Страница 1 из 6 123 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 51

Тема: СБОРНИК СВЕДЕНИЙ О ИНГУШАХ

  1. #1
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).

    СБОРНИК СВЕДЕНИЙ О ИНГУШАХ

    Л. Фрейдлин

    ЛИНИЯ ЖИЗНИ
    Эта дружеская компания сложилась еще в молодости: кинодокументалисты, театроведы, литераторы, врачи. Все обожали театр. В 50-е-60-е годы спектакель давали в три четыре действия, и заканчивался он ближе к полуночи. После премьеры шли пешком к Браиловским. Дом их был хлебосольным. Жена и теща Леонида Григорьевича привычно жарили и шкварили на всю ватагу. По выходным пекли три непременных пирога: с мясом, капустой и сладкий.
    Рассаживались за столом, и тут звонил кто-нибудь из акте¬ров поговорить о премьере. Кончалось все яростным спором. На том конце провода не соглашались, горячились, бросали трубку. Не успевала она остыть, как снова звонили - доругиваться.
    Все это я знаю по рассказам. Мы же познакомились в 70-е. Театральный критик Браиловский приносил к нам в газету рецензии. Держался он с подчеркнутым достоинством, несколько холодновато, как звезда медицины. Соблюдал дистанцию с собеседником. Одет был с иголочки, носил редкий в те времена щегольский зонт на длинной ручке, бросалось в глаза широкое кольцо.
    Была во всем его облике вальяжность и даже некоторая барственность. Чем чаще заходил Леонид Григорьевич в редакцию, тем вернее рассыпалось это впечатление. При ближайшем рассмотрении он оказался совсем другим: контактным, доброжелательным, словоохотливым. Я знала, что он преподает историю и теорию театра в Ростовском училище искусств, на нескольких факультетах университета, возглавляет секцию критики ВТО, устраивает творческие вечера актеров, сотрудничает со многими изданиями. А вел себя так, словно это не труд, а увлекательное времяпровождение, сплошное удовольствие. Сидя в редакции никогда не спешил, не поглядывал на часы, не подчеркивал своей занятости. Напротив-любил обстоятельно поговорить. Веско, с повторами и вариациями (педагогическая привычка). Слово подкреплял характерным жестом: приподнимал руку, округляя пальцы, точно держал пиалу. На знаменгитых "капустниках" в Доме актера цепкие артисты смешно пародировали и эту манеру, и голос критика, и его повадку. Ни один вечер не обходился без куплета в адрес Леонида Григорьевича. С комическим надрывом пели артисты про то, что как ни играй, как ни старайся, все равно "критик Браиловский саданет под сердце финский нож". А он сидел в центре немыслимо переполненного зала и довольно похохатывал: ценил остроумие и был слишком умен, чтобы обижаться. Случалось, по-детски восторженно спрашивал: "Вы видели, как меня Гриша показывает? Невероятно смешно!" Речь шла об актере Григории Яковлевиче Марковиче, который, действительно, пародировал друга очень похоже, ядовито, для убедительности приклеив кустистые брови - суровую деталь браиловской внешности.
    Леонид Григорьевич в эти минуты излучал добродушие. И вообще от него веяло несомненным благополучием. Никаких проблем, никакой головной боли - казалось, все его поведение подчеркивает это. Никто и догадаться не мог, как трагична была его жизнь.
    В прежние годы ВТО владело микроавтобусом, который возил нас на спектакли в Таганрог, Новочеркасск и Шахты (были такие благословенные времена!). Дорога и темнота обратного пути располагали к доверительным разговорам. Тут я слышала поразительные истории.
    Леонида Григорьевича призвали в армию с последнего курса истфака пединститута. Обучили в артиллерийском училище и - на фронт. Изюм-Барвенковское направление стало первым кошмаром. Изнурительные бои, бессонные ночи, про¬визия на исходе. Окружение. Офицеры спорили, как выходить: лощиной или по открытой местности. Верхом пошло только отделение лейтенанта Браиловского-он был уверен, что немцы не станут поджидать их на незащищенной дороге. Так и вышло. Пробиваясь из круга, они видели, как внизу страшно по¬гибали их товарищи. И собственная удача еще висела на волоске. Солдаты оглаживали коней, и те, казалось, все понимали:
    тащили артиллерийские орудия изо всех сил и не издали ни звука. Уже в безопасном месте, пересчитав последние запасы мазей и бинтов, решили истратить их на лошадей, в кровь разбивших бока и спины. Леонид Григорьевич говорил, что никогда не забудет, как смотрели лошади в глаза людям, терпели боль и стояли смирно.
    То там, то тут натыкаясь на немцев, отделение прорывалось к своим. Леонида Григорьевича контузило. "Меня спасли мои старики", - вспоминал он. "Старикам" было около сорока, чуть больше сорока. Они возили его, полуживого, на пушечном лафете больше десяти дней, поили травяными отварами. Первое, что он услышал, едва очнулся - разрывы гранат, немецкую речь. Плен.
    Этот кошмар казался ему последним. Без долгих слов по¬вели всех на расстрел. У ямы автоматчики подтолкнули Браи-ловского, и он, озлившись, локтем двинул своего палача. Сам прыгнул в яму, выстрел догонял его. Это, видимо и спасло. Со сквозным ранением в спине Леонид Григорьевич выбрался из трупной ямы с наступлением темноты. Доковылял до ближайшего дома. У женщины, открывшей ему, было спокойное лицо, почти равнодушное. Он подумал, что люди, живущие посреди войны, ко всему привыкли. Вместе с дочкой-подростком они обработали рану, перевязали, нашли кое-какую одежду. Даже чуть поулыбались, глядя, как смешно торчат брючины выше щиколоток рослого Браиловского. Накормили кукурузной за-тирухой - ходовой и почти единственной едой оккупационного времени. Прятать же надолго опасались. Переночевал здесь Леонид Григорьевич, и начались новые скитания. До нового плена.
    И сразу же - кошмар немецкого концлагеря. Здесь донесли на него: мол, еврей не имеет права жить за колючей проволо¬кой. Истребовал Леонида Григорьевича комендант лагеря, но пленный отрекся: "Я ингуш". Позвали ингуша. "Поговори, - приказывают . - Кто такой?" Леонид Григорьевич со школьных лет бредил сценой, играл в знаменитом любительском театре Дома учителя, но подобная роль и в страшном сне не снилась. Вот такие "предлагаемые обстоятельства". Ингуш - здоровый, жилистый, как и Браиловский; смотрит диковато, неприязнен¬но. Кажется , надеяться не на что, но и терять нечего. Заговорил Леонид Григорьевич - кто б ему самому сказал, на каком языке. Ингуш замер, и вдруг лицо его преобразилось улыбкой. Поток слов, короткий ответ, и снова водопад возгласов, похлопывание по плечу. Голос, мимика, жесты-все выражало неподдельный восторг. "Из соседнего села", - заключил он по-русски - для переводчика. Эта была лучшая театральная сцена, в которой когда-либо участвовал Браиловский. В награду он получил на короткое время должность переводчика в лазарете...

