплогруппы I2a1-P37.2 (см. диаграмму выше), R1-M173 и R1b1-L278 (диаграмма ниже).

Гаплогруппа I1a1-P37.2 нам уже знакома, эта линия после ее почти полного уничтожения в ходе расселения эрбинов, носителей гаплогруппы R1b по Европе, привела к настоящему времени к появлению десятков миллионов славян Восточной Европы, от Адриатики до Балтики. Две гаплогруппы линии R1, обнаруженные в ископаемых ДНК «лиственной пещеры» (Blätterhöhle Cave), представляют древнейшие гаплогруппы, которые образовались 22000-20000 лет назад. В мезолите центральной Европы их найдено не было, но они были найдены в Прибалтике, в нарвской культуре, и определенно пришли в Европу не вместе с основной группой мигрантов на Пиренейский полуостров, а, видимо, из той самой нарвской культуры, что описано в первых разделах этой статьи; более того, субклад в нарвской культуре и в «лиственной пещере» одинаковый, R1b-L278 (образовалась 20400±3000 лет назад, https://www.yfull.com/tree/R1b/).
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/08/paleodna-new08.jpg
В «лиственной пещере», которая была открыта в 2004 году, нашли скелетные останки более 400 человек. Генетический анализ показал, что часть из них питалась в основном рыбой, другая часть – зерновыми продуктами. К удивлению исследователей, оказалось, что эти части популяции генетически не смешивались. Правда, генетики заключили, что эти популяции сосуществовали в пещере только 400-600 лет (видимо, основываясь на численности захоронений в пещере), но генетики не привели датировок, когда это было. Ископаемые ДНК в рассматриваемой статье имеют датировку 6000-5000 лет назад, так что если генетики правы в своих оценках продолжительности заселения пещеры, то не исключено, что население пещеры было изгнано или уничтожено как раз во время гибели «Старой Европы», в III тыс. до н.э. Но то, что две описанные выше популяции генетически не смешивались, живя практически в одном месте веками, в очередной раз подтверждает гипотезу, приведенную выше, что древние племена обычно не смешивались.

13. Последняя группа гаплогрупп-субкладов в статье – это иберийские (то есть пиренейские) ископаемые ДНК раннего и среднего неолита (то есть каменного века), и халколитического периода (медного века). Рассмотрим их по частям.

Ранний неолит. Датировки ископаемых гаплотипов 7500-7300 лет назад. Найдены семь образцов ископаемой ДНК, из них два мужских – гаплогруппы I2a-L161.1 и R1-V88. Оба Y-хромосомных образца были ранее опубликованы, поэтому в рассматриваемой статье их субклады не анализировали, ограничились ссылками без приведения снипов. Они нами показаны, основываясь на буквенных индексах субкладов, принимая их за индексы 2017 года, как это было по всей рассматриваемой статье. Если это индексы, скажем, 2015 года или ранее, то соответствующие снипы могут быть другими, например, R1b-V88 станет R1b-M269. Расположение обоих субкладов на диаграммах соответствующих субкладов гаплогрупп R и I приведено выше.

Средний неолит. Датировки ископаемых гаплотипов 5900-5600 лет назад. Найдены четыре образца ископаемой ДНК, из них два мужских – гаплогруппы Н2 и I2a-Z161. Оба Y-хромосомных образца были ранее опубликованы, поэтому в рассматриваемой статье их субклады не анализировали, ограничились ссылками без приведения снипов. Снип для I2a нами реконструирован по виду субклада.

Халколит, датировки ископаемых гаплотипов 5600-4350 лет назад. Найдено 26 образцов ископаемой ДНК, из них 13 мужских – гаплогруппы I (три образца), I2a (восемь образцов), G2a (2 образца). Половина Y-хромосомных образцов были ранее опубликованы, поэтому в рассматриваемой статье их субклады не анализировали, ограничились ссылками без приведения снипов. Cубклады G2a и I2a в тех случаях, в которых были определены, следующие (их положение показано на соответствующих диаграммах выше):

G2a-P15 > G2a2 > G2a2a-PF3147.
G2a-P15 > G2a2 > G2a2b > G2a2b2 > G2a2b2b-PF3359.

I2-M438 > I2a > I2a2-M436 (два образца).
I2-M438 > I2a > I2a2 > I2a2a-M223 (пять образцов).
I2-M438 > I2a > I2a1-P37.2 > I2a1a > I2a1a1-M26

Подводя итоги, повторим вслед за авторами обсуждаемой статьи, что в период неолита-халколита (8000-4850 лет назад) на территории современной Венгрии наиболее распространенной гаплогруппой Y-хромосом (найденной среди ископаемых ДНК) была гаплогруппа G (в основном G2a с нисходящими субкладами, линии G2a2a и G2a2b), на которую приходится примерно 40% от всех находок. Эти две линии (со снипами PF3147 и L30, соответственно) расходятся в указанном периоде очень далеко, и могут относиться или к разным племенам, которые вместе мигрировали в Европу, или к одному, но очень древнему племени. То, что эти далеко расходящиеся ветви принадлежали к одним и тем же археологическим культурам (порой в их динамике), можно считать указанием, что между ними происходил вполне интенсивный культурный обмен, или что они перенимали технологии друг у друга тем или иным способом.

Второй наиболее распространенной гаплогруппой, найденной в ископаемых ДНК, была гаплогруппа I (в основном I2a с нисходящими субкладами, линии I2a1 и I2a2), на которую приходится примерно 32% от ископаемых гаплогрупп всех находок. Эти две линии (со снипами P37.2 и M436, соответственно) тоже расходятся далеко в указанном периоде, и относятся к тем же археологическим культурам, что и гаплогруппы G2a. Это означает, что культурный (и вещевой) обмен происходил «поперек» родовых, наследственных образований. Видимо, оседлый образ жизни располагал к культурным диффузиям, в отличие, как представляется, от кочевого образа жизни. В те же времена, или несколько позже, в центральную Европу приходят носители гаплогруппы R (захоронение с датировкой 5654-5527 лет назад), R1 (датировка 5337-5034 лет назад) и R1b (5958-5344 лет назад), а на Пиренеях обнаружена ископаемая гаплогруппа R1b-V88 (7294-7066 лет назад). Это все исключительно древние субклады, как и древние датировки захоронений, и их носители не сопровождали носителей гаплогруппы R1b-M269-L151 (и их нижестоящих субкладов U106 и P312, образовавших культуру колоколовидных кубков с последующим заселением Европы). Похоже, что древние гаплогруппы R1b могли быть принесены в Европу из нарвской культуры Балтики (обнаруженные там захоронения с гаплогруппой R1b датируются 7690±100 и 7030±225 лет назад), то есть ранее центрально-европейских. В нарвскую же культуру эрбины скорее всего прибыли из приволжских степей (хвалынская культура и предшествующие ей среднеазиатские миграции, из Сибири через южный Урал и северный Казахстан).

Маршруты прибытия в Европу носителей гаплогруппы G2a пока твердо не установлены, но есть данные, позволяющие полагать, что они прибыли туда вскоре после ухода ледника, со стороны Передней Азии, где датировки общих предков этой гаплогруппы уходят во времена 14 тысяч лет назад. Возможно, прибытие этой гаплогруппы через Анатолию на Балканы и воспринимается генетиками как прибытие «анатолийских и левантийских фермеров». Гаплогруппа I (и ее дочерние I1 и I2a) образовались 43000±3000 и 27500±2800 лет назад, соответственно, и могут знаменовать собой кроманьонские времена в Европе. По каким-то, пока неизвестным причинам, гаплогруппа I1 встречается в захоронениях древней Европы значительно реже, чем I2 (I2a), но в итоге все перечисленные гаплогруппы Старой Европы, кроме R1b, почти полностью погибли в III тыс до н.э.

Фактом является то, что ни в одном случае из 82 ископаемых ДНК в Венгрии, Германии и Испании (c датировками от 7800 до 4350 лет назад) ни разу не встретилась гаплогруппа R1a, хотя она намного раньше встречается в Прибалтике (культура ямочно-гребенчатой керамики, другие мезолитические культуры), и была найдена в Германии (Эулау) с археологической датировкой 4600 лет назад. Либо не там искали, либо пути ее миграции в Европу нам еще недостаточно известны. Ясно, что примерно 5500 лет назад (гаплогруппа R1a-Z645) она в Европе была, там же началось расхождение ее пра-индоевропейского языка на ветви, и там же примерно 5200 лет назад возникла культура шнуровой керамики, без сомнения, культура носителей R1a, скоре всего R1a-Z645 > Z283 > Z283 > Z280.

Так что, как уже обсуждалось выше, мы наблюдаем явное противоречие, или несогласованность в экспериментальных данных, и нас, вполне возможно, ожидает лавина данных по наличию гаплогруппы R1a в древней Европе. Возможно, на Балканах и/или в трипольской культуре.

Ископаемые гаплогруппы R1a, R1b и Q1a у скифов

История обнаружения гаплогрупп Y-хромосомы у степняков следующая. В 2015 (Mathieson и др., Nature) было сообщено о первой находке ископаемой скифской ДНК, с гаплогруппой R1a-Z93-Z2123 (датировка 2305±90 лет назад), то есть конец прошлой эры, классические скифские времена. Находка была сделана в волжских степях Самарской области. Следующие два образца были извлечены из двух хазарских захоронений на нижнем Дону (VIII-IX вв н.э.), что технически позднее скифских времен, но может дать свидетельство о гаплогруппах их возможных потомков, тоже степняков. Обе гаплогруппы оказались R1a-Z93 (Klyosov, Faleeva, Adv. Anthropol., 2017). В марте 2017 года опубликована статья (Unterländer и др., всего 25 авторов, среди которых опять David Reich из отдела генетики Гарвардской медицинской школы), в которой было сообщено об идентификации четырех гаплогрупп скифов, двух R1a (Z645 и Z645-Z93), одной R1b-Z2123 и одной Q1a-F903. R1a-Z645-Z93 была из пазырыкской культуры Алтая, R1a-Z645 из тувинской Алды-Бель, R1b-Z2103 «ранняя сарматская», к юго-западу от Урала, Q1a – из восточного Казахстана (см. карту).

Собственно, на этом данную информацию можно было бы закончить, потому что гаплогруппы в статье не обсуждались, и даже не приводились (им было уделен десяток строк в приложении объемом 92 страницы, с описанием сугубо технических деталей типирования). Так, было сообщено, что R1a-Z645 скорее всего недотипирован. Что же тогда обсуждалось? А то, что я писал выше о «геномных» статьях Reich – вязко, мутно, неопределенно, противоречиво, и в итоге… что оказалось в итоге, опишу и прокомментирую ниже.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/08/paleodna-new09.jpg
География ископаемых ДНК скифов (по определению в рассматриваемой статье). Образцы с 1 по 3 в статье называют «западными скифами», с 4 по 7 – «восточными». Y-хромосомные гаплогруппы определяли в образцах 3 (R1b-Z2123, «ранний сармат», V-II вв. до н.э., к юго-западу от Урала), 4 (Q1a-F903, Восточный Казахстан, IX-VII вв. до н.э.), 5 (R1a-Z645, культура Алды-Бель, VII-VI вв. до н.э., Тува, Аржан-2), 6 (R1a-Z93, пазырыкская культура, IV-III вв. до н.э., Алтай). В участках 1, 2, 7 Y-хромосомные гаплогруппы не определяли, только мтДНК и геномные данные.
По статье красной нитью проходит, начиная с Абстракта, что геном показал, что скифы «могут быть наилучшим образом описаны как представляющие собой смесь компонента ямной культуры и восточно-азиатского компонента». На самом деле, как показывают найденные гаплогруппы скифов, среди них есть R1b-Z2123, и R1a и Q1a. Действительно, первый субклад был во множестве найден в ямной культуре, а последний – типичный для сибирских народов. Фокус в том, что «широкогеномные» всё смешивают и усредняют. Вот и получается «смесь компонентов». На деле – это разные рода, которые поколение за поколением наследуются по мужской линии. Прочитаем еще раз выделенное курсивом – и что это дает для понимания скифов? Чем это количественно отличается от «да, Скифы мы! Да, азиаты мы»? Вообще получение данных и их обсуждение на уровне «смесь компонентов» и «похожести», «admixtures» и прочее – это шаги назад по сравнению с подходами ДНК-генеалогии.

Но дело еще хуже – ниже показана диаграмма «геномных компонент» для ряда выборок, составленных из ископаемых ДНК разных культур и времен, и представленная в рассматриваемой статье. Мы видим, что все они практически одинаковы, не считая минорных вариантов. Рядом сидят ископаемые ДНК из культур потаповской и полтавкинской, первая культура R1a, вторая – R1b. Они практически идентичны как по «синей» компоненте, так и по «зеленой», но что означает та и другая – «широкогеномные» не знают.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/08/paleodna-new10.jpg
Проблема усугубляется тем, что сплошную синюю компоненту имеют ископаемые ДНК из Моталы (Швеция), все пять из которых имели гаплогруппу I (одна I, три I2a и одна I2c с датировками 3780±130 лет назад для первой, и 7730±180 лет назад для остальных четырех), и такая же синяя – ископаемые WHG (то есть «западные охотники-собиратели»), которые имели в большинстве гаплогруппу G2a, и на втором месте I2a, в сумме примерно 70% от всех. Так что означает синий цвет, который занимает примерно 50% «компонент» и в ямной культуре (R1b), и в полтавкинской (R1a), и в потаповской (R1a), и в андроновской (R1a), и в срубной (R1a), и в синташтинской (R1a), и в афанасьевской, которую авторы на основании «сходства с ямной» зачисляют в R1b, причем считают, что те R1b пришли в афанасьевскую культуру именно из ямной культуры, а не в обратную сторону?
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/08/paleodna-new11.jpg
Тот же синий цвет – и у ранних сармат, у которых найдена гаплогруппа R1b-Z2103. То, что сарматы имеют ту же гаплогруппу, что и ямники, и цвет почти одинаков (кроме дополнительных минорных цветовых «компонент» у сармат) – замечательно, но что делать с тем, что такие же цвета и у культур с гаплогруппой R1a?

«Широкогеномные» и прочие попгенетики, конечно, скажут, что, мол, причем здесь гаплогруппы Y-хромосомы, цвета другие компоненты ДНК определяют. Встречный вопрос – какие? Да что бы ни определяло, сравнение (и интерпретации) ведь по цветам проводятся. Безотносительны здесь и мтДНК, так как у образцов из Моталы (Швеция) они все U (U2 и U5) и одна T1a1, а у «раннего сармата», например, мтДНК М. А у срубной культуры – букет из U5, H5, J2, T2, H3. Так что, друзья, измеряете? Или то, что компьютер покажет, после разноплановых сортировок?

Иначе говоря, если цвета что-то и показывают, то за пределами тех интерпретаций, которые «широкогеномными» делаются. Вот и получаются «выводы», что «наш анализ показывает, что восточные скифы (напомним, что это скифы гаплогрупп R1a и Q1a – AAK) образовались наиболее вероятно из одной единственной популяции, в то время как два других сценария, которые предполагают, что восточные скифы разошлись из других ранее разошедшихся популяций, получил очень малую степень статистической поддержки». Замечательно, не так ли? R1a и Q1a – имеют одно и то же происхождение. Так показал компьютер. Авторы продолжают – «генетические дистанции между комбинированными (! – ААК) группами скифов, восточными и западными (напомним, что западные – это R1a и R1b, восточные – R1a и Q1a) показывают, что лучше всего подходит мультирегиональная модель, хотя модель западного единого происхождения также получает некоторую поддержку, и не может быть сброшена со счетов». Информативно, не так ли? В то время как беглый взгляд на гаплогруппы сразу показывает, что они, R1a, R1b, Q1a имеют, разумеется, различное происхождение.

Вообще пытаться найти «происхождение», манипулируя усредненными параметрами с неясным смыслом – дело совершенно проигрышное. И тут же авторы продолжают – «наши результаты показывают, что западные и восточные группы скифов возникли независимо». И это опять неверно, потому что «восточные» группы скифов у авторов – это R1a и Q1a, нельзя их объединять для «выяснения происхождения». Авторов опять подводит привычка всё усреднять. Но это грубое нарушение простейшего математического (даже арифметического) правила – нельзя усреднять разные сущности, как в данном случае популяции R1a и Q1a. Большая ошибка. А авторы опять за своё – «наше моделирование свидетельствует в пользу непрерывного потока генов между скифскими группам железного века, указывая на асимметричный поток генов от западных к восточным группам, скорее, чем в обратном направлении». Очень информативно, не так ли? Хочется спросить – вам что, делать нечего? Вы не хотите даже на гаплогруппы посмотреть, не говоря о гаплотипах, поэтому наводите седьмую воду на киселе, зачем вам в такой мутной ситуации не менее мутное «направление потока генов»? Что это вам даст, на какую историческую загадку ответит? Да при такой вязкости и мутности расчетов и изложения вообще ни на что не ответит.

Поскольку мы знаем, что в андроновской культуре обнаружена древняя ископаемая гаплогруппа R1a-Z93, и та же обнаружена в пазырыкской культуре, то понятно, что между ними есть «linkage», то есть генеалогическая связь. Но авторы опять не хотят смотреть на гаплогруппы-субклады, и вместо того используют программу ABC, рассчитывают «низкие величины FST между этими группами», и приходят к выводу «об очень сильной поддержке наличия такой связи». Ну, замечательно, нашли-таки. Хотя это и на глаз видно, без расчетов, просто смотря на R1a-Z93 там и там. Однако не тут-то было – «эти симуляции не позволяют полностью выявить картину генетического разнообразия, наблюдаемую в популяциях железного века, предполагая, что истинная демографическая история предковости популяций железного века может быть более сложная, чем рассматривалась здесь». Немудрено – когда стреляют из пушки по воробьям, всегда наблюдаются разные усложнения, не предполагаемые заранее.

Выводов в статье нет, что тоже не удивительно. Туда, в выводы, нечего и помещать. Разве что выявили четыре ископаемых гаплогруппа-субклада, но об этом в статье вообще не упомянуто, только, как уже говорилось, в нескольких строках в Приложении. В Абстракт вошел только один «вывод», который авторы, видимо, особенно ценят – «моделирование предлагает независимое происхождение западной и восточной (скифских) групп с потоком генов между ними, что вероятно (удобно) объясняет поразительную однородность их материальной культуры. Мы таже нашли свидетельства, что значительный поток генов из восточной в западную Евразию мог происходить в течение раннего железного века». Вот, собственно, и всё, чем закончилось изучение 113 образцов скифов (в основном мтДНК).

Ископаемые гаплогруппы I2a, G2a и R1b в Португалии

В мае этого, 2017 года вышла статья, которую многие давно ожидали. Она поднимала вопросы истории басков, или, скорее, региона, в котором позже появились баски со своим неиндоевропейским языком, столь редким в современной Европе. Статья имела два названия – одно длинное, неуклюжее и нечитаемое, второе, альтернативное, намного короче: «Популяционная геномика археологического перехода в западной Иберии», и это опять был препринт в сетевом издании bioRxiv. Это издание публикует статьи в предварительном, нерецензированном виде, хотя эти статьи читаются и обсуждаются не менее активно (и обычно даже больше), чем рецензируемые статьи в академических изданиях. Это в очередной раз обнажает лицемерие попгенетиков, в первую очередь, Балановских, которые уже много лет, пытаясь дискредитировать другие издания, которые не оставляют камня на камне от безграмотных писаний попгенетиков, объявляют, что нерецензируемые издания «ненаучны», как «ненаучны» и издания в открытом доступе. При этом умалчивают, что, например, PLOS ONE, один из передовых журналов в генетике, является журналом в открытом доступе, и, кстати, взимает 2500 долларов за каждую публикуемую там статью. Nature, кстати, тоже не публикует статьи бесплатно, и не выставляет их в открытом доступе, их либо нужно покупать постатейно, либо выписывать за деньги сам журнал, что я, кстати, и делаю уже много лет.

В статье 18 авторов из разных стран мира – Португалии, Ирландии, Швейцарии, Германии, Англии. Но, к сожалению, статья опять попгенетическая, и потому толку от нее немного, за исключением приведенных в ней гаплогрупп восьми образцов скелетных останков из разных археологических участков Португалии. Одно захоронение относится к среднему неолиту (по данным авторов, 6200-5500 лет назад), в нем найдена гаплогруппа I. Четыре захоронения – позднего неолита/халколита (медный век, он же энеолит), авторы его не датируют, но обычно это 5500-4500/4000 лет назад, и нашли там два образца I2a1b, один I2a1a, и один G2a2a1. Наконец, в двух захоронениях среднего бронзового века (по датировкам авторов 3740-3430 лет назад) нашли три гаплогруппы R1b. К сожалению, снипы авторы не привели, а привели, делая типичную ошибку попгенетиков, только названия субкладов, которые меняются каждый год и чаще, и остается только гадать, какие снипы на самом деле у тех R1b1a2, R1b1a2a1a2 и R1b1a2a1a2, которые они привели. Если названия субкладов современные, 2017 года, то первый – это R1a-V88, а двух последних в классификации вообще нет, тем более что они должны быть нижестоящими от V88, номенклатура которых крайне ограничена. В общем, нет таких. Но загадка довольно быстро решилась, авторы действительно использовали устаревшую номенклатуру, которая была действительна в 2013-2015 годах, в 2016-м она уже поменялась, и опять поменялась в 2017-м. Попгенетики действительно необучаемы.

Короче, один из R1b оказался M269, и два других P312. Всё стало на свои места. Действительно, как было описано еще в статье в Advances in Anthropology (Klyosov, 2012), носители R1b-M269-L11 (он же L151 и он же P311) прибыли примерно 4800 лет назад на Пиренеи, и от них образовались P312 и U106. Датировка общего предка для современных 829 гаплотипов R1b-U106 в 111-маркерном формате равна 3584±359 лет назад (без округления, Klyosov & Kilin, Adv. Anthropol., 2016), такая же датировка относится и к общему предку современных R1b-P312, как было показано еще в 2009 году (Klyosov, J. Gen. Geneal.) на 464 гаплотипах, и с тех пор многократно воспроизводилась. И вот теперь те же R1b-P312 найдены в захоронении в Португалии с археологической датировкой 3740-3430 лет назад, что практически совпадает с расчетами ДНК-генеалогии.

