Страница 5 из 14 ПерваяПервая ... 34567 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 41 по 50 из 135

Тема: ВЕЛИКИЙ СТАЛИН

  1. #41
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).

    Истина где-то рядом. Список всех выпусков на канале: http://www.youtube.com/playlist?list=...
    Всю свою жизнь Иосиф Сталин искал способ обрести бессмертие и сотни раз обманывал судьбу, чтобы выиграть время и попытаться завершить ритуал, который начал еще в молодости. Сталин -- человек, который держал железной рукой весь Советский Союз. Но как обычный деревенский мальчишка мог добиться таких высот? Экстрасенсы подсчитали: Сталин должен был умереть более 300 раз, но почему-то ему всегда удавалось уйти от смерти. Какую тайну он смог отыскать в древнем разрушенном городе, что за пророчество заставило его бежать из Грузии в Россию, и смог ли он изменить свою роковую судьбу?

    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  2. #42
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    СТАЛИН - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ИЗРАСХОДОВАЛ РОССИЮ.Юлия Латынина
    Библиотека Якова Кротова
    http://krotov.info/libr_min/12_l/at/ynina.htm
    ej.ru, 13 и 15.5.2010.

    См. библиографию.

    Я не думаю, что Советской России нужна война. Ей нужны плоды войны и безграничная экспансия ее власти и идеологии.
    Уинстон Черчиль. Фултонская речь


    Убыль населения

    В 1913 году в Российской империи проживало 170 млн человек, или 10% населения Земли. На территории России при этом проживало 89,9 млн человек, или 5,6% населения Земли.

    Сейчас на территории России проживает 140 млн человек, или 2,4% населения Земли.

    Россия занимала одну шестую часть суши и имела одну десятую населения. Теперь Россия занимает одну девятую часть суши и имеет 2,4% населения. Подобные диспропорции не сохраняются длительное время. Они приводят к дальнейшему распаду государства и отходу земель к более многочисленным и сильным соседям.

    Что же случилось? Почему в начале ХХ века мы были третьи в мире после Китая и Индии, а сейчас вот-вот уступим Пакистану и Нигерии? Куда делось население?

    Умерло.

    «Каждую ночь в Харькове собирают по 250 умерших от голода и тифа. Замечено, что большое число из них не имеет печени, из которой готовят пирожки и торгуют ими на рынке», — это итальянский консул в Харькове о голоде 1931 года.

    Всего количество жертв этого рукотворного сталинского голода составило не менее 10 млн человек.

    Но люди умирали не только от голода: их ссылали. Ссылали «кулаков» и «подкулачкиков», то есть самый цвет нации; кулаков ссылали комиссары, тружеников — бездельники и пьяницы. «Говорят, что мы сослали 10 млн человек, — сказал Молотов Феликсу Чуеву, — это неправда, мы выслали 20 млн человек».

    Что произошло с высланными?

    Вот — отчет инструктора Нарымского обкома партии о ситуации на острове Назино, куда в апреле 1932 года отправили кулаков. «На острове не оказалось никаких инструментов, никаких построек, ни семян, ни крошки продовольствия… Люди начали умирать… Вскоре началось в угрождающих размерах людоедство… из 6100 человек, прибывших из Томска, к 20 августа осталось в живых 2200 человек».

    А сколько умерли до Томска? А сколько погибли к марту? Но будем считать, что не три четверти из 20 млн погибли. Будем считать, что погибли только половина. Прибавим к 10 млн человек, погибших от голода, 10 млн человек, погибших от холода в Сибири.

    И прибавим к этому еще собственно жертв террора. В 1937 -1938 годах органами НКВД было арестовано 1,5 млн чел., из них 680 тыс. были расстреляны, а 115 тыс. погибли под пытками или в лагерях. В 1940-м осудили уже 2,4 млн человек. Накануне войны в лагерях оставалось 1 млн 900 тыс. человек — сколько надо было извести в мясорубке, чтобы случайно проскочивших между ножами мясорубки осталось почти 2 миллиона? Прикиньте сами.



    Оружие

    Ради чего был уничтожен цвет нации? Ради чего Россию превратили в ГУЛАГ? Ради создания военной машины, которая должна была покорить весь мир. Вся территория России была превращена в единую сборочную фабрику, где ценой величайших лишений создавалось наступательное оружие.

    Американец Джон Скотт провел пять лет на промышленных стройках Урала. В книге, выпущенной в Стокгольме в 1944 г., он писал: «Советский Союз уже с 1931 г. находился в состоянии войны и его народ исходил потом, кровью и слезами. Людей ранило и убивало, женщины и дети замерзали, миллионы умерли от голода, тысячи попали под военные суды и были расстреляны в боевом походе за коллективизацию и индустриализацию… В течение всех тридцатых годов русский народ вел войну — промышленную войну».

    Сталинская экономика была подчинена одной идее — идее завоевательной войны. Заводы, которые строились в России, производили не кофемолки, чайники и тазики. Они производили либо танки, либо сталь для танков, либо электричество, которое нужно было, чтобы получить сталь, которая была нужна, чтобы изготовить танки.

    Кто спроектировал эти заводы? Главным проектировщиком был Альберт Кан — самый известный промышленный архитектор Америки, проектировщик заводов Форда.

    С 1929 по 1932 год фирма Альберта Кана — в России она обманчиво называлась «Госпроектстрой», чтобы скрыть тот факт, что фирма американская — спроектировала для России 571 промышленное предприятие.

    В их числе: тракторные заводы в Сталинграде, Челябинске, Харькове, Томске; самолетостроительные заводы в Краматорске и Томске; автомобильные заводы в Челябинске, Москве, Сталинграде, Нижнем Новгороде, Самаре; кузнечные цеха в Челябинске, Днепропетровске, Харькове, Коломне, Люберецке, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Сталинграде; станкостроительные заводы в Калуге, Новосибирске, Верхней Сольде; прокатный стан в Москве; литейные заводы в Челябинске, Днепропетровске, Харькове, Коломне, Люберецке, Магнитогорске, Сормово, Сталинграде; механические цеха в Челябинске, Люберецке, Подольске, Сталинграде, Свердловске; теплоэлектростанция в Якутске; сталелитейные и прокатные станы в Каменском, Коломне, Кузнецке, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Верхнем Тагиле, Сормово; Ленинградский алюминиевый завод; Уральская асбестовая фабрика и пр.

    Проще сказать, что Кан спроектировал всю российскую промышленность. За это он получил от Сталина 2 млрд долл., что в нынешних ценах составляет около 220 млрд долларов.

    Эти 2 млрд долл. были оплачены умершими от голода крестьянами. Из голодающей страны Сталин вывез в 1932 году на экспорт 17,3 млн тонн зерна, в 1933 — 16,8 млн тонн. «В тот самый год, когда в Харькове пекли пирожки с человечиной, из СССР на экспорт было отправлено 47 тыс. тонн мясомолочных продуктов, 54 тыс. тонн рыбы. Страна людоедов экспортировала муку, сахар, колбасы, подсолнечник», — замечает Марк Солонин.

    Но, может быть, убивая миллионы крестьян, уничтожая генофонд нации, расстреливая людей «за колоски» — Сталин поощрял ученых?

    Советская наука 20-х годов (как и искусство, и архитектура, все) переживала необычайный взлет. Ее создавали идеалисты — Иоффе, Рождественский, Мандельштам. Это было первое поколение советских физиков. Все они провели несколько лет на Западе. Дмитрий Рождественский изучал физику в Лейпциге и Париже, Леонид Мандельштам работал в Страсбурге, Иоффе — в Мюнхене, у Рентгена. Все они вернулись после революции в Россию, считая своим долгом быть российскими учеными. Все они создали институты — рассадники ученых.

    А потом эти институты стали расстреливать.

    В Украинском физико-технологическом институте, в начале 30-х бывшем одной из самых могучих российских научных школ, были расстреляны три руководителя отделов — Шубников, Розенкевич и Горский. Арестовали обоих руководителей института — Лейпунского, а потом Обреимова. Двух коммунистов — австрийца Александра Вайсберга, возглавлявшего низктотемпературную секцию, и немца Фридриха Хаутерсмана — СССР любезно выдал Гитлеру после заключения пакта Молотова-Риббентропа.

    Были арестованы Ландау и Фок, был расстрелян один из самых молодых гениев СССР — Бронштейн.

    Еще один пример — судьба Сергея Королева.

    Практически все инженеры ракетного НИИ, в котором он работал, были расстреляны. Был расстрелян начальник Королева Иван Клейменов и конструктор «катюш» Георгий Лангемак. Из всех разработчиков «катюш» остался в живых один инженер Костиков, который дорабатывал «катюши» в 1941 году. Его наградили — и расстреляли. Сергей Королев остался в живых чисто случайно. Следователь, который его допрашивал, требовал от него признаться, что Королев конструтировал ракету, чтобы убить товарища Сталина. И поучал человека, который вывел СССР в космос: «Нашей стране ваша пиротехника и фейерверки не только не нужны, но даже и опасны».

    Сталин вспомнил об ученых, когда узнал, что союзники работают над атомной бомбой. Как мрачно пошутил Ландау, «главным следствием атомного проекта было спасение российских ученых».

    От кого защищался Сталин, подписывая контракт с фирмой Кана в 1929 году? Контракт, который стоил России 220 млрд долл. в ценах 2004 года и 20 млн трупов? От Гитлера? Но Гитлер пришел к власти в 1933-м. От коварных империалистов? Но Сталин покупал заводы, станки и оружие именно у коварных империалистов.

    Заводы он покупал у Кана. Танк БТ он покупал у американского конструктора Кристи (в 1930-м, за три года до прихода Гитлера к власти). А вот вам история 1925 года, рассказанная Виктором Суворовым в «Последней республике».

    Во Францию приезжает красвоенлет (красный военный летчик) Минов. Задание Минова — купить четыре тысячи военных авиационных двигателей (у Гитлера на Восточном фронте 22 июня 1941 года было меньше). Минов и его начальник, глава ВВС СССР Петр Баранов, двигатели купили и собрались уезжать, и тут… Баранова опознали.

    «Оба курили в тамбуре вагона, котора Минов увидел сияющего в улыбке министра авиации Франции Лорана Эйнека. В штатском, с красными розами в руке, министр в сопровождении адьютанта направился прямо к ним. Лоран Эйнек был очень любезен в прощальной речи. Он сокрушался, что слишком поздно узнал о пребывании столь высокого гостя, что, не будь его, министра, досадной неосведомленности, коллега мог бы увидеть и узнать здесь несравненно больше». (Из воспоминаний летчика-испытателя Игоря Шелеста «С крыла на крыло».)

    Я правильно понимаю, что это министр авиации с розами в руке собирался нападать на СССР? Или Сталин уже в 1925 году знал, что спустя восемь лет к власти в Германии придет Гитлер?

    Ответ заключается в том, что Сталин планировал наступательную войну, и ради этой войны весь СССР был превращен в фабрику по производству оружия, ценой жизни населения.



    Внешняя политика Сталина

    Для того чтобы вести войну, мало иметь оружие. Хорошо еще вести такую войну, которую ты будешь иметь право назвать освободительной. Войну, которая — если восползоваться древними китайскими стратагемами — позволит «убить чужим ножом» и «грабить во время пожара».

    Иначе говоря, хорошо бы иметь в центре Европы бесноватый режим, в борьбе с которым Европа изойдет кровью, после чего ее, Европу, будет легко освободить. И тогда, как гласит устав РККА, «если враг навяжет нам войну, Рабоче-Крестьянская красная армия будет самой нападающей из всех когда-либо нападавших армий».

    Начиная с 1933 года, вся внешняя политика Сталина (а Сталин располагал гигантским внешнеполитическим ресурсом в лице западных коммунистов и их попутчиков — «полезных идиотов») направлена на создание «пожара» и «чужого ножа».

    Собственно, самим своим приходом к власти Гитлер обязан Сталину. На выборах 1933 года Гитлер получил 43% голосов, а социал-демократы и коммунисты вместе — 49%. Если бы коммунисты вступили в коалицию с социал-демократами, то Гитлер не пришел бы к власти.

    Кто запретил коммунистам вступать в коалицию с социал-демократами? Сталин. «Мир вполне мог обойтись без Гитлера во главе Германии и без Второй мировой войны. Но Сталин — не мог», — замечает Виктор Суворов.

    Однако Гитлер у власти сам по себе еще ничего не значил. По условиям Веймарского договора Германия была разоружена. У нее не было армии. У нее не было стрельбищ. У нее не было полигонов. Все это предоставил Гитлеру Сталин. Сталин снабжал Гитлера сырьем — но не бесплатно. В обмен Гитлер снабжал Сталина новейшими образцами германского оружия. Всего по всем видам соглашений вплоть до 21 июня 1941 года Сталин получил от воюющей Германии оружия (по 2-3 образца лучших германских вооружений), станков и техники на 150 млн немецких марок. А после 22 июня Сталин стал получать все то же самое от США.

    Если бы не Сталин, Гитлер вырос бы в диктатора средней руки вроде Саддама Хусейна, задавленного после первой же попытки захватнической войны и не опасного ни для кого, кроме своих собственных граждан.

    18 июля 1936 года в Испании вспыхнул франкистский мятеж. Генерала Франко поддержало 80% армии. Без поддержки СССР республиканцы были обречены.

    Но СССР перебросил в Испанию 648 самолетов, 347 танков, 60 бронеавтомобилей, 1186 орудий, 20 тыс. пулеметов, 497 тыс. винтовок — все, выкованное огромной военной машиной, топливом для которой служили голод и смерть. В результате немногочисленные испанские коммунисты, не пользовавшиеся до той поры особым влиянием, стали главной силой борьбы против Франко, а Джордж Оруэлл, сражавшийся в Испании на стороне республиканцев, вынес из этого ада идеи своей книги «1984».

    Зачем Сталин тратил гигантские деньги на войну в Испании? Ответ: он надеялся разжечь в Испании тот «пожар», после которого можно «грабить». Он надеялся, что Гитлер ввяжется в конфликт на стороне Франко, а Англия и Франция — на стороне республиканцев. Все «полезные идиоты» и коминтерновцы по указанию из Москвы предпринимали все, чтобы заклеймить позором западные демократии, которые не вступили в войну в Испании.

    Однако в Испании «пожар» — то есть вторая мировая война — не началась.

    Но в 1938 году на карте Европы появляется новая точка напряженности — Чехословакия. Германия требует у Чехословакии вернуть ей населенные немцами Судеты.

    В сентябре 1938 года Англия и Франция уговаривают Чехословакию уступить Гитлеру. Это событие получило название «Мюнхенский сговор». Это самый позорный факт в истории Европы и не выученный до сих пор западными демократиями урок о том, что если ты уступаешь хулигану, то он воспринимает твои уступки как новый плацдарм для атак.

    Однако возникает один вопрос: а что делал во время Мюнхена СССР? СССР в конфиденциальных переговорах с Германией всячески поддерживал позицию Германии, а в конфиденциальных переговорах с Чехословакией всячески поддерживал позицию Чехословакии. В решающий момент СССР в ответ на прямую просьбу чехословацкого президента Бенеша о помощи ответил, что помощи надо искать в Лиге наций. (Кстати, в мае 1938 года из-за ложного сообщения агента чешские, а затем германские войска были выдвинуты к границе и чуть не сцепились друг с другом, и СССР вел себя точно так же.) Если бы Сталин заявил, что он-то защитит Чехословакию — Мюнхена бы не было.

    Чехословакия, как и Испания, было то место, где Сталин рассчитвал разжечь пожар, во время которого можно грабить. Сталин надеялся, что Англия и Франция готовы будут вступить в войну на стороне Чехословакии.

    Намерения Сталина были вполне понятны и были выражены им самим в речи на заседании Политбюро от 19 августа 1939 г. «В интересах СССР — Родины трудящихся, чтобы война разразилась между рейхом и капиталистическим англо-французским блоком. Нужно сделать все, чтобы эта война длилась как можно дольше в целях изнурения двух сторон». Лучше бы не сказал сам Сунь-цзы, который писал: «Когда враг повержен в хаос, пришло время восторжествовать над ним».

    Речь Сталина была произнесена 19 августа, а 23 августа был заключен пакт Молотова-Риббентропа. Как замечает Суворов, этот договор неправильно называть договором Молотова-Риббентропа. Это Московский договор 1939 года, приведший к началу Второй мировой войны.

    Ровно через неделю после подписания этого договора, 1 сентября 1939 года, Гитлер атакует Польшу; Гитлер требует от Сталина, чтобы тот тоже напал на Польшу. Но Сталин ждет 17 дней и входит в Польшу только 17 сентября, причем войны не объявляет.

    Одним этим маневром Сталин показывает свое стратегическое превосходство над Гитлером. Во-первых, к этому времени основную тяжесть боев приняла на себя немецкая армия, и