    (Фрейдлин Людмила. Линия жизни. ЛГ-Юг России.
    11(41) 8 июня 2000г.)
    Б.ГАЗИКОВ "СБОРНИК СВЕДЕНИЙ ОБ ИНГУШАХ" НАЗРАНЬ 2010Г

  2. 5 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (10.03.2013),soud-tarshe (07.02.2014),Steel (09.03.2013),Адам (09.03.2013),Магомедовна (07.03.2013)

  3. #2
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Мурат Картоев

    Ты похож на ингуша

    Эти пятиэтажки в Грозном по улице Спартака российская артиллерия подожгла в самом начале прошлой чеченской кампании, а полностью раз*рушила в конце прошлого года. В этих четырех домах, построенных еще в дохрущевские времена по типу "один двор", жили люди разных нацио*нальностей, вероисповеданий, взглядов. Здесь всегда бурлила жизнь. На скамейках сидели все*знающие и всевидящие бабки, мужики играли в шахматы и нарды, молодежь возилась с техникой, шумели дети, собирали "бычки" и бутылки алка*ши. Тогда никому и в голову не приходила мысль, что в начале третьего тысячелетия все это превра*тится в руины, погибнут десятки и сотни людей, а на месте соседней железнодорожной школы оста*нутся одни воронки и строительный мусор.
    Именно здесь я познакомился с угрюмым и беспощадным мужиком со странной фамилией Мавродис. Жил он в доме напротив, страстно лю*бил играть в нарды и был ужасно груб с соперни*ками. За это ему попадало от некоторых соседей, а вот другие предпочитали молчать. Дядя Миша не был подарком.
    Некоторые вообще отказывались с ним играть, и он часто оставался без соперников. Однажды был именно такой случай и Мавродис вызвался научить меня премудростям нард. Я же любил по*наблюдать за другими, а сам в баталии никогда не вступал. Он шутя проиграл мне первый раз. Затем проиграл без большого удовольствия. Поняв, что играть я умею прилично, он ужасно разозлился и бросился в бой. Но еще и еще раз проиграл. Сос*тояние его было настолько отвратительным, что он впервые на моей памяти отказался играть и по*брел домой. Вслед раздался одобрительный гул.
    Это остановило Мавродиса, и он вернулся к нашему столику.
    — Вас, ингушей, я уважаю, — сказал он. — И для этого есть причина.
    И он рассказал историю, которая произошла с ним в конце тысяча девятьсот сорок пятого года, когда Мавродис вернулся с войны.
    - Я был молод, задирист, — рассказывал он. — Добавьте к этому мое желание выделиться досто*инством и отвагой. Кому-то, видимо, не понрави*лась моя нарывистость, мои суждения. И случи*лось то, что обычно в те годы случалось со многи*ми: на меня донесли в органы. И меня вызвали к офицеру Капустину, о жестокости которого в Грозном шли легенды.
    —Ты кто? — спросил он меня в упор. — Знаю*щие люди говорят, что ты ингуш, а маскируешься под прибалта.
    —Да нет, — говорю, — я и не ингуш, и не при*балт. Мои предки были греками.
    —Греками, говоришь? — Капустин строго по*смотрел на меня. — А почему ты не в Греции? Там, говорят, все есть.
    —Греков в России много, — говорю ему. — Их и в Москве достаточно, и на фронте я их встречал.
    —Знаю, знаю, что вы герои, — сказал Капус*тин, - но донос надо проверить. Бдительность нужна — кругом враги.
    —А я на доносы плюю, — говорю я ему. — На войне таких расстреливали. Давить доносчиков надо.
    —Что? — взревел Капустин. — Ты собираешься давить наших сотрудников? Да ты хуже чеченца и ингуша.
    Он резко схватил большую связку ключей, ле*жавших на столе. Я на них обратил внимание еще в самом начале нашего разговора. Капустин в бе*шенстве ударил меня в лицо кулаком, держа связ*ку ключей в вытянутой руке. Господи, что со мной было! Ключи поранили почти все мое лицо. Всюду была кровь. Я совершенно ничего не видел и мне показалось, что у меня вытекли оба глаза. Боль была неимоверной.
    Изверга я уже не видел. Какие-то люди пота*щили меня в коридор, затем в какое-то здание и заперли в небольшой комнатушке. Там я пробыл четыре дня и четыре ночи без воды и пищи. За это время некоторые раны на моем лице начали зажи*вать, другие затянуло пленкой, глаза стали видеть.
    Выпустил меня рыженький милиционер, пред*варительно прочитав инструкцию и намекнув на возможные последствия за лишние разговоры. Для пущей убедительности он дважды несильно ударил меня в живот нижней частью стопы. И я молчал. Под фашистскими пулями ходить при*вык, Берлин брал, а здесь испытал страх. И все во мне жила мысль: что было бы со мной, если бы на самом деле я был ингушом?

  4. 5 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (10.03.2013),Steel (09.03.2013),Адам (09.03.2013),Магомедовна (09.03.2013),Фатима (09.03.2013)

  5. #3
    admin Аватар для dt52
    Регистрация
    27.05.2005
    Сообщений
    17,819
    Поблагодарил(а)
    674
    Получено благодарностей: 383 (сообщений: 282).
    Эжи баркал. Всегда у тебя такие статьи, которые не встречал прежде.
    Contra factum non est argumentum

  6. 2 пользователей сказали cпасибо dt52 за это полезное сообщение:

    Steel (10.03.2013),Магомедовна (10.03.2013)

  7. #4
    Осваиваюсь
    Регистрация
    14.02.2013
    Сообщений
    244
    Поблагодарил(а)
    28
    Получено благодарностей: 115 (сообщений: 71).
    Вспомнил из своей жизни как я услышал мнение о ингушах со стороны,интересно оно было тем,что высказывалось не мне ,а в разговоре между собой русскими и другими нац-тями.Было это в Нижневартовске где то в конце 80х,сидел я в очереди на переговорном пункте,была большая очередь и там толпа азербаджанцев шумно себя вела,когда они вышли все стали обсуждать их,а потом перешли на другие нации и одна женщина пожилая стала рассказывать о хамстве чеченцев))она по её рассказу ,жила раньше в Грозном ,она хаила их,потом добавляет-"правда ингуши совсем не такие,очень отличаются от них,воспитанные,граммотные " и несколько человек из очереди её подержали)))Я правда из вайнахской солидарности её спросил-"это всё что вы запомнили о жизни в Грозном?")))наверно она меня приняла за чеченца и смутилась,очереди не досидела ушла))В армии тоже помню привезли нас после карантина в часть,мы "духи"))наши военные билеты занесли в штаб и мы стоим ждём когда нас вызовут,мы это я,узбек,туркмен,армянин.В этой части не было ни одного вайнаха я уже знал об этом,короче в штабе этом "старики" сидели и пока офицера не было рассматривали наши документы и коментировали ,слышно было за дверью как они коментируют их-взрыв хохота на документы узбека с матом и прибаутками также с армянином и туркменом,признаюсь я напряжён был ожидая когда они выскажутся по мне ожидал и готов был с первых дней вдалбливать к себе уважение))но не пришлось -в гробовом молчании была прочитана моя фамилия и национальность)))просто тишина полная))))))Потом я узнал,что год назад(!) в этой части служил ингуш Ужахов))воспоминания о нём у них дрожь вызывали)))))))))

    Ещё был случай в Грозном-был у нас на работе один клиент - старик чеченец,обычный старик не скандалист не подхалим,ветеран войны,труда ,было ему за 80 ,то что он не подхалим я понял когда он прийдя к нам закрыть счёт(он уезжал в Казахстан к сыну жить)зашёл ко мне попрощаться ))он мне рассказывал ,как он присутствовал на собрании или съезде когда тожественно объеденяли Чечено -Ингушетию,как он говорил он тогда впервые увидел и услышал ингушей,он говорил,что слышал о них но никогда воочую не видел,он рассказывал ,что вошли красивые люди,что говорили на понятном языке))вообще говорит у меня 5 дочерей и мне не повезло,что зятя ингуша нет)))когда он сидел у меня ко мне зашёл мой коллега чеченец ,старик стал прощаться,мы обнялись, вошедший коллега чеченец тоже его обнял тогда старик у меня спрашивает показывая на него-"И ву г1алг1а? "я говорю -вац из ценн нохчо ва))он вздохнул и произнёс-"а омдя херду цун эздел"))))))))))))))

  8. 5 пользователей сказали cпасибо Бруно за это полезное сообщение:

    06rus (10.03.2013),dt52 (04.05.2013),soud-tarshe (07.02.2014),Steel (10.03.2013),Магомедовна (10.03.2013)

  9. #5
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    ]СОВРЕМЕННЫЙ ЛАНДСКНЕХТ

    Несомненно, душа какого - то легендарного конквистадора воплотилась в этого смуглого юношу, моего соседа по боль*ничной койке, на которой я сейчас валяюсь, обезвоженный по*сле сыпняка.
    Сосед, сразу привлек мое внимание своими удивительны*ми филологическими познаниями: читает греческие книжки, бегло говорит по ингушски, удовлетворительно изъясняется на русском диалекте...
    Кто - ж вы такой? - спросил я. В ответ я услышал следую*щую историю.
    Мой отец - ингуш, отправленный 12 лет от роду для полу*чения образования в Турцию. Оттуда он пробрался в Албанию, и здесь, от брака его с гречанкой, в г. Янине родился я.
    По окончании в этом городе в 1914 кадетского корпуса, я поступил подпоручиком в турецкую армию и в составе 36-й албанской дивизии пошел на Дарданелы.
    - Ну и что же?

    - Два раза хватили, отвечал собеседник, здорово действо*вали англичане: кто остался жив из наших, все переранены...
    Отбив англичан пошли на Багдадское направление, прибы*ли в Адену. От командира нашего полка вышел приказ: перере*зать всех тамошних армян мужского пола за содействие англи*чанам.
    - Как, и детей?- спросил я.

    - Всех, был краткий ответ: только баб оставить...

    К чести моего собеседника, тот отказался резать армянских младенцев и в наказание был отправлен на кавказский фронт.
    Множество удивительных приключений сопровождало его службу в этот период, но потом ему захотелось отдохнуть и он со своей командой добровольно перебежал и сдался в плен ко*мандиру 22-го кавказского полка, греку по национальности. За освобождение из плена нашего врача и двух сестер милосер*дия, моему герою была предоставлена полная свобода и он от*правился в Тифлис.
    - Погулял я там месяца два, продолжал он свою одиссею, надоело, записался в татарский полк дикой дивизии и пошел бить австрийцев.
    - Позвольте, да ведь Австрия-то в союзе с Турцией?