В остальном статья про «популяционную геномику западной Иберии» не слишком интересна или информативна. Все ее основные выводы уже были получены ранее в рамках ДНК-генеалогии. В частности, что не было в Иберии «популяционной непрерывности», или «палеолитической непрерывности», поскольку, как ДНК-генеалогия давно показала, около 5000 лет назад пришли эрбины и кардинально изменили там древнее, коренное население (найденные их гаплогруппы I, I2a и G2a соответствуют автохтонным гаплогруппам центральной и юго-западной Европы, уже неоднократно найденным при раскопках древних некрополей, в частности, в северной Испании и на территории Франции). В целом статья изобилует недоразумениями, вынесенными из «широкогеномного анализа», например, о вкладе «степной интрогрессии в ДНК португальцев бронзового века». Заметьте, опять эти вязкие термины, типа «интрогрессия», когда авторы не могут сказать напрямую, в простых терминах, и им надо изворачиваться, пытаясь уклончиво намекать. Не знают – так зачем эти выверты? Опять пассажи о приносе индоевропейского языка из степей в центральную Европу, одновременно с тем, что те же степи принесли в Иберию неиндоевропейский язык. При этом ни слова, чем же эти «степи» все-таки так различаются, что одни приносят в Европу ИЕ языки, другие не-ИЕ языки. Похоже, что это старая «курганная» гипотеза М. Гимбутас, доведенная до абсурда. Опять эти стандартные и неопределенные пассажи о «значительном вкладе местных охотников-собирателей в популяцию неолитической Иберии». Кто-либо знает, что всё это означает? Конкретно? А это ведь у авторов в Абстракте, значит, полагают, что особенно важная часть исследования. Кстати, опять списанные из других (ошибочных) статей попгенетиков повторы про то, что «западные линии R1b проистекают из комплексов культуры шнуровой керамики и колоколовидных кубков». Видимо, никто им не сказал, что в культуре шнуровой керамики далеко преобладающей является гаплогруппа R1a, а в культуре колоколовидных кубков – R1b.

Авторы попадаются в очередную банальную ловушку дилетантов, повторяя, что «гаплогруппа R1b проявляет сильную ассоциацию со степными миграциями». Заметьте, опять это типичное уклончиво-вязкое «проявляет ассоциацию». Интересно, когда носители R1b прибыли в Австралию и Новую Зеландию, там тоже была «ассоциация со степными миграциями»? Неужели так трудно сообразить, что миграции идут далеко необязательно по прямой, и в данноми случае они были сначала сибирскими, потом уральскими, потом среднеазиатскими, потом степными, затем кавказскими, ближневосточными, североафриканскими, через-гибралтарскими, пиренейскими и так далее, по прошествии тысяч лет и тысяч километров. Почему непременно только степными? Линейное мышление? Это – бич попгенетиков.

Завершу этот раздел тем, что читая статью про «популяционную геномику в западной Иберии», авторов становится более и более жалко. Они заполняют статью, и особенно дискуссию, набором ничего не значащих, уклончивых, вязких фраз. Последние две фразы раздела «Дискуссия», которые обычно озвучивают основные выводы статьи, в данном случае следующие: «Наблюдаемый нами определенный, но ограниченный (генетический) вклад бронзового века резонирует с неполной индо-европейской лингвистической конверсией на полуострове, хотя имеются последующие генетические изменения в Иберии, и определение горизонта для языкового сдвига пока невозможно. Это контрастирует с северной Европой, для которой отсутствуют доказательства для более ранних языков, и в которой были более масштабные миграции Бронзового века». Кто что понял? И вот так – вся статья.

Прошу понять меня правильно. «Широкогеномные» делают, наверное, полезную работу, пытаясь отработать методологию геномного анализа ископаемых ДНК. На данном этапе подходы совершенно примитивные, с массой допущений и приближений, и попгенетики пытяются замаскировать эту примитивность изощренной замысловатостью многочисленных компьютерных программ. Но изощренная замысловатость никогда и никому не помогает, хотя на какое-то время обманывает неискушенного читателя. Но поскольку ответы на вопросы они найти, как правило, не могут, да и вопросы обычно не формулируют, поэтому и возникают те ничего не значащие, уклончивые, вязкие фразы. Вместо того, чтобы написать – ну, не знаем мы, ничего не получается, или получается какая-то ерунда, типа из R1b получается R1a и наоборот, они занимаются откровенным блефом. Есть единственный путь, технически без особого труда реализуемый сейчас – это в каждом случае геномного анализа древних ДНК определять гаплотип, который обычно без труда определяется из тех же геномных данных для каждого тестированного мужчины, или определять гаплотип параллельно, обычными методами. Наличие гаплотипа сразу резко сократит число степеней свободы геномного анализа, то есть направит геномный анализ в нужном направлении. Понятно, чего опасаются «широкогеномные» попгенетики – им понадобится осваивать ДНК-генеалогию, или еще хуже – что подходы ДНК-генеалогии сделают ненужными многие подходы «широкогеномного» рассмотрения. Окажется, что результаты ДНК-генеалогии настолько ясные, что геномный анализ окажется излишним. А как же тень на плетень напускать? Как же без блефа и обмана, к которому попгенетики так привыкли? Вот и имеют они, что имеют.

Ископаемые гаплогруппы R1b, J1, J2 и E1b в Египте

В конце мая этого года вышла статья, которая по своему посылу была беспроигрышной, поскольку рассматривала ДНК древнего Египта. Это – традиционная исключительно популярная тема. Правда, авторы (16 человек по главе с Иоханнесом Краузе из Германии) умудрились дать ей столь же исключительно скучное название – «Геномы мумий древнего Египта предполагают увеличение суб-сахарской африканской предковости в пост-римском периоде». Впрочем, поскольку научные статьи мало кто читает, и народ кормится в основном примитивными пересказами популярных изданий, в основном сетевых, то у «масс» создалось представление, что изучали ДНК древних фараонов (именно с ними ассоцииируются мумии), и все на свете о них узнали. Иначе говоря, потрясающее достижение геномной науки, так сказать.

Свой вклад внесли и российские СМИ. Так, сайт RusNews в материале под названием «Анализ ДНК почти сотни египетских мумий шокировал ученых» более половины статьи посвящено ДНК фараона Тутанхамона, хотя в исходной статье в журнале Nature Communications ничего этого не было. Некоторые российские популярные пересказы вынесли Тутанхамона даже в заголовки своих статей, подавая это как сенсацию.

На самом деле ДНК ни Тутанхамона, ни других фараонов в исходной статье не изучали. Изучали ДНК 90 мумий обычных горожан (видимо, относительно состоятельных, чтобы заказать свое мумифицирование самим или через родственников) из одного египетского города под названием Абузир-эль Мелек, в ста километрах от Каира и пирамид Гизы выше по течению Нила. Раскопки там были проведены более ста лет назад, и с тех пор костные останки хранятся в двух археологических коллекциях в музеях Германии. Эти образцы относятся к трем историческим периодам древнего Египта – пре-птолемейскому (Новое царство, Третий переходный период и Поздний период, в совокупности XVI-IV вв. до н.э.), птолемейскому (IV-I вв до н.э.) и римскому (30 г. до н.э. – 395 г. н.э.). Но Y-хромосомные гаплогруппы определили всего у трех мумий, с датировками 2690±100 лет назад, 2680±100 лет назад и 2070±48 лет назад. Как видим, до времени жизни фараона Тутанхамона там далеко, он жил во времена Нового царства (18-я династия), приблизительно 3340-3359 лет назад. Приблизительно – потому что датировки у нескольких ведущих исследователей различаются в пределах 10-15 лет.

Как обычно у «широкогеномных» популяционных генетиков, гаплогруппы тех трех человек в основном тексте статьи даже не упоминаются, ну, неинтересно это попгенетикам. Тем более, не упоминаются гаплотипы, этого у «широкогеномных» попгенетиков вообще не бывает, они их не определяют. Гаплогруппы упоминаются только в приложении под номером 3, и сообщается, что они у двоих определены как J, глубже по сообщениям авторов им пройти не удалось, субклады неизвестны. У третьего – гаплогруппа E1b-V22. Первые два по датировкам «пре-птолемейские», 770-780 лет до н.э., третий – «римский период», последний век до н.э. (97 – 2 гг. до н.э.). На этом исследование авторов можно было бы и заканчивать, больше ничего интересного (на мой взгляд) там нет. Да, собственно, и это не очень интересно. Можно добавить, что энтузиасты из сети провели более глубокое исследование опубликованных геномных данных, и нашли, что первые две гаплогруппы – практически с одинаковой датировкой – J1a-Z2329 и J2b1-PF7314, третья, более недавняя – E1b-V22, как авторы и сообщили, ссылка.

Представляет некоторый интерес то, что обнаруженная у «пре-птолемейской» египетской мумии гаплогруппа J1a-Z2329 представляет собой нижестоящий субклад от J1-P58, который чаще всего среди евреев встречается у коэнов, верхнего эшелона иудейских священников, предполагаемых прямых потомков библейского первосвященника Аарона, брата Моисея. Правда, это пока навязанная еврейскими авторами версия, и те авторы не упоминают, что та же линия во множестве встречается у арабов Палестины, Саудовской Аравии, Ирака, Ливана и других арабских стран. И неудивительно, поскольку субклад J1-P58 образовался примерно 11700 лет назад, задолго до библейского Авраама, как и его нижестоящий субклад, Z2329, который образовался 5700 лет назад. Поэтому назвать соответствующий гаплотип «модальным гаплотипов коэнов» можно только при полном и умышленном игнорировании таких же арабских гаплотипов.

Далее, хотя в исходной статье этого тоже нет, современные египтяне имеют в основном те же три гаплогруппы, 21% J1, 6.5% J2 и 46% E. Поэтому ничего неожиданного в найденных гаплогруппах мумий нет. Естественно, это может быть случайным совпадением, что в трех мумиях из 90 через две с лишним тысяч лет найдены три основные гаплогруппы современного Египта, но что есть, то есть. Поэтому и неудивительно. Повторяю, что никакого отношения к гаплогруппе Тутанхамона, предположительно древней форме R1b-M269, найденные гаплогруппы не имеют – ни по датировкам, ни по социальному статусу, ни по самим гаплогруппам.

Теперь несколько слов по гаплогруппе и гаплотипу Тутанхамона, поскольку в этом отношении в статьях, научных и популярных, сплошная путаница. На самом деле там несколько простых положений.

1. Египетская группа исследователей под руководством министра по делам античности Египта Захи Хавасса провела изучение ДНК мумии фараона Тутанхамона (во всяком случае, того, кто был идентифицирован как Тутанхамон), и при изучении его Y-хромосомы получила, но не сразу идентифицировала (или не хотели обнародовать) серию типовых электрофореграм, характеризующих маркеры Y-хромосомы. Они обычно выглядят как серия пиков, каждый на месте соответствующего маркера, и высота их соответствует числу тандемных повторов в маркере. Любой специалист с опытом работы по расшифровке таких электрофореграм без труда скажет, какой там гаплотип.

2. Министр Хавасс со своими помощниками по изучению ДНК Тутанхамона выступил на телевизионной передаче по каналу «Discovery» 17 февраля 2010 года, и там помощник показал на камеру лист с электрофореграммой в сопровождение слов министра о том, что ДНК фараона расшифрована. Несколько зрителей сделали снимок с экрана, и после этого расшифровать показанный 16-маркерный гаплотип было делом нескольких минут.

3. Один из таких энтузиастов сразу выставил данные на форуме RootsWeb, но опубликованы они были несколько позже швейцарской компанией iGENEA, и воспроизведены в моей статье в журнале Advances in Anthropology (том 2, №2, стр. 87-105, 2012): 13 24 14 11 11 14 10 13 13 30 16 14 19 10 15 12. Это – один из вариантов неполного стандартного 17-маркерного гаплотипа, в котором опущен последний маркер DYS635. Первые 10 маркеров – обычный 12-маркерный гаплотип с опущенными DYS385a и DYS385b, и последующие – DYS 458, 437, 448, GATA H4, DYS 456, 438.

4. Поскольку гаплотип был получен нестандартным способом, то есть не через научную публикацию, то по правилам «академической науки», которые вполне разумные, он не был засчитан. Но беда «академической науки» в том, что она при этом даже не рассматривает возможность, что такое может быть, что гаплотип вполне может быть правильным, со всеми вытекающими из этого последствиями. Леность мысли в академической науке поразительна! Иначе говоря, в академической науке обычно не принято рассматривать альтернативные варианты, пусть в виде запасных. Поэтому так часто академическая наука, точнее, ее исполнители, заходит в глубокие тупики, выход из которых весьма болезнен. Это тоже следствие лености мысли, а если напрямую – следствие массового непрофессионализма в академической науке. Я часто называю это «лаборантским мышлением», то есть выучка работать по стандартным прописям. Бич современной науки. Крайняя степень такого непрофесионализма – это использование слов «лженаука», «псевдонаука», именно тогда, когда нежелание разобраться в вопросе становится по сути патологическим. Обратите внимание – те, кто использует слова «лженаука» или «псевдонаука», никогда не приводят конкретных обоснований своих слов. У них, как правило, для этого просто не хватает квалификации.

5. Вот и в данном случае авторы статьи про геномный анализ мумий, упомянув про ДНК Тутанхамона, специально подчеркнули, что там не было тщательных тестов на загрязнение образца теми, кто этот образец исследовал. Естественно, такие тесты нужны, но авторы не озаботились даже подумать о том, что (предполагаемый) гаплотип Тутанхамона настолько необычен, что оказаться загрязнением от исследователей практически невозможно, такая вероятность крайне мала. Как показано в публикации из Adv. Anthropology (см. выше), этот гаплотип безусловно относится к субкладу R1b-M269, но его DYS439 = 10 встречается только у 0.5% носителей гаплогруппы R1b в Европе. Такое же бездумное предположение о загрязнении образца ДНК Тутанхамона сделала автор статьи в журнале Nature (Watson, 2017), под названием «ДНК мумий раскрыла предковость древних египтян».

В той же статье в Adv. Anthropology (Klyosov, 2012) показано, что общий предок носителей гаплогруппы R1b-M269, в которую входил Тутанхамон, жил примерно 8175 лет назад. Это – времена, предшествующие хвалынской археологической культуре, в которой найден образец R1b-M269-M415 (= L278, возник примерно 20400 лет назад), с археологической датировкой 7215-6015 лет назад (6615±600 лет назад). Скорее всего, этот общий предок жил на Южном Урале, или в Северном Казахстане, в культурах Тургайского прогиба, далее его потомки прошли через хвалынскую археологическую культуру, ямную культуру, оттуда, с Русской равнины, прошли через Кавказ в Месопотамию, и далее, видимо, через Египет к Атлантическому побережью и на Пиренейский полуостров, откуда заселили Европу, в основном между 4500 и 3500 лет назад.

6. Это, конечно, не означает, что в Египет 5000 лет назад пришли «русские», русских пять тысяч лет назад не было, да еще после тысячелетий жизни тех древних мигрантов на Кавказе и в Месопотамии. Забавно, что многие комментаторы моего телевыступления на ДеньТВ восприняли эти именно так, что «русские посадили фараона в древнем Египте». На самом деле это не столько забавно, сколько печально, что те комментаторы не умеют думать и соображать. Комментаторы вообще массово играют в испорченный телефон. Но описываемые миграции действительно шли через Русскую равнину, и ископаемые ДНК в хвалынской и ямной культуре тому прямое доказательство. Только они были не русскими, а эрбинами, русских от них осталось на Русской равнине только 5%, и прямые предки их в Египет не ходили, что бы там Фоменко и Носовский с Петуховым ни говорили.

Комментарии некоторых специалистов в отношении ДНК Тутанхамона действительно забавляют. Цитата – «Не правда ли, очень интересно, что Тутанхамон генетический европеец – удивляется Роман Шольц, директор центра iGENEA» (тот же сайт RusNews). Вот уж к кому не стоит обращаться за персональными интерпретациями своих ДНК данных (коммерческая компания iGENEA тестирует гаплотипы-гаплогруппы). Назвать Тутанхамона «генетическим европейцем» – это все равно, что назвать древних англичан «генетическими американцами», или «генетическими австралийцами».

Вот такая история про гаплотип Тутанхамона. Вероятность того, что он был правильно определен и описан (с экрана телевизора), есть немалая, но это нуждается в дополнительном подтверждении. Статья про египетские мумии к этому отношения не имеет.

Но что же еще та статья в Nature Communications показала, помимо определения трех гаплотипов, два из которых оказались недотипированы? В общем, мало что, во всяком случае для ДНК-генеалогии. Вот, например, показала, что если собрать все мумии, которые относились к до-птолемейскому периоду (XVI-IV вв. до н.э., то есть примерно 3600-2400 лет назад), птолемейскому (IV-I вв до н.э., то есть 2400-2100 лет назад) и римскому периоду (2050-1620 лет назад), и показать их распределение по митохондриальным ДНК (мтДНК), то получится следующая картина (две колонки справа – современные египтяне и эфиопы):
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/08/paleodna-new12.jpg
Информативно? Да не слишком, мягко говоря. Поэтому авторы статьи эту картинку даже не анализировали, привели просто так, типа «что вижу, то и пою». Да и в самом деле, что мы там видим? Что эфиопы от египтян по мтДНК далеки, как от древних, так и современных, а почему они должны быть близки? Эфиопов взяли только потому, что по ним есть данные, Эфиопия с Египтом даже не граничит (граничит с Эритреей, Джибути, Сомали, Кенией, Суданом и Южным Суданом). Да и какой смысл сравнивать древних египтян с современными эфиопами? Если авторы хотели показать, что ничего близкого нет, то в этом преуспели. Но является ли это решением исторической загадки? Вряд ли.

Еще нашли, что у современных египтян больше (по факту) «негритянской» гаплогруппы L (ее у эфиопов больше 60%), чем ее было у древних египтян. Иначе говоря, «понаехали». Является ли это исторической загадкой? Тоже вряд ли. Еще нашли (но в тексте не отметили, видимо, по причинам политкорректности), что в римском периоде негритянских (гаплогруппы L) мумий не обнаружено. У древнейших – нашли, у птолемейских – нашли, а вот при римлянах, из 19 мумий – никого. Вот такая незадача. А вот у современных египтян – не менее 20%. Историческая загадка?

Потом авторы статьи мтДНК вообще отложили, видимо, понимая, что выводы никакие, и переключились на «широкогеномные» данные. Они не так наглядны, как гаплогруппы, которые сразу видны. И что же они нашли? Что современные египтяне имеют на 8% больше африканской, суб-сахарской «предковости», чем древние египтяне всех трех периодов – древнейшего, птолемейского и римского. Ясно, что усредняли поперек всех, поскольку в римском периоде такой «предковости» вообще не было, но это обычное дело для попгенетиков. Погрешности для тех 8%, конечно, тоже не привели, да и кого это беспокоит, что там окажется 8±8%, не так ли? Что у современных больше – это и так видно, по мтДНК. Это и вынесли в заглавие статьи как самое большое достижение исследования.

Есть, правда, достижения меньшего масштаба, как следует из застенчивых описаний авторов, да и в заглавие не вынесли. Поскольку «широкогеномные» попгенетики оперируют размытыми понятиями «похожести», то и описания застенчивые. Вот, например, как геномы древних египтян, опять, конечно, усредненные поперек всех 90 образцов с разными гаплогруппами, соотносятся с другими древними популяциями, тоже, само собой, усредненными.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/08/paleodna-new13.jpg
Видим, что в совокупных древних египтянах есть примерно треть от совокупных анатолийцев неолита, чуток от усредненных иранцев неолита и халколита, и больше половины то ли от натуфтйцев, то ли от неолитических левантийцев. Решение исторической загадки? Определили бы Y-хромосомные гаплогруппы – действительно решили бы исторические загадки. Но проблема в том, что «широкогеномных» попгенетиков исторические загадки не интересуют, их интересует просто описание того, что они увидели, а точнее – что посчитал компьютер. На самом деле уже три найденные гаплогруппы, даже в формате J, J и E1b, уже ясно показывают, что это потомки мигрантов с Ближнего Востока, для этого и полный геном не нужен, тем более, что он больше того все равно не показал, там данные конкретные, а здесь – вязкая «похожесть».

Хорошо, посмотрим, что дал усредненный геном древних египтян по сравнению с геномами современников Ближнего Востока и Северной Африки. Почему-то авторов статьи особенно интересовали геномы современных евреев. Хотели узнать, выходили ли древние евреи из Египта? В статье об этом ничего нет. Но геномы евреев есть – иракских, йеменских, ливийских, марокканских, тунисских. Африканских примесей (красный цвет – йоруба, негроиды западной Африки) ни у кого из них нет, с негроидами не смешивались, как и следовало ожидать. В статье этого тоже нет. Правда, и бедуины и друзы с теми негроидами не смешивались, хотя где Аравия (Иордания, Израиль, Ливан) и где западная Африка…
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/08/paleodna-new14.jpg
А так – все 18 усредненных геномов похожи (йоруба – 19-й), что так любят «широкогеномные», похожи что древние египтяне, что современные жители Ближнего Востока. Хотя это и из гаплогрупп Y-хромосомы очевидно. Таким образом, опять пришли к тому, что при наличии гаплогрупп Y-хромосомы «широкогеномные» данные ничего нового не дают, только последние значительно более неопределенные. А уж если гаплотипы добавить, то сравнения вообще никакого нет, это как «широкогеномный» плотник супротив столяра ©. Вот, собственно, и все основное содержание статьи в Nature Communications.

Продолжение следует…

Анатолий Алексеевич Клёсов,
доктор химических наук, профессор http://pereformat.ru/2017/08/shkval-novyh-dannyh-3/

Ingushgen
10.09.2017, 16:05
Шквал новых данных по молекулярной истории человечества (4)
В первых трех частях данной серии (часть 1, часть 2, часть 3) были рассмотрены многочисленные данные по гаплогруппам и субкладам/снипам ископаемых ДНК, опубликованные в первой половине 2017 года. Эти данные были в значительной степени суммированы в двух протяженных таблицах, опубликованных в приложениях к работам Mathieson и др. (2017) и Olalde и др. (2017), и содержащих 469 и 480 данных по ископаемым гаплогруппам и субкладам, соответственно (268 и 277 Y-хромосомных данных, соответственно, остальные – только мтДНК), с территориями и археологическими датировками. Помимо того, в 2017 году были опубликованы многие десятки данных по ископаемым гаплогруппам и субкладам в статьях других авторов, которые были по возможности приведены в трех предыдущих статьях данной серии. Это, в совокупности с более ранними таблицами, опубликованными в 2015 году в статьях Allentoft и др. (230 ископаемых гаплогрупп и субкладов, из которых 126 – Y-хромосомных) и Haak и др. (69 Y-хромосомных ископаемых гаплогрупп и субкладов), предоставили исключительно важную основу для анализа древних миграций. Большую и важную работу в этом отношении провел И.Л. Рожанский, который нанес эти и другие многочисленные данные на 12 карт, организованных по историческим периодам, с времен ранее 11 тысяч лет назад и до нашего времени (последнее – за исключением большинства стран Восточной Европы).
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/09/lepenski-vir.jpg
Таким образом, появилась возможность критически рассмотреть более ранние концепции о древних передвижениях родов и племен, условно принимая гаплогруппы как рода, и субклады как племена, хотя границы между ними часто размыты – например, гаплогруппа R1b – это технически, да и по сути дела, субклад, а гаплогруппа – R, хотя и она технически может рассматриваться как субклад гаплогруппы Р. Поэтому при подобном рассмотрении важен контекст, в котором используются понятия гаплогруппы, субклада, рода, племени. Не лишне в очередной раз напомнить, что ДНК-генеалогия не рассматривает этносы, национальности, партийности и тому подобное, хотя рода входят в качестве составных частей в каждое из этих понятий. Уже совершенно ясно, что при изучении этногенеза необходимо рассматривать рода, как их понимает ДНК-генеалогия, и что этногенез в значительной степени определяется динамикой взаимодействия родов, при дополнительном влиянии многих исторических, военных, культурных и других факторов.


Под «более ранними концепциями» о древних передвижениях носителей гаплогрупп и субкладов здесь подразумеваются концепции, выработанные – как правило, в предварительном виде – на основании современного распределения гаплогрупп и субкладов, расчетов хронологии, динамики их развития, на основании картины мутаций в перекрестных выборках гаплотипов их представителей. Просто описательное распределение гаплогрупп и субкладов по регионам мало о чем говорит в отношении истории их развития. О чем, например, говорит тот факт, что у басков наблюдается 85% гаплогруппы R1b? Пожалуй, только о том, что у них доминирует гаплогруппа R1b. Про историю басков это практически ничего не говорит. А расчеты по мутациям в выборках гаплотипов современных басков этой доминирующей гаплогруппы показывают, что их общий предок жил примерно 4900 лет назад (Клёсов, «История ариев и эрбинов», 2017, стр. 279-280). Расчеты без учета ветвей субкладов, «поперек» их доминирующей гаплогруппы R1b-P312, дают датировку 3625±370 лет назад (Klyosov, 2009). Кстати, недавно те же R1b-P312 найдены в захоронении в Португалии с археологической датировкой 3740-3430 лет назад (Olalde et al., 2017). Так что здесь палеогенетические данные вовсе не противоречат тем, которые были расчитаны по гаплотипам современников (см. здесь).

Уроки системных ошибок популяционных генетиков и прочего верхоглядства

Но популяционные генетики традиционно придерживаются примитивных представлений – если где-то наблюдается высокая доля определенной гаплогруппы, значит, они там жили всегда, или во всяком случае являются «коренным народом», автохтонами. Более того, если процент гаплогруппы самый высокий – то она там, по их мнению, и образовалась. Типичные примеры – ранние представления о том, что гаплогруппа R1b образовалась в Европе, при этом бралась «потолочная» цифра, что образовалась там 30 тысяч лет назад. Основания – потому что гаплогруппы R1b в Европе «больше всех». А 30 тысяч лет – потому что «еще при неандертальцах», «вот какие мы древние».

Еще пример – в статьях индийских ученых совместно с российскими и эстонскими попгенетиками серьезно утверждалось, что поскольку среди брахманов высшей касты в Индии содержание гаплогруппы R1a «самое высокое в мире», то гаплогруппа R1a якобы образовалась в Индии. На это можно возразить тем, что в нашей фамильной деревне в Курской области содержание R1a равно 100%, а значит, гаплогруппа R1a образовалась в деревне Клёсово, или во всяком случае в Курской области России. Но ссылки на те фантасмагорические статьи индийских, эстонских и российских попгенетиков до сих пор висят на «моей» страничке в Википедии (как якобы доказательство «лженаучности ДНК-генеалогии», как и ссылка на не менее фантасмагорическую статью Л. Клейна, который, согласно ссылке, рассуждал о том, что она (гаплогруппа R1a1) выделилась из корня R1a в Индии в период мезолита 14 тысяч лет назад [30] [31], задолго до вторжения ариев в Индию и Иран». Фантасмагорическая – потому что Клейн, ничего не понимая в ДНК-генеалогии, списал эту «датировку» у попгенетиков, которые использовали для «расчетов» печально известную «популяционную скорость Животовского», от которой сами попгенетики уже отказались, а Клейн блистает с ней на страничке в Википедии. Ссылка [30] – это его, Клейна, а [31] – скопом на серию статей попгенетиков со столь же безумными выводами, что и у Клейна, у которых он, Клейн, банально списал.

Еще пример – на Балканах содержание гаплогруппы I2а в целом самое высокое в мире, например, в Боснии-Герцеговине 51% от всего населения, среди боснийских хорват оно составляет 71%, и попгенетики традиционно утверждали, что I2а там, на Балканах, и образовалась. Однако ДНК-генеалогия уже давно, 8 лет назад, показала, что общий предок современных носителей гаплогруппы I2a на Балканах жил всего 2300 лет назад, в конце прошлой эры, и совсем недавно это же было подтверждено расчетами по снипам группой YFull. Эти расчеты показали, что четыре основных балканских субклада (S17250, Z17855, Y4460 и A2512), которые за последние две тысячи лет уже разошлись от Греции до Балтики, включая Россию, Украину и Белоруссию, образовались каждый примерно 2200 лет назад.

Вывод простой – попгенетика не является исторической наукой, это наука сугубо описательная, хотя иногда и бывает полезной, а вот ДНК-генеалогия является наукой исторической – и по методологии датировок, и по их интерпретациям.

Еще урок, который можно вынести из рассмотрения ископаемых ДНК и их субкладов по территориям и датировкам – это то, что по ним нельзя делать скоропалительных выводов и заключений. Полезно нанести соответствующие данные на карты, как это сделал И.Л. Рожанский, но связывать полученные точки прямыми линиями и утверждать (или даже предполагать), что именно так шли древние миграции, как это делают многие в сетевых «дискуссиях» – это, откровенно говоря, профанация. Нельзя по одной точке утверждать, что она адекватно представляет по составу соответствующую археологическую культуру. Это же нельзя делать и по двум-трем точкам, найденным в одном регионе, если эти две- три точки представляют разные гаплогруппы. Надо обратить особое внимание, найдены ли те два-три образца в одном захоронении или в разных, обратить внимание на археологические датировки каждого образца, они могут различаться на сотни, а то и на тысячи лет, обратить внимание на похоронный обряд, а именно на положение костяка, что является одним из самых устойчивых археологических признаков, и может свидетельствовать, одна ли это культура, или разные. Наконец, надо внимательно проверять источники возможных ошибок в определении гаплогрупп и субкладов, поскольку попгенетики славятся своей неряшливостью и использованием устаревшей номенклатуры, что может приводить к фактическим ошибкам в типировании, и, как результат, приводить к принципиально искаженным историческим интерпретациям.

Примеров всего этого – множество. Использование неверных «скоростей Животовского» привело коллектив под руководством Underhill (2010), в составе которого были и Животовский, и Балановские, и эстонские попгенетики, к выводу о том, что арии в Индию не переходили, поскольку по их «расчетам» это должно было быть не позже 10 тысяч лет назад, «а ариев тогда не было». Эти же «скорости Животовского» на протяжении ряда лет использовались как доказательство, что арии – это выдумка английских колонизаторов, для унижения индийского народа, и что гаплогруппа R1a образовалась в Индии 13-15 тысяч лет назад. Эти же «скорости Животовского» привели коллектив попгенетиков под руководством Tyler-Smith (2010) к тому, что разделение христиан и мусульман на Ближнем Востоке произошло якобы 3475 лет назад. Поскольку авторы (в числе которых был также известный Спенсер Уэллс) отмечают, что это намного раньше времен как христианства, так и мусульманства, то они делают вывод, что эти народы стали разделяться еще в те времена, то есть за полторы тысячи лет до христианства, не говоря о мусульманстве. Потрясающе! Они, так сказать, чувствовали, что через две тысячи лет им придется худо. На самом деле, разделив на 3, тот самый средний поправочный коэффициент, отличающий «коэффициент Животовского» от здравого смысла, они бы получили, что разделение христиан и мусульман произошло примерно 1100-1200 лет назад, то есть в 8-10 вв. нашей эры, именно во времена распространения мусульманства.

Еще один урок дает совсем недавняя публикация, по ископаемым ДНК на Пиренейском полуострове, рассмотренная в части 3 этой серии статей. Согласно публикации (Martiniano et al., 2017), в двух захоронениях среднего бронзового века (по датировкам авторов 3740-3430 лет назад) нашли три гаплогруппы R1b. К сожалению, снипы авторы не привели, а привели, делая типичную ошибку попгенетиков, только названия субкладов, которые меняются каждый год и чаще, и остается только гадать, какие снипы на самом деле у тех R1b1a2, R1b1a2a1a2 и R1b1a2a1a2, которые они показали. Если названия субкладов современные, 2017 года, то первый – это R1b-V88, а двух последних в классификации вообще нет, тем более что они должны быть нижестоящими от V88, номенклатура которых крайне ограничена. В общем, нет таких. Но загадка довольно быстро решилась, авторы действительно использовали устаревшую номенклатуру, которая была актуальна в 2013-2015 годах, в 2016-м она уже поменялась, и опять поменялась в 2017-м. Короче, один из R1b оказался M269, и два других P312. Всё стало на свои места.

Действительно, как было описано еще в статье в Advances in Anthropology (Klyosov, 2012), носители R1b-M269-L11 (он же L151 и он же P311) прибыли примерно 4800 лет назад на Пиренеи, и от них образовались P312 и U106. Датировка общего предка для современных 829 гаплотипов R1b-U106 в 111-маркерном формате равна 3584±359 лет назад (без округления, Klyosov & Kilin, Adv. Anthropol., 2016), такая же датировка относится и к общему предку современных R1b-P312, как было показано еще в 2009 году (Klyosov, J. Gen. Geneal.) на 464 гаплотипах, и с тех пор многократно воспроизводилась. И вот теперь те же R1b-P312 найдены в захоронении в Португалии с археологической датировкой 3740-3430 лет назад, что практически совпадает с расчетами ДНК-генеалогии. Там, правда, в расчетах есть особенности, что будет обсуждаться ниже.

Вывод – всё тот же, нельзя скоропалительно «опровергать» то, что было доказано вдоль и поперек раньше, тем более на основании единичной точки, которая к тому же оказывается ошибочной. И вот к чему это приводит – в статье И.Л. Рожанского по гаплокартам древности (4500-4000 лет назад) сообщается – «Из 9 образцов, в том числе 5 из Страны Басков, оказался только один носитель гаплогруппы R1b… без подтвержденного снипа М269. Впрочем, его данные еще не прошли проверку у экспертов, а потому следует дождаться результатов их анализа. Остальные образцы, как и на предыдущей карте, представляют гаплогруппы «Старой Европы», хотя по археологическому контексту они из культуры колоколовидных кубков». Судя по тексту рядом, речь идет о статье Olalde и др. (2017) о культуре колоколовидных кубков, но тогда данные Martiniano и др., о которых речь выше, просто не учтены, а они добавляют три образца субклада R1b-M269 – один сам M269, и два M269-P312. Как видим, интерпретация по сравнению с той, которую (правда, в уклончивом виде) дал И.Л. Рожанский, резко меняется. И все из-за того, что или не учтены новые данные (Martiniano, 2017), или из-за ошибки в типировании образцов, которые оказались R1b-M269 и (дважды) R1b-P312. Надо сказать, что И.Л. Рожанский не дал категорических интерпретаций по Пиренеям, но его уклончивые комментарии, что R1b там практически (или почти) нет, а в культуру колоколовидных кубков попали «по археологическому контексту» гаплогруппы «Старой Европы», видимо, G2, I и I2a1, уже разбежались по другим комментаторам, значительно более категоричным, которых хлебом не корми, а только дай «разрушить» то, что годами создавалось, и никакого «разрушения» там нет и быть не может.

Что же там за «археологический контекст», о котором вскользь, без пояснений, говорит И.Л. Рожанский? Авторы (Olalde и др., 2017) не дают никаких критериев, на основании которого они отнесли 54 ископаемых образца к «ассоциированным с культурой колоколовидных кубков (ККК)», хотя повторили этот термин «ассоциированные с ККК» в статье 24 раза. Среди них на Пиренеях были один G2 (с датировкой 3915±29 лет назад), четыре I2a2 (два из них с датировками 4051±28 и 3775±25 лет назад, остальные датировки не сообщались), два R1b1 (один, R1b1-L278, с датировкой 3965±29 лет назад). То, что носители гаплогрупп G2 и I2a были в Европе с древних времен, хорошо известно, как и известны их ранние находки с датировками 5000 и 7000 лет назад, еще до прибытия эрбинов на Пиренеи. Поскольку критерии, на каком основании носители найденных G2 и I2a, были зачислены в ККК, неизвестны, тем более когда основной состав ККК давно, многие века до того ушел на север, в континентальную Европу, то оставим это зачисление на совести авторов статьи. Но что примечательно, авторы статьи отмечают, что насельники ККК в континентальной Европе на 84% имели гаплогруппу R1b, и у тех ископаемых образцов, у кого определили более глубокий субклад, он оказался R1b-P312. Так что с отнесением ККК к гаплогруппе R1b, во всяком случае преимущественном, все в порядке, как и с тем, что ККК вышли с Пиреней с преимущественным субкладом P312.

Еще урок – что отсутствие археологических данных вовсе не означает, что миграций в тех краях не было. Наглядный пример – то, что гаплогруппа R1a-Z645-Z93-Z2123 найдена в цепи археологических культур на восток по Евразии, до Уральских гор и далее до Алтая, и она же найдена в обилии в Индии, включая высшие касты Индии, показывает, что переход ариев, носителей этой гаплогруппы, в Индию, имел место. Но никаких археологических данных на этот счет найдено пока не было. Это дало повод некоторым (маргинальным, как правило) историкам провозгласить, что арии в Индию не переходили, и даже придумать словечко «инвазионист» для тех, кто со всей очевидностью считает, особенно основываясь на данных ДНК-генеалогии, что такой переход был.

Здесь же – что датировки археологов в отношении археологических культур далеко не означают, что те культуры правильно датированы. Пример – срубную культуру, она же срубная культурно-историческая общность, археологи датируют временами 3600-3200 лет назад. Костные останки из срубной культуры в Самарской области, датированные 3550±300 лет назад, и были выбраны для палеогенетических исследований, которые показали гаплогруппы R1a-Z645-Z93 и R1a-Z645-Z93-Z2123, то есть те же самые, что найдены в Индии, в том числе в высших кастах. Но данные ДНК-генеалогии показывают, что движение на восток ариев, с гаплогруппой R1a-Z645 и нижестоящих субкладов, началось примерно 4500 лет назад, и действительно, синташтинские образцы (Южный Урал) показали ту же гаплогруппу, с датировками 4060-4313 и 3911-4141 лет назад. Это означает, что либо датировки срубной культуры занижены археологами на 500-800 лет, и должны быть в диапазоне 4400-4200 лет назад, либо соответствующая культура ариев в их продвижении на восток просто упущена, не найдена. Действительно, датировка образования снипа Z2123 – 4200±400 лет назад (https://www.yfull.com/tree/R1a/). То, что найдено и названо «срубной культурно-исторической общностью» – это относительно недавний «хвост» арийских миграций. То же самое и с хвалынской культурой, она должна датироваться не позднее 8 тысяч лет назад, и с ямной, там датировки должны быть не позднее 6-7 тысяч лет назад. Субклад R1b-Z2103, найденный в захоронениях ямной культуры, образовался 6200±800 лет назад (https://www.yfull.com/tree/R1b/). Те же 6-7 тысяч лет назад носители гаплогруппы R1b были уже на Кавказе, в ходе своего продвижения в Месопотамию.

Еще один урок, сопряженный с предыдущим, который дает рассмотрение ископаемых образцов ДНК – то, что если их пока не нашли, то это не значит, что их не может быть вообще. Отсутствие (пока) доказательств не есть доказательство отсутствия, об этом знает любой криминалист. Об этом много говорилось в части 3 этой серии статей. Но приходится повторять, потому что даже после прочтения той статьи, в ходе сетевых обсуждений, комментаторы опять сваливаются в ту же порочную колею, несмотря на сделанные предостережения. В ответ на мои слова в дискуссии, что «Ничего описанные палеогенетиками новые образцы и определенные гаплогруппы не «разрушают», они или дополняют ранние схемы, или их подтверждают», и о том, что «При малом числе определений нельзя считать, что пока не найденных гаплогрупп там нет вообще», некоторые продолжают педалировать негативности в обсуждении. Вот – прямая цитата с форума «ДНК-генеалогия как историческая наука» – «А все-таки на Балканах по-прежнему не найдены ископаемые R1a, все древние R1a Европы найдены значительно северней Балкан. Если так и не найдут, то, на мой взгляд, это опровергнет гипотезу, что арии разошлись по Европе с Балкан». Другой подхватывает – «более того, возможен пересмотр гипотезы о передвижении носителей R1a по южной дуге, через Иран и Анатолию. Более вероятно перемещение их с востока в Европу по… пути севернее Арала, Каспия и Понта». Откуда это «более вероятно» взяли, при полном отсутствии данных – остается только удивляться. На торопливых воду возят.

Важное правило «приоритета первой гипотезы»

Прекрасно понимаю, что все подобные скоропалительные «соображения» можно, и даже нужно игнорировать, но беспокоит то, что они звучат на ресурсе под названием «ДНК-генеалогия как историческая наука». Беспокоит то, что участники столь полны рвения «опровергать» и «пересматривать», не имея на этот счет ровно никаких оснований. Это – плохой знак еще и потому, что эти торопливые, похоже, пренебрегают важным принципом под названием «приоритет первой гипотезы». Она является серьезной этической и конструктивной базой в науке. Кто-то проработал разные варианты интерпретаций, и выбрал наименее противоречивую. Следует исходить из того, что при этом была проведена большая работа, зачем от нее автоматически отказываться? Эта гипотеза должна быть при последующем рассмотрении первой (она может быть улучшенной редакцией предыдущей, но это в данном контексте не имеет значения). Данная концепция (гипотеза) должна быть приоритетной для рассмотрения. Если она не выдерживает проверки другими данными (старыми, известными, или новыми), то вырабатывается новая гипотеза, при максимальном сохранении старой, если это возможно. Если же «первая гипотеза» выдерживает проверку новыми данными, или новые данные ее дополняют, то «первая гипотеза» дополняется, модифицируется. Она становится лучше, более продвинутой. Это – мой путь, которого я стараюсь придерживаться.

Гаплогруппа R1a, первая гипотеза (в контексте данной статьи)

Перейдем к гаплогруппе R1a, а именно к «приоритету первой гипотезы». Она много раз публиковалась и обсуждалась, поэтому буду относительно краток. Гаплогруппа R1a образовалась 22±2 тысяч лет назад, предположительно в Южной Сибири, в Алтайском регионе, и по «южной дуге» прошла через северо-западный Китай, Тибет, Иран, Анатолию на Балканы, расселилась в Европе, и примерно 5000-4500 тысяч лет назад продвинулась из Европы на Русскую равнину. Это – датировка как R1a-Z280, так и R1a-Z93. Дальнейшие пути миграций известны.

Вспомогательные свидетельства к тому – архаичные гаплотипы в Тибете, Гималаях, в северо-западном Китае у уйгуров, на Ближнем Востоке, на Коморских островах у африканского побережья (там тоже архаичные гаплотипы R1a, с общим предком ранее 8 тысяч лет назад), обнаружение прото-ИЕ языка в Анатолии с датировкой 8700±800 лет назад (эта датировка дается в известной статье Gray and Atkinson (Nature, 2003), и с ней в целом совпадают другие датировки многих лингвистов), и на Балканах («балканская теория происхождения ИЕ языка»), а также в южных степях Русской равнины с намного более поздней датировкой, которая, впрочем, никогда не была четко изложена, даже с погрешностью. Еще данные к тому – обнаружение в Европе архаичных образцов R1a, гаплотипы которых имеют архаичные же DYS392 = 13, в то время как почти все остальные имеют там «11». В Европе их найдено уже 50 образцов (древнейших субкладов YP4141 и YP1272, образовались 18300 и 14100 лет назад, соответственно), все у наших современников (включая из России и Белоруссии), а также в Иране (5 образцов), в Турции (3 образца), Катаре и Йемене. Заметим, что Иран, Ближний Восток и Аравийский полуостров не противоречат «южной дуге» миграции R1a, как и R1a на Коморских островах. Не противоречит этому и недавняя находка современного носителя архаичной R1a-YP1272 в Египте (https://www.yfull.com/tree/R-YP1272), а также нижестоящего субклада R1a-YP1272-YP1276 в Тунисе, такого же нашли в современной Белоруссии.

Итак, это «приоритетная первая гипотеза» миграций R1a, и любой последующий анализ и выдвигаемые гипотезы, в том числе с использованием ископаемых ДНК, обязаны проводить с ней состыковку, и либо отдельные положения опровергать, если ранг новых свидетельств выше, или эту гипотезу дополнять. То, что ископаемых ДНК где-то не нашли, не является свидетельством более высокого ранга, и не может быть основанием для ревизии первой приоритетной гипотезы. Всегда необходимо пытаться встраивать новые данные в первую приоритетную гипотезу, хотя бы потому, что она первая, и игнорировать этот факт неэтично. Например, обнаружение ископаемых гаплогрупп в Прибалтике (в культуре ямочно-гребенчатой керамики в Эстонии) и в Карелии следует интерпретировать так, что они прошли с Балкан на север, в Прибалтику. Разумеется, если будут найдены конкретные свидетельства, что гаплогруппа R1a прошла, например, из Сибири прямиком в Прибалтику, то первая приоритетная гипотеза будет модифицирована соответствующим образом. Балканский путь при этом останется до получения свидетельств, что носители гаплогруппы R1a туда не приходили, что ИЕ языки через Анатолию на запад не проходили, что балканская теория ИЕ языков неверна, причем не на уровне мнений или альтернативных вариантов, а на уровне прямых доказательств.

Гаплогруппа R1b, первая гипотеза (в контексте данной статьи)

Перейдем к гаплогруппе R1b, опять в качестве «приоритета первой гипотезы». Эта гипотеза была высказана около десяти лет назад, и с тех пор никаких противоречий с новыми данными в ней не обнаружено. Дополнения, естественно, появлялись по мере идентификации новых и новых субкладов. Никто, понятно, не мог предположить, что в ямной культуре, помимо гаплогруппы R1b, предложенной ранее (Клёсов, 2009, 2010, 2012), будет выявлен субклад L23, и далее нижеследующие субклады L23 > Z2103 > Z2106 > Z2108 > KMS67 (последние три образовались примерно 6000 лет назад, то есть именно во времена ямной культуры), которых в Европе практически нет, и это вбило окончательный гвоздь в гроб старых представлений М. Гимбутас о прямом переходе степняков из ямной культуры в Европу, да еще к тому же якобы с индоевропейским языком.

По той первой гипотезе эрбины, носители гаплогруппы R1b, продвигались в период (предположительно) 12-8 тысяч лет назад из Южной Сибири по «северной дуге», через Южный Урал и Северный Казахстан, создав культуры Тургайского прогиба, суртандинскую, ботайскую, хвалынскую, ямную, оттуда – через Кавказ в Месопотамию. На всем этом пути встречается положение древних костяков на спине, характерное для носителей R1b, но не R1a. Археологи дают хвалынской культуре времена 7000-5500 лет назад (на самом деле должно быть древнее), ямной культуре 5600-4300 лет назад (датировки тоже явно заниженные ), и после заселения (части) Русской равнины эрбины направились на Кавказ (не позднее 7000 лет наад) и далее в Месопотамию и на Ближний Восток, основали государство шумеров (6500-6000 лет назад), и после того направились на запад, через Египет, вдоль южного берега Средиземного моря до Атлантики, переправились через Гибралтар на Пиренейский полуостров около 5000 лет назад, основали там культуру колоколовидных кубков (примерно 4800 лет назад), далее направились на север, в континентальную Европу, и заселили ее в течение последующих 1000-1500 лет, между 4500 и 3000 лет назад. В ходе этого заселения из Европы пропали почти все мужские автохтонные гаплогруппы, включая С, E1b, F, G2a, H2, I1, I2a, I2c, J2, K, R1a, и только R1b интенсивно приумножалась, как приумножались и автохтонные женские мтДНК. С тех пор гаплогруппа R1b продолжает оставаться доминирующей по численности гаплогруппой центральной и западной Европы, которая в настоящее время там достигает 60%. На 95% (или более) это потомки двух пиренейских субкладов R1b-P312 и R1b-U152.

Лепенский Вир и прилегающие археологические культуры в Сербии

Люди, игнорирующие приоритет первой гипотезы, что уже показывает их неквалифицированность, приводят как «аргумент» то, что ископаемых гаплогрупп R1a на Балканах пока не нашли. Хорошо, давайте посмотрим внимательно на этот «аргумент». Не будем повторять, что «пока не нашли» – это вообще не аргумент, ни в пользу того, что они были, ни в пользу того, что их не было. Это вообще не аргумент, это «текущий факт». А вот данные. Согласно статье Mathieson и др. (2017), в балканской культуре Лепенского Вира (в Сербии) обнаружено более 200 захоронений, из них палеогенетики работали только с двумя. В одном было пять скелетных останков, из них выбрали женский, с датировкой 7474±35 лет назад (в сводной таблице в Приложении к статье указано 8006 лет назад), Y-хромосомной гаплогруппы там, разумеется, нет. В другом – мужской скелет с датировкой 7670±35 лет назад (в Приложении указано 8017 лет назад), гаплогруппа R1b1a-L754, положение костяка – в вытянутом виде на спине. Это – характерное положение костяка для носителей гаплогруппы R1b, от мезолита (или раннего неолита) до сарматских времен, I тыс. н.э. Обнаруженный субклад – архаичный, он образовался примерно 18900 лет назад, и является вторым нисходящим от R1b в иерархии снипов R1b-M343 > L278 > L754.

Вот и всё по Лепенскому Виру. Из более чем двухсот захоронений. Согласитесь, что торопиться с выводами о том, какие гаплогруппы «там не нашли» – это несколько преждевременно. А вот и другие данные, которые в данной статье не упомянуты. В статье Boric & Dimitrijevic (2007) многократно (12 раз) упоминается о костяках Лепенского Вира в скорченном положении, совершенно не характерном для эрбинов, как и для носителей гаплогруппы I2, тоже обычно захороненных на спине (см. ниже). Можно вдаваться в детали, чем различаются захоронения на спине для R1b и I2, например, в положениях рук (вдоль тела или сложены), но с этим надо работать. Скорченное положение костяка на боку характерно для племен R1a, мужчины – на правом боку, женщины на левом, с противоположной ориентацией направления головы (Клёсов, 2015, 2016, ссылка). Именно эти данные о скорченном положении костяков в культуре Лепенского Вира явились основанием для первой гипотезы о прибытии носителей R1a на Балканы 8-10 тысяч лет назад, в совокупности со вспомогательными данными об обнаружении прото-ИЕ языка в Анатолии и на Балканах в те же времена.

Полагаю, торопливость «энтузиастов разрушения» очевидна – они выхватывают буквально одну «экспериментальную точку» из общей картины, которой не знают, да и знать не хотят, и пытаются делать (или хотя бы предполагают) глобальные выводы.

Ясно то, что эрбины в Лепенском Вире и в округе были. На расстоянии всего пяти километров от Лепенского Вира находится местечко Падина, тоже в Сербии. Там зафиксировано 33 захоронения, из них палеогенетики рассмотрели 12 образцов ископаемых ДНК, десять из которых описаны в Приложении к статье Mathieson и др. (2017), из них шесть женских и четыре мужских. Мужские – три гаплогруппы R1b, все – субклада R1b-L754, того же, что и в Лепенском Вире, и одна – I2a1-P37 (образовалась примерно 21200 лет назад). Датировки для R1b были 10835, 10425 и 9800 лет назад, для I2a1 – 10493 лет назад, то есть все на 2-3 тысячи лет древнее, чем в Лепенском Вире. Положение костяка было на спине для одного R1b (для двух других не установлено), и для единственного I2a1. Это – захоронения под номерами 9, 12, 22 и 14. Отмечено, что в захоронении 30 положение костяка было скорченным, но гаплогруппу его не определяли.

Всего в трех километрах от Лепенского Вира есть местечко Власак, в нем тестировали 17 захоронений, из них 9 женских скелетных останков и 8 мужских, семь гаплогруппы I и нижестоящих субкладов, и один – R1b1a-L754, как и в Лепенском Вире и Падине, с датировкой 8450 лет назад, примерно на сто лет древнее, чем в Лепенском Вире, но на 1500-2000 лет «моложе», чем в Падине. Среди группы I два образца были самóй исходной гаплогруппы I-M170, остальные – I2-M438, I2a2a-M223, I2a2a1b-CTS10100, и два I2a2a1b2-Z161. Интересно, что почти все костяки гаплогруппы I и нижестоящих субкладов, для которых положение удалось установить, были на спине, как и костяки гаплогруппы R1b. На спине были захоронены и все женские костяки в тех 17 захоронениях. Датировки костяков гаплогруппы I-M170 и I2 – самые древние в этих захоронениях, 10040, 8325 и 8390 лет назад, нижеследующих субкладов – 8325 и 8000 лет назад (последняя датировка – у четырех костяков).

Еще древние захоронения в Сербии включают три образца балканского неолита с гаплогруппой G2a (местечко Gomolava, датировки 7440, 6557 и 6483 лет назад) и четыре образца мезолита-неолита с гаплогруппой I2a (местечко Hajdučka Vodemica, датировки 8123 и три образца 8600 лет назад).

Интересным явилось обнаружение гаплогруппы Н2 на Балканах, куда они явно пришли из Анатолии. Из семи ископаемых образцов Н2, один был найден в Леванте с самой древней датировкой (8700 лет назад), три – в Анатолии (все 8300 лет назад), один в балканской культуре Старчево (7569 лет назад), один в Болгарии (5132 лет назад), и один в Иберии (5700 лет назад). Это интересно и потому, что в настоящее время гаплогруппа H встречается в основном в Индии, Пакистане, Шри-Ланке, но исключительно субклада H1, он же – основной у цыган Европы. Потомки субклада H2, найденного в захоронениях европейского мезолита и неолита, встречаются в настоящее время в Европе (Италия, Франция, Англия, Швеция), Турции и в странах Персидского залива (Кувейт, Катар). В сети есть масса фантазий про приход дравидов (иногда с указанием их гаплогруппы, якобы Н) в Европу, правда, во времена бронзового века, как якобы спасавшихся от прибывших в Индию ариев, но эти фантазии ничем не обоснованы. С гаплогруппой Н1 дравидов в Европе тоже не складывается, такую не нашли, во всяком случае, пока.

Теперь, когда общий обзор «приоритетных гипотез» завершен, как и типичных уроков при расмотрении ископаемых образцов ДНК, рассмотрим самые новые данные по ископаемым ДНК (по африканцам и минойцам), и затем приступим к обобщениям, а также к тому, какие изменения целесообразно внести в «приоритетные гипотезы».

Новые данные по ископаемым африканцам

В июне этого года опубликована статья группы авторов из Швеции и Южной Африки, под названием «Древние геномы из южной Африки помещают разнообразие современного человека глубже 260 тысяч лет назад». Датировка была получена сопоставлением числа мутаций у ископаемого образца ДНК из Южной Африки с археологической датировкой 1900 лет назад, и современных людей, с использованием константы скорости мутации 1.5х10-8 на нуклеотид на поколение в 30 лет, то есть 0.5х10-9 на нуклеотид в год. Вообще-то специальные исследования недавно пришли к более надежной константе 0.8х10-9 на нуклеотид в год, то есть у авторов статьи скорее всего завышение датировки в 1.6 раз, и должно быть примерно 160 тысяч лет назад, то есть то, что было вычислено и описано нами еще пять лет назад для расхождения ДНК-линий тех, кто сейчас живут в Африке, с неафриканцами (Klyosov & Rozhanskii, 2012, Advances in Anthropology), но попгенетики это, видимо, не читатели, они, как известно, писатели, а не читатели. Тем не менее, авторы недавней статьи так воодушевились этой полученной датировкой, что повторили ее в статье 10 раз. Но если говорить не про «разнообразие современного человека», а про образование наиболее древних ДНК-линий гаплогруппы А00, то там датировки варьируются от 208 до 338 тысяч лет назад (Elhaik и др., 2014; Mendez и др., 2014), 217 тысяч лет назад (Klyosov & Kilin, 2016), и 236 тысяч лет назад (https://www.yfull.com/tree/A00/). Так что ничего нового в этом отношении авторы статьи про древние геномы не сообщили, хотя это у них главный вывод.

Но нас сейчас интересуют не столько их геномные данные с неизменными продолжительными и вязкими рассуждениями про «геномную примесность» ископаемых африканцев 2000 и 400 лет назад, хотя это, похоже, вообще никого не интересует, тем более понимая, как это было получено, нас интересуют их гаплогруппы и субклады. В обсуждаемой статье были рассмотрены семь ископаемых образцов ДНК из Южной Африки, из них пять женских (у всех мтДНК были разными, но это дело обычное, хотя и относились к двум группам – L0d и L3e), и два мужских, гаплогруппы A1b1b2 в обоих случаях. Датировка обоих мужских костных останков была тоже практически одинаковой, и пересекалась в пределах погрешности, примерно 2000 лет назад. Женские костяки датировались в пределах 300-500 лет назад. Чтобы понять, где на дереве субкладов гаплогруппы А (там на самом деле серия гаплогрупп под общим индексом А), расположен этот ископаемый субклад A1b1b2, пометим его желтым цветом:
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/09/africa-fig1.jpg
Этот субклад, A1b1b2-L427, образовался примерно 54900 лет назад (https://www.yfull.com/tree/A1b1/), и в статье, разумеется, недотипирован. Где он образовался – неизвестно, вполне может быть, что и за пределами Африки, никто этого в самом деле не знает. Датировок образования субклада в статье, конечно, тоже нет. Там главный вопрос – «примесность геномов», хотя так и не объяснено, кому и зачем это надо, и что это дает.

«Кластерный анализ» («примесность») для четырех женщин – «фермеров железного века», по определению авторов рассматриваемой статьи (вертикальная панель слева), датировки 280-530 лет назад, и трех образцов – «охотников-собирателей» каменного века (вертикальная панель справа), из которых два мужских скелета (с гаплогруппой A1b1b2-L427, пол третьего не определен, датировка 1800-2300 лет назад. Величины индекса К (пояснение в тексте) на панелях сверху вниз равны соответственно 3, 5, 7, 12, 13.

Пример изучения «примесности» приведен на диаграмме слева. Панели сверху вниз соответствуют величинам индекса «К», равному 3, 5, 7, 12 и 13. Эти индексы соответствуют «спектральному» разложению генома на число «компонентов», которые можно условно рассматривать как число предков данного генома. Видно, что для ископаемых ДНК женщин – «фермеров железного века» несколько веков назад картина «спектрального» разложения одинакова для числа предков от 3 до 7, но при 12 предках картина резко меняется и становится вообще однородной. При добавлении еще одного предка картина опять резко меняется, и состав предков уже опять совершенно другой. Темно-зеленый цвет приписывается авторами статьи современному племени йоруба, светло-зеленый, видимо, носителям языка банту, хотя там есть неясности, желтый – современным людям Karretjee из племени San из южной части Южной Африки, но проблема в том, что этот цвет появляется у них только при К=13. Опять неясно, зачем и кому это нужно. Похоже, что это нужно «широкогеномным» исключительно для описательности, так, зафиксировать и забыть, поскольку никаких выводов из этого не делается.

Из диаграммы видно, что никаких параллелей или другой связи между женщинами железного века (слева) и мужчинами каменного века (справа) не прослеживается. Красный цвет – это, похоже, современные люди из племени San из северной части Южной Африки, хотя и там проблема – уже при К=7 их цвет на диаграмме резко меняется от сплошного красного к сплошному синему (на этой диаграмме не показано, поскольку общая диаграмма содержит 312 панелей, и все столь же бессмысленны), а у ископаемых образцов каменного века (справа) только следы этого синего цвета. Для общей «информативности» сообщим, что при К=13 люди каменного века от почти абсолютного соответствия северным San (при К=3) переходят к почти абсолютному соответствию южным San. И вот подробными описаниями этой, мягко говоря, ерунды заполнена практически вся рассматриваемая статья.

Возвращаясь к субкладу A1b1b2-L427, отметим, что где бы он ни образовался десятки тысячелетий назад, все субклады, нижестоящие от A1b, включая L427, у неафриканцев отсутствуют, возможно, потому, что параллельно с A1b1 образовался субклад BT (по даным YFull примерно 126 тысяч лет назад), и A1b1 ушли в Африку, а ВТ остался вне Африки. То есть у неафриканцев имется основная линия A1b > BT, и потомки ее составляют все гаплогруппы от В до Т.

Так или иначе, тот факт, что носитель субклада A1b1b2-L427 обнаружен в Южной Африке с датировкой 2000 лет назад, ничего, к сожалению, не дает для понимания древних миграций. И уж тем более ничего не дают «данные по примесности», которые варьируются как угодно при изменении условий расчетов. Здесь мы приводим эти данные просто «для коллекции».

Новые данные по ископаемым минойцам и микенцам

В начале августа этого года в журнале Nature вышла статья группы авторов из 32 человек, под руководством David Reich из Гарвардской медицинской школы, под названием «Генетическое происхождение минойцев и микенцев». Статья, как и все работы, вышедшие из лаборатории Reich, является типичным попгенетическим исследованием, со всеми принципиальными проблемами «широкогеномных» публикаций. Мы на них кратко остановимся ниже, а сейчас упомянем, кто такие минойцы и микенцы, и какие у них были найдены гаплогруппы. На мой взгляд, гаплогруппы, приведенные в небольшой таблице в приложении к статье, и есть самый главный результат работы коллектива авторов. Всё остальное – мутные, вязкие, неопределенные сентенции о возможных «примесностях» в геномах минойцев и микенцев. Примеры также приведены ниже.

Итак, минойцы – это представители эгейской цивилизации острова Крит, которая датируется временами 4700-3400 лет назад. Минойцы – это не самоназвание тех людей, термин «минойцы» был придуман в конце 19-го века британским археологом Артуром Эвансом. В связи с этим можно только с иронической усмешкой вспоминать тех непримиримых «борцов с древними ариями», которые напирают на то, что «ариями» их называть нельзя, потому что нет доказательств, что это было их самоназвание. На самом деле подавляющее большинство названий древних племен – не самоназвания, а названия, данные историками, от античных до современных. Можно подумать, что, например, скифы называли себя скифами, американские индейцы – американскими индейцами, китайцы – китайцами, минойцы минойцами, и так далее.

Микенцы – это представители той же эгейской цивилизации, ее крито-микенской культуры, с датировкой примерно 3600-3100 лет назад, то есть несколько более поздней по сравнению с минойцами. Микенскую цивилизацию еще называют Ахейской Грецией.

Теперь пора показать гаплогруппы минойцев и микенцев, опубликованные в рассматриваемой статье. Из 19 образцов ископаемых ДНК (минойские, микенские, анатолийские, греческий, критский) 14 – это женские мтДНК. У всех 19 образцов, мужских и женских, есть 14 вариантов мтДНК, все разные – иначе говоря, это разнообразие не слишком информативно. У 14 женских ископаемых ДНК есть 11 вариантов мтДНК, то есть вывод тот же.

Если обратиться к ископаемым Y-ДНК, то они следующие. Из трех минойских образцов один найден в префектуре Ираклион (Гераклион), гаплогруппа G2a2b2, датировка 4900-3900 лет назад. Два образца найдены в префектуре Ласити, гаплогруппы J2a1 и J2a1d, датировки обоих образцов 4000-3700 лет назад. Положение Крита приведено на карте ниже (с его четырьмя префектурами), там же показан Ираклион, префектура Ласити примыкает к нему с востока.

Микенский – один ископаемый образец, из Греческого Пелопоннеса, гаплогруппа J2a1, как и у двух минойских, датировка 3700-3200 лет назад, то есть несколько более недавняя по сравнению с минойскими. Еще один образец – анатолийский (нынешняя Турция), гаплогруппа J1a, датировка 3925±35 лет назад.

Вот, собственно, и всё, что есть конкретного в обсуждаемой статье. Остальное – расплывчатые рассуждения. Если на время забыть о «широком геноме», то на что указывают гаплогруппы G2a и J2a у минойцев и микенцев с Крита и континентальной Греции? Да на древнюю Европу, Средиземноморье и Анатолию, ближайшее окружение Греции и Крита, а также на Иран и восточнее. Мы уже знаем, что гаплогруппа G2a была одной из основных в мезолите и палеолите Европы, и сейчас ее доля на Крите 10%, в Греции 7%, на Эгейских островах 9%, в Турции 11%, в Армении 12%, в других странах Кавказа до 75%. Ее немало по всей дуге от Гиндукуша до Анатолии – у калашей в Южном Гиндукуше ее 20%, у пуштунов Афганистана 10%, в Иране 10%. Гаплогруппы J2a еще больше по той же дуге – в Иране 23%, в Турции 24%, в Армении 22%, в Греции 23%, на Эгейских островах в среднем 20%, на Крите 34%. Еще больше ее на Ближнем Востоке, среди арабов и евреев. Теперь посмотрим, что на этот счет говорят «широкогеномные» попгенетики.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/09/heraklion-fig3.png
Самые главные положения статьи обычно выносят в Абстракт. Что же вынесено туда в обсуждаемой статье? Приводим почти весь текст Абстракта:

Мы показали, что минойцы и микенцы генетически сходны, имея по меньшей мере три четверти их предковости от первых неолитических фермеров Западной Анатолии и жителей островов Эгейского моря. Остальная часть – в основном от древних популяций, имеющих отношение к Кавказу и Ирану. Однако минойцы отличаются от микенцев в том, что у первых есть дополнительная предковость от источника, имеющего отношение к охотникам-собирателям Восточной Европы и Сибири, привнесенных через источник, имеющий отношение к населению или евразийской степи, или Армении. Современные греки сходны с микенцами, но с некоторым дополнительным разбавлением ранней неолитической предковости. Наши результаты поддерживают идею непрерывности, но не изоляции в истории популяции эгейцев, до и после времен самых ранних цивилизаций.

Кто что понял? Очень информативно, не так ли?
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/09/minoans-fig4.jpg
Добавим к этому «основания» для приведенных выводов в виде «диаграммы принципиальных компонент», приведенной выше. Обозначений координат, то есть что отложено по вертикали и что по горизонтали, здесь нет, потому что их нет вообще. Это – некие безымянные преобразования, которые рассчитал компьютер по сотням тысяч и миллионам снипов, и которые растянуты по вертикали и горизонтали. Их условно назвали «принципиальные компоненты». Каждая цветная точка – древний ископаемый образец ДНК, неважно, мужской или женский, и неважно, какой гаплогруппы, Y-хромосомной или митохондриальной. Каждая серая точка – современный геном. Всё рассмотрение и понимание (если таковое есть) основано на принципе «похожести», ближе точки – более похожи, то есть «родственные», у них «общие предки ближе», дальше – менее похожи. Но при желании и там можно «рассчитать» то, что общие предки «делают вклад». Минойцы и микенцы – близко к середине диаграммы, их символы – кружочки и квадратики с перекрестиями. Прямой крестик – минойцы (зеленые символы), косой крестик – микенцы (синие символы), они все окружены тонкой чертой с надписью «эгейцы/анатолийский бронзовый век», это потому что геномы анатолийцев бронзового века (красные звездочки) сидят на правом краю этой обводной линии, правда, не слишком близко. Чтобы их захватить, обводную линию удлинили в правую сторону.

Как видим, иранские образцы (справа вверху) сидят на максимальном удалении от минойцев-микенцев, как и «европейские охотники-собиратели» (слева). Треугольнички вершиной вниз – иранцы неолита, вершиной вверх – иранцы халколита (медного века). «Кавказские охотники-собиратели» – верхние дальние точки слева по обводной линии. Но эта удаленность не помешала авторам статьи отметить, что минойцы-микенцы имеют происхождение на четверть «от древних популяций, имеющих отношение к Кавказу и Ирану». Так, видимо, решил компьютер, хотя любой попгенетик знает (или должен знать), что сходство в фрагментах геномов, которые компьютер ищет и находит, имеет по меньшей мере три объяснения – сходство по общему происхождению, сходство просто по случайной похожести, и сходство по причинам одинаковой функции в геноме, поскольку все люди имеют одинаковые функции метаболизма и жизнедеятельности. Там сходство в геномных фрагментах просто обязано быть.

Поэтому параметры «сходства», выдаваемые компьютером, обычно весьма шатки, и их можно интерпретировать так или иначе. Это и есть то множество степеней свободы, которое было упомянуто выше. «Широкогеномным» попгенетикам остается только выбирать по вкусу вариант «происхождения». Отсюда и получается – «минойцы отличаются от микенцев в том, что у первых есть дополнительная предковость от источника, имеющего отношение к охотникам-собирателям Восточной Европы и Сибири, привнесенных через источник, имеющий отношение к населению или евразийской степи, или Армении», и прочее в их выводах, которые и составили Абстракт статьи. Включая заключительный перл – «Наши результаты поддерживают идею непрерывности, но не изоляции в истории популяции эгейцев, до и после времен самых ранних цивилизаций». Интересно, откуда появилась идея «изоляции»? Где такие вообще нашли?

Итог простой – никакой конструктивной информации данные обсуждаемой статьи по минойцам и микенцам не дают. Их гаплотипы, даже несколько, тут же прояснили бы картину. Но это не тот путь, по которому идут «широкогеномные» попгенетики.

Попытка осмысления шквала новых данных
в свете «приоритетных гипотез», выдвинутых ранее

Как сообщалось в первых трех частях данной серии статей, несмотря на обилие новых данных по ископаемым ДНК, они не привнесли значительных изменений в «приоритетные гипотезы» древних миграций, основанных на современной картине гаплогрупп, субкладов и гаплотипов по планете. Но они привнесли важные дополнения к нашим знаниям, основанным на «приоритетных гипотезах». Я называю их приоритетными, потому что они были высказаны первыми, и этические правила в науке требуют их рассматривать в первую очередь, прежде чем их опровергать или вносить измерения. Дополнять – это пожалуйста, и то при наличии новых данных, а не «мнений», «соображений», «логики» и прочих второстепенных и третьестепенных факторов. К новым данным, в том числе по ископаемым ДНК, тоже надо относиться с осторожностью, как было показано на ряде примеров в этой серии статей. Нередко бывает, что эти данные одиночные, ошибочные, приводятся с использованием устаревшей номенклатуры, и вообще некритически интерпретируются, поспешно, торопливо, с «налету».

Вот – очередной характерный пример. Приоритетная гипотеза говорит о том, что эрбины, носители гаплогруппы R1b, продвигались со стороны Южной Сибири на запад. Когда это движение (миграция) началось – мы не знаем, но мы знаем, что гаплогруппа R1b образовалась примерно 21 тысячу лет назад. В таблице YFull говорится, что 22800 лет назад, но эта датировка появилась как искусственное приравнивание к датировке образования гаплогруппы R1a, постулируя, что R1a и R1b образовались в одно и то же время. Это, конечно, несерьезный постулат, потому что образование R1a и R1b – совершенно независимые события. И, действительно, к гаплогруппе R1a по данным YFull ведут 169 снип-мутаций, а к гаплогруппе R1b – 145 снип-мутаций, что транслируется, соответственно, в 24400 и 21000 лет. В контексте настоящего изложения это не так важно, но торопливые любители уже строят «теории», исходя из того, что раз эти гаплогруппы образовались якобы в одно время, и, следовательно, якобы в одном месте, то и язык у них должен был быть якобы одинаковый. Но это непроверяемо, неверифицируемо, а значит, ненаучно. Тем более что они образовались, вполне возможно, с разницей в тысячелетия, и, вполне возможно, в разных местах.

Итак, движение гаплогруппы R1b на запад происходило когда-то от времени образования гаплогруппы или тысячелетиями позже, через Южный Урал, Северный Казахстан, возможно, через маханджарскую культуру примерно 10-9 тысяч лет назад (хотя данных о том, что это были именно эрбины, нет, и костных останков людей там пока не найдено; то, что там были эрбины, предположили археологи, копающие маханджарскую культуру), и через хвалынскую культуру до ямной, в период 8-7 тысяч лет назад. Эти датировки должны, видимо, согласоваться с датировками нарвской культуры на территории современной Латвии (8-5 тысяч лет назад), где были найдены захоронения эрбинов с датировкой 7690±100 и 7030±225 лет назад. Некоторые археологи утверждают, что из приволжских культур хвалынской и/или ямной, их насельники поднялись речными путями до Прибалтики (см. предыдущие части данной статьи).

Так вот, приоритетная гипотеза утверждает (или предполагает), что хвалынская и ямная культуры маркируют миграционный путь носителей гаплогруппы R1b от Южной Сибири до Волжских степей. Но вот опубликованы данные по трем образцам ДНК хвалынской культуры, и любители, как водится, дружно заголосили – ура, культура смешанная, там оказались три гаплогруппы – R1b, R1a, и Q1a, все в интервале датировок 7215-6015 лет назад, то есть в интеврале 1200 лет, дальше, чем от нас до Киевской Руси. Мне, признаться, никогда не было понятно, откуда у дилетантов такая страсть к опровержениям (как им кажется) гипотез и концепций, причем на основании не их, не своих данных, а чьих-то, опубликованных в других статьях. При этом в тех, новых данных, они особенно и не разбираются, их не анализируют. Главное, что – ура! – что-то разрушается! (как им кажется).

Они не задумываются, что носитель гаплогруппы R1a-М459 в хвалынской культуре захоронен не в скорченном положении на правом боку, как принято в культурах R1a, а на спине, в вытянутом положении, как принято в культурах R1b. Другими словами, соплеменники-хвалынцы рассматривали его не как «визитера» из чужой культуры, а как своего. А уж как он в хвалынскую культуру попал – мы не знаем и никогда, видимо, не узнаем. Может, «сын полка», может, пленный, который себя достойно проявил, может, младенцем нашли и воспитали – откуда нам знать?

Далее, дилетанты не задумываются, что следующая культура по пути миграции эрбинов, ямная, уже представила 11 ископаемых образцов, и ни один из них не показал гаплогруппу R1a или Q1a. Куда же они делись по ходу миграции? Не исключено, что они проявятся при последующих исследованиях палеогенетиков, но пока их нет. Из 11 образцов десять – R1b, и один – опять сторонний, но уже I2a, в Калмыкии, в отдельном захоронении, с датировкой, на 500-800 лет более поздней, чем R1b (для I2a – 4864-4158 лет назад). Так что встречаются ли сторонние гаплогруппы в ямной культуре? Да, встречаются, но, бывает, что в другое время и в другом месте, возможно, иногда вообще не относятся к ямной культуре. Поэтому торопиться и делать глобальные выводы вряд ли стоит. Во всяком случае, приоритетная гипотеза остается прежней.

Дополненная приоритетная гипотеза о древних миграциях

Дадим относительно краткое изложение дополненной и расширенной приоритетной гипотезы древних миграций. Начнем с того, что где именно возник Homo sapiens и где и когда образовался анатомически современный человек – науке неизвестно. Некоторые антропологи считают эти два понятия эквивалентными, некоторые их разделяют. Если считать датировку образования древнейшей гаплогруппы A00 (примерно 240 тысяч лет назад) датировкой возникновения Homo sapiens, что вовсе не обязательно, то получим отправную точку современного человечества, но вряд ли это время появления анатомически современного человека. Скелетные останки предполагаемого Homo sapiens находят, хотя и крайне редко, с датировками 190-200 тысяч лет назад, но, как правило, они показывают архаичные особенности строения, что, по мнению многих антропологов, выводит их из вида Homo sapiens, и уж во всяком случае из категории «анатомически современного человека». По мнению ряда антропологов, анатомически современный человек появился не ранее 36 тысяч лет назад. Другие это оспаривают, и поднимают планку до 160 тысяч лет назад, или даже выше.

Никаких определенных данных о том, что Homo sapiens, как и анатомически современный человек, появились в Африке, нет. Неандерталец, «брат» Homo sapiens, определенно появился не в Африке, и следов его в Африке не обнаружено, хотя ищут более ста лет. Все «теории» о «выходе современного человека из Африки» 50, 60 или 70 тысяч лет назад, остаются фантазиями, это никогда не было показано, и все эти датировки никогда не были рассчитаны, они или придуманы, или натянуты с помощью совершенно необоснованных допущений (как описано в статье Klyosov & Rozhanskii, 2012, Advances in Anthropology). Выходит всё больше академических статей, в которых эти датировки либо отвергаются, либо просто не упоминаются, принимаясь по умолчанию неверными. Недавний пример – статья китайских авторов (2016) о нахождении в Китае костных останков древнего Homo sapiens c датировками 80-120 тысяч лет назад. В статье ни словом не упомянута Африка, но пересказ статьи в журнале Nature сообщает, что люди якобы вышли из Африки и мигрировали в Юго-Восточную Азию, где их останки и были недавно обнаружены с датировкой 80 тысяч лет назад. Про 120 тысяч лет назад пересказ статьи даже не упоминает. Это – типичный пример «обороны» представлений о «выходе современного человека из Африки», когда эти представления не подтверждаются прямыми данными.

Как бы там ни было, расчеты показывают, что современные африканские и современные неафриканские линии Y-хромосомы разошлись 160 тысяч лет назад (Klyosov & Rozhanskii, 2012). Здесь «африканские» линии называются не по месту их образования, а по месту современного проживания основного количества их носителей. На самом деле в Африке живут десятки миллионов носителей «неафриканских» Y-хромосом (в Южной Африке, в Египте, в Камеруне и Чаде, где живут миллионы носителей гаплогруппы R1b, и так далее), как и многие носители гаплогрупп серии А и В живут за пределами африканского континента. Более того, гаплогруппа В вовсе не образовалась из гаплогруппы А (любой из них), она образовалась из гаплогруппы ВТ, определенно за пределами Африки (Klyosov & Rozhanskii, 2012).

В период между 60 и 70 тысяч лет назад на Земле произошел катаклизм планетарного масштаба (Юрковец, 2016), огромная волна, стартовав в Тихом океане, обошла Землю, перехлестнула Антарктический материк, и ослабла при приближении к Балканам. Этот катаклизм привел к гибели большей части человечества, и в настоящее время гаплотипы всех мужских гаплогрупп сходятся к общему предку человечества, гаплогруппы ВТ, который жил 64±6 тысяч лет назад. Это согласуется с временами катаклизма, описанного выше. Исходя из описаний выше, а также из того, что наиболее древние скелеты анатомически современного человека найдены в Европе с датировками 45 тысяч лет назад (Англия, Италия) и 40 тысяч лет назад (Россия, Костенки), причем последний имел гаплогруппу С, можно предположить, что гаплогруппа ВТ пережила катаклизм именно в Европе, возможно, на Балканах. Ископаемые носители гаплогруппы ВТ найдены в Польше, гаплогруппы СТ- в Польше, Германии, Болгарии, Иордании, гаплогруппы С – в России, Испании, Болгарии, Хорватии, Бельгии, Австрии,Чехии, Румынии, Венгрии, Испании, Турции. Характерно, что гаплогруппа Н2, найденная в ископаемых образцах в Европе (Болгария, Венгрия, Испания), Турции и Израиле, не встречается в Индии, Пакистане и сопряженных регионах. Там наблюдается гаплогруппа Н1, которая также обычна среди цыган Европы. Это означает, что гаплогруппа Н2 не прибыла в Европу из Индии, а возникла в Европе (или поблизости) из гаплогруппы F, параллельной гаплогруппе С по филогении. Ископаемая гаплогруппа F была найдена в Испании.

То, что эти гаплогруппы действительно древнеевропейского происхождения, и их родоначальник пережил планетарный катаклизм 64±6 тысяч лет назад, могут показывать датировки их образования: гаплогруппа CF – 68500 лет назад, гаплогруппа С- 65900 лет назад, гаплогруппа DE – 68500 лет назад, гаплогруппа F – 65900 лет назад, гаплогруппа H – 48500 лет назад, и так далее (https://www.yfull.com/tree/BT/). Движение носителей гаплогрупп было, в частности, на восток, в центральную Азию, в Индостан, Юго-Восточную Азию, Полинезию, Австралию, намного позже в Америку, из центральной Азии. Ископаемых образцов ДНК там немного, но они информативны. Так, носитель гаплогруппы К (образовалась примерно 47200 лет назад, https://www.yfull.com/tree/BT/), уже 46900-43200 лет назад жил на берегу Иртыша в теперешней Омской области. Гаплогруппа Н (Н1) мигрировала в Индостан, ископаемые образцы ДНК там пока не получали, а гаплогруппа R оказалась в Южной Сибири, на берегу Байкала с археологической датировкой 24 тысячи лет назад (образовалась 31900 лет назад, https://www.yfull.com/tree/R/). По всей видимости, гаплогруппа Р оказалась там же, в Южной Сибири, так как из нее путем соответствующей мутации примерно 31900 лет назад образовалась гаплогруппа Q, носители которой ушли через сухую Берингию в Америку, прибыв туда по разным данным между 20 и 13 тысяч лет назад (Klyosov, 2009). В настоящее время до 95% индейцев Южной Америки (мужчин, разумеется) имеют гаплогруппу Q.

Гаплогруппа R по линии R1 образовала гаплогруппы R1a и R1b (24 и 21 тысяч лет назад, соответственно), которые разными путями в своей части мигрировали в Европу, как описано выше. Поскольку на своем пути по Евразии носители R1a и R1b мигрировали раздельно, если не считать случайных пересечений, как описано выше, их языки были разными, во всяком случае, между 9 и 3 тысячами лет назад. Первая датировка – это обнаружение прото-ИЕ языка в Анатолии, и далее на Балканах, определенно носителей гаплогруппы R1a, которые через тысячелетия принесли индоевропейские языки в Индостан, в Месопотамию (хетты) и на Ближний Восток (Митанни, Сирия), и оставив эти языки на Русской равнине, где современный русский язык имеет сейчас 54% совпадений базовой лексики (по стословнику Сводеша) с древнеиндийским языком (С.А. Старостин). Литовский язык имеет с древнеиндийским 53% совпадений, немецкий 57% (Старостин), но это все одно и то же в пределах погрешности расчетов.

Какой язык был у носителей R1a и R1b до 9 тысяч лет назад, мы не знаем, но нет совершенно никаких оснований считать, что эрбины пронесли через Евразию ИЕ языки, потому что и после этого они не оставляли ИЕ языков ни на Кавказе, ни на территории современной Турции, ни в Египте, ни у басков, ни на Британских островах до прибытия туда кельтских языков. Есть основания полагать, что язык носителей гаплогрупп Р > Q, R > R1 > R1b был предковым к тем, что недавно получили условное название дене-кавказские языки, но они были отнесены С.А. Старостиным к группе современных языков, нерегулярной цепочкой расположенных по Евразии, с заходом их ветви в Америку, в языки американских индейцев. Похоже, что эта цепочка маркирует путь эрбинов по Евразии, а заход в Америку – их родственной (на уровне «дяди») гаплогруппы Q. Поэтому древний язык эрбинов, в динамике его миграции по Евразии, и далее через Кавказ, Месопотамию, Ближний Восток, по Средиземноморью до Пиренейского полуострова и далее по континентальной Европе в период 4800-3000 лет назад, а местами и намного позже (пример – современные баски, язык которых перекликается с северо-кавкаскими языками), был назван языком «эрбин». В конце II тыс. – первой половине I тыс. до н.э. язык эрбин был вытеснен – кроме языка басков и некоторых других не-ИЕ языков древней Европы) – индоевропейскими языками, привнесенных в Европу ранними кельтами, фракийцами, иллирийцами, и с тех пор бóльшая часть Европы заговорила на ИЕ-языках.

Как указывалось выше, в ходе заселения эрбинами Европы между 4800 и 3000 лет назад (и позже) там пропали почти все мужские автохтонные гаплогруппы, включая С, E1b, F, G2a, H2, I1, I2a, I2c, J2, K, R1a, и только R1b интенсивно приумножалась, как приумножались и автохтонные женские, мтДНК. С тех пор гаплогруппа R1b продолжает оставаться доминирующей по численности гаплогруппой центральной и западной Европы, и в настоящее время достигает там 60%. На 95% (или более) это потомки двух пиренейских субкладов R1b-P312 и R1b-U106.

Гаплогруппа R1a, как рассказывалось выше, прошла из Южной Сибири на запад, в Европу, по южной дуге, в отличие от эрбинов, которые прошли на запад сначала по северной дуге, через Северный Казахстан до волжских степей, расселились по Русской равнине в период 8000-4000 тысяч лет назад, до прихода с запада ариев, носителей гаплогруппы R1a. Видимо, последней культурой эрбинов была абашевская (с преобладающими захоронениями на спине) с датировкой 4200-3700 лет назад, которая по времени почти совпадает с фатьяновской культурой (4300-3500 лет назад) средней полосы России (с преобладающими захоронениями в скорченном положении на боку и гаплогруппой R1a в ископаемых образцах ДНК). Первой гаплогруппой, которую можно считать арийской, была R1a-Z645, образовавшаяся в Европе 5500-5200 лет назад, в свою очередь образовавшая субклады Z93, Z283 > Z282 > Z280 (все примерно 5000 лет назад), Z284 и M458 (оба примерно 4700 лет назад), перешедшие на восток, на Русскую равнину. Для R1a-Z284, который получил название «скандинавский субклад», место происхождения менее ясно, или на Русской равнине с последующим переходом его в западную Скандинавию (не в Финляндию, которая технически относится к Скандинавии), или образовался сразу в Западной Скандинавии.

Субклад R1a-Z280 с сопровождающими родственными субкладами образовали археологическую культуру шнуровой керамики (5200-4300 лет назад), которая, возможно, образовалась из культуры шаровидных амфор (5400-4800 лет назад) и/или баденской (5600-4800 лет назад). Место обитания носителей субклада R1a-Z645-Z93 со времени его образования (примерно 5000 лет назад) в течение нескольких последующих веков пока неизвестно, но далее, начиная примерно с 4500 лет назад, он прошел по степным и лесостепным регионам юга теперешних Украины и России, и разошелся на несколько миграционных путей. Уже 4313-4060 лет назад ископаемые носители R1a-Z645 были найдены в синташтинской культуре на Южном Урале (еще один образец – датировка 4141-3911 лет назад), и современные потомки субклада Z93 живут в Индостане сотнями миллионов человек, а также на Алтае, в Китае, на Ближнем Востоке, в странах Персидского залива. Поскольку субклады Z93, Z280 и M458 гаплогруппы R1a образовались из арийского субклада Z645, то все они с полным основанием могут называться арийскими, и не из политических соображений, как некоторые считают, а исходя из исторических данных. Политика здесь совершенно не причем, так как название «арийский» относится только к древним временам, с 5500-5200 лет назад до 2500 лет назад, середины I тыс. до н.э., когда понятие «арийский» было упомянуто в последний раз (насколько нам известно), ахеменидским царем «добронравным» Дарием I (правил в 522-486 гг. до н.э.) на скальном барельефе в Накше-Рустаме в Иране.

Гаплогруппа N образовалась из гаплогруппы NO примерно 36800 лет назад, ее родительская NO образовалась примерно 41500 лет назад, уже позже жизни усть-ишимского человека на Иртыше (см. выше). Происхождение гаплогруппы N относят к юго-восточной Азии, ее носители наиболее многочисленны в Китае, но данные по ископаемым образцам гаплогруппы N там отсутствуют. По современным представлениям, носители гаплогруппы N мигрировали в своей части на север, в алтайский регион, и уже там она, видимо, в значительной степени имела субклад N1a1 (образовался примерно 15500 лет назад). Его сопровождали субклады N1 (образовался 22100 лет назад), N1a и N1b (образовались 18200 лет назад). Их нижестоящие субклады имеют представители коренных сибирских народов, но якуты имеют N1a1. Далее носители N1a1 прошли еще севернее, и перевалили через Уральские горы. Это могло быть в регионе нынешнего Пермского края (отмечено красным цветом на карте ниже), поскольку пермский язык по современной классификации входит в состав финно-угорской ветви уральских языков. Но где бы ни был этот переход, это произошло вряд ли ранее середины II тыс. до н.э., поскольку общий предок современных носителей гаплогруппы N1a1 жил примерно 3200-3500 лет назад (по разным выборкам). Нет никаких указаний, что древние носители гаплогруппы N1a1 на Русской равнине прошли бутылочное горлышко популяции раньше этого времени.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2017/09/perm-chelyabinsk-fig5.jpg
Пермский край (красный цвет) и Челябинская область (синий цвет). В районе нынешнего Пермского края носители гаплогруппы N1a1 могли перейти Урал с сибирской стороны на европейскую 3500-3200 лет назад. В Челябинской области находится синташтинская культура (R1a-Z645) и археологический участок Аркаим (название современное).

После перехода на европейские склоны Уральских гор, или раньше того, носители гаплогруппы N1a1 разошлись на несколько миграционных путей. Предки современных венгров гаплогруппы N ушли на запад, в Паннонию, принесли с собой финно-угорские языки угорской группы, родственные мансийским и хантыйским языкам, языки остались, а сами не выжили, сейчас носителей гаплогруппы N в Венгрии всего 0.5%. Предки современных литовцев, латышей и эстонцев прибыли на берега Южной Балтики примерно 2500 лет назад, в середине I тыс. до н.э., и образовали «балтийский союз» с обитавшими там как минимум уже два тысячелетия носителями гаплогруппы R1a-Z280. С тех пор образовались три перечисленных этноса, в каждом содержание R1a и N1a1 поровну, примерно по 40%, остальное – минорные по численности гаплогруппы R1b, I1, I2a, E1b, T, Q. Предки современных финнов прибыли на территорию нынешней Финляндии 2000-1500 лет назад, в первой половине I тыс. н.э. Структура их гаплотипов существенно отличается в ряде фрагментов от гаплотипов южных балтов. Различаются и языки – у литовцев и латышей языки индоевропейские, у эстонцев и финнов – угро-финские.

Носители гаплогруппы I2a относятся к числу коренных гаплогрупп Европы, во всяком случае после завершения последней ледниковой эпохи (30-10 тысяч лет назад). В ходе заселения Европы эрбинами уцелевшие носители гаплогруппы I2a разбежались на две половины, одна половина оказалась на Британских островах, и имеет общих предков около 5000 лет назад, другая – на Дунае и в Карпатах, с общим предком примерно 2300 лет назад, после прохождения бутылочного горлышка популяции. Последняя группа – в основном славяне, сейчас проживающие от Греции (10% от мужского населения) до Польши (6%), проходя через максимум на Дунае и в Карпатах, например, у боснийских хорват в среднем 71% гаплогруппы I2a.

Проверка приоритетной гипотезы с привлечением ископаемых ДНК

Итак, выше изложена «приоритетная» гипотеза происхождения основных гаплогрупп, составляющих современные этносы Восточной и Центральной Европы. Посмотрим, как на это описание повлияли недавние данные о сотнях ископаемых ДНК. Скажем сразу, что ни одного из положений «приоритетной гипотезы» данные об ископаемых ДНК не опровергли, хотя, конечно, внесли важные дополнения. Как показано выше, никаких новых данных (ископаемых R1a) на протяженном миграционном пути гаплогруппы R1a от Южной Сибири до Балкан не появилось, хотя в Анатолии и на Балканах ископаемых образцов R1a пока найдено не было. В Анатолии из 15 древнейших (до настоящего времени) образцов ДНК неолита (8400-8200 лет назад) половина (7 образцов) были гаплогруппы G2a (плюс один G), остальные – C1a, H2, J2a, I и I2a. На Балканах образцы R1a тоже пока найдены не были, как описано выше, хотя там проверили всего несколько из сотен захоронений (два образца, один из них женский, из 200 захоронений в Лепенском Вире). Тем не менее, скорченные положения ряда костяков могут свидетельствовать, во всяком случае до проверки, о наличии там мезолитической и неолитической гаплогруппы R1a. Если кто считает, что этих данных недостаточно, пусть предложит обоснованный миграционный путь гаплогруппы R1a в Европу, поддержанный системными данными.

Важным дополнением недавнего времени явились свидетельства о древнейших образцах гаплогруппы R1a-M459 в Карелии (единичный образец с датировкой 7000-7500 лет назад) и в культуре ямочно-гребенчатой керамики в Эстонии R1a-M459-YP1272 (единичный образец с датировкой 5900-3800 лет назад), а также еще более древние субклады R1a-M420 на Украине с датировками 10643, 7100 и 6390±90 лет назад (последний – R1a-M459). Это – немного, но принципиально. Субклады архаичные, таких субкладов с такими датировками общего предка сейчас не обнаружено, точнее, найдено несколько десятков, но с датировкой общего предка 2400-3400 лет назад (33 гаплотипа в 67-маркерном формате субклада R1a-M420-YP4141 дают датировку общего предка 3440±380 лет назад; 18 гаплотипов в 67-маркерном формате субклада R1a-M420-М459-М198 дают датировку общего предка 2360±290 лет назад; 6 гаплотипов в 67-маркерном формате субклада R1a-M420-M459-YP1272 дают датировку общего предка 2500±400 лет назад). Таким образом, следует различать древние образцы ДНК, от которые не осталось современных прямых предков, и образцы, от которых есть современные общие предки. Иначе говоря, генеалогия может терминироваться в древности, а может продолжаться в наших современниках.

Как отмечает статья (Mathieson и др., 2017), скорченное положение костяков очень характерно для мезолита Восточной Украины. С переходом в неолит положение костяков смещается к захоронению на спине. Это может означать смещение мужского населения от R1a в мезолите к R1b в неолите.

Итак, дополнение к «приоритетной гипотезе» может выражаться в том, что после прихода носителей гаплогруппы R1a на Балканы 10000-8000 лет назад они могли продвинуться на Украину, что не так далеко от Балкан, а также на северо-восток Европы с заходом на острова Онежского озера и прилегающие регионы, и через тысячелетия образовать культуру ямочно-гребенчатой керамики. В принципе маршрут мог быть обратного направления, но у нас нет никаких прямых или даже косвенных данных о том, как носители R1a могли попасть на Украину, Балтику и в Карелию, не заходя западнее в Европу. Без данных о таком маршруте дискуссии на этот счет беспочвенны. Опять же, надо в первую очередь исходить из ранее выдвинутой приоритетной гипотезы, и сначала обоснованно отвергнуть ее, и только затем выдвигать новые варианты. Иначе получится безосновательная каша, не имеющая никакой научной ценности.

Вот, пожалуй, и всё, что ископаемые образцы гаплогруппы R1a позволили добавить к приоритетной гипотезе.

Переходим к гаплогруппе R1b. Опять, приоритетная гипотеза, изложенная выше, не претерпела никаких корректировок. Но есть важные дополнения – в нарвской культуре в Латвии найдены два образца гаплогруппы R1b (один из них субклада Р297), с датировками 7690±100 и 7030±225 лет назад. Субклад Р297 является дочерним по отношению к субкладу R1b-L278 хвалынской культуры, и, как подсказывают нам археологи, его носители могли подняться по Волге и последующим речным путям до Балтики. Помимо того, в Латвии была найдена еще большая серия из восьми древних образцов R1b-Р297, с датировками от 9220 до 7500 лет назад, и один образец с датировкой 6060 лет назад, все восемь образцов имели тот же субклад, что и в нарвской культуре.

Тот же субклад, что и в хвалынской культуре, R1b-L278, был найден на Украине в пяти ископаемых образцах ДНК, и еще в двух образцах R1b-L278-L754, дочерним к первым двум (датировка всех четырех примерно 7100 лет назад), причем захоронения были в основном на спине, что характерно для погребального обряда носителей гаплогруппы R1b. Помимо того, древние (архаичные) образцы R1b были найдены в Болгарии (L278, 6448 лет назад), в Румынии (L278, 9335 лет назад), в Германии (L278-L754, 5541 лет назад), Испании (L278-L754, 7130 лет назад), в Лепенском Вире (L278-L754, 8017 лет назад). Самый древний образец R1b был найден в Италии (Виллабруна, L278-L754, 13980 лет назад).

Эти дополнения действительно очень важные – приоритетная гипотеза рассматривала только миграции в Европу эрбинов бронзового века, с их прибытием на Пиренейский полуостров примерно 4800 лет назад, и дальнейшее заселение Европы как культуры колоколовидных кубков. Ископаемые образцы показали, что эрбины прибыли в Европу значительно ранее, сразу после завершения последней ледниковой эпохи (10 тысяч лет назад), правда, они имели архаичные субклады, L278-L754, это – второй и третий уровень после исходной гаплогруппы R1b-M343:

R1b-M343 > L278 > L754

Эти субклады практически не дожили до настоящего времени, поскольку современные носители гаплогруппы R1b происходят от предков только десятого уровня, которые и образовались на Пиренеях примерно 4800 лет назад (ниже отмечены жирным шрифтом).

R1b-M343 > L278 > L754 > L388 > P297 > M269 > L23 > L51 > L151 > P312, U106

Естественно, первая приоритетная гипотеза, которая строилась на гаплотипах наших современников, не могла предусмотреть те древние R1b, носители которых давно вымерли.

Относительно гаплогруппы N1a1 – ископаемые образцы ДНК только подтвердили первую приоритетную гипотезу тем, что в культуре ямочно-гребенчатой керамики (ЯГК) обнаружена гаплогруппа R1a, а не N. Образец единичный, но показательный, тем более что те же архаичные субклады обнаружены на Украине и в Карелии. Подтвердили – потому что по приоритетной гипотезе носители гаплогруппы N1a1 появились на Русской равнине не ранее 3200-3500 лет назад, и находка их в культуре ЯГК серьезно модифицировала бы гипотезу. Это уже была бы модификация, а не дополнение. Справедливости ради надо отметить, что по сообщению Чекуновой и др. (2014) на северо-западе России, в Смоленской области, на территории жижицкой археологической культуры с принимаемой датировкой середины III тыс. до н.э. найден образец N1a1. Сам образец не датировался, описание дано в виде краткого сообщения, в части самого образца – буквально в две строки, археологического контекста не дано, работа с древними образцами описана только для мтДНК, N1a1 описан, конечно, как «финно-угорский», а древние носители – «финскими», как и то, что этот образец отнесли к «распространению культуры ямочно-гребенчатой керамики», что типично для попгенетиков. Достоверность типирования и датировки самого образца (которой, повторяю, не было) проверить невозможно, тем более что он мог попасть туда в более позднее время. Итог – единичный образец в таком неясном описании можно только иметь в виду при наличии перекрестных проверок в будущем.

Общий итог – по всему списку ископаемых гаплогрупп Y-хромосомы из 126 образцов (Allentoft и др., 2015) и 270 образцов (Mathieson и др., 2017) гаплогруппа N (и субклады) не присутствовала.

Относительно гаплогруппы I2a «приоритетная гипотеза» сообщает, что их носители были одними из коренных жителей Европы, вместе с носителями гаплогрупп С, E1b, F, G2a, H2, I, I1, I2c, J2, K, R1a, которые пропали из Европы в ходе заселения эрбинами, носителями гаплогруппы R1b, в основном насельниками культуры колоколовидных кубков. Эта культура вышла с Пиреней вместе с носителями субкладов P312 и U106, оба образовались примерно 4800 лет назад (Klyosov, 2010, 2012; https://www.yfull.com/tree/R1b/). Гаплогруппа I2a частью бежала на Британские острова (общий предок современных носителей I2a жил там около 5000 лет назад), частью на Дунай и в Карпаты (общий предок жил примерно 2300 лет назад). Ископаемые образцы согласуются с «приоритетной гипотезой» в том отношении, что гаплогруппа I в Европе в большинстве случаев найдена в древних захоронениях, с датировками от 12960 лет назад (Франция) и 10040 лет назад (Сербия), хотя первый случай удивителен, на территории Франции 13 тысяч лет назад должен был быть мощный ледник, и до 4500 лет назад. Это – 16 образцов из 21 найденных, и эти образцы были найдены по всей Европе – Балканы, Италия, Франция, Германия, Украина. Остальные пять образцов были найдены с датировками после 4000 лет назад, то есть уже к концу предполагаемого истребления коренных жителей Европы, из этих образцов три в Швеции (3800, 3300 и 3200 лет назад), один в Италии (3900 лет назад) и один в Венгрии (3970 лет назад). После этого ископаемых I уже не находили. Пока, во всяком случае.

Аналогичная ситуация – с гаплогруппой I2a. Из 46 ископаемых образцов I2a сорок два, то есть 91%, найдены в древнейших захоронениях, с датировками от 10074 лет назад (на Украине) до 4500 лет назад, причем преимущественно более 4900 лет назад (от 4900 до 4500 лет назад найдены только три образца – в Испании, Болгарии и на Украине). Остальные четыре образца, включая один на территории ямной культуры в Калмыкии, с датировкой 4446 лет назад, были найдены в Испании (4407 лет назад) и Венгрии (3700 и 3600 лет назад). После этого ископаемых I2а уже не находили. По «приоритетной гипотезе» их и не должно было быть, во всяком случае много, они проходили бутылочное горлышко популяции до примерно 2300 лет назад, то есть почти до конца старой эры.

Похожая ситуация и с носителями гаплогруппы I2c, их найдено всего три образца из нескольких сотен, два самых древних, с датировками 8300 и 7600 лет назад (в Турции и Швеции), и один, намного более поздний, в Германии, с датировкой 3990 лет назад. Это тоже не противоречит «приоритетной гипотезе», согласно которой автохтонное мужское население Европы было истреблено в период 4800-3000 лет назад. Естественно, к завершению этого периода число их захоронений прогрессивно уменьшалось.

Итак, повторяем основной вывод – новые данные по ископаемым ДНК важны для уточнения датировок древних миграций, как и для уточнений и дополнений выдвигаемых ранее «приоритетных гипотез», основанных на ДНК-генеалогическом анализе гаплогрупп, субкладов и гаплотипов. Но в большей части оказалось, что ископаемые ДНК с их гаплогруппами и субкладами понадобились главным образом для описаний, какие гаплогруппы и субклады найдены, и какие там археологические датировки. Выработанную ранее картину это, как правило, не меняет, хотя в некоторых случаях дополняет. Иногда это важные дополнения, расширяюшие наши знания, но в большей части не очень важные. Видимо, основная причина такого «не очень» заключается в том, что ископаемые образцы в подавляющем большинстве случаев относятся к Западной, Центральной и Восточной Европе, то есть к тем регионам, для которых уже определены десятки и сотни тысяч современных гаплотипов и их субкладов, и древняя ДНК-генеалогическая картина уже в целом ясна. Ископаемые образцы ДНК просто подтверждают во многих случаях наши представления о бутылочных горлышках популяций. Действительно большое продвижение в наших знаниях было бы, если бы палеогенетики определяли гаплотипы в ископаемых образцах ДНК. К сожалению, они этого в принципе не делают. Вместо того они занимаются интерпретационными фантазиями, причем, как правило, в вязком, неопределенном, гадательном виде, с постоянными ошибками в тех редких случаях, когда они осмеливаются делать какие-то более или менее определенные выводы. Это – воистину трагедия современной «широкогеномной науки».

Анатолий Алексеевич Клёсов,
доктор химических наук, профессор http://pereformat.ru/2017/09/shkval-novyh-dannyh-4/

Ingushgen
20.07.2018, 17:46
Древняя история Кавказа: «широкогеномный анализ» попгенетиков
Настоящая статья продолжает серию очерков на Переформате о «методологии» и результатах «широкогеномного анализа» популяционных генетиков, которые «квадратно-гнездовым методом» продолжают покрывать все новые и новые регионы мира. Пашут неглубоко, но искажают древнюю историю изрядно. Чаще, впрочем, искажают на первый взгляд не сильно, но подают свои результаты и выводы настолько невнятно, что непонятно, то ли искажают, то ли нет, поскольку изложение настолько вязкое и невразумительное, или настолько банальное (типа – мы впервые обнаружили, что Волга впадает в Каспийское море), что остается дивиться, зачем всё это.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2018/07/maykop-0.jpg
Этот аналитический очерк – о новой статье «широкогеномных» попгенетиков, опубликованной в виде препринта в издании BioRxiv в середине мая 2018 года. Название статьи – «Генетическая древняя история Большого Кавказа». В авторах – 46 человек. Уже давно стало ясным, почему каждый раз их так много, хотя большинство авторов, как сразу выясняется по сопроводительным сведениям, попали туда за частности – например, музейные работники, которые предоставили из запасников древнюю кость, из которой генетики в другой стране извлекли ДНК, или в приложении к статье написали пару абзацев по истории рассматриваемого региона, или оказали другую, обычно техническую помощь. Раньше за это выносили благодарность в конце статьи, поскольку автор статьи, согласно принятым научно-этическим принципам, несет ответственность за содержание всей статьи, за ее выводы. Но те времена уже прошли.

Казалось бы, тогда зачем? О, там глубокие мотивы. Статья всем своим видом показывает, что там – обширный консенсус специалистов, и как тогда вообще можно сомневаться о ее, статьи, глубине, достоверности, высоком научном уровне? Да и вообще, кто в такой статье может быть рецензентом? Все они уже в авторах. А если нет – любого рецензента массой задавят, мало не покажется. Да и какой рецензент осмелится сделать замечание, и тем более рекомендовать статью отклонить? Там же, в авторах, цвет мировой науки в данной области! Поэтому ясно, что такие статьи никто и не рецензирует, с колес идут в печать. Видимо, потому там в авторах и Haak, и Reich – руководители двух больших коллективов. Haak идет в авторах последним, значит, руководитель коллектива, потому и звездочкой отмечен, а Reich рядом, без звездочки, но уже замечаний по статье делать не будет, в авторах же. Так организуется современная «наука». В бизнесе такие приемы давно раскусили, и ввели антитрестовские законы, назвав такие приемы сговором. Наказание – в виде штрафов, конфискаций и многолетних тюремных сроков. В науке такого пока нет.


Переходим к сути статьи. Как обычно, и как принято в науке, сначала читаем Абстракт, в котором должны быть сформулированы главные выводы проведенного исследования. Тема-то ведь далеко не новая. Отошлю читателя, например, к серии из трех статей на Переформате под общим названием «Что говорит ДНК-генеалогия о кавказцах», которые вышли уже пять лет назад – часть 1, часть 2, часть 3, к книге «Славяне, кавказцы, евреи с точки зрения ДНК-генеалогии» (М., Книжный мир, 2015), к книге «Истоки кавказской цивилизации» (Ростов-на-Дону, 2016), в которой часть III «Народы Кавказа с точки зрения ДНК-генеалогии» занимает более ста страниц.

В статьях и книгах разобраны все доступные гаплогруппы, субклады и гаплотипы народов Кавказа, сделаны многочисленные выводы, в том числе приведены датировки кавказских популяций от Черного до Каспийского моря, сопоставлены сотни гаплотипов, выявлен характер мутаций в них, что позволило выдвинуть серию гипотез об образовании кавказских народов, временах этих событий, динамике кавказских миграций, в том числе из далекой Бактрии в Европу и на Кавказ (гаплогруппа G2a), из Европы на Кавказ (та же гаплогруппа G2a, но намного позже), из древнего Урука (носители гаплогруппы J2) на Кавказ примерно 7000 лет назад и позже, передвижения древних эрбинов (носителей гаплогруппы R1b) из ямной культуры на Кавказ и оттуда на Ближний Восток, и так далее. Хоть что-то из этого упомянуто в обсуждаемой статье про Кавказ? Нет, разумеется. Но не надо говорить, что сведения ДНК-генеалогии о кавказцах публиковались на русском языке, недоступном для авторов статьи. Ничего подобного. Более четверти авторов, 13 человек, из России. Это что, непрофессионализм? Или нарушение элементарной научной этики? Впрочем, вопросы риторические. И то, и другое.

Теперь посмотрим, какие основные выводы обсуждаемой статьи приведены в Абстракте. Пожалуйста, первая фраза – что «степная предковость представляет смесь восточных и кавказских охотников-собирателей». Вот это – стиль статьи, этот стиль продолжается от начала до завершения статьи. Очень информативно, не так ли? Авторы не поясняют, как «кавказские охотники-собиратели» попали в степь. Нет у них таких данных, и ни у кого нет. Кстати, «охотники-собиратели» – это краеугольный камень определений в статье, он означает тех, кто жил ранее 7 тысяч лет назад. Или ранее 6 тысяч лет назад. Или ранее 5 тысяч лет назад, в общем, раньше «фермеров». А «фермеры» – те, кто жили позже. Когда, именно? Да кому это важно, не так ли? Позже. А поскольку определений нет, то в статье между ними чехарда. Да кому это важно, не так ли? Хотя всем понятно, что авторы, анализируя кости, представленные из музея, не имели понятия, кто там был охотник, кто собиратель, кто рыболов, кто стеклодув, кто солдат, кто прочий феллах.

Дальше, в первой трети Абстракта, идут общие слова, к выводам работы не имеющие ни малейшего отношения. Да и к геномам тоже. В частности, про скотоводов, которые «вероятно были связаны с распространением индо-европейских языков». Но причем здесь Абстракт? Причем геномные исследования? Да не при чем, потому это не выводы. Просто так вставили. А причина проста – выводов-то на самом деле нет.

Дальше сообщается, что авторы «генерировали широкогеномные данные для 45 доисторических индивидуумов, которые жили на северном Кавказе на протяжении 3000 лет». Замечательно, но это не вывод исследования. Вывод – это то, что при этом нашли, обнаружили, открыли. А мы уже дошли до середины Абстракта. Вот этот стиль, типа «мы ходили по грибы-по ягоды» характерен для «широкогеномных». Дело не в том, что «ходили», а собрали то грибы-ягоды? Сколько собрали? Не говорят. «Мы ходили…».

Дальше авторы сообщают – «Мы нашли генетическое разделение между группами на Кавказе и в прилегающей степи». Это что, новизна? Те, кто читал перечисленные выше статьи на Переформате и в книгах, те знают, что в степи тех времен (например, времен майкопской культуры, 5700-5000 лет назад) были в основном носители гаплогруппы R1b, а на Кавказе в основном гаплогруппы J2. Вот вам и «генетическое разделение». И не обязательно для этого «широкий геном» изучать, уже и так ясно, если знаете гаплогруппы. Но если изучили – хорошо, повторение – мать учения. Стоило, правда, при этом было написать, что в отношении «разделения» подтвердили данные ДНК-генеалогии пятилетней давности. Но – не написали.

Примерно 4500 лет назад, как описано в статьях по ДНК-генеалогии, на Кавказ прибыли из Европы носители гаплогруппы G2a, которые с того времени стали наиболее распространенной гаплогруппой северного, западного и центрального Кавказа, а на востоке Кавказа продолжала преобладать гаплогруппа J2a, и преобладает там до настоящего времени – и это примерно с 7000 лет назад. Поэтому в статьях по ДНК-генеалогии было предсказано, что в майкопской культуре, корни которой расходятся в разные стороны (как сообщают археологи), в древних слоях (7000-5500 лет назад) должны быть носители гаплогруппы J2a, а выше (6000-4500 лет назад) – гаплогруппы R1b. Самые недавние, для времен позже 4500-4000 лет назад, должны появиться носители гаплогруппы R1a. Потому что общие предки гаплотипов группы R1a на Ближнем Востоке датируются 4000-3600 лет назад. А они могли туда пройти наиболее вероятно через Кавказ. Ниже будет показано, что в майкопской культуре, для 6 скелетных останков из которой (а там – многие сотни захоронений) определили гаплогруппы, действительно нашли гаплогруппу J2a (два образца), R1 (что может быть как R1a, так и R1b, или их родительская R1), G2a, L и Q1, все с датировками (радиоуглеродный метод) 4500-4800 лет назад (4800 лет назад – гаплогруппа Q). Все они более недавние, чем археологи обычно датируют майкопскую культуру (5700-5000 лет назад).

Второй вывод в Абстракте – что «данные предложили (suggested), что в древности Кавказ служил мостом, а не барьером, для передвижений человека». Мудрый вывод, что сказать. Это тоже совершенно очевидно из данных ДНК-генеалогии. Если к северу от Кавказа, в ямной культуре, преобладали R1b-M269-L23-Z2103, и к югу от Кавказа, на Ближнем Востоке, имеется масса тех же самых R1b-M269-L23-Z2103, то понятно, что Кавказ был «мостом». Был и барьером, конечно, вон горы какие. Кому как повезло, кто прошел, а кто не смог. Но попгенетикам надо фразу бросить, и все дела.

Более того, разговор про «мосты» у авторов статьи, как почти все интерпретации в статье, в основном «по понятиям». Посмотрим на карту рассмотренных в статье образцов. Практически все они – на Северном Кавказе, к северу от Большого Кавказского хребта. На Южном Кавказе образцы только из армянского Капса Ширакской области, которые отнесли к кура-аракской археологической культуре. Два образца женских, два мужских, гаплогруппы J1 и G2b, причем один мужчина (гаплогруппы J1) и женщина – родственники. Все четыре дали практически идентичные «широкогеномные» диаграммы (см. ниже). Иначе говоря, ДНК-генеалогия дает в отношении «моста» четкий ответ на основании гаплогрупп и субкладов с гаплотипами, да и так ясно, что в древности были перемещения людей с Ближнего Востока на Северный Кавказ и обратно, а «широкогеномные», базируясь на одной географической точке, выдали это за их «открытие», да еще в Абстракт поместили, как важную находку. Так они «продвигают науку».
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2018/07/maykop-1.jpg
Третий вывод, который звучит, как обычно у попгенетиков, вязко, невразумительно – «Степные группы из ямной (культуры) и последующие культуры скотоводов свидетельствуют о необнаруженной до настоящего времени предковости, относящейся к фермерам из различных контактных зон, в то время как индивидуалы из степного Майкопа имеют дополнительную предковость Сибири верхнего палеолита и нативных американцев». «Нативные американцы» – это американские индейцы, кто не знает, про индейцев писать «широкогеномным» уже неполиткорректно. Давайте попробуем расшифровать.

В ямной культуре (в Самарской области и в Калмыкии) пока нашли только гаплогруппу R1b (во всех 11 образцах), и авторы обсуждаемой статьи добавили еще один образец с гаплогруппой R1b, как они пишут – R1b1a2, что по современной номенклатуре означает R1b-V88. С этим ясно (хотя см. ниже). Но какие там «последующие культуры скотоводов», что за «различные контактные зоны», что за «необнаруженная предковость» – это положительно понять невозможно. Такое ощущение, что авторы что-то хотят сказать, но слов не знают. Впрочем, «необнаруженная до настоящего времени предковость» может фантомно выскочить при усреднении R1b-Z2103 и загадочной (см. ниже) R1b-V88, вот и все «необнаруженное». Со второй половиной загадочной фразы понятно, поскольку в майкопских образцах найдены гаплогруппы R1 и Q1, в Сибири несколько лет назад (на Байкале) найдена гаплогруппа R, а у американских индейцев найдена гаплогруппа Q1. Написали бы так, сразу стало бы ясно, поскольку все эти гаплогруппы родственные. Не «дополнительная предковость» это, а гаплогруппы те же. Из Сибири одни носители гаплогруппы Q ушли на север и далее на восток, в Америку, а другие – на запад, в Европу. Общий предок тех и других жил около 30 тысяч лет назад. Но попгенетики в гаплогруппах-субкладах не разбираются, потому заумно пишут. Якобы заумно. Типа «веревка – вервие простое».

Вот и весь Абстракт. Информативно, не так ли? Продвинули науку.

Дальнейшее рассмотрение статьи обнаруживает забавную вещь. Поскольку выводов из работ «широкогеномных» практически нет, у них важен процесс, а не результат – то есть они строят диаграммы с сотнями полосок, благо строит компьютер, далее они долго и вязко рассуждают, делая пассы туда и сюда, и ничего определенного, то они начали понимать, что так дело не пойдет, и «новое платье короля» скоро будет вызывать насмешки. Впрочем, уже вызывает. Поэтому они приняли новый стиль изложения материала. А именно, они долго и многостранично описывают известные положения археологии, с десятками ссылок на соответствующие источники. Там и культурные связи, и состояние древней металлургии, и древние экономические системы, и древние инновации, и разведение древних овец и прочего древнего скота, то есть то, что к геномному анализу вообще не имеет никакого отношения. А потом они «привязывают» свои рассуждения и прочие обсуждения цветных полосок на диаграммах к известным положениям археологии, которые выше в статье описали. При этом рефреном повторяя – и это мы подтвердили, и это у нас совпало… А поскольку проверить невозможно, да и кому это надо проверять компьютерные расчеты и диаграммы с сотнями цветных полосок, то получается вроде как все стыкуется. Ну как же, они все подтверждают, значит, у них правильно. Хорошую религию придумали индусы… Но поскольку надо же все-таки их полоски подогнать к известной археологии, так, чтобы никто ничего не понял, кроме того, что все совпадает, то они используют жутко нечитаемый, вязкий стиль. После первых же пары абзацев любой плюнет и читать бросит. Себе дороже.

Именно так построена и обсуждаемая статья. Она фундаментально нарушает важный научный принцип – основываться на результатах своих подходов, а не тех, что навеяны смежными науками. В данном случае – нельзя брать за основу данные археологии, и встраивать в них, а на самом деле подгонять под них свои интерпретации, к которым якобы подводят компьютерные расчеты. Надо поступать наоборот – сначала проводить свои расчеты, основанные на анализе ДНК, и выдвигать свои интерпретации, и только затем сопоставлять их с данными археологии и прочих смежных наук. В таком случае всегда будут получаться расхождения, и только после этого следует проводить анализ, кто и почему окажется прав – традиционная археология, широкогеномный анализ, или никто, когда выводы настолько расходятся, что совместить их пока не представляется возможным. Но попгенетики так никогда не делают. Их страшит расхождение выводов, потому что оппонент спросит – постойте-постойте, а как это у вас получилось? А ответить нечем, не скажете же, что вот кофейная гуща, по ней и гадали.

И еще одна занятная особенность «широкогеномных» статей, которая в полной мере применима и в данном случае. После серии вязких статей, с неопределенными «выводами», о которых я много писал на «Переформате», статей, в которых более важен процесс, а не результат, а именно перечисляются многочисленные компьютерные программы, приводятся десятки и сотни цветных полосочек на диаграммах, которые далее даже, как правило, не обсуждаются, авторы новой статьи делают ссылки на ту кашу, что была в статьях предыдущих, и сообщают, что те статьи были большим научным достижением, что в них «идентифицированы древние предковые популяции». На самом деле те «древние предковые популяции» у авторов были совершенными условностями, суперпозициями разных цветных полосочек, суть которых, природа, происхождение авторам так и остались неизвестными. Авторы выражают свои «мысли», совершенно аморфные, в виде неких пассов, полных недоговоренностей, неких сленговых «понятий», из которых что-либо извлечь просто невозможно. Такой у «широкогеномных» сложился стиль.

Вот первый же пример во введении обсуждаемой статьи, которое занимает две с половиной журнальных страниц. Первая страница там – пересказ географических сведений про Кавказ, какие там горы (по именам), какая их протяженность и высота, какие реки, и далее – перечисление известных археологических сведений (более 20 ссылок), которые, понятно, авторы в статье подтвердят с помощью «широкогеномного анализа». А как же иначе? Конфликт никому не нужен, за конфликт нужно будет отвечать данными и понятными, а не вязкими интерпретациями, а с этим совсем плохо. На второй странице Введения авторы переходят с пересказу тех важных положений, к которым «широкогеномные» пришли ранее. Начинается, как водится, с того, что «недавние исследования древних ДНК привели к разрешению нескольких давних вопросов относительно культурной и популяционной трансформации в древней истории». Вообще-то «культурная трансформация» в ДНК не записана, это уже фантазии авторов. Но авторы идут дальше – «Один из этих вопросов – это переход от мезолита к неолиту в Европе, при котором произошло изменение от образа жизни охотников-собирателей к оседлой стратегии производства продуктов питания для поддержания жизни». Их, авторов, не занимает, что это не вопрос «широкогеномного анализа», это фундаментальное положение социальной антропологии. В ДНК нет ровным счетом ничего о «переходе от мезолита к неолиту», о стратегии перехода к оседлому образу жизни и производству продуктов питания. Миграции при этом вовсе не прекратились. Как видим, описания «широкогеномных» не только навеяны смежными науками, но «широкогеномные» их бессовестно присваивают, выдавая за результаты своих исследований.

И авторы, не стесняясь, продолжают – «Широкогеномные данные из пре-фермерских и фермерских сообществ идентифицировали четко различающиеся предковые популяции, которые отражают картины (их) существования в дополнение к географии». Чтобы понять, что авторы имели в виду, сейчас приведем продолжение их цитируемого «положения». Но перед этим скажем, что никаких «пре-фермерских» и «фермерских сообществ» ДНК тоже не видит и не различает. Как и «картины существования». Это все фантазии авторов, навеянные соответствующими концепциями археологов. Никаких «четко различающихся предковых популяций» авторы тоже не видят, они видят конкретные наборы из десятков и сотен тысяч снип-мутаций в ДНК тех конкретных древних людей, которые (ДНК) они анализируют. Те мутации отражают сложную картину пересечений ДНК-линий по отцовской и материнской линий, а поскольку гаплогруппы (Y-хромосомные и мтДНК) тех древних людей авторы не учитывают, а значит, не учитывают происхождения тех людей (например, носители гаплогруппы Q происходят с хорошей вероятностью из южной Сибири, а гаплогруппы J2 – с Ближнего Востока, или с Кавказа, или из Средиземноморья, а то и из Индии, Ирана или Афганистана, и это только мужчины, у женщин свои пасьянсы в отношении происхождения), то те наборы мутаций гуляют в широких пределах. Как мы неоднократно показывали, «широкогеномный анализ» обычно не различает, например, гаплогруппы R1a и R1b, отсюда происходят принципиальные ошибки «широкогеномных». Еще примеры приводятся ниже.

Мы вовсе не хотим сказать, что изучения древних ДНК бесполезны, совсем наоборот. Они крайне полезны, дают новое и массивное знание в науке. Но не на пути «широкогеномного» анализа, у которого в отсутствии специального рассмотрения Y-хромосомных гаплогрупп (в меньшей степени мтДНК) слишком велико число степеней свободы. Проще говоря, число вариантов интерпретаций результатов «широкогеномного» анализа практически бесконечно. Примерно как число вариантов соединения прямыми линиями огромного количества точек в огромном облаке тех точек. Гаплогруппы Y-хромосомы на порядки уменьшают число вариантов интерпретаций. Но именно это-то не нравится «широкогеномным» попгенетикам. Они хотят, чтобы число вариантов интерпретаций было бесконечным, а они сами выберут те, что им подойдут по тем или иным соображениям. Например, чтобы подогнать под данные археологии. А то, не дай Всевышний, не подгонится. Откроется ящик Пандоры. Или банка червей, что тоже неприятно. А на самом деле гаплогруппы-субклады-гаплотипы Y-хромосомы древних (и современных) ДНК сами по себе очень информативны, намного более информативны и более определенны, чем «широкогеномные» данные. Конечно, если рассматривать те и другие вместе, то хуже не будет, возможно, даже будет лучше, в чем автор этого очерка совсем не уверен. Но обычно ответ на поставленный вопрос о происхождении той или иной популяции (как правило, происхождение множественное, что и показывают различные гаплогруппы популяций) дает рассмотрение гаплогрупп-субкладов-гаплотипов Y-хромосомы. Но «широкогеномные» так не работают, причины мы уже показали.

Возвращаемся к продолжению фразы авторов обсуждаемой статьи, что «Широкогеномные данные из пре-фермерских и фермерских сообществ идентифицировали четко различающиеся предковые популяции, которые отражают картины (их) существования в дополнение к географии». Ну, так какой пример дают авторы? Наверняка подобрали наиболее характерный, выигрышный пример. Вот он – «Одна важная особенность (этого) – континуум предковости европейских охотников-собирателей (HG), который проходит примерно с запада на восток (поэтому WHG и EHG), и который резко отличается от предковости ранних европейских фермеров, которая в свою очередь близко соотносится с предковостью северо-западных анатолийских фермеров, и более отдаленно также с предковостью до-фермерских индивидуалов из Леванта». Замечаете «картины существования»? Всё понятно? Если нет, то вот картинка, сопровождающая эту информацию о «четко различающихся предковых популяциях». Здесь голубой цвет соответствует как западным, так и восточным охотникам-собирателям, авторы их не разделили, возможно, они и не разделяются. Зеленый цвет – это «кавказские охотники-собиратели и неолитический Иран». Желто-оранжевый цвет – это «анатолийский неолит».

Диаграмма построена в предположении авторов о 12 предковых популяциях для каждой строки. Иначе говоря, картину снипов для каждой строки компьютер раскладывает на спектр из 12 компонентов (это называется К=12). Это число совершенно произвольное, можно разложить каждую на два компонента, или на три, или на четыре, и так далее, и каждый раз сочетание цветов и вид диаграммы в каждой ее строке будет уже другой. Почему именно на 12 компонентов – авторы не поясняют, это в определенной степени абстракция. Если разделить на два-три компонента, обычно будет огрубление (хотя если компонентов в самом деле две-три, то будет в самый раз), а если на два-три десятка, то картинка будет фантомной. Хотя кто знает, там компонентов по сути бесконечное множество. Поэтому вопрос «где талию будем делать?») практически нерешаем, каждый делает во что горазд, объяснений нет. Это тоже «широкогеномное».
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2018/07/maykop-2.jpg
В приведенной картинке то, что названо «европейскими охотниками-собирателями», как «западными», так и «восточными», то есть синий цвет, это скорее всего гаплогруппа R1b-M269-L23 и R1b-M269-L23-Z2103 (вторая – дочерняя от первой), которые обнаружены в многочисленных захоронениях ямной культуры в Самарской области и Калмыкии (с датировками 5300-4600 лет назад), и обсуждаемая статья добавила четыре образца «кавказской ямной культуры», из которых три женщины и один мужчина, гаплогруппы R1b-M269, c датировкой захоронения 4171±22 лет назад. Он – первый в серии из четырех образцов Yamnaya Caucasus на диаграмме выше, все датированы в интервале 4200-4400 лет назад. Любопытно, что все четыре картинки при К=12 практически идентичны друг другу, неважно, что там три женщины и один мужчина. Можно было бы думать, что это потому, что мтДНК у всех четырех одинаковые, но нет, они (сверху вниз) U5a1d, U5a1g, U5a1, T2a1. Первые три мтДНК можно считать одинаковыми, но четвертая уж точно отличается. А разложение по компонентам практически идентичное. Не помогает и то, что там зеленый цвет – это «кавказские охотники-собиратели и неолитический Иран». На самом деле это категорически неверно, потому что такой же зеленый цвет – и у ямной культуры Самарской области (где практически все гаплогруппы – R1b) – откуда там «Иран» или «кавказские охотники-собиратели»? Направление миграций там было сначала с востока, со стороны Сибири, до ямников, а потом (или ранее) на север, в Прибалтику, и на юг, на Кавказ и далее в Месопотамию. Такой же зеленый цвет – и в хвалынской археологической культуре («самарский энеолит» на следующей диаграмме), и в «украинском энеолите», и в культурах ямного типа в Болгарии и Венгрии, и в ямной культуре Калмыкии, и нигде там нет ни «иранцев неолита», ни «кавказских охотников-собирателей». Миграции шли в обратную сторону, преимущественно на юг.

Понимаете, в чем фундаментальная проблема с «широкогеномными»? Они нашли, что диаграммы для ямников в волжских степях и на Кавказе (и в западном Иране) «похожи», но не знали (или не сообразили), что похожи потому, что от ямников миграции пошли на юг. «Широкогеномные» нафантазировали всё наоборот, и назвали ямников «кавказскими охотниками-собирателями» и «неолитическими иранцами». Проблема в том, что у понятия «похожи» нет направления, «похожи» бинарно симметричны. И не надо направления выдумывать. Это археологи уже проходили несколько десятков лет назад, когда многократно ошибались с направлениями миграций, и надолго от изучения миграций вообще отказались. Потому что копье здесь и копье там могут быть «похожи», но направление переноса копья это не дает.

Но есть факт, что мужская Y-хромосомная гаплогруппа R1b приводит к одинаковой картинке, то есть к одинаковому соотношению компонентов и у мужчин, и у женщин, хотя у последних Y-хромосомы точно нет. Можно обратиться к статье на Переформате «Действительно ли «генетики нашли разных русских»?», которая была опубликована пять лет назад, и в которой писал – «Я не знаю, почему Y-хромосома, как паровозик, тащит за собой – в отношении картины мутаций – остальные 22 хромосомы, но то, что общая картина мутаций отражает долю мужских гаплогрупп Y-хромосомы, это бесспорно. Отвергнуть это просто невозможно, можно только внести некоторые коррективы». С тех пор попгенетики эту гипотезу не вспоминали. Видимо, объяснить так и не могут.

Остальные строки на диаграмме выше – почти все гаплогруппы R1b:

— древняя R1b-L278 («энеолитная степь», третья и вторая строка снизу, третья строка из этого блока – женская, хотя все три строки по компонентам также идентичны), или

— нижестоящая гаплогруппа R1b-M269 или R1b-M269-Z2103 – «поздние северо-кавказские» (мужской и женский скелеты), три из четырех катакомбных (один – женский, у всех четырех разные мтДНК – U5a, U2e3a, U4a2, U4d3), «северо-кавказские» (у двух R1a-М269, у трех нижестоящая R1b-M269-Z2103),

кроме двух строк – археологическая культура Лола (первая строка сверху) и степная майкопская, у обоих гаплогруппа Q1a2, компоненты идентичные, хотя датировки различаются почти на тысячу лет (3631±22 и 4500±40 лет назад, соответственно), и мтДНК разные – R1b (не путать с Y-хромосомной гаплогруппой R1b) и U7b. Впрочем, компонентный состав у носителей гаплогруппы Q практически совпадает и с носителями гаплогруппы R1b, если не считать крошечной красной полоски у обреза справа, хотя такая же есть и у четырех женских костных останков степного майкопа с самыми разными мтДНК (T2e, H2a1, U7b, у одной не определяли). Возможно, у «широкогеномных» всё, что выше гаплогруппы Р, сливается, и R1a, R1b и Q на диаграммах вообще не дифференцируются. Тогда ценность этих изысканий в значительной степени обнуляется.

— Еще два образца помечены авторами статьи как «выпадающие» (outlier), один гаплогруппы R1 (верхний из двух), и второй – женский, с мтДНК Х. У них необычный состав компонентов, возможно, ошибка в типировании.

Мы видим такие же синие и зеленые цвета и на других диаграммах (см. ниже), почти все из которых показали гаплогруппу R1b. Исключением является образец из Мальты (вблизи Байкала), который показал гаплогруппу R. Правда, там есть и немного других, неизвестных компонентов, авторы статьи их не обсуждают.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2018/07/maykop-3.jpg
Заметьте, при рассмотрении выше нам вообще были не нужны те «широкогеномные» компоненты. Смысл их авторы все равно не определяют, или определяют неверно. Практически все образцы показали гаплогруппу R1b (с нижестоящими субкладами), два – гаплогруппу Q1a2, последние попали в культуру Лола и степной Майкоп явно позже обычных датировок майкопской культуры, в II и III тыс. до н.э. Все эти гаплогруппы, видимо, и есть «западные и восточные охотники-собиратели», которых авторы относят к синему цвету на диаграммах. Чем это информативнее, чем приведение гаплогрупп и субкладов, и тем более гаплотипов, остается загадкой. Впрочем, эта загадка уже разгадана выше, и гораздый на пословицы-поговорки русский народ называет это «в мутной воде рыбку ловить», или «в мутной воде не видно концов». Что там за «континуум предковости европейских охотников-собирателей, который проходит примерно с запада на восток» так и осталось неизвестным. Гаплогруппа R1b, чего уж там. Только с запада на восток она не тянется. Скорее с севера на юг, от ямной культуры на Кавказ, и далее в Месопотамию, что у авторов обсуждаемой статьи не показано.

Но мы знаем, и ДНК-генеалогия это подробно показала и изложила (ссылки см. выше), что гаплогруппой R1b Кавказ не ограничивается. Там активно представлена и гаплогруппа J2a (и в меньших количествах гаплогруппа J2b). Это в статьях и книгах было подробно рассмотрено, показаны многочисленные гаплотипы, по которым рассчитаны времена жизни общих предков субкладов гаплогруппы J2 и ее нижестоящих субкладов, показаны различия в гаплотипах и субкладах по Кавказу с запада на восток и с севера на юг, и так далее. Обошлись без «широкогеномного» анализа. Посмотрим, что он дал в обсуждаемой статье. Если дал что-то новое и важное – примем к рассмотрению (подсказка – не дал. От слова «вообще»).

Диаграмма ниже показывает, что в тех же регионах, где в ископаемых костяках была выражена гаплогруппа R1b (синий цвет), помимо зеленого цвета «кавказских охотников-собирателей» и «иранского неолита», выражен также и желто-оранжевый цвет. Авторы обсуждаемой статьи назвали его «анатолийским неолитом», и в терминах гаплогрупп не обсуждают. Да и как они могут обсуждать, в гаплогруппах же они не разбираются. А тех, кто может и разбирается, просто не спросили. Когда в авторах почти полсотни человек, второстепенных авторов не спрашивают, их мнение никого не интересует. Обычно они и статью не видят, иначе статья никогда бы не вышла, если каждый соавтор начнет свои соображения излагать. Взяли в авторы – пусть скажут спасибо, а то и того не будет.
http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2018/07/maykop-4.jpg
А разбирались бы в гаплогруппах – сразу же было бы видно, что желто-оранжевый цвет – это в основном гаплогруппа J, хотя здесь есть и гаплогруппы L, G2a и G2b. G2a – в блоке Майкоп-Новосвободная, вторая сверху (датировка 5200 лет назад). Первая и четвертая строка в этом блоке – гаплогруппа J2a1 (датировки 5200 и 4800 лет назад, соответственно), третья строка – женщина, цветные компоненты в ДНК которой опять следуют за мужскими, и гаплогруппы J2a и G2a там практически неразличимы. Либо ошибка типирования, что с древними ДНК бывает нередко, либо это довольно близкие родственники, хотя мтДНК у всех четверых разные – сверху вниз X2f, U1b1, T2c1, R1a.

Гаплогруппу L нашли в серии из пяти «поздних майкопцев», с датировками 4500-4600 лет назад, позже обычных датировок в майкопской культуре. Опять, два женских скелетных остатка и четыре мужских дали практически одинаковые диаграммы, которые не отличаются от всех остальных. Становится еще более понятным, что эти диаграммы ни на какое «происхождение» указывать не могут, поскольку гаплогруппы J1, J2, G2a и L имеют совершенно разное происхождение, и находятся на разных ветвях филогенетического дерева. А компоненты, при разрешении их при К=12, одинаковы.

Остальные образцы дали следующие гаплогруппы:

— образец из дольмена – J, датировка 3260 лет назад;

— образец с Северного Кавказа, средний бронзовый век (датировка 3700 лет назад) – J2b (второй, женский образец дал почти идентичную компонентную диаграмму);

— четыре образца из Кура-Араксинского междуречья (два из них женские) дали гаплогруппы J1 и G2b, компонентные диаграммы для всех четырех образцов похожи друг на друга (см. выше),

— два образца из майкопской культуры (женский, с датировкой 4860 лет назад, мтДНК J2a1, и мужской, 5300 лет назад, гаплогруппа не определена, мтДНК HV),

— три образца энеолитического Кавказа (с датировками 5600-5700 лет назад), гаплогруппы J и J2a, один образец женский, мтДНК у всех трех R1a, все три родственники друг другу.

Надо подчеркнуть, что ни представления данных в том виде, как здесь проведено, ни обсуждения гаплогрупп в обсуждаемой статье нет, за исключением упоминания их в объеме полутора строк в разделе «Результаты». Это же «широкогеномная» статья, гаплогруппы и прочие прямые данные авторов не интересуют, как и вообще какая-либо «конкретика». Гаплогруппы в обсуждении вообще не упомянуты, кроме однократного «R1a/R1b», хотя гаплогруппы R1a в статье нет. Гаплогруппы даны в одной из таблиц в приложении. Вместо этого – сплошные «охотники-собиратели» да «фермеры», расуждения об их экономике и культуре, о «дивергентных популяциях» без какой-либо конкретизации, зачем это и что это дает. «Охотники-собиратели» у них голубой цвет, «фермеры» – желто-оранжевый, хотя ДНК, понятно, никаких «охотников-собирателей» и «фермеров» не видит, и видеть не может. Это сопровождается рассуждениями о том, что «последующие тысячелетия были свидетелями миграций и примешиваемости (admixture) между предковыми группами, ведущих к картине генетической гомогенизации и уменьшения генетического расстояния между этими неолитическими источниками популяций». И вот так вся статья, представляете? Порочная методология «широкогеномных» ведет к научной профанации вместо рассмотрения материала по существу и хоть сколько-нибудь конкретных выводов. И кого мы видим среди авторов статьи? Да все тех же Балановских. Этот стиль статьи им явно импонирует. Славно, никакой ДНК-генеалогии, никаких гаплотипов, никаких расчетов, «ошущештвляются мечты». Сплошной балабольный стиль.

На самом деле единственное полезное место во всей статье – это таблица с гаплогруппами, в Приложении. Да и там напутали. При всей бездонной мудрости попгенетиков, снипы в таблице не привели, вместо них привели индексы субкладов типа R1b1a2, не соображая, что эти индексы меняются в классификации каждый год. Так, в таблице сообщили, что в катакомбной культуре, а также в ямной культуре Кавказа, а также на северном Кавказе все ископаемые ДНК имеют субклад R1b1a2. Это по современной классификации, а также по прошлогодней, 2017 года, а также позапрошлогодней, 2016 года, означает, что там снип R1b-V88. И это – в захоронениях с датировками 4500-3700 лет назад! Что за чертовщина?! Такие снипы наблюдали в Европе только 10-8 тысяч лет назад, их носители вскоре после того вымерли, остались разве что в Центральной Африке, куда предусмотрительно перешли многие тысячелетия назад. Откуда им на Кавказе взяться, тем более в ямной и катакомбных культурах… Пришлось перекрестно проверить по ямной культуре в Самарской области и Калмыкии, но и для них авторы обсуждаемой статьи тоже пишут – R1b1a2. Все прояснилось, авторы используют давно устаревшую номенклатуру, по которой R1b1a2 – это субклад R1b-M269, а R1b1a2a2 – это R1b-Z2103. Вот они-то и найдены и в Самарской области, и в Калмыкии, и в майкопской культуре, и в катакомбной, и на Северном Кавказе. Они и сейчас на Кавкавзе есть, да и севернее среди этнических русских в количестве примерно 5%, прямые потомки ямников и катакомбников.

С попгенетиками не соскучиться, широкогеномные они или какие другие. Мало того, что вязкие и невнятные, еще и данные свои подать не могут, как надо. Полное отсутствие научной школы.

После этого читаешь как издевательство основную цель статьи, сформулированную во Введении – «В нашей работе мы ставили задачей исследовать, когда и как генетические картины, наблюдаемые сегодня, были образованы, и проверить, существовали они еще с доисторических времен». И далее – «Для нас также представлял интерес охарактеризовать роль Кавказа как кондуита потока генов в прошлом и в формировании культурного и генетического состояния в более обширных регионах». Читатель уже получил представление, как авторы это делают – мало того, что на уровне «охотников-собирателей» и «фермеров», которых тасуют как хотят без мало-мальски четких определений и с использованием абстрактных диаграмм с произвольным, абстрактным и совершенно необоснованным числом «предков», да еще с использованием устаревшей номенклатуры, которая привела к путанице и откровенным ошибкам. И ведь это повторяется от статьи к статье. Статьи нечитаемы, невразумительны, никто не хочет в них разбираться, да еще сверять по номенклатуре за несколько лет. А авторы в каждой последующей статье трубят о том, что как сильно они продвинули науку в каждой предыдущей статье.

Хорошо, с основными «результатами» статьи мы уже разобрались. Это какое-то королевство кривых зеркал. Можно было бы разобрать подробнее, но читателей жалко. При этом каждый раз нужно объяснять их невразумительный язык в статье, который совершенно проигрывает в четкости ДНК-генеалогии, и создает некую «параллельную квазиреальность». Например, ДНК-генеалогия четко показывает, что на Русской равнине во времена 10-5 тысяч лет назад доминировала гаплогруппа R1b, сначала с архаичными субкладами-снипами L278 (=M415), L754, P297 (все три образовались более 15 тысяч лет назад, намного восточнее, видимо, за Уралом), которые распространились от Черного до Балтийского морей, затем появились нижестоящие M269 и М73, которые образовались примерно 13 тысяч лет назад, тоже на востоке, причем М73 осталась в основном в сибирском и центрально-азиатском регионе, а М269 прошли на Русскую равнину вместе со своими нижестоящими субкладами M269 > L23 > Z2103. Они составили мужское население ямной культуры (в основном Z2103), и продвинулись в южном направлении, на Кавказ и далее в Месопотамию. В наше время носители субклада R1b-M269-L23-Z2103-L584 преобладают среди носителей R1b на Кавказе и в Турции. Начиная с 5000-4500 лет назад на Русской равнине появляются (с запада) носители гаплогруппы R1a-Z645 c тремя основными по численности субкладами R1a-Z645-Z280, R1a-Z645-Z93 и R1a-Z645-M458, которые или вытеснили носителей R1b, или те сами ушли незадолго до появления R1а на своих территориях. Надо сказать, что носители гаплогруппы R1a тоже были на Русской равнине (и тоже от Черного до Балтийского морей) во времена 10-7 тысяч лет назад, со своими архаичными субкладами M420 и М459, которые тоже пришли с востока, где образовались более 18 тысяч лет назад. Но как архаичные R1b, так и архаичные R1a почти полностью вымерли, их потомков в Европе остались доли процента от общей численности, да и с теми во многом неизвестно, имеют ли они нижестоящие субклады, или действительно у них есть только терминальные L278, L754, P297, M420 и M459.

Исследователям в области ДНК-генеалогии (которая методологически принципиально отличается от популяционной генетики и «широкогеномного анализа», не говоря о «генетической генеалогии», которая является лишь упрощенной копией популяционной генетики) уже во многих деталях известны миграционные маршруты носителей гаплогрупп R1a и R1b на Русской равнине, датировки миграций, состав многих археологических культур на Русской равнине по их миграционному маршруту, например, от срубной культуры через потаповскую, синташтинскую, андроновскую, культуры от Зауралья до Алтая, переход носителей гаплогруппы R1a-Z645-Z93 в Индию, роль носителей R1a в культурах скифского круга, среди хазар, и так далее. Конечно, в понимании этих исторических миграций огромную роль играют палеогенетики, но в первую очередь те, которые определяют гаплогруппы-субклады-гаплотипы, а не «широкогеномные» исследователи, которые пренебрегают гаплогруппами-субкладами в интерпретации своих «компонент» в виде цветных полосок, и занимаются или фантастическими огрублениями, или просто банально ошибаются. Экспериментального материала в виде древних гаплогрупп-субкладов-гаплотипов для ДНК-генеалогии пока далеко недостаточно, хотя многие выводы уже сделаны, многие гипотезы выдвинуты, и потому огорчительно, что «широкогеномные» просто пускают на ветер столь ценный (потенциально) материал, не определяя и/или не используя гаплогруппы-субклады-гаплотипы.

Обсуждаемая статья – тому показательный пример. Выше кратко описано современное состояние результатов и выводов ДНК-генеалогии в отношении миграций носителей гаплогрупп, в основном R1a и R1b по Евразии, и не только их, но и гаплогрупп G2a, N1a1 и других, хотя относительный вклад последних, а также других гаплогрупп порой невелик. Но важно то, что ДНК-генеалогия прослеживает миграции на уровне отдельных гаплогрупп и субкладов, а гаплотипы используются для датировок и для более детального уточнения полученных результатов. Например, тот факт, что субклад R1a-Z93-Z2123 найден во многих случаях на Русской равнине, в срубной культуре, в потаповской, синташтинской культурах, а также во множестве в современной Индии, является принципиально важным, но оставляет нерешенными вопросы о датировках общих предков носителей этих субкладов среди современных славян гаплогруппы R1a на Русской равнине и среди жителей Индии, носителей той же гаплогруппы. Более того, попгенетики вообще запутались в этой картине, и на основании того, что гаплогруппа та же, настаивали, что это индийцы мигрировали на запад, в Европу, или что гаплогруппа R1a образовалась в Индии 15 тысяч лет назад, и оттуда опять же перешла в Европу. При этом датировка в 15 тысяч лет назад была получена попгенетиками на основании принципиально неверных методов расчетов (так называемые «скорости Животовского», или «популяционные скорости»), которыми много лет пользовались упомянутые здесь Балановские, генерируя форменный мусор в научной печати. Они же и среди авторов обсуждаемой здесь статьи по «широкогеномному» анализу. Урок не пошел впрок.

Так вот, какими понятиями оперирует обсуждаемая статья, в противовес детальным результатам и выводам ДНК-генеалогии, в которой прослеживается каждая гаплогруппа, каждый субклад и каждый гаплотип? Вот, пожалуйста. Авторы сообщили, что «обнаружили два генетических кластера» – один, состоящий из древних ДНК, назван «степь», второй – «Кавказ», в последний входят как современные геномы южно-кавказских популяций, так и древние геномы бронзового века с территории современной Армении; ну, и есть такие, которые находятся между «степью» и «Кавказом». Ну, как сопоставление с данными ДНК-генеалогии? И в дальнейшем при обсуждении данных авторы так и повторяют – то «степь», то «Кавказ». Очень информативно, не так ли? Это при том, что у авторов там и там перемешаны все гаплогруппы – в «Степи» каша из геномов носителей R1a, R1b, Q1, на «Кавказе» – каша из J1, J2, G2a, G2b, H, L, R1b, R1a, E1b. Представляете? И вот эти две каши с обеих сторон и есть «мерило» для изучения «происхождения народов». Это называется «широкогеномный анализ». Как думаете, далеко с этим можно уехать? Наука на марше… Ирония заметна? А сарказм?

Это напоминает даму, которая оценивала вероятность встретить на улице динозавра в 50% – либо встречу, либо не встречу.

Результаты исследования подаются в таком стиле – в таком-то майкопском захоронении «у индивидуала отсутствует компонент анатолийского фермера». На языке ДНК-генеалогии это означает (хотя прямой перевод здесь невозможен), что в том захоронении – носитель гаплогруппы R1b, R1a или Q. Если бы определили гаплогруппу – получили бы значительно более прямую информацию, а если бы определили и субклад с гаплотипом, то можно было бы вполне надежно определить, откуда и когда в майкопский регион прибыли предки того «индивидуала». «Широкогеномные» же информацию дают совершенно в уклончивом виде, как в «находке» курсивом выше. Далее они пишут, что тот «индивидуал» «глубоко привязан к сибиряку верхнего палеолита… и к нативным американцам». Это расшифровывается просто и более конкретно – тот «индивидуал» в майкопской культуре имеет гаплогруппу R1b (наиболее вероятно) или Q, что, разумеется, «привязано» к костным остаткам из байкальской Мальты (с датировкой 24 тысячи лет назад), у которого нашли гаплогруппу R. Дело в том, что гаплогруппа R наряду с братской гаплогруппой Q происходят от гаплогруппы Р, а майкопский R1b – это нижестоящий субклад гаплогруппы R. Носители гаплогруппы Q примерно 30 тысяч лет назад ушли в своей части в Америку (через Берингию), вот и связь с «нативными американцами». Иначе говоря, P > Q + R (R > R1 > R1b). Определили бы гаплогруппы – не нужно было бы заумно писать про «верхний палеолит» и «нативных американцев». Сразу картина стала бы как на ладони. А с гаплотипами – вообще картина стала бы трехмерной. И не нужно африканских Мбути привлекать, а также древних американских Кловис и Кенневик, как у авторов, это совершенно избыточно и не ведет к правильному ответу.

Результат – получается нечто водянистое и бесформенное. А по сути – профанация. Типа той, что авторы пришли к выводу, что ямники с Волги (Самарская область) и ямники из Венгрии имеют соответственно 13.2±2.7% и 17.1±4.1% от предковости «анатолийских фермеров». Мало того, что при погрешности в целых числах нельзя давать числа с точностью в десятые доли, математика не велит. Но поскольку научной школы у попгенетиков, как известно, нет, то это не удивительно. Хуже то, что у ямников, которые пришли с востока, неся свою гаплогруппу R1b, никаких «анатолийских фермеров» быть просто не может. Направление миграции не то, как уже выше было объяснено. Это потомки ямников в итоге прибыли в Анатолию, и в результате в Анатолии значительная доля гаплогруппы R1b-M269-L23-Z2103. Не наоборот. «Широкогеномные» постоянно наступают на одни и те же грабли. И вот с этими граблями «широкогеномные» гуляют по всей древней Европе, «описывая» и культуру шаровых амфор, и халколитическую Иберию, и черноморские энеолитические популяции, жонглируя компьютерными программами расчетов, в которые они закладывают фантастические допущения и приближения, получая откровенную ерунду. Это типа жителей Британских островов называть «новозеландцами», потому что основная гаплогруппа та же.

Ладно, хватит о печальном. Что там у них в разделе «Обсуждение» и в выводах, хотя Абстракт с главными «выводами» мы уже разобрали выше? Да, собственно, какие могут быть выводы при таких «результатах»? Они такие и оказались. Опять про «обнаруженное генетическое разделение между «степью» и «Кавказом», что и так ясно, стоит только посмотреть на гаплогруппы там и там, но для «широкогеномных» это, видимо, откровение на уровне открытия. Опять про «обнаруженное генетическое разделение между Северным и Южным Кавказом», что опять совершенно очевидно, если посмотреть на гаплогруппы. Почему-то «широкогеномные» пропустили «генетическое разделение между Западным и Восточным Кавказом», которое я подробно описывал в статьях и книгах, цитированных выше, еще несколько лет назад, но на значительно более детальном и информативном уровне – на примере гаплогрупп, субкладов и гаплотипов. В ДНК-генеалогии это совершенно очевидные вещи, и «широкогеномный» подход здесь ровным счетом ничего не добавляет. Только примитивно огрубляет.

Авторы особенно выделяют два главных заключения (two major conclusions). Переведу их дословно, они того стоят. Первое – что «какое-то время после бронзового века тогдашнее население Северного Кавказа должны были получить дополнительный поток генов от популяций к северу, что отделило их от южных кавказцев, которые сохранили свой предковый профиль бронзового века. Сведения из истории и археологии предполагают многочисленные передвижения в ходе последующих железного века и средневековья, но это надо проверять с помощью тестирования древних ДНК».

Мой комментарий – кто что понял? То, что носители гаплогрупп R1b-M269-L23-Z2103 продвинулись на Кавказ из ямной культуры, принеся свои гаплогруппы, субклады и гаплотипы на Северный Кавказ, и затем по ходу миграции в Центральный Кавказ, Южный Кавказ и далее в Месопотамию, давно известно, и многократно мной описано в статьях и книгах. Ничего нового здесь нет, и Северным Кавказом, как нам сообщают «широкогеномные», дело, разумеется, не ограничилось. Встречным направлением, но значительно раньше, примерно 7 тысяч лет назад, на Кавказ продвигались с юга (из Урука, в частности) носители гаплогруппы J2a, и они дошли до Северного Кавказа и предгорий, где оставили свои гаплогрупы, в частности, в майкопской культуре. Это тоже давно мной описано в тех же статьях и книгах. Это подтверждают и данные обсуждаемой статьи, например, наличие гаплогрупп J2a в Новосвободной майкопской культуре, см. выше, в дольмене LBA (гаплогруппа J), на Северном Кавказе (средний бронзовый век, см. диаграмму выше), в Кура-Араксинском междуречье (гаплогруппа J1, которая часто сопровождает гаплогруппу J2), в Майкопе (гаплогруппа J2a1). Помимо того, через Кавказ прошли носители гаплогруппы G2a, по миграционному пути из Бактрии в Европу, в доисторические времена, после примерно 14 тысяч лет назад, и их потомки, вероятно, вернулись на Кавказ из Европы примерно 4500 лет назад, после событий, получивших в исторической литературе название «гибель Старой Европы». Все это известно и описано, но, видимо, известно не «широкогеномным». Естественно, это надо продолжать изучать «с помощью тестирования древних ДНК», но придавать этим известным событиям статус «главного заключения» авторами обсуждаемой статьи – это показывать либо незнание литературы, либо научную неэтичность, если литература им известна. А она уж точно известна русскоязычным авторам статьи, в частности, тем же Балановским. Так что выводы делайте сами.

Второе «главное заключение», что, оказывается, «кавказские горы не были непроходимым барьером для передвижений людей в доисторические времена». Они, авторы, это серьезно, придавая этому «открытию» новизну? Или опять фантастическое непонимание гаплогрупп-субкладов-гаплотипов? Давно опубликовано, и подробно разобрано, что гаплогруппы R1b и R1a прошли через Кавказские горы с севера до Ближнего Востока, а гаплогруппы J1 и J2 прошли в обратном направлении, с Ближнего Востока до Северного Кавказа. Или они по воздуху перелетели? Откуда в Сирии появились носители гаплогруппы R1a, с гаплотипами, которые почти в точности равны гаплотипам этнических русских гаплогруппы R1a? Это опять многократно описано в статьях и книгах по ДНК-генеалогии.

Вот теперь посмотрим еще раз на эти «главные заключения», и спросим себя – это что, действительно главные результаты и выводы «широкогеномных» исследований? Поскольку авторы, видимо, это понимают, то обильно впрыскивают в свои рассуждения слова про «культурные инновации», «технологические инновации», «экозоны», «майкопские артефакты», «энеолитические традиции», «неолитизация», «экономические отношения», «культурные связи», «культурные обмены», и так далее, что вообще не имеет отношения к ДНК и геномным исследованиям. Видимо, все это предназначено заполнить обилие пустых мест в «широкогеномных» исследованиях. В итоге мы видим, что «широкогеномные» ничего ровным счетом не решили, никаких новых выводов не сделали, многократные рассуждения о «потоках генов» ничего нового в понимании древних событий и миграций не дали. Раздел «Обсуждение результатов» в статье фактически оказался пустой говорильней. Не имея никаких предметных оснований, авторы пустились в обсуждение того, что поскольку Кавказ оказался не барьером для передвижений людей, а коридором, причем для «потока генов» с юга на север, то по этому коридору шло распространение прото-индоевропейского языка с «постулированной прародины» на кавказском юге, и далее на Северный Кавказ в Причерноморье, и оттуда со скотоводами в «сердце Европы». Предложить, конечно, можно что угодно, но никаких предметных оснований для этого у авторов нет, да и быть не могло, с такой-то «широкогеномной методологией».

Вывод? Гора родила мышь. Колоссальный потенциал геномных исследований в обсуждаемой работе попгенетиков был практически полностью обнулен применяемой «методологией» интерпретации сотен тысяч и миллионов снипов древних и современных ДНК. Проблема в том, что упор делается на критерий «похожести» картинок, генерируемых компьютером при наличии практически произвольных приближений и допущений, закладываемых исследователями. Другая проблема в том, что авторы берут за основу интерпретаций известные положения истории и археологии, фактически подгоняя под них свои далеко не однозначные компьютерные картинки. Третья проблема в том, что авторы совершенно неэтично игнорируют давно опубликованные результаты и выводы ДНК-генеалогии, либо не принимая их во внимание, либо просто присваивая себе эти результаты и выводы.

Еще проблема в том, что «методология» широкогеномных попгенетиков имеет практически неограниченное количество степеней свободы интерпретаций, и включение в рассмотрение гаплогрупп-субкладов-гаплотипов, то есть арсенал ДНК-генеалогии вместе с ее соответствующим расчетным аппаратом, позволило бы значительно дисциплинировать интерпретации, отводя явно некорректные и/или избыточные варианты. Авторы системно отказываются от такого разумного подхода, и вместо этого получают примитивные, некорректные, фантазийные интерпретации и выводы. Методология «широкогеномных» в итоге оказывается деградирующей, разрушительной, контрнаучной. Ведущие авторы это, видимо, понимают, и потому мобилизуют в соавторы десятки специалистов, что придает статьям вид фундаментальных, глубоких исследований. Заумные, вязкие, неопределенные формулировки «широкогеномных» статей, откровенное забалтывание вопросов, постоянные похвалы самим себе в том, что их силами якобы продолжается прогрессивное продвижение науки и с каждой их очередной статьей якобы безостановочно генерируется научная новизна, вводит читательскую аудиторию и даже специалистов смежных наук в заблуждение. Статьи построены так, что проверить их результаты и выводы практически невозможно, если только не повторять исследования, используя другую, перекрестную методологию. Именно этим путем ДНК-генеалогия показывает, что «широкогеномная» методология и ее результаты и выводы являются либо запутанными, либо примитивным повторением давно известного, либо просто неверными. Об этом и настоящая статья.

Анатолий А. Клёсов,
доктор химических наук, профессор http://pereformat.ru/2018/07/maykop/