Показано с 1 по 2 из 2

Тема: Исследователи Кавказа.Фома Иванович Горепекин.

  1. #1
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).

    Исследователи Кавказа.Фома Иванович Горепекин.

    В Совет народных комиссаров Терской обл.
    по отделу народного просвещения от гражданина Фомы Ивановича Горепекина
    Заявление

    Представляя при этом свою заметку «Что необходимо для создания ингушской письменности и грамотности», также свой краткий биографический очерк — «На пользу ближнего» и статью из своих трудов на поприще изучения ингушского народа и подачи просветительной ему помощи — «Об открытии существования письменности у ингушей в древности» — довожу до сведения, что мною на пользу науки и просвещения ингушского народа светом книжного знания еще 15 лет тому назад единолично были предприняты специальные научные труды и исследования языка и жизни ингушей. О них доселенет писанных слов, и своей грамотности они еще не имеют. К настоящему времени об ингушах готовы к печати следующие мои работы:
    1. «Азбука (алфавит) для изображения ингушской народной речи».
    2. «Энциклопедически разработанные русско-ингушский и ингушско-русский слова-
    ри».
    3. «Грамматика ингушского языка».
    4. «О происхождении ингушского народа». (Исторические исследования об ингушах
    на основании древних историков и географов, археологических, лингвистических и др.
    исследований.)
    5. «О древней религии ингушей».
    6. «Народный эпос ингушей».
    7. «Страна Амазония (по Геродоту) на Кавказе — страна ингушей».
    8. «Разгадка Кобанских могильников».
    9. «Древнейшие народы Северного Кавказа и ингуши».
    10. «Сравнение корней и значений слов у англичан, древних поселенцев Армении
    (прото-армян), узбеков Туркестана и в языке китайцев с ингушскими».
    11. «Древнейшие виды растительности в ингушской стороне». // (л. 1 об).
    12. «Путеводитель по горам Терской области».
    13. «Альбом рукоделий ингушских женщин».

    14. «Толкование ингушских слов, одинаковых по произношению и начертанию, но разных по значению».
    15. «Правописание ингушской речи».
    16. «Основной закон требования в ингушской речи вспомогательно указательного глагола — в, б, д, i».
    17. «Древнейший ингушский языческий календарь».
    18. «Список древнейших языческих божеств и значение их у ингушей».
    19. «О сохранении памятников природы и животных в ингушской стороне».
    20. «Об охранении археологических памятников в ингушской стороне от ограбления и самовольных раскопок ввиду ценности для науки».
    21. «О сборе лекарственных и промышленных трав, листьев и цветов в ингушской стороне».
    22. «О развитии сыроварения и ткацкого промысла в ингушской стороне».
    23. «Тавра и знаки у ингушей».
    24. «Мана-мэ или Маги-Ерда — языческий бог — покровитель у ингушей».
    25. «Нарты ингушей, кабардинцев и осетин».
    26. «Объяснение топографических названий ингушским языком на территории Закавказья, Северного Кавказа, в Тибете, Англии и Скандинавии».
    27. «Участие священной лотари в религии ингушей и выражение этого божества в амулете на стекле из погребалища Мага-те. Лошадь, барашек и фигурки человека в могильных находках на Кавказе».
    28. «Асы и осы (осетины и ингуши) на Северном Кавказе».
    29. «Народные и книжные названия, которые прилагались ингушам за время их существования».
    30. «Домашняя жизнь, семейный уклад, вооружение и т. п. у ингушского народа с древнейших времен».
    31. «Причины развития разбойничьих шаек у ингушей, способы грабежей и сокрытия следов».
    32. «Предания ингушского народа о своем происхождении».
    33. «Этнологическая карта древних народов на Кавказе».
    34. «Карта путей передвижений древних народов из Азии в Европу».
    35. «Альбом типов, видов, древностей и т. п. ингушского / / (л. 2) района».