    - А что такое? наивно удивился сосед: все одно, лишь бы война... Где бы не драться!
    Три раза хватило его на этом фронте. За убийство в ссоре товарища его разжаловали, но за подвиги наградили всеми че*тырьмя "Георгиями".
    - Пошли потом с Корниловым на Петроград, но жаль, что не подрались.
    Одиссея сильно осложняется при возвращении эшелонов на родину.
    Бывший турецкий подпоручик ходил в наступление с ин*гушами на Владикавказ, сидел у большевиков за контр - рево*люцию и т.д. В красную армию его все-таки мобилизовали, служил по охране города.
    При приближении добровольцев к Владикавказу мой кон*квистадор пытался перебежать к ним, но не особенно удачно, едва не попал под расстрел, и прибежал обратно в город, бредя от Колонки по пояс в ледяной воде Терека.
    - Зачем же в воде? -Лучше как сунулся в реку, так лучше и не вылезать, а то бы замерз...
    Прибежал в город с лицом "чугунного цвета", не узнала даже собственная жена. Потом оправился. В суматохе отступ*ления большевиков "ходил" против кого-то "в наступление" на пространстве от Ларса до Зильги. Затем поступил в Добрармию, где опять его "хватило" и сейчас он лечится от ран.
    - Плохо будет, если война скоро кончится, сказал он в за*ключение, с кем же тогда драться?
    Я подал ему мысль возвратиться тогда на родину: У вас чай там всегда потасовка?
    -Да, сказал он с сознанием собственного достоинства: у нас всегда партизанская война, чуть что, сейчас друг друга режем. Никого не признаем, и принца Вида в одночасье выгнали...
    Верно поеду туда. И огорчение его как рукой сняло.

    История этого современного ландскнехта, в теле которого сидят пули чуть ли не всех европейских образцов, навела меня на некоторые размышления. Различных мнений можно быть относительно характера деятельности моего соседа по боль*ничной койке "меняющего фронты" как перчатки: лишь бы подраться! Но сравните его орлиную жаждущую военных под*вигов душу - с курячьей, трусливой душой наших героев тыла, им же имя - легион.
    Кому из них отдать предпочтение?

    Я.

    {Кавказская газета. 1920г. 8 (88), 11 января, с.2.)(Б.Газиков Сборник сведений о ингушах Назрань 2010г)

  10. 5 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (04.05.2013),soud-tarshe (07.02.2014),Steel (10.03.2013),Магомедовна (10.03.2013),Фатима (11.03.2013)

  11. #6
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    МУРАТ КАРТОЕВ
    ВЕНДЕТТА
    Рассказ

    Калмык Хабибулла гостил в одном горном ауле у ингуша Ибрагима. Ему очень хотелось понять характер народа, для которого жизнь до¬роже всего, но честь превыше жизни. Такую оценку когда-то он слышал из уст своего отца Кайсара.
    — Хочу спросить тебя, Ибрагим, — сказал Ха¬бибулла, — как ты понимаешь слово честь?
    — Кто тебе сказал, что честь — это слово?! — воскликнул Ибрагим. — Честь — это гора, с вер¬шины которой можно увидеть весь мир. Расска¬зать тебе историю...
    Ибрагим не стал ждать согласия Хабибуллы и неторопливо принялся за дело.
    — Однажды три брата, старшему из которых, Мати, было шестнадцать лет, отправились вме¬сте с матерью в лес собирать кизил. И случилось так, что сыновья пошли искать хорошее дерево, а женщина на время осталась одна.
    В это время рядом проезжал Саади, житель соседнего аула. Он увидел женщину, одинокую и беззащитную, и в голову ему полезли всякие нехорошие мысли. Саади быстро слез с коня и приблизился к женщине.
    — Ты мне нужна, — сказал он, — и даже если весь мир разрушится, ты будешь моей.
    — Гори ты синим пламенем, — возразила женщина. — Кто тебе сказал, что под каждым женским платьем скрывается потаскуха?
    Она отчаянно сопротивлялась, но женщина слаба. А когда поняла, что над ее честью навис¬ла опасность, начала звать сыновей. Те появи¬лись как из-под земли. Младший ударом кулака пригвоздил негодяя к дереву, средний схватил с земли корягу и съездил ею по голове насильни¬ка, а старший, Мати, ударом кинжала рассек ему правое плечо и разрубил сердце злодея на две части.
    — Что будем делать? — спросила мать сыно¬вей. — Если мы оставим труп здесь, звери и пти¬цы будут глумиться над ним.
    — Мы вынесем труп на дорогу и положим у обочины, — сказал младший.
    — Дождемся темноты, а потом доставим труп на окраину аула. Там его подберут люди, — ска¬зал средний.
    — Нет, — сказал старший. — Это он живым был плохим человеком. А мертвым он находит¬ся во власти Аллаха. Мы доставим его родствен¬никам, а там, что будет, то и будет.
    Принесли братья труп в аул, и положили его у порога башни, где он жил до того, пока не ре¬шил отнять честь у чужой женщины.
    Собрались родственники и родные убитого. Они молча выслушали рассказ трех братьев.
    — Лучше бы наша мать не рожала его, — ска¬зали братья убитого, Аслан и Беслан. — Но он лежал в том же чреве, что и мы. Наша честь по¬срамлена, и наша кровь бунтует.
    — Что нам делать? — обратились они к жите¬лям аула.
    — Братья поступили правильно, — сказали старейшины аула, — они спасли свою честь и честь своей матери. Но они убили человека и за¬служивают мести. Иначе честь вашего дома бу¬дет посрамлена.
    — Хорошо, — сказали Аслан и Беслан. — Они могут идти. После похорон мы начнем охоту.
    Спустя месяц после этого, во дворе башни, где жила женщина с сыновьями, явился сосед Эши. Он был стар и с трудом передвигал ноги.
    — Мати, — сказал он старшему из братьев, — твой кинжал сберег честь женщины. Окажи мне, старику, услугу — побрей мою седую голову этим достойным клинком.
    Мати развел мыло, аккуратно намазал им го¬лову Эши и приступил к работе.
    В это время младший брат заметил у забора человека с ружьем в руках, который целился в Мати.
    — Мати, берегись! — воскликнул младший брат. — С той стороны, где родник, у забора сто¬ит наш враг и целится в тебя из ружья.
    Но Мати продолжал работу, словно не слыша слов младшего брата. Только переместился не¬много в сторону и закрыл собой старика. Эши понял, в чем дело и сделал попытку встать. Но Мати не позволил ему сделать это.
    — Воти, — сказал он решительно и строго, — если ты подымешь голову еще на ширину паль¬ца, я перережу тебе горло.
    Выстрел не прозвучал.
    Закончив дело, Мати принес в кумгане воду и предложил старику помыть голову.
    — Нет, — сказал старик, — для этого у меня нет времени.
    Он взял сухое полотенце, занес его за голову, взявшись двумя руками за концы, и вытер ос¬тавшуюся пену. Затем поблагодарил и быстро ушел.
    Через час вместе с двумя своими ровесника¬ми он был у порога башни, где жили братья уби¬того.
    — Отныне, — сказал он, - кровь вашего чело-


    века на мне. Вы можете убить меня и это будет местью. Но помните, если вы тронете мальчи¬ков, я не умру, пока не уничтожу ваш род. А еще лучше будет, если вы простите кровь. Кровь ва¬шего брата ничего не стоит. Он был псом и умер как пес. И пусть он оттуда не вернется, даже ес¬ли все мертвые встанут из могил.
    — Я мог, Эши, убить своего врага до этих тво¬их угроз, — сказал Аслан, — но рука не послуша¬лась меня. Я посоветовался с Бесланом, и мы решили заключить перемирие. Пусть Мати явится к нам.
    Мати приехал на черном скакуне, в черном бешмете и в черной папахе. И первым его уви¬дела мать убитого им человека. Мати опустил голову.
    — Подыми голову, сын, — сказала женщина. — Ты защитил честь матери, а моего сына уберег от великого позора. Как бы жила я на этом све¬те с таким пятном на совести?
    Она расстегнула две верхние пуговицы своего платья и обнажила грудь.
    Мати прикоснулся к ней своими губами.
    — Теперь у меня снова три сына, — сказала женщина. — В этой истории только ты оказался в выигрыше. У тебя теперь две матери, у каждой из которых своя честь...
    — И на этом состоялось перемирие, — закон¬чил свой рассказ Ибрагим. — Хорошо, что горя¬чих голов здесь не оказалось. Что было бы тог¬да?
    — Да, да, — воскликнул Хабибулла, — при всех достоинствах у вас, у ингушей, есть недос¬татки.
    — Конечно, - согласился Ибрагим, — меха¬низм наш безупречным не назовешь. Какая-то гайка осталась недокрученной. Только вот какая она из многих, сказать не могу.
    И друзья рассмеялись.

  12. 4 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (04.05.2013),soud-tarshe (07.02.2014),Steel (12.03.2013),Магомедовна (12.03.2013)

  13. #7
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    ИНГУШСКИЙ БЕДУИН

    Человек, о котором пойдет речь, ныне живет и здравствует. Однако называть его фамилию и имя не хочется, так как судьба его сложилась довольно странно. Одно можно все-таки прояснить: Ахмедхан (так назовем его) живет в одном из сел, лежащих в западной части Алханчуртской долины.
    Жизнь Ахмедхана сложилась чем-то вроде земных пластов. Ему было четыре года, когда его депортировали, и семнадцать лет, когда без отца и многих близких людей он вернулся на Кавказ, в родные места. В нем жил дух казахстанских степей, нравы иных племен и народов. Как бы Ахмедхан не старался, из прошлого кавказской жизни вспомнить хоть что-нибудь никак не мог. Жизнь ссыльного ребенка была настолько трудной и невыносимой, что картины прошлого размылись в его памяти.
    А Казахстан ему запомнился как место, где здоровые мужики дубасили друг друга только потому, что не смогли поделить рыбью голову. Чужая земля сделала его неуправляемым, дерзким и странным человеком.
    Свое восемнадцатилетие он встретил уже на Кавказе, в кругу таких же буйствующих подростков. Новая жизнь внесла свои поправки в, казалось бы, сложившийся характер. Здесь не было ни целинников, ни уркаганов, ни казахов. Появились условности, которые сдерживали дурные порывы. Замкнутое узкое пространство диктовало свои законы. Надо было сдерживаться, оглядываться и еще думать. Уйти от внимания окружающих практически было невозможно. Годы безделья шли медленно и ничем не запоминались. В конце концов Ахмедхан решил уединиться. Он бродил по окрестным лесам и редко приходил в село. Отшельничество привело его к мысли заняться скотоводством. Все началось с трех телят, которых Ахмедхану подарили его родственники по материнской линии. Не заставили себя ждать двоюродные братья отца, соседи. Осень Ахмедхан встретил владельцем десяти голов скота. Телят он загнал подальше в лес, построил там что-то вроде фермы, заготовил сено и приготовился пережить зиму. К счастью, в этот год не случилось больших холодов. Животным хватало даже подножного корма. За пять лет такого скитания Ахмедхан стал настоящим фермером. Правда, тогда это слово считалось заморским и плохо воспринималось на слух. Сам себя он называл не иначе как ингушским бедуином. Ему очень нравилось это выражение.
    За годы скитаний по лесам Ахмедхан научился многому. Он овладел специальностями гуртоправа, дояра, сыродела, мясника. Ему стали понятны многие тайны леса. Кроме обычных трав, Ахмедхан научил своих быков, коров и телят есть различные цветы, ягоды, плоды, листву и кору деревьев. Даже черемшу они поедали с большим аппетитом.
    Необычным было молоко коров, которые употребляли в пищу только дары природы. Причем, самые экзотические ее виды. Ахмедхан заметил, что употребление хотя бы одной-двух кружек этого молока быстро снимало любую хворь. У него никогда не бывало кашля, хотя раньше он болел воспалением верхних дыхательных путей, нормализовалась работа желудка. Ахмедхан стал забывать, где у него находится сердце, печень, поясница, вечный покой воцарился в голове. Он мог целый день находиться на ногах, а вечером даже не чувствовал усталости. В нем проснулась бешеная страсть к физическому труду, ходьбе и бегу. Ахмедхан слился с природой, стал ее частью и перестал жаловаться на прошлое. Это был зов крови. Отец рассказывал, что какой-то их предок был также бедуином. Всю свою жизнь он ходил по горам, переходя из одного ущелья в другое. Причем, не его предок вел стадо, а он шел за ним. О жизни этого человека горцы сложили легенды, которые дошли до наших дней.
    Возможно и сейчас Ахмедхан ходил бы по лесам со своими животными, получал бы целебное молоко коров и лечил бы людей от хвори. В последние годы брежневского правления его стадо насчитывало более шестидесяти голов скота. Люди называли его богачом, врачевателем и бедуином.
    Грянула перестройка, которую многие восприняли как вседозволенность. Жить в лесу стало опасно, и Ахмедхан погнал свое стадо поближе к селу. Не прошло и недели, как куда-то исчезли два бычка. Вслед за ними пропала и молодая корова, оставив маленького теленка. Поиски скота ничего не дали. Но самое большое горе пришло к Ахмедхану хмурым сентябрьским утром 1989 года: ночью скотокрады подобрались к его стаду и угнали шестнадцать голов скота. Это был удар, который он перенес только потому, что жизнь научила его сдерживать удары судьбы. Ахмедхан понял: уведут и остальных животных. Надо было что-то предпринимать. Решение далось трудно. Он продал и раздал остальных быков, коров и телят и перестал называть себя бедуином.
    Теперь он живет на краю села, тоскует по прежней жизни и жалуется на свою судьбу. У него отняли детство, лишили молодости и уготовили ему трудную и беспросветную старость. Он бедуин, но уже без стада.
    Мурат Картоев.

  14. 3 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (04.05.2013),soud-tarshe (07.02.2014),Магомедовна (20.03.2013)

  15. #8
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    ЛАГЕРНЫЕ НАЧАЛЬНИКИ. В начале этой главы я уже сказала несколько слов об общих установках лагерной жизни в 1937-1938 годах, и о моем первом столкновении с начальником Котласского пересыльно*го пункта Мельниковым.
    Уплывая вверх по Вычегде в середине лета 1938 года, мы освободились от власти этого мелкого сатрапа и попали в Пезмоге под мягкую руку начальника Ромашвили. Последний управлял недолго, но оставил хорошую память. Когда одна из наших женщин была направлена зачем-то на квартиру началь*ника, хозяйка дома была к ней очень приветлива, напоила кофе - только попросила не очень об этом рассказывать.
    После Ромашвили появился начальник Кантемиров, моло*дой, красивый северокавказец. Обладая кукольным неподвиж*ным лицом, он, как автомат, проходил по «вверенному ему участку» и на заключенных смотрел так, как будто вместо них было пустое место. Кантемиров был очень ограничен в мыш*лении и предпочитал молчать, чтобы как-нибудь не уронить своего достоинства. Только один раз он вышел из состояния мумификации. Это было в то утро, когда выведенный им из равновесия з/к врач Ширяев закричал на весь лагпункт: «Вы надо мной теперь издеваетесь, а я был, есть и буду врачом. Вы же, если вас отсюда уберут, пойдете подметать улицу». За удо*вольствие это сказать Ширяев заплатил карцером, от общих работ его спасло отсутствие обеих стоп - он ходил на протезах.
    При Кантемирове, в продолжение нескольких лет, суд и расправу вершили комендант Нарсесьян и его помощник Кабакьян. Первый был тупой, самодовольный, но, к счастью, ма*лоактивный человек. Зато Кабакьян, бывший участник бандит*ской шайки, сверкая красивыми черными глазами и ослепи*тельным оскалом зубов, поспевал всюду. Минутами он бывал беззаботен, весел и даже симпатичен, и тут же, с простодушием дикаря, мог совершать самые отвратительные поступки. В один прекрасный день в больницу был доставлен человек преклонного возраста, которого Кабакьян подвесил к верхним нарам за ноги, головой вниз, за то, что тот отказался отдать ему полу*ченные из дому деньги. Доктор Сахаров поднял дело, и царст*вованию Нарсесьяна и Кабакьяна был положен конец. На их пост был, невзирая на его 58-ю статью, назначен ингуш Тунгуев, и годы, прошедшие с тех пор, как я покинула лагерь, не ос*лабили воспоминания об этом прекрасном коменданте. Всегда спокойный, выдержанный, он выполнял свои обязанности с большим тактом. Когда из женского барака, заселенного мо*нашками, в канун праздников раздавалось слишком громкое церковное пение, на пороге появлялась высокая фигура Тунгуева, который тихо просил женщин «не забывать, где они на*ходятся», и удалялся. Характерно, что порядка при Тунгуеве стало больше, чем было до него...

    (Аксакова Т.А. Семейная хроника в 2-х книгах.

    Париж. 1988.)

  16. 3 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (04.05.2013),soud-tarshe (07.02.2014),Магомедовна (20.03.2013)

  17. #9
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Об уничтожении шайки Тате Джиошвили ходит масса раз*нообразных повествований, большая часть которых имеет мало схожего с действительностью. Ввиду этого считаю небезынте*ресным для наших читателей сообщить обстоятельства этого подвига земской стражи в настоящем виде. Для поимки раз*бойников были командированы совместно дистанционные на*чальники земской стражи: тифлисской - г. Джамбулатов и душетской - г. Пагава, при них состояли урядники: тифлисский -Падо Арболишвили и караязский - Цаур-бек и один всадник. В продолжении двух недель преследования не имели успеха и им ни разу не пришлось застукать где-либо Тате с его сообщника*ми. Продолжая поиски, 16 июля, утром, преследователи непо*далеку от м. Цхинвал, после большого перехода, остановились на отдых, но не успели они спешиться, как показался верховой скакавший к ним во весь опор. Это был крестьянин-грузин из соседнего селения. Не доскакав еще до них он кричал: «спаси*те, спасите, разбойники здесь». Преследователи тотчас же вскочили на коней и поскакали по указанному направлению. Расстояние оказалось не близкое: скакали около 20 верст, пока вконец не утомили бывших с раннего утра в гонке лошадей. Находившийся с ними всадник был ранее возвращен обратно за забытыми ими впопыхах запасными патронами. При себе каж*дый из них имел в сумке по 30 патронов. В Джавском ущелье, неподалеку от сел. Джави и других окрестных осетинских сел, урядник Цаур-бек первый заметил впереди в кустах, на скате, группу вооруженных лиц, расположившихся, видимо, на от*дых. Преследователи тотчас же спешились, отпустили лошадей на волю, а сами поспешили к неизвестным. Дистанционный начальник Джамбулатов, чтобы увериться в том, что это раз*бойники, произвел в их сторону на воздух выстрел, по которо*му те оглянулись и, заметив преследователей вскочили и побе*жали. Джамбулатов повторил выстрел, на этот последовал с их стороны ответный выстрел, после чего не осталось сомнения,
    что это разбойники. Они тотчас же разделились: Тате взобрался по крутизне наверх и залег за камень, а остальные трое уклони*лись в другую сторону и спрятались в кустах. Преследователи вследствие этого тоже разделились, причем Пагава с Цаур-беком направились против Тате; при первом же выстреле раз*бойника диет. нач. Пагава, тяжело раненый, упал; Цаур-бек бросился было наверх, но был остановлен возгласом Пагава: «чтож ты меня, раненого, оставляешь», урядник поспешил к раненому, и спрятал в стороне в кусты, а сам, отстреливаясь от выстрелов Тате, стал упорно наступать на него; смущенный таким упорным наступлением, разбойник бросил свое укрытие и побежал дальше, чтоб залечь за другой камень; сделав вслед ему неудачный выстрел, Цаур-бек воспользовался моментом и скрылся в стороне в кустах; не прошло нескольких минут, как урядник показался из кустов на фланге у разбойника и удачным выстрелом поранил его. Покончив с Тате, Цаур-бек тотчас же стал сбегать на помощь к Джамбулатову.
    Между тем Джамбулатов с урядником Падо, находясь поч*ти на открытом месте, открыли перестрелку против трех раз*бойников, скрывавшихся то за камни и кусты, то за бродивших здесь крестьянских лошадей, которых было перебито пресле*дователями пять штук. Во время перестрелки урядник Падо, внезапно схватившийся за сердце и, сказав Джамбулатову: «я. больше вам не слуга», побежал к ручью, на берегу которого упал и тут же умер (как потом оказалось от разрыва сердца). Джамбулатов один продолжал перестрелку, длившуюся от 12 до 2 час. дня, и по всей вероятности ему бы плохо пришлось в неравном бою, если бы не подоспел молодец Цаур-бек, с лов*костью дикой козы сбежавший с крутизны и сразу заскочив*ший во фланг разбойников. Тут же один из них был поранен, а другой предпочел бросить перестрелку и скрыться. Четвертый член шайки был найден неподалеку от места перестрелки; не выяснено - убит он преследователями или кем-либо посторон*ним.
    После перестрелки Джамбулатов поспешил в сел. Джави и стал требовать поимки скрывшегося разбойника, но ни прось*бы его, ни угрозы не помогали. Наконец он предложил одному молодому осетину 100 р. награды и золотую медаль; тот бро*сился в погоню за разбойником и связанного по рукам привел к Джамбулатову.
    Достойно внимания, что во время двухчасовой перестрелки земской стражи с разбойниками, жители окрестных сел взбира*лись на окружающие возвышенности и с них наблюдали за хо*дом перестрелки, не высказывая ни малейшего поползновения помочь полиции.
    (Газ. «Тифлисский листок», 1891, 165.


    СТАТЬЯ АНОНИМНОГО АВТОРА. «ЕЩЕ О ПОИМКЕ ГОРИЙСКИХ РАЗБОЙНИКОВ»
    Уничтожение шайки горийских разбойников, так много причинивших зла населению этого и Душетского уездов, еще долгое время будет служить самой интересной темой для не*скончаемых разговоров. Мы уже имели случай поделиться с нашими читателями первыми сведениями о выдающемся собы*тии нашей жизни, тем заносим на столбцы нашего издания впечатления одного из участвовавших в избавлении Горийского уезда от этих современных нам гуннов.
    Особая команда для преследования горийских разбойников была сформирована по приказу г. тифлисского губернатора тифлисским уездным начальником кн. Джандиери. Эта команда 16 июня была отправлена в Горийский уезд. Команда эта со*стояла из мцхетского полицейского пристава Тугушвили, дис*танционного начальника земской стражи Душетского уезда кн. Пагава, дистанционного начальника земской стражи Тифлис*ского уезда прапорщика Джамбулатова, урядников этой стражи Падо Арболишвили и Заурбека Конохилова, и всадника Чопана Албори-швили. Лица эти отправились к месту назначения, без всякой посторонней помощи; стали действовать в пределах Горийского и Душетского уездов по составленным тифлисским уездным начальником и одобренным г. тифлисским губернато*ром инструкциям, причем деятельность их направлена была исключительно к тому, чтобы оправдать выраженное к ним до*верие; или добиться полного успеха, или пожертвовать своею жизнью.
    Таким образом, начав свой поход с половины прошлого июня, полный всяких невзгод и лишений, подвергая чуть ли не ежечасно и здоровье и жизнь свою опасностям они, к сожале*нию, до 14 числа сего июля действовали безуспешно, все это время, без малейшего отдыха, разъезжая по Горийскому и Душетскому уездам и избороздило их по всем направлениям, причем иногда им приходилось делать переходы по сто верст в сутки. Причиной неуспешности поисков и преследования раз*бойников в течение такого долгого времени явилось главным образом то обстоятельство, что преследователи не встречали ни в ком ни малейшего сочувствия и представленные самим себе в чуждой местности им совершенно не знакомой, но высоко по*нимаемое им чувство долга дало в результате блистательный исход, заключающийся в полном уничтожении шайки разбой*ников. С самого начала неутомимо преследуя разбойников, на*званные лица 13 июля приехали в Джавское ущелье, где узна*ли, что один из разбойников Надо Санакошвили, был убит на*кануне по дороге в Джави жителем сел. Чвриви Гула Кокошви-левым, почему команда не переведя духа двинулась далее, рас*спрашивая по пути о следах преступников. 14 июля житель се*ла Нижний Хеце Кибо Тибилашвили указал место приблизи*тельно, где по его мнению могли быть разбойники. Дистанци*онные начальники Джамбулатов и Пагава, урядники Падо Арборишвили и Заурбек Конохилов, - то верхами, то пешком, на*чали взбираться на гору и, после нечеловеческих усилий, -приблизились к месту нахождения разбойников. Последние, заметив преследователей и, заняв две чрезвычайно важные по*зиции, командовавшие над местностью, где находились пре*следователи, и прикрытые большими камнями, открыли огонь по наступавшим; но Джамбулатов и кн. Пагава, моментально разделившись на две партии, т. е. взяв к себе по одному уряд*нику, и подходя все ближе и ближе к разбойникам, то верхами, то пешком, открыли по ним сильный огонь. Такое действие, надо сознаться, мало им помогло, так как пули сыпались в них с двух разных сторон; вследствие чего Джамбулатов и кн. Па*гава; убедившись, что им нужно овладеть высотами места, где шла перестрелка, не обращая внимание на то, что они, оставляя прикрытие, явно поставляют себя под град пуль противников, понеслись вперед, со своей стороны тоже усиливая и усиливая огонь. Это движение и жаркий огонь разбойников разъединило Джамбулатова и Пагаву, вследствие чего каждый из них остал*ся представленный самому себе, причем один другого, ввиду волнообразной местности, видеть не мог. Во время этой моло*децкой атаки, под кн. Пагава была убита лошадь, а сам он по*лучил рану в берцовую кость, но несмотря на это, и не зная да*же, что сталось с товарищами, кн. Пагава перевязал себе рану башлыком, а затем, то ползком, то на одной ноге двигаясь все вперед и вперед, производил по направлению разбойников учащающие выстрелы. В таком положении он отыскал товари*ща своего урядника Падо Арборишвили, лежащего на земле мертвым, далее заметил Джамбулатова и Заурбека Конохилова, ведших ожесточенную перестрелку с разбойниками и, успев*ших занять желанную позицию, двинулся к ним, истекая кро*вью, а тем временем меткие выстрелы действующих лиц, за*ставили разбойников выйти из занимаемой ими ложбины, что и послужило причиною конца этого дела. Все это продолжалось более двух часов; по окончании перестрелки на поле брани оказались ранеными Тате Джиошвили и Сандро Хубулури, по*бросавшие ружья и кинжалы, и сняв шапки приглашавшие к себе победителей, которым и сдались. Алексей Хасиев (он же Хетагуров), успел, однако, сбежать. Джамбулатов и Конохилов, имея на руках из своих товарищей одного раненого и одного мертвого, притом окончательно выбившиеся из сил, поневоле оставили в покое Хасиева. Но страшный урок, данный разбой*никам не прошел бесследно, и Хетагуров на другой же день смиренно явился и сам сдался жителям, которые и доставили его властям.
    Самоотверженность и храбрость кн. Пагава, Джамбулато*ва, 3. Конохилова и Падо Арборишвили, умершего в самый жаркий момент перестрелки от разрыва сердца, последовавше*го вследствие крайней усталости - не поддается описанию, особенно приняв во внимание, что жизнь этих героев при столь неравной борьбе и крайне неблагоприятных для них условиях, ежеминутно подвергалась опасности; тем не менее названные лица, имея полное право из благоразумия, по неравенству сил, с честью отступить, даже и не подумали об этом, а шли все время вперед смело, храбро и беззаветно, не останавливаясь ни перед чем, и как истинные герои-храбрецы не пожелали уйти с поля битвы до тех пор, пока не овладели разбойниками. 14-го июля вечером кн. Пагава был перенесен в сел. Джава, где после 13 лишь часов цхинвальским врачом г. Кирилловым была сделана первая перевязка. Падо Арборишвили был отправлен к себе домой для погребения. Кн. Пагава 15-го июля был доставлен в сел. Цхинвали, а 16-го на носилках был перенесен в г. Гори. По пути от Цхинвали в Гори, героям которых сопровождали кн. Джандиери и г. Гансевич, населением были устроены овации; дети, женщины закидали их цветами; по дороге уездным предводителем дворянства г. Сулхановым был устроен всем им завтрак. Жители города Гори в громаднейшем числе женщин и мужчин выехали за семь верст от Гори и сопровождали этот кортеж, в котором находились и пленные разбойники, с криками «ура». В Гори же перед тюрьмою горийским фотографом снята с этого кортежа фотография.
    Вечером этого же дня по распоряжению г. тифлисского гу*бернатора прибыл в Гори из Тифлиса хирург Розенбаум, кото*рый по осмотре и перевязке раны, распорядился доставить ра*неного князя Пагава в город Тифлис, что и было сделано на другой же день. Герои достойно были вознаграждены г. тиф*лисским губернатором за их лишения и труды. Между прочим вчера г. Джамбулатов и кн. Пагава получили от него роскош*ные золотые портсигары со следующими надписями: Исламбе-ку Айвазовичу Джамбулатову в память славного для него дня 14 июля 1891 г. От тифлисского губернатора кн. Шервашидзе, такой же портсигар и с такою же надписью получил кн. Караман Григорьевич Пагава. (Газ. «Тифлисский листок», 1891, 167).
    5](Сборник "Периодическая печать Кавказа об Осетии и осетинах ". Книга 2. Составитель проф. Л.А.Чибиров. Цхинвали, 1982).

  18. 2 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (04.05.2013),soud-tarshe (07.02.2014)

  19. #10
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    ТИХИЙ ДОН" И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЦЕНЗУРА

    ...Из других национальностей самая крупная купюра дос*талась офицеру-ингушу, который в составе депутации от 1-й Донской и Туземной дивизий прибыл в сотню Ивана Алексее*вича, чтобы убедить казаков продолжать корниловский поход на Петроград. В 15-й главе 4-й части ингуш выступает перед ними со страстной речью, содержащей и угрозу суровой кары в случае неподчинения высшему начальству. Потапов выкинул всю речь длиною в треть страницы не только за ее содержание, сколько за принадлежность оратора к народу, поголовно де*портированному в 1944 году из родимого края по обвинению в сотрудничестве с немецкими оккупантами. В 1956 году купюру восстановили. Судьбу ингушей разделили татары, выселенные из Крыма и подвергнутые цензуре в "Севастопольской страде" (Худ. лит. 1948; 1950) с целью освобождения острова от их на*следия и скрытия притеснений их царской властью.
    (Ермолаев Герман "ТихийДон" и политическая цензура.

    1928-1991. М. 2005. с. 159-160)

  20. 4 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (04.05.2013),soud-tarshe (07.02.2014),Steel (27.03.2013),Магомедовна (20.03.2013)

Страница 1 из 6 123 ... ПоследняяПоследняя

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •