PDA

Просмотр полной версии : Военные экспедиции Розена и Вельяминова в земли ингушей и карабулаков в 1832г.



Эжи Ахк
22.03.2013, 08:47
Донесение Розена Чернышеву об отказе галгаевцев покориться, бегстве их в горы и об их преследовании русскими войсками
21 июля 1832 года № 20
16 —го числа сего месяца, получил я известие, что хулинцы и жители ближних к ним галгаевских деревень скрылись в лесах в стороне Хевсурии. Почему, подавшись вперед около б — ти верст по вьючной дороге несколько удобнейшей против прежних переходов, остановился я близ галгаевской деревни Бештир, откуда отправил, для отыскания сих главнейших виновников в убийстве пристава Константинова, два сильные отряда под начальством полковника Засса и подполковника Чиляева. Оба они по едва проходимым тропинкам поднялись до снежных вершин скалистых гор, открыли следы мятежников и подполк. Чиляев имел небольшую перестрелку с караулом их, но наступивший сильный туман воспрепятствовал продолжать преследование.
17 — го числа туман продолжался до полудня. Посланная осетинская партия открыла, что мятежники уже перебрались к вершинам Ассы и рассеялись по лесистым ущельям, почему я ограничился сожжением ближайших деревень и истреблением пашен. Вечером несколько осетинских фуражиров, удалясь слишком от лагеря, были атакованы галгаевцами, спустившимися в числе около 100 человек из скал хребта Матхоха, к северу от лагеря находившегося. Я послал к ним на подкрепление две сотни Грузинского конного полка и на всякий случай за оным батальон Эриванского карабинерного полка. По трудности местоположения, грузины, спешившись, с .примерною решительностью атаковали неприятеля, опрокинули оного и гнали вверх по скалам, покуда было возможно. С нашей стороны при сем ранен один грузин и одна лошадь. Галгаевцы потеряли убитыми 4-х человек, коих ружья доставлены ко мне.
Я два раза посылал галгаевцам объявить, чтобы, во избежание совершенного разорения, они выдали виновнейших в убийстве Константинова и внесли следующую с них подать, наложенную в 1830 годуй, сверх того, уплатили значительный штраф. Они в первый раз отвечали моим посланным, что соберутся и подумают; вторично же не допустили их, объявя, что найдут средство скрыться в ущельях и лесах своих. Посему я решился преследовать их сколь возможно далее.
18 —го числа, пройдя около 8 —ми верст, большею частью по весьма крутому продолжительному спуску, отряд прибыл к сел. Таргим на Ассу, близ коей находятся главнейшие селения галгаевцев. по разным полученным сведениям, они скрылись в трех местах: одни, вместе с хулинцами, в ущельях и лесах в стороне Хевсурии; другие посреди скал хребта Матхоха, доходящего до самой Ассы, а третьи в урочищах Гае и Гала за скалистым, весьма высоким хребтом, по правую сторону Ассы находящимся, и не только для войск, но и для самих горцев почитающимся весьма трудным к переходу.
Для преследования семейств, скрывшихся в Матхохе, отрядил я 19 —го числа 200 чел. осетинской милиции в обход вниз по Ассе; от лагеря же направил часть грузинской горской милиции и две роты Тифлисского пехотного полка, под начальством полк. Пархомова, прямо на скалы, дабы, привлекая в сию сторону внимание неприятеля, дать осетинам возможность успешнее действовать. Экспедиция сия совершенно удалась. Кап. Пархомов умел искусно занять неприятеля, подвигаясь с решительностью вперед, несмотря на частый ружейный огонь и камни, извергаемые со скал. Осетины между тем обошли горы и захватили около 250 штук рогатого скота, 1,300 баранов и несколько лошадей и ишаков. Поднявшийся туман воспрепятствовал отыскать семейства неприятеля, рассеяшиеся по горам, неприятель преследовал осетин, но командующий батальоном Тифлисского пехотного полка майор Борейша вовремя вышел им на подкрепление с двумя ротами пехоты, отразил удачно неприятеля и вся добыча доставлена в лагерь, исключая побитого скота выстрелами и каменьями. В сей экспедиции с нашей стороны легко ранены 4 рядовых и 2 осетина; неприятель потерял убитыми 4-х человек. Одна женщина была захвачена в плен, но сбросилась со скалы в воду и погибла.
Дабы показать здешним народам, что дуя войск о.и.в. нет непроходимых мест, 19 —го числа выступил я к урочищу Гаю. При сел. Таргиме оставлены вес тягости в общем вагенбурге, под начальством майора Борейши.
Со мною выступили два батальона Эриванского карабинерного полка, батальон 41—го Егерского полк,; 200 казаков Моздокского линейного казачьего полка Грузинский конный полк, 350 чел. осетин, 200 чел. грузинской горской милиции, 4 горных единорога и 6 кегерновых мортирок. Дорога отряда моего шла беспрестанными крутыми подъемами и спусками по узким тропинкам, по коим несколько раз нужно было разбирать орудия; но, несмотря на сие, неутомимые войска, бывшие со мною, прошли около 16 — ти верст и вечером были у подошвы скал, за коими находится урочище Гай. С половины дороги отправил я вперед командира Моздокского линейного казачьего полка полк. Засса с кавалериею, дабы стараться занять вершину скал, прежде чем неприятель удостоверится в нашем направлении. Полк. Засс исполнил сие с особенною распорядительностью и отважностью. Пользуясь туманом, он подошел к самым скалам, оставил лошадей и начал подниматься по тропинке; но на половине подъема был встречен ружейными выстрелами и беспрерывным градом огромных каменьев, посыпавшихся со скал. Несмотря на сие, храбрые моздокские казаки и осетины продолжали идти вверх.
Так как движение нашей кавалерии было уже открыто н по причине густого тумана невозможно было сделать никакого распоряжения для нападения на неприятеля, то я остановил полк. Засса. Потеря наша в сей день состояла из 4-х чел. ушибшихся при крутом спуске, убившейся одной артиллерийской лошади и также ранено несколько лошадей.
20 — го числа утром ясная погода позволила осмотреть предстоящий нам отсюда путь. Узкая, крутая тропинка извивалась в продолжение трех верст, поднимаясь вдоль огромных скал над крутыми обрывами. Неприятель занимал вершины скал. Казалось невозможным силою пройти чрез сей проход, славящийся у горцев своею неприступностью. Кроме сей тропинки, в некоторых местах можно было с камня на камень взбираться прямо на скалы; но занимающие оные, будучи в самом малом числе, могли бы без затруднения отразить самое усиленное нападение: им нужно было из —за скал бросать камни, которые, низвергаясь с чрезвычайною быстротою, подавили бы все на пространстве более версты от подошвы скал.
Так как не было никакой надежды силою взойти на скалы в случае упорного сопротивления со стороны неприятеля, то я предположил сделать фальшивую атаку, дабы смелостью оной изумить неприятеля, чем и воспользоваться по мере возможности. Для сего в трех местах направил я грузин и осетин прямо на скалы, подкрепив оных на удобнейшем подъеме батальоном 41 — го Егерского полка; Эриванский карабинерный полк и моздокские казаки составляли резерв. Неприятель встретил нас градом камней, но грузины и осетины, рассеявшись, смело начали взбираться на скалы. Горные орудия и мортирки весьма удачно действовали по вершинам и производили видимое расстройство в неприятеле. Стрелки наши, пользуясь сим, поднимались выше, хотя неприятель производил довольно сильный ружейный огонь и продолжал бросать каменья. Егеря 41—го полка не отставали от осетин, несмотря на неудобность одежды и вооружения своего для всхода на скалы. Храбрость войск и удачное действие артиллерии вскоре привели в робость неприятеля и он обратился в бегство, хотя мог с величайшею выгодою защищаться. Наши грузины и осетины мгновенно очутились на вершине скал и войска продолжали беспрепятственно подниматся на гору уже по вышеописанной тропинке. С нашей стороны при сем ранено только 5 чел. Столь ничтожную потерю можно объяснить одним изумлением неприятеля. не предполагавшего, чтобы мы осмелились подняться к нему, не с подошвы, но с половины горы, на коей я наблюдал движение войск. На вершине горы нашли мы лед и снег. О трудности сего подъема можно судить по тому, что я два часа шел по оному. Не могу при сем не отдать полной справедливости отважности, неутомимости и усердию войск отряда моего, никакие труды но возбуждают ни малейшего уныния или ропота: между всеми чинами, без исключения, опасности не только не устрашают, но и возбуждают общее соревнование с вершины скал можно было бы вполне осмотреть в< > убежища мятежников; но наступивший густой туман снова спас их, и я должен был ограничившая преследованием по самому большому следу, приведшему нас к урочищу Гай . Спуск с гор был также чрезвычайно затруднителен: туман превратился в дождь и люди едва могли удерживаться по скользким глинистым крутизнам, так что отряд, выступивший в 4 часа утра, собрался только около полуночи на месте ночлега при Гае, пройдя около 10 —ти верст. Полк. Засс, командовавший авангардом, преследовал неприятеля с казаками и тремя ротами егерей еще около 15 —ти верст по дороге столь трудной, что казаки принуждены были вести лошадей на поводах, и успел отбить около 200 штук рогатого скота. Приобрели также значительную добычу в разном имуществе, разбросанном неприятелем.
20 — го числа несколько осетин отделились без позволений от отряда и отправились в дер.Пору, отстоящую в" •нескольких верстах от лагеря, где были атакованы скрывавшиеся жители, и из них 1 убит и 2 ранены.
Сего 21 — го числа туман и дождь не позволяют ничего предпринять; только разосланы партии осетин для поисков над неприятелем.
Я прошу Вас, при доведении всего здесь изъясненного до высочайшего сведения г.и., доложить е.в., что и в сем трудном предприятии ген. — м. Вольховский опытностью своею, усердием и неутомимостью не преставал мне быть деятельным и отличнейшим сотрудником.
АКАК.Т.У1И.Д.579.С.676 - 680.

№ 78
Донесение Розена Чернышеву о действиях, отряда генерал —лейтенанта Вельяминова при покорении галгаевцев
Лагерь при сел. Гай . 21 июля 1832 года
№ 21
О действиях отряда ген. — лейт. Вельяминова получены мною следующие известия:
13 — го числа сего месяца ген. — л. Вельяминов выступил из Назрановского укрепления к непокорному карабулакскому сел. Шельчихи; но по причине грязной дороги и дурной переправы через р.Сунжу, при Малой Яндырке, он только на другой день подошел к оному. Видя, что до 200 мятежников намереваются защищать селение сие, он приказал устроить в двух местах батареи: одну из 6 —ти орудий конно — артиллерийской казачьей N6 —й роты и другую из 4-х орудий пешей артиллерии, действием которых мятежники немедленно были выбиты из деревни и оная занята без малейшего сопротивления 40 —м Егерским полком. Неприятельская партия, скрывшись в лесу на противоположном берегу Ассы, перестреливалась с нашей стрелковою цепью; часть же которых, показавшихся на открытом месте, были преследуемы кабардинскою милициею и конно — закавказскими полками, переправленными на сей предмет на правый берег Ассы; другая часть нашей конницы преследовала бегущих до дер. Мартана, где имела перестрелку с засевшими в оной жителями. В сей перестрелке со стороны неприятеля убито 2 чел., а с нашей стороны легко ранен один всадник и одна лошадь. Деревня Большая Шельчиха разорена до основания.
15 —го числа июня ген. —л. Вельяминов выступил из дер. Шельчихи и занял без всякого сопротивления дер. Хайфир или Худаберти, коей жители прислали с изъявлением покорности. На другой день прошел он мимо деревень Мужихой и Фаргив, жители коих также покорились, и приказал только разорить большую мятежную деревушку Цоале, близ которой остановился лагерем. Многие карабулакские деревни присылали равномерно просить о пощаде, соглашаясь внести возложенный на них штраф по 5 —ти р.с. и платить ежегодной подати со двора по 1 р.с; но просили, по неимению у многих денег, вместо штрафа, внести по одной скотине, что им и дозволено. После дневки при разоренной деревне Цоале, ген. —л. Вельяминов устроил там вагенбург, в котором, оставив 250 человек Московского пехотного полка, при 4-х орудиях конно — казачьей артиллерии N6 —й роты и кавалерию, двинулся к галашевцам чрез хребет гор, покрытой лесом.
Неприятель, пользуясь теснотою дороги, на обрывистых спусках и подъемах сделал завалы, которых, впрочем, не защищал. Но когда наши войска подошли к последнему крутому спуску, то засевшие в лесу над поворотом дороги мятежники открыли довольно сильный ружейный огонь по авангарду, состоявшему из 2-х рот Бутырского пехотного полка, которые бросились в штыки и заставили неприятеля отдалиться от дороги, после чего перестрелка с цепью нашею не прекращалась до выхода из леса на довольно обширную равнину где лежит дер. Галашки.Расположись лагерем, ген.—л. Вельяминов отрядил 200 чел. бывшей с ним кавалерии для сожжения некоторых /селений/," лежащих на берегу Ассы. В сей день с нашей стороны убитых 2 и раненых 8 чел., потеря же неприятеля еще неизвестна, кроме 4-х убитых, с которых нашими стрелками снято оружие. .
АКАК.Т.УШ.Д.580.С.680 - 681.

№ 79
Донесение Розена Чернышеву о завершении военной экспедиции против галгаевцев
29 июля 1832 года № 42
23 — го числа сего месяца, продолжавшийся туман не позволил делать никаких поисков в окрестностях Гая, почему я перешел обратно чрез скалистый хребет Малку -Гай и расположился лагерем при дер. Цоре, дабы продолжать истребление жилищ и пашен галгаевцев.
В дер. Цоре два жителя заперлись в высокой каменной башне и, несмотря на все увещания, не хотели сдаться. Я приказал сделать мину, дабы подорвать башню. Во время работ у нас ушиблено камнями 4 сапера и ранено 4 человека выстрелами двух мятежников, которые сдались тогда только, когда мина была уже начинена; башня же взорвана.
23 —го числа истреблены 8 деревень.
24 — го числа прибыл я к вагенбургу при сел. Таргим, истребив еще 9 деревень.
25 —го числа войска имели дневку, 26 —го отряд выступил обратно к Тереку, 27 — го перешел оный и 28 -го прибыл к Владикавказу.
Челихойцев, кистинцев и джерахов нашел я всех на местах; они изъявляли полную покорность; одна из оных, непослушная деревня Обин, выдала аманата и возвратила захваченного в плен сына одного преданного нам джераховца.
Таким образом, кончилась предпринятая мною экспедиция против галгаевцев. Надеюсь, что оная будет иметь полезные последствия для спокойствия Военно-Грузинской дороги.
Вероломное племя галгаевцев, по мнению самих горцев, наказано примерным образом, лишась значительного числа скота своего, большей части движимого имущества,жилищ и пашен. Войска наши проникли в самые скрытные убежища их, доселе почитавшиеся неприступными для нас. Сами галгаевцы знают, что один только туман, с 16 — го по 27 —е число сего месяца продолжавшийся, спас семейства их от плена и остальное имущество от совершенного истребления. Племена, смежные с ними, но не участвовавшие в сделанном ими злодеянии, пропустя беспрепятственно войска, не понесли никакого вреда. Осетины же и горские грузинские жители, находившиеся при отряде, приобрели богатую добычу, что служит им наградою , а нам обеспечением, что они, возобновя вражду свою с соседнями племенами, по необходимости должны держания нашей стороны и искать нашего покровительства,
АКАК Г.У11.Д.581.С681.


№ 80
Донесение Розена Чернышеву о покорении карабулакских селений ген.—лейт. Вельяминовым
29 июля 1832 года № 43
В дополнение к отношению моему, от 21—го сего месяца, N21, честь имею уведомить в.с, что ген. —л. Вельяминов, истребив непокорную деревню Меркей, лежащую на правом берегу Ассы, 19 —го сего месяца перешел к деревне Арсамак —Черкеров, жители которой изъявили покорность. При разорении дер. Черкеров до 100 человек конных и пеших карабулаков ныне расположены на вершине горы, по отлогости которой конница наша занимала пикеты. Пешие карабулаки несколько раз старались занять опушку леса, дабы из оной вредить нашим, но кабардинцы и всадники конно — закавказских полков с казаками не допускали их сего исполнить, при чем неприятель потерял 4 чел. убитыми. Деревни Адиль — Гирей — юрт и Дол — юрт, жители которых явились с покорностью, остались неразоренными. 21 — го числа ген.— л. Вельяминов переправил батальон 40 —го Егерского полка с двумя орудиями, линейными казаками и всадниками конно — закавказских полков на правую сторону реки для истребления деревень Среднего и Малого Меркея, которых жители хотя и изъявляли покорность, но после общего между собою совещания не согласились заплатить требованной подати или вместо оной скота. На вершине горы, возвышающейся над берегом реки, было собрано до 400 карабулаков, из которых человек 200, заметя наше движение, спустились и заняли отдельный лесок. Но стрелки наши, бросившись с отличною неустрашимостью в чашу, вытеснили их оттуда и тем подвергли нападению кавалерии, направленной в обход. Крутой подъем на гору при затруднительном местоположении дали бегущим возможность спастись от преследования; при всем том они оставили 9 тел на месте. Общая потеря их простирается до 12 —ти чел. убитыми и до 25 — ти ранеными, как сие показали жители дер. Арслан т бека и Мужихоя, явившихся с аманатами и податью. С нашей стороны ранены: Гребенского войска 1 офицер и нижних чинов полков: 40 —го Егерского 1, 1-го конно-закавказского полка 7 и 2 — го 8; лошадей убито 7 и ранено 8.
От беспрерывных дождей Вода в Ассе так увеличилась, что 22 — го нельзя было переправиться пехоте вброд для уничтожения непокоряющеися дер. Амгите; но на другой день, когда вода понизилась, Бутырский пехотный полк, с 4 —мя орудиями и конницею, переправились чрез оную и разорили вышесказанную деревню. При сем со стороны неприятеля было сделано несколько выстрелов из лесу, но без всякого вреда.
24 —го ген.—л. Вельяминов выступил обратно к вагенбургу и остановился на ночлег у разоренной башни близ дер. Галашки, откуда он посылал Генерального штаба полк. Зандена с Московским пехотным полком и ротою Кавказского саперного батальона для осмотра другой дороги, дабы обойти ту, по которой отряд шел в Галашки и которая для прохода обоза весьма неудобна. Но новая дорога оказалась еще хуже прежней. Отряд, следуя по старой дороге, по присоединении к нему вагенбурга, 26 —го сего месяца остановился между покорившимися деревнями Кази и Мужихой. Всего в сем походе покорились вновь 5 карабулакских деревень и из отложившихся приняли вторично присягу на верноподданство 11 деревень.
АКАК.Т.УШ.Д.582.С.682.

Steel
22.03.2013, 13:03
Обычные действия карательной экспедиции.Почти аналогичные же описания можно встретить о действии гитлеровских оккупантов и их пособников из предателей, против местного населения в Белоруссии или Украине во 2-ю мировую войну. Или порка русских крестьян уездами и казни столыпинскими галстуками тысячами русских протестовавших против жестокой крепостной барщины.

висмар
22.03.2013, 13:08
Видать это у них традиция такая - донашивать ингушское шмотьё

Адам
22.03.2013, 16:24
Даже слов нет, чтобы выразить презрение. Это у них в крови шакалить.

Адам
22.03.2013, 16:27
---

Инфанта
22.03.2013, 22:41
Обычные действия карательной экспедиции.Почти аналогичные же описания можно встретить о действии гитлеровских оккупантов и их пособников против местного населения из предателей в Беллорусии или Украине во 2-ю мировую войну. Или порка русских крестьян уездами и казни столыпинскими галстуками тысячами русских протестовавших против жестокой крепостной барщины. Гитлеровские оккупанты- отдыхают, по сравнению с этими полукровками-вырожденцами и продажными ордабонами. И, если можно забыть про немецко-еврейско-русских вырожденцев, то про ордабонов забывать нельзя. Единственная движущая сила их развития и прогресса, сила, которая им не дает деградировать окончательно- это ИНГУШИ. Вместо благодарности- ненависть. Ненависть мошенника- к тому, кто спас а затем "раскусил" его природу и сущность. Сущность неблагодарного потребителя к тому, кому он должен навсегда.