    36. Последней работой этих дней, выплывшей на свет под гром орудий на образовавшемся ингушско-казачьем фронте — это «Первая родная азбука (букварь) современных ингушей».
    37. Также сенсационною новостью для ученого мира ингушей является открытие существования в отдаленное время у предков ингушей индийской письменности «Магад-ги».
    Таким образом, создана обширная литература об ингушах, и некоторые части этих работ вошли в состав подлежащих отделов, а некоторые остались самостоятельными.
    Из всех работ в ближайшее время крайне необходимо иметь в печатном виде и дать в широкое пользование ингушскому народу «Первую родную азбуку» ингушей, грамматику его языка и словари, а затем могут получить ход для печати и последующие работы по степени их важности для целей народа.
    Вследствие сего для проведения в жизнь азбуки ингушей и др. главнейших работ прошу оказать в этом деле все свое влияние, полное содействие и материальную поддержку на основании декрета о допущении к печати работ для туземных народов и как истинных друзей темного народа.
    Для суждения об исполненных мною работах и проведения в жизнь ингушской аз¬буки и организации ингушских печатных изданий учебного характера прошу составить просветительную комиссию из ингушской интеллигенции и сознательных лиц, филологов и лиц, интересующихся Кавказоведением, каковая могла бы вынести суждение об исполненных работах и вместе с тем наметить необходимую организацию и потребный расход на распространение грамотности у ингушей.
    О последующем прошу меня осведомить.
    Владикавказ. Ильинская, № 10.

    Ваше сообщение
    Заголовок:

  2. 1 пользователь сказал cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (17.03.2013)

  3. #2
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Об открытии существования письменности у ингушей в древности Ф.И.Горепекин.

    Разбираясь научным путем в вопросе о происхождении ингушей, их древней религии и т. д., установлен факт о происхождении предков ингушей из местностей, соседних с Китаем, и для большего подтверждения желательно было бы иметь какие-либо проявления письменности, но таковых до сего времени не оказывалось, к тому же исследования, производимые одним лицом, осложнялись выяснением многих других освещающих вопросов. При разборке материалов по этим вопросам все же не допускалось мысли, что¬бы народ, прошедший длинную эпоху своего существования и совершивший громадное продвижение на занимаемую ныне территорию от далекого Тибета или Индии через Армению и Кахетию и на долгом пути своего продвижения сталкиваясь с культурными народами, не имел бы письменности. В то же время в исследованиях об ингушах допуска¬лось то положение, что народ, претерпевший длинный ряд переселений, сопряженных с кровавыми столкновениями, мог потерять своих руководителей — знатоков письма, кои были главным образом жрецы, а замкнувшись же в своей горькой жизни среди обледенелой природы — с ними вместе потерял и письменность. Будучи отрезанным среди гор, не понимая языка и письменности своих соседей, народ не имел нужды в развитии своей письменности, отчего она могла совершенно погаснуть, а память и употребление бывшей письменности за долгим и бурным течением времени не имели для народившихся поколений источников напоминания о ней. Эти предположения главным образом основываются на том, что история земли Наира (царство араратских народов), откуда вышли предки ингушей как из промежуточного пункта на своем продвижении, указывает, что в глубокую пору жизни народы на Араратском нагорье, почти до конца существования ассирийского царства, состояли из общин, руководимых старшими в родах своих и не имели ни князей, ни царей, вокруг которых группировался бы жреческий элемент, всегда служивший проводником духовной культуры и поддерживающий ее. Это положение отразилось на том, что в ингушской стороне не имеется нигде — ни на скалах, ни на башнях, каких-либо письменных знаков. История народов Древнего Востока свидетельствует в том, что лишь цари и князья оставляли письменные памятники, а там, где их не было, где были общины, не получившие организованной политической единицы, их существование прошло бесследно. До сего времени на ингушской территории зарегистрировано два письменных памятника — это грузинская надпись на камнях христианской церкви Тха-бээ-ерды о постройке ее и арабская надпись на камнях могильника, что стоит около сел. Плиева и Карабулака. Автор сего излазил все окрестные скалы, в особенности, находящиеся на главных проходах ингушской стороны, осмотрел многие старинные башни, могильники, пещеры и, кроме рисунков на башне Эгочкал и камня у дверей башни в Эгикале, служившего для игры «джакш» (игра похожая на шахматную), ничего иного не усмотрел. Грузинское духовенство прилагало старания к распространению своей письменности ради укрепления христианства у ингушей, но ни то, ни другое не укрепилось, и об этом лишь сохранилось до наших дней историческое свидетельство грузинской хроники. С другой стороны, в исследованиях религий ингушей имеются доказательства, что предки этого народа меняли свои религиозные убеждения, например, от древнейшего почитания плодотворной богини Ма и связанных с нею почитании Луны, священной кобылицы и священных женщин (у греков амазонок),они при своем продвижении из Араратского нагорья переняли почитания огня, а соприкасаясь с Грузией — почитания некоторых из всех древнейших идольских божеств. С проникновением в Грузию христианства таковое было распространено и среди ингушей. Эта религиозная проповедь не укрепилась и сменилась существующим ныне исповеданием ислама. Таким образом, с падением существования и влияния того жречества, каковое было соприкосновенно скультурными народами как на первоначальной их родине, так и на плоскости Ирана и Армении, могла прекратить свое существование и письменность. Все эти предположения могут лишь указывать на возможность утери письменности, но не дают оснований для утверждения о совершенном отсутствии ее, ибо таковая с глубокой древности существует у китайцев, открыта в Индии на скалах Капур-дигири, существовала у халдейцев, персов, ассиро-вавилонян, финикиян, египтян, открыты недавно на скалах у озера Ван, наконец, была развита в Армении и Грузии, поэтому, как сказано выше, нет основания отвергать то, что, происходя и соприкасаясь с некоторыми из этих народов, предки ингушей не усвоили бы себе и не сохранили бы в чем-либо письменности, как они усвоили культуру в других проявлениях жизни. Это последнее положение находит себе разгадку в следующем.
    Как часто случается в жизни, что если на какой-либо вопрос не получается объяснений и доказательств у народа, то в этом приходят на помощь пытливый ум и старания человека при помощи науки. В нашем случае ни народ, ни скалы, ни высокие и крепкие башни, как это делалось у других народов, ничего нам не дали, но наука достигла того, что мертвые заговорили о себе. Это случилось благодаря хорошему обычаю древних письменных людей делать надписи на могильных предметах: кувшинах, памятниках и т.п. Такие отделы наук, как археология и лингвистика, сказали свое верное слово в разгадке этих надписей и дали для Кавказоведения гораздо более, чем народная память или писанные по памяти хроники, выставляемые на вид в качестве истории народов, каковы истории Грузии и Армении. Для пояснения необходимо сказать, что на территории ингушей, считая от Столовой горы до р. Фортанги, существует главным образом два типа могильников — надземные называемые каш, и подземные. Надземные благодаря особо воздвигаемым постройкам видны разбросанными по всей территории, а тип древнейших подземных могильников существует близ сел. Салги в месте «Мага-тэ» и близ сел. Карта и Эгикала. По сказаниям народа последние могильники принадлежат первым засельникам ингушской местности «Галга» под названием «Кенди» (могильники кенди эмриж).
    Последних могильников еще глаз и рука ученого исследователя не коснулись, а бегло осмотрены могильники в сел. Салги.
    Впервые здесь работал Г.А. Вертепов и затем Ф.И. Горепекин. Добытые предметы — кувшины с начертаниями, бусы и черепа хранятся в Терском музее. Для общего обозрения типа этих могильников и в помощь для работ будущего исследователя необходимым считаю сказать следующее. Древнейшее погребалище располагается у сел. Салги на склоне горы, покрытой сосновым лесом.
    Среди леса разбросанно стоят полуразрушенные камни постройки надземных погребалищ. Над самым обрывом расположился маленький каменный домик с шиферной крышей — капище Ма, или Maга, а рядом — каменное большое здание бывшей христианской церкви в форме длинного дома с шиферной крышей. Для незнающего лица с первого взгляда, кроме нескольких надземных усыпальниц, ничто не напоминает о существовании здесь погребалища, или погоста, у церкви, опытный же глаз отметит множество воткнутых в землю небольших кусков шиферного камня, служащих отметками могил.
    Земляной слой здесь нетолстый, местами около аршина, и покоится на склоне шиферной горы.
    Можно предполагать, что, т.к. внизу склона, в сторону тропы, что ведет от сел. Шан к сел. Салги, почва немного толще и сырее, чем у гребня горы, погребалища главным образом сосредоточивались ближе к гребню, ближе к капищу и церкви и на более сухом, солнечном месте, хотя для этого приходилось выламывать шифер и даже класть новоумершего на место прежнего. Скажу к этому, что Г. Вертепов вскрыл два могильника при нормальных похоронах, но меня же постиг случай, когда при снятии верхнего слоя земли на одну лопату оказались лежащими в куче истлевшие кости разных конечностей и уродливый череп, наполненный землей, и здесь же небольшой, с кулак величиной кувшинчик из краснообожженной глины без каких-либо рисунков или начертаний. Это навело на мысль, что здесь произошло позаимствование места для погребения, тем более что обнаружилась пустота под шиферною плитою. Откопав край плиты и подняв ее настолько, чтобы обозреть костяк, его расположение и похоронную обстановку, мы обнаружили уже цельный костяк с более правильной формы черепом, кувшинчик с начертаниями на нем и разложенные на песке бусы. Случившийся проливной дождь не дал сделать даль¬нейших наблюдений, и могильник был закрыт по-старому, а кувшин и уродливый череп переданы в Терский музей. Особенность этого черепа заключается в том, что лобная кость на столько узка и так скошена назад, что у глазниц едва укладывается палец, к темени он сильно вытянут. Что же касается собственно собранных Вертеповым и мною трех кувшинов из этой местности, то они все по величине отличаются друг от друга, обожжены до красного цвета, имеют горлышко и ручку, а также вдавленные в местах наибольшего расширения прямые две-три полоски и посредине одну и две зигзагообразные, а сверху донизу украшены полосками, сделанными гладким, скользящим орудием. С первого взгляда для прозорливого человека это не были рисунки, а при сличении их и одинаковых начертаний на разных кувшинах они давали основание подозревать загадочные письмена.
    В настоящее время секрет этих начертаний раскрыт, и нет никакого сомнения, что на этих могильных кувшинах закончила свое существование культура индийской письменности, занесенная в Северный Кавказ, и принадлежала она предкам ингушей.
    Дальнейшие раскопки ученых специалистов, конечно, раскроют большее, но уже по предварительным разведкам есть основание судить, что в местности этой существовал народ длинноголовый, не имевший надписей на кувшинах и уступивший место своего бытия более культурной народности — округлоголовым и тем именно, кои сохранили до сего времени память о святости сего погребалища и первом его основателе, носящем эпонимное название — Маго или Мага.
    Почитание это и эпоним первоначальные засельники этой горной местности, предки ингушей, принесли из своей колыбельной страны Гималая. За свое долгое существование они были известны под различными именами, приведенными и объясненными в ингушско-русском словаре, например ин, ан, биайна, саки, алароды, гели, амазоны и др., а последние из них — существующие теперь галга, ангушт. Из рода их-хамхой произошло до 25 поколений, давних поселенцев в Чечню и на Кумыкскую плоскость, образовав там сел. Андре, или Эндери.
    Что же, собственно, определилось из начертания на кувшинах? Если бы не раздавался в настоящее время гром пушек в просвещенной Европе и если бы были нормальные отправления почты и телеграфа то на этот вопрос по сношении со специалистами индологами можно было бы сказать окончательно и дать объяснение и перевод каждого начертанного знака, но в настоящее время мы этого дать не можем, а располагая имеющимися научными средствами, сделали тот вывод, что начертания на трех кувшинах есть знаки древней индийской письменности. Руководством для этого определения послужила «Иллюстрированная всеобщая история письмен» Я.Б. Шницера (изд. Маркса, 1903 г.). В этом руководстве на стр. 160 приведен образец индийской письменности магадги, составляющей часть эдикта царя Асоки из Гарнари, открытой на скалах Капур-дигири в Индии. По странному совпадению случаев надпись эта, как впервые открытая в Индии, послужила для освещения вопроса о существовании вообще письменности в Индии, и ею же пришлось руководствоваться в настоящем случае для определения этой письменности на отдаленном от Индии Северном Кавказе. Разлагая начертания письменных знаков этого эдикта на основные элементы письма, получились точное сходство нескольких письмен¬ных знаков эдикта с надписями на кувшинах, и этим разрешилась загадка начертания на них. Значение же этих надписей в переводе на современную нашу речь, как уже сказано выше, за неимением пока литературных материалов и отрезанности сношений с заграничными индологами, пока остается неразгаданным.

    Надписи на кувшинах имеются следующие:

    кувшин № 1 -й (Г.А. Вертепова) - hi Г h IН сЬ кувшин № 2-й (Г.А. Вертепова) — $ С ft '"Б Т I кувшин № 3-й (Ф.И. Горепекина) — Т-'т С 1

    Разгадка знаков на могильных кувшинах из места Maга тэ близ села Салги должна почитаться сенсационным событием в ученом мире и иметь громадное значение для самого ингушского народа.
    Конечно, когда мы в переводе узнаем, что нам скажут эти надписи, то для нас откроются многие другие данные, но уже и одно то, что найдено присутствие индийских письмен на Северном Кавказе, говорит о многом. В значении для ученого мира этим отбрасываются многие сомнения и доказывается: 1) антропология и этнография — факт заселения гор Северного Кавказа выходцами белой расы из гор отдаленного Тибета, Джунгарии и, может быть, Индии и указывается, что путь заселения происходил через Иран и Арарат¬скую область. Этим нашлось связующее звено тех народов, коих превратности судьбы из гор Гималаев отодвинули до островов Великобритании и Исландии. Доказывается, что народ, осевший на Северном Кавказе, был в конце переходной ступени от матриархата к патриархату. 2) Пребывая в этой переходной степени, они в религиозных воззрениях были почитателями луны, священной кобылицы и священных женщин (амазонок, жриц). 3) Освящается вопрос, кто такие были: саки, скифы, маты, майоты, меоты, амазоны, алароды, ины, ани, гели, леги, ойаина и т.п. 4) Становится понятным происхождение на Кавказе многих археологических предметов, отдаленных от человеческой культуры. 5) Кавказская и общая лингвистика и история письменности обогатились новым открытием присутствия древнейшей индийской письменности на Кавказе, и эти отрасли науки наиболее выдвигаются стоять на страже интересов кавказских народов. 6) В связи со всеми этими отраслями наук должны быть внесены верные страницы в историю бытия Кавказских народов и происхождения их. 7) Ценность археологических данных на Кавказе ставит дело раскопок на высшую ступень и лишний раз побуждает к охране памятников древности, а не расхищения их.
    В значении для самого ингушского народа раскрываются основанные на научных началах и фактах вопросы о его происхождении, религии, древней внутренней жизни и тот факт, что предки ингушей имели свою письменность, каковая непременно должна воскреснуть у современных потомков, тем более что им предоставляется теперь возможность быть кузнецами своего счастья. Конечно, люди ученого труда или сочувствующие ему, поймут громадное значение всего того, что дали ученые труды о таком древнем народе, стоящем на границе просвещенной Европы, каковым являются ингуши, тем более, о народе, сохраняющем в своем жизненном бытии, в памяти, в своей территории, обычаях и т. п. остатки пережитков древних народов. Очень только жаль, что сам народ коснеет еще в невежестве и плохо проявляет старания идти навстречу современной культуре, и пока слышны лишь редкие голоса и сожаления, что народ не имеет своей письменности, не воспринимает у просвещенных соседей и отстал в общей культуре человеческой жизни. Отсталость во всем начинает чувствовать и сам народ, дорого платит за это, но пока терпит и молчаливо переносит во вред себе.
    Душевно желаем темному народу, чтобы распространением письменности у себя он воплотил бы свое слово, фиксировал речь и таким образом получил бы возможность сделать свою мысль бессмертной, и чем скорее, тем будет для него лучше. «Письмо, — говорит Вутке, — это чудесная, неиссякаемая чаша познания и мудрости, это чаша, которая всегда остается полной, несмотря на то, что всякий из нее черпает. Жизнь людей современного цивилизованного мира до того тесно связана с письмом, что без него, кажется, была бы немыслима и невозможна и сама цивилизация. Великое культурное значение письма сознается всюду, даже дикари, и те с большим интересом встречают письмо европейцев, хотя сразу они никак не могут понять его значение и сущности. Ингушский народ сознает необходимость письменности у себя, каковой он доселе не имеет, и пожелаем душевно, чтобы это сознание скорее вылилось в дело, а не покоилось на словах пожелания.


    Ф. Горепекин

    22 марта 1918 г. г. Владикавказ»
















    -

    -

  4. 2 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (17.03.2013),Инфанта (17.03.2013)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •