PDA

Просмотр полной версии : Б.Костоев :"О фактах дестабилизации юга России.



Эжи Ахк
11.04.2013, 15:34
ИСТОРИКО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ОБЪЕДИНЕНИЯ ЧЕЧНИ И ИНГУШЕТИИ

К истории вопроса
Проиграв первое сражение по захвату г. Владикавказа, основанного на исконных ингушских землях, осетинские руководители, поддерживаемые И. Сталиным, начали готовиться к новому этапу борьбы против Ингушской автономной области (ИАО) с неожиданной стороны: Осетия задумала и начала реализовывать план объединения Чечни и Ингушетии в одну автономию со столицей в г. Грозном, что намного облегчало задачу вытеснения ингушей из Владикавказа (ингуши тогда даже не предполагали, что за Владикавказом позже последует и вся Ингушетия, включая и Пригородный район).
Однако, этот ход осетин разгадал секретарь Ингушского обкома ВКП(б) Идрис Зязиков и сделал все возможное, чтобы не допустить упразднения ИАО, и добился отсрочки рассмотрения вопроса об объединении Чечни и Ингушетии. Еще раньше известного постановления бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) от 13 октября 1928 г., Булату и Зязиков 28 ноября 1927 г. выступили с сообщением. Было принято постановление: а) принять к сведению сообщение Булату и Зязикова; б) считать вопрос о соединении Чечни и Ингушетии на ближайший период преждевременным; в) поручить в месячный срок обследовать работу Национального Совета в области развития национальной культуры вообще и, в частности, проведение объединенной работы в Чеченской и Ингушской автономных областях; г) признать необходимым по окончании проработки созвать заседание работников из национальных областей для обсуждения этого вопроса и рассмотрения его в Национальной Комиссии.
И осетины, и сталинский порученец, секретарь Северо-Кавказского крайкома ВКП (б) Андрей Андреев, прекрасно понимали трудность решения вопроса с объединением Чечни и Ингушетии, открывавшем осетинам путь к вытеснению ингушей из Владикавказа, пока Ингушетией руководит И. Зязиков, противник такого объединения. Он не был нужен, ибо мешал осуществлению коварных планов против ингушей. И его удаляют с поста секретаря Ингушского обкома ВКП(б) и направляют на курсы марксизма-ленинизма при ЦК ВКП(б), а затем арестовывают с последующим физическим устранением. Путь к захвату Владикавказа был свободен, чем не преминули воспользоваться соседи ингушей. Этому способствовал новый секретарь Ингушского обкома ВКП(б) Исидор Черноглаз.
В сентябре 1931 г. г. Владикавказ был переименован по инициативе ингушей в г. Орджоникидзе, а 20 июня 1933 г. постановлением президиума ВЦИК СССР г. Орджоникидзе был включен в состав Северо-Осетинской автономной области, и первый этап осетинской экспансии ингушских территорий завершился.
Чтобы приступить ко второму репрессивному этапу, необходимо было завершить объединение Чечни и Ингушетии. Укрепившемуся у власти Сталину не составляло особого труда закончить и эту антиингушскую операцию, итогом чего и стало постановление президиума ВЦИК СССР «Об образовании объединенной Чечено-Ингушской автономной области» с центром в г. Грозном. Процесс этот завершился 15 января 1934 г. К слову сказать, согласия народов Чечни и Ингушетии не было, и ,тем не менее, документ об образовании объединенной Чечено-Ингушской автономной области антиконституционной направленности, в нарушение статьи 13 Конституции РСФСР 1925 г., был принят за подписями Председателя ВЦИК М. Калинина и Секретаря ВЦИК А. Киселева.
В 1934 г. закончился период самостоятельного развития в фарватере российской политики ингушского народа. Ингушетии была отведена роль сырьевого придатка в новом государственном образовании - Чечено-Ингушской автономной области (ЧИ АО), с потерей своей столицы.
После 1934 года начался новый, основной этап по ликвидации национальной государственности ингушей, которых вместе с чеченцами депортировали в Казахстан и Среднюю Азию 23 февраля 1944 г.
Это поистине государственное преступление и к нему восходят в огромном количестве все лживые наветы и кривотолки, а последствия депортации этих народов до сих пор не ликвидированы, особенно в отношении ингушей.
О тринадцатилетней ссылке ингушей много писалось и говорилось неоднократно. Менее известны закулисные игры осетинского руководства антиингушской направленности. Еще менее известны действия антиингушских сил после XX съезда КПСС, связанные с вопросами восстановления Чечено-Ингушской АССР, хотя ключ к разгадке ингушской трагедии мы находим именно в действиях антиингушских сил. Крайне важно здесь отметить следующий факт. Председатель Оргкомитета по восстановлению ЧИ АССР, а затем и председатель Совета Министров ЧИ АССР Муслим Гайрбеков без всякого ведома ингушей вел закулисные переговоры с руководством Северной Осетии по вопросу оставления в ее составе Пригородного и части Малгобекского районов, хотя как чеченец не имел на это никакого морального права, тем более, что ингуши его на это не уполномачивали.
Вскоре на VI пленуме Чечено-Ингушского обкома КПСС, состоявшегося в Грозном 12 августа 1957 г. с повесткой дня: «О ходе выполнения постановления ЦК КПСС от 24 ноября 1956 г. «О восстановлении национальной автономии чечен¬ского и ингушского народов», при участии секретаря ЦК КПСС Петра Поспелова, поднимался вопрос о необходимости возвращения Пригородного района в состав ЧИ АССР.
На этом пленуме выступил председатель правительства СО АССР Б. Зангиев, заявивший о том, что осетинское население, проживающее в пределах Пригородного района, изъявило желание переселиться в Северную Осетию.
И тем не менее, М. Гайрбеков в согласии с осетинским руководством во главе с первым секретарем Северо-Осетинского обкома КПСС А. Агкацевым, осуществляет за спиной ингушей план, по которому в составе СО АССР остаются Пригородный и часть Малгобекского районов бывшей ЧИ АССР, а взамен получает для расселения чеченцев горных районов ЧИ АССР, как утверждает
сегодня осетинская сторона, равнинные Шелковской, Наурский и Карагалинский районы Ставропольского края вместе с казачьим и ногайским населением.
Говоря о той неприглядной роли, которую сыграл М. Гайрбеков в антиингушской политической интриге, на Втором съезде ингушского народа 9 сентября 1989 г. в г. Грозном, делегат съезда, Главный государственный инспектор по использованию и охране земельного фонда ЧИ АССР Бембулат Богатырев отметил: «В 1957 г. Президиум Верховного Совета РСФСР просил сообщить, в составе каких районов желательно и необходимо восстановить Чечено-Ингушскую АССР». Заменявший тогда М. Гайрбекова Алексей Слюсарев дал ответ на этот вопрос, и при этом он сделал особый упор на необходимость возвращения ингушам Пригородного района. Он (М. Гайрбеков - Б.К.) отозвал телеграмму, посланную за подписью А. Слюсарева, и отправил новую, в которой утверждал, что ингуши могут обойтись без Пригородного района. При этом между М. Гайрбековым и А. Слюсаревым состоялся нелицеприятный разговор. А. Слюсарев был категорически против этой аферы. М. Гайрбеков ссылался на обещание, данное им А. Агкацеву.
В 1973 году прибывший в Грозный после известного январского митинга ингушей министр МВД СССР Щелоков привез с собой и показывал именно эту телеграмму М. Гайрбекова как довод против требований ингушей вернуть им их земли.

Как и почему развалилась Чечено-Ингушская Республика
Начавшаяся перестройка внесла кардинальные изменения в систему государственного устройства на территории СССР. Пресловутый ельцинский парад суверенитетов стал основой развала СССР. На Северном Кавказе эти процессы наиболее болезненно протекали в Дагестане, Северной Осетии и особенно в Чечено-Ингушетии.
В 1987-1990 гг. в глубокой тайне от ингушей неформальные лидеры Чечни разрабатывали концепцию независимого чеченского государства. Эта концепция нашла свое концентрированное выражение на первом съезде чеченского народа, проходившем в г. Грозном 23-25 ноября 1990 г.

Эжи Ахк
11.04.2013, 15:44
Ингуши на съезд не были допущены благодаря таким организаторам, как Л. Умхаев, 3. Яндарбиев, Ю. Сосланбеков. Обращение ингушей к чеченскому народу делегатам не было зачитано, а представителей ингушей-орстхойцев даже вывели из зала. Вне всякого сомнения, эта недостойная игра велась без ведома чеченского народа. На съезде некоторые чеченские делегаты договорились до того, что объявили весь ингушский народ одним чеченским тукхумом, а девять остальных тейповых объединений делегаты отвели чеченцам. По чеченскому сценарию ингуши вообще не имели права на самостоятельное существование как народ.
Появившийся на съезде в качестве гостя генерал Джохар Дудаев был избран председателем исполкома съезда, который позже стал называться общенациональным конгрессом чеченского народа (ОКЧН). Давление в Чечено-Ингушетии шло с нарастающей силой. Провал в Москве ГКЧП открыл зеленую улицу исполкому ОКЧН во главе с Д. Дудаевым для захвата власти. Общенациональный съезд чеченского народа принял решение о создании независимого государства Нохчичьо.
В этом же русле действовала и официальная власть Чечено-Ингушской Республики (ЧИР). 27 ноября 1990 г. под руководством Доку Завгаева сессия Верховного Совета ЧИР приняла Декларацию о суверенитете Чечено-Ингушетии, в которой не было даже упоминания о Российской Федерации.
11 марта 1991 г. Верховный Совет ЧИР по инициативе того же Д. Завгаева принимает постановление об отказе в проведении на территории ЧИР российского референдума. Автор этих строк лично принимал участие в работе данной сессии и слушал выступавших чеченских депутатов, говоривших о Российской Федерации как о «соседнем государстве».
И только шесть месяцев спустя после этого, в июне 1991 г., на очередном съезде ОКЧН было принято политическое заявление, в котором утверждалось, что Чеченская Республика Нохчичьо не входит ни в СССР, ни в РСФСР.
Эту идею, как отмечалось выше, ВС ЧИР закрепил еще ранее в своей Декларации о государственном суверенитете ЧИР от 27 ноября 1990 г., в статье 15 которой устанавливались «верховенство Конституции и законов ЧИР на всей территории», что означало фактический выход из состава РСФСР и СССР, хотя депутаты-ингуши возражали против подобной политической авантюры.
Это была прелюдия к назревавшей национальной трагедии чеченцев, ингушей, всего многонационального народа Чечено-Ингушетии, развязавшая руки ястребам и на Северном Кавказе, и в Кремле.
Неординарные события, последовавшие в августе 1991 г. в Москве с учреждением ГКЧП, серьезно помешали выполнению принятого 26 апреля Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», хотя законодательная база для этого была полностью подготовлена.
Отрицательную роль здесь сыграл и совершенный в Чечено-Ингушетии под руководством генерала Дудаева государственный переворот. Ингуши, не желая участвовать в аппаратных играх по выходу из состава России, 6-7 октября 1991 г. провели в Грозном свой Третий общенациональный съезд и с учетом сложившейся обстановки высказались за неделимость ЧИР в составе РФ. Однако рвущиеся к власти экстремистские группировки в Чечено-Ингушетии ничего не хотели слышать.
Чтобы облегчить Д. Дудаеву приход к власти, экстремистские группировки в Ингушетии провозгласили Ингушскую Республику, проигнорировав просьбу избранного Третьим общенациональным съездом Народного Совета Ингушетии (НСИ), который еще раньше ставил вопрос о недопустимости подобного шага. С приходом к власти Д. Дудаева те же силы в Ингушетии в сговоре с дудаевцами начали новую закулисную игру для объединения Чечни и Ингушетии, но уже вне России.
Следует отметить, что все эти недружественные по отношению к еще неокрепшей новой российской власти акции совершались при прямой поддержке первого секретаря РК КПСС и председателя райсовета народных депутатов Назрановского района ЧИР Абдул-Хамида Аушева

(Москва Меdиа-ПРЕСС 2006г)

Эжи Ахк
12.04.2013, 09:36
Референдум ингушского народа. Образование Ингушской Республики
Придя к власти под лозунгом «русские - в Рязань, татары - в Казань, ингуши - в Назрань», ОКЧН во главе с генералом Дудаевым стал претворять в жизнь этот печально знаменитый лозунг. Ингушей, особенно руководителей, стали отстранять от должностей. Параллельно шел процесс удаления из руководящих органов и представителей русскоязычного населения. Начался всеобъемлющий процесс чеченизации во всех сферах жизнедеятельности во вновь провозглашенной Чеченской Республике. Ингушетия в форме государственного образования повисла в воздухе.
Вот тогда, чтобы сорвать планы политических экстремистов по совету Президента РФ Б.Н. Ельцина, Народный Совет Ингушетии начал готовить всенародный референдум о государственном устройстве ингушей и казаков, проживавших на территории Ингушетии по состоянию на 30 ноября 1991 г. На¬до отдать должное Президенту РФ в этот период. Будучи даже в Германии, он интересовался ходом подготовки референдума, звонил оттуда в Москву, беспокоился, чтобы все прошло без эксцессов.
В день проведения референдума на собрании ингушского офицерства в здании профтехучилища в г. Назрани 30 ноября 1991 г. генерал Руслан Аушев открыто выступил против референдума, призывая всех ингушей вновь присоединиться к Чечне с выходом из состава России. В последующем на всех этапах генерал Р. Аушев поддерживал Д. Дудаева и его сторонников.
В намеченный день, 30 ноября 1991 г., несмотря на оголтелое сопротивление экстремистских группировок, поддерживаемых дудаевцами, НСИ провел референдум, в результате которого 97,5 процента ингушей и казаков проголосовали за вхождение в состав РФ. Результаты этого референдума были переданы в ВС РСФСР и по его итогам началась интенсивная подготовительная работа по разработке закона об образовании Ингушской Республики.
5 февраля 1992 г., уже зная итоги референдума, Президент РФ обратился к Парламенту России с просьбой поддержать его зако¬нодательную инициативу об образовании Ингушской Республики в составе РФ.
Несмотря на все проволочки реакционного крыла депу¬татского корпуса ВС РСФСР, 4 июня 1992 г. Закон РСФСР «Об образовании Ингушской Республики в составе РСФСР» был принят, и за подписью Президента РФ Б. Ельцина всту¬пил в силу, что стало важной вехой в истории ингушского на¬рода, определившего свой путь дальнейшего развития в составе РФ.
Именно это обстоятельство в дальнейшем, в ходе военных действий в Чечне, спасло ингушей от участи Чечни, ибо Россия не могла бомбить собственный субъект, в отличие от Чечни, объявившей себя де-факто субъектом международного права. И произошло это не благодаря, а вопреки стараниям первого президента Республики Ингушетия Р. Аушева, ставшего сателлитом Д. Дудаева в его антироссийских играх.
Надо отметить, что РИ уже 14 лет существует без границ, что само по себе уже является нонсенсом административного устройства РИ.

Воссоздание Чечено-Ингушетии. Кто и для чего мутил воду?
Уже на исходе российско-чеченского вооруженного противостояния ряд чеченских политиков озвучил идею нового объединения Чечни и Ингушетии, забыв о том, что той Чечено-Ингушетии больше нет и не будет и развалили ее сами же чеченские лидеры, оказавшиеся в плену бредовой политики создания независимого чеченского государства в окружении российских субъектов, совершенно не считаясь с ингушами, представлявших в бывшей ЧИР вторую титульную нацию. С предложениями создания объединенной Вейнахской республики выступили бывший глава Чечни Д. Завгаев и депутат Госдумы РФ от ЧР Асланбек Аслаханов.
На объединительном фоне в 2000 г. объявился и один из главных закоперщиков развальной национальной политики РФ и бывший шеф Миннаца РФ Сергей Шахрай. Этот господин на страницах еженедельника «Аргументы и факты» в № 30 за июль 2000 г. выступил со статьей «Выход из чеченского тупика», в которой предложил свой нелепый, и по сути кон-фронтационный план по развязке северокавказских кризисных узлов. В данной публикации он допустил столько ошибочных высказываний, что они, как пишет «АиФ», заслуживают «пристального внимания».
«В начале 90-х годов, - пишет автор, - Чечня стала первой «кровавой ласточкой» внутрироссийского парада суверенитетов», что не соответствует действительности, ибо первой «кровавой ласточкой» на территории постсоветской России стал Пригород¬ный район Северной Осетии, откуда, в результате этнической чи¬стки при поддержке федерального Центра, фактически были депортированы 70 тысяч ингушей Пригородного района и г. Владикавказа. Прибывший тогда на Северный Кавказ в зону конфликта в ранге полномочного представителя Президента РФ С. Шахрай не только не решил проблемы ингушей - вынужденных переселенцев из РСО, но даже умудрился, по сообщениям СМИ, стать лауреатом международной премии за мир на Северном Кавказе, что остается до сих пор загадкой. Говоря об общей исторической судьбе чеченцев и ингушей, автор делает «уникальный» вывод: «Прошедшие десять лет показали невозможность даже проведения точной границы между Чечней и Ингушетией». «Невозможность проведения точной границы» между двумя субъектами РФ есть не что иное, как нежелание соседей установить эти самые границы вновь образованного субъекта РИ в составе РФ. Серьезно мешал установлению границ между Чечней и Ингушетией совершенно безграмотный антиингушский и антироссийский курс генерала Р. Аушева, своими действиями значительно осложнивший решение чеченской проблемы, а не Малгобекский и Сунженский районы, которые, по Шахраю, «многие чеченцы по-прежнему считают своими». Впрочем, решение этой не существующей, высосанной из пальца новыми чеченскими лидерами проблемы, лежит в плоскости установления административных границ. Заявляя, что «объединение двух республик в единый субъект можно считать выходом из тупиковой ситуации на Северном Кавказе», господин Шахрай допускает серьезные ошибки, могущие повлечь за собой негативные последствия. Даже «немеханическое возвращение к некогда существовавшей ЧИАССР» таит в себе большую опасность, особенно с учетом сложившихся реалий и происходящих в Чечне событий. Вопреки утверждениям Шахрая, Чечня - не «крайняя точка государственного развала, и отсюда не может начаться «обратный процесс» объединения чеченцев и ингушей в новую Чечено-Ингушскую (Вейнахскую) республику, во всяком случае, на добровольной основе, поскольку ингуши на это больше не пойдут: они слишком устали от российско-чеченского и вооруженного, и криминального противостояния.
Весьма забавны рассуждения С. Шахрая об образовании Ингушской Республики: «После дудаевского переворота и провозглашения «суверенной Ичкерии» последовала реакция в Ингушетии - состоялся референдум, на котором население республики проголосовала за самостоятельность в рамках федерации. По¬скольку в те времена не было необходимой законодательной базы, этот референдум тоже нельзя назвать безупречным с точки зрения легитимности».
Доктор юридических наук, профессор, даже не знает, что на 30 ноября 1991 г., в день проведения референдума, существовала законодательная база, и действовали Конституция СССР и Конституция РСФСР.
В утверждениях С. Шахрая просматривается явная преднамеренная фальшь, либо юридическая безграмотность. В референдуме, о котором пишет автор, приняло участие не население республики, непонятно какой, а ингуши, проживающие в регионах России, Чечено-Ингушетии, Северной Осетии, Киргизии, Казахстана, и казаки, проживающие на территории Ингушетии. Кроме того, в условиях, когда была провозглашена в Чечне пиратская республика, и она де-факто вышла из состава РСФСР, у ингушского народа образованию Ингушской Республики не было другой альтернативы. Это была историческая необходимость, подкрепленная действующими законами СССР и РСФСР.
«Объединение двух республик, - пытается нас уверить господин Шахрай, - помогает решить большое число сложных политических проблем. Например, полностью снимает вопрос о легитимности режимов Дудаева, Яндарбиева, Масхадова и «преемственности» их власти, перестают действовать и принятые ими в тот период «законодательные акты». С. Шахрай, признавая «законодательные акты» того времени, признает и легитимность Чеченской Республики как субъекта международного права, но это профессору-юристу неведомо.
Как абсолютную нелепость следует рассматривать утверждение Шахрая, что «объединение Чечни и Ингушетии наносит сильнейший удар по сепаратистам, террористам и зарубежным покровителям». Ничуть не бывало! Кто может гарантировать, что после объединения Чечни и Ингушетии не появится новый Дудаев? Тогда уж точно Боливар двоих Дудаевых не вынесет. Необдуманным выглядит и заявление С. Шахрая о том, что при объединении двух республик «закрывается проблема так называемых спорных районов Чечни, нормализуются отношения с соседями, прежде всего, с Северной Осетией, Дагестаном и Ставропольским краем». Про Кабардино-Балкарию экс-министр РФ вообще не упоминает, видимо, «забыв», что у КБР, тоже в пользу СОАССР, отобрали Курпский район.
Смеем заверить господина Шахрая, что объединение Чечни и Ингушетии не нанесет никакого удара по «сепаратистам, террористам и зарубежным покровителям», а напротив, Россия получит на Северном Кавказе мощную силу, противостоящую ей в ожидании нового Дудаева, который непременно отыщется, и новое объединение Чечни и Ингушетии по этой причине таит в себе большую угрозу безопасности и целостности России.
Что касается « спорных районов», то С. Шахрай здесь демонстрирует дилетантский подход и незнание затрагиваемого им вопроса, являющегося предметом особого рассмотрения. И решать этот вопрос нужно с учетом ликвидации последствий репрессий народов и итогов Второй Мировой войны на территории России.
Заключая эту главу, отметим, что объединение Чечни и Ингушетии по Шахраю - политическая авантюра и никоим образом не решит проблемы «морально-психологического подъема народов Чечни и Ингушетии», как об этом утверждает автор.

Эжи Ахк
12.04.2013, 09:40
Костоев Б.У. родился 28 августа 1938 г. в Орджоникидзе (ныне Владикавказ) СО АССР, в семье известного на Северном Кавказе религиозного деятеля, участника Первой Мировой и Гражданской войн Усман-муллы. Окончил Грозненский нефтяной и Московский инженерно-экономический институты. Родители были раскулачены до его рождения.
Более 30 лет проработал в пищевой, нефтедобывающей, нефтеперерабатывающей и химической промышленности, на строительстве пищевых, нефтегазовых и химических предприятий.
Доктор исторических наук, профессор экономики, академик РАЕН, автор ряда работ и многих публикаций по проблемам репрессированных народов и национальных отношений.

Эжи Ахк
13.04.2013, 10:02
Чего хотят чеченские лидеры?
С дудаевских времен чеченские лидеры занимают позицию открытого выдавливания ингушей из Чечни, обвиняя последних в поддержке России в войнах чеченцев против царской России. Да, это правда. Ингуши, в 1770 году добровольно вошедшие в состав России, и впредь не собираются поддерживать антироссийские акции, от кого бы они ни исходили, ибо вхождение ингушей в состав Российской империи не по принуждению - это выбор предков ингушей, и они никому не позволят диктовать им, какой стратегии придерживаться. Она давно уже определена - строить свою государственность в фарватере российской политики.
Дудаевцы однозначно дали понять ингушам, что им со своей пророссийской ориентацией не место в Чечне. И случилось это уже в 1991 г. Я уже не говорю о предательстве ингушей, когда за их спиной в Южной Осетии дудаевский парламент заверял кударцев в своей поддержке, прекрасно зная, что южные осетины с 1944 года незаконно, при поддержке высшей власти СССР, аннексировали ингушские территории. Новые чеченские лидеры пытались таким неправедным путем решить проблемы создания чеченского варианта антироссийского субъекта международного права. Что это так, подтвердили кровавые события октября - ноября 1992 г., когда чеченские лидеры не только не поддержали ингушей, подвергшихся в Северной Осетии этнической чистке, но отказали даже в приеме у себя гонимых из РСО ингушей, закрыли пункты гуманитарной помощи пострадавшим ингушам - вынужденным переселенцам в ЧР.
Несмотря на такой цинизм новых чеченских руководителей по отношению к ингушам, они в период вооруженного российско-чеченского противостояния приняли более 250 тысяч (!) чеченцев, бежавших в Ингушетию, и фактически ингушский народ, сам находящийся в тяжелейшей ситуации, совершил нравственный подвиг, когда соседи вокруг отказались принять чеченцев.
Надо отдать должное Президенту РИ Мурату Зазикову, решившему проблему возвращения в Чечню временно перемещенных лиц чеченской национальности, но об этом в Чечне стыдливо умалчивают. «Благодарность» от чеченского руководства ингуши все же получили. Я имею ввиду уникальное заявление младшего сына покойного главы Чеченской Республики Ахмата Кадырова, бывшего шофера Масхадова, Рамзана Кадырова, который умудрился, выступая по Грозненскому телевидению, без обиняков заявить с телеэкрана в адрес все тех же ингушей: «Лучшее место для ингушей - три метра под землей». И даже пообещал «быстро решить все проблемы с ингушами, когда мы победим», имея ввиду выборы президентом Чечни отца. Правда, сын муллы Р. Кадыров так и не понял, что закапывать ингушей в землю на три метра все же не следует, ибо по исламу хоронят умерших в могиле глубиной два метра. Да и зачем ему, сегодня ставшему Героем России, главой Чеченского правительства и даже почетным академикам РАЕН, знать об этом?
Видимо, этот фантастический взлет окончательно вскружил голову бывшему масхадовскому боевику. По сообщениям печатных СМИ 25 апреля по инициативе Р. Кадырова произошла перестрелка между сторонниками главы Правительства и президентской охраной ЧР.
В Чечне между Президентом Алу Алхановым и премьером Р. Кадыровым уже назревает вооруженный конфликт, в котором инициатива принадлежит премьеру. Ситуация может привести к резкому обострению между противостоящими лагерями. Едва ли ситуация устаканится, если Кремль не вмешается, не изменит свою кадровую политику и не заставит своего протеже уважать Конституцию и законно избранного Президента ЧР. Впрочем, по заявлению Вадима Речкалова из «МК» за 9 июня: «Номинальным президентом республики является Алу Алханов, а фактически первым лицом выступает Рамзан Кадыров». Захочет ли Москва выправить ситуацию в складывающейся непростой обстановке, покажет время. Пока же московский сценарий еще не до конца известен.
Как отмечается в СМИ, впереди уже маячит фигура чеченского премьера Р.Кадырова на пост Президента Чечни, которого журналист Андрей Бабицкий в своем выступлении на радио образно назвал «педагогически запущенным подростком». Учитывая его крайне завышенные амбиции, можно ожидать ухудшения обстановки на Кавказском направлении, а там уже рукой подать до четвертой Кавказской войны. Так что российскому генералитету безработица не грозит, а кашу заваривать они хорошо научились.

Объединение Чечни и Ингушетии как фактор дестабилизации
Ставшая модной в России тенденция укрепления субъектов путем их слияния захватила и Чечню, ряд политиков которой без объективной исторической оценки недавнего прошлого нашей страны выступает за объединение Чечни и Ингушетии и воссоздания Чечено-Ингушской (Вейнахской) Республики. Сама по себе эта идея не только ошибочна, но и крайне опасна для России и на¬родов Кавказа. Сделанные ранее высказывания ряда авторов это подтверждают, и тем не менее время от времени эти высказывания в разных вариантах продолжаются, и на них следует подробно остановиться.
В этой связи большую путаницу с налетом популизма внес председатель парламента Чечни Дукваха Абдурахманов, призвавший воссоздать Чечено-Ингушскую Республику, чем, по словам чеченского спикера, будет достигнута стабильность на Северном Кавказе, исправит «грубую историческую ошибку», когда была ликвидирована ЧИР. разумеется, по инициативе чеченской стороны, о чем скромно умалчивают чеченские лидеры уже в наши дни.
Добавим еще, что грубой политической ошибкой были не только ликвидация ЧИР, но и объединение Чечни и Ингушетии в Чеченскую автономную область в январе 1934 г. Вся последующая история Чечено-Ингушетии это подтвердила.
Несколько неожиданное мнение в газете «Коммерсант» за 25 апреля по вопросу воссоздания ЧИР высказали журналисты Муса Мурадов и Заур Фарниев: «Оформление современных Чечни и Ингушетии в административно-территориальное образование произошло в 1860 году, когда по указу императора Александра II была создана Терская область, в состав которой вошли Чеченский, Ичкерийский, Ингушский и Нагорный округа». Здесь необходимы
некоторые уточнения.Первоначальное административное деление Терской области на: «Осетинский, Ингушский, Кизлярский, Чеченский, Аргунский, Ичкерийский и Нагорный округа произошло, действительно в 1860 г. и в том же году Терская область была отделена от Кубанской.
В декабре 1861 г. Владикавказ стал центром обширной Терской области. Ни о каком оформлении «современных Чечни и Ингушетии в административно-территориальное образование» речь тогда не шла. Это всего лишь журналистские домыслы.
Что касается предложения Д. Абдурахманова «поставить в перспективе вопрос о создании на юге России нового региона, включив в него Дагестан, Чеченскую республику и Ингушетию», то это из области политических мифов.
Этот странный субъектный конгломерат не имеет под собой даже гипотетических оснований. Впрочем, Чечня и Дагестан при желании могут соединиться в один субъект. Оба народа совместно воевали против России в первой Кавказской (Русско-Кавказской) войне, что не имеет никакого отношения к ингушам, хотя попытки втянуть их в военные действия со стороны Чечни и были в тот период. Сам же имам Шамиль уже после войны осознал ошибочность своей политической стратегии. Россия в этой войне тоже наделала вдоволь ошибок.
О невозможности воссоединения Чечни и Ингушетии не раз высказывался Президент Ингушетии и сам профессиональный историк, генерал-лейтенант ФСБ Мурат Зязиков, позиция которого совпадает с мнением народа Ингушетии. К сожалению, после ухода М. Зязикова с поста главы Республики, объединительная тенденция по воссозданию новой стреляющей Чечено-Ингушской Республики может усилиться. Будем надеяться, что если в РИ в перспективе произойдет смена президента, то преемником станет разумный человек, и позиция М. Зязикова сохранится.
Открыто провозглашенная концепция идеологов Д. Дудаева, что Чечня должна стать гегемоном народов Северного Кавказа, оказалась мертворожденной. И, тем не менее, попытки реанимировать эту концепцию еще имеют место, хотя сама эта идея и абсурдна, и не реальна, ибо народы Кавказа сами этого не позволят. Гегемоном Кавказа сегодня, несомненно, остается Россия, вышедшая на международный геополитический уровень. С этой реальностью вынуждено считаться и мировое сообщество.
Воссоздание нового укрупненного субъекта Чечни и Ингушетии - опасный шаг для Кремля и для российской геополитики на Кавказском направлении и абсолютно не приемлемо для Ингушетии в силу изложенных обстоятельств.
Пожалуй, здесь более предпочтительный вариант - это образование Осетино-Ингушской АССР, и вот почему.
Со дня восстановления Чечено-Ингушской АССР в 1957 г. ингуши не переставали ставить перед Кремлем вопрос о возвращении им незаконно отторгнутых у них в пользу Северной Осетии Пригородного и части Малгобекского районов.
В 1972 году они самым серьезным образом поставили этот вопрос перед руководством ЦК КПСС, СССР и РСФСР в знаменитом письме «О судьбе ингушского народа» и необходимости восстановления территориальной целостности в любой приемлемой форме государственного образования в составе РСФСР.
Раскрывая полностью механизм возникновения Ингушского вопроса, ингуши писали в этом обращении: «Мы согласны на любые возможные варианты решения Ингушского вопроса, которые дадут возможность восстановить территориальную целостность и национальную государственность Ингушетии».
Одним из вариантов решения Ингушского вопроса было образование нового субъекта Осетино-Ингушской АССР. ЦК КПСС предложение ингушей отвергло.
В сложившейся в осетино-ингушских отношениях неординарной ситуации, пожалуй, наиболее оптимальным вариантом по выходу из кризиса, может стать объединение Северной Осетии и Ингушетии в один субъект, что дает ряд преимуществ, а именно:
1. Автоматически снимаются, искусственно, в политических целях, созданная местными элитами проблема вынужденных переселенцев - ингушей из г. Владикавказа, Пригородного и части Малгобекского районов, куда беспрепятственно могут вернуться ингуши уже в свою новую республику.
2. Восстановление разрушенных сел и домов ингушей из РСО-А пойдет более интенсивно и с меньшими затратами.
3. Резко сократится управленческий аппарат.
4. Коррупция чиновников уменьшится на порядок, что с радостью будет воспринято и в Ингушетии, и в Северной Осетии. Это вполне устроит и Центр.
5. Сопротивление террористическому насилию будет активнее поддерживаться гражданами и Ингушетии, и Северной Осетии, ибо народы нового субъекта - ингуши и осетины, несмотря на систематические, искусственно создававшиеся препятствия, традиционно придерживались пророссийской ориентации: добровольно ингуши, как отмечалось, в 1770, осетины в 1774 годы вошли в состав Российской империи.
6. В случае, если один из субъектов РИ и РСО-А на референдуме по объединению в Осетино-Ингушскую республику скажет «НЕТ», вопрос должен быть незамедлительно решен в полном соответствии с действующими законами Российской Федерации «О реабилитации репрессирован¬ных народов» от 26 апреля 1991 г. и «Об образовании Ингушской Республики в составе РФ» от 4 июня 1992 г., с соблюдением норм международного права, конституций СССР, РСФСР, РФ, ЧИАССР и СОАССР, начиная с 23 февраля 1944 года и кончая законами РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» и «Об образовании Ингушской Республики».
Россия сегодня не может больше оставаться заложницей конфронтационных обстоятельств в угоду сталинистам наших дней и несостоявшихся гегемонов Кавказского направления. Все связанное с репрессиями на территории России должно уйти в историю, если мы хотим двигаться к цивилизованным формам строительства демократической России. Это также единственный путь к стабильному Кавказу.
-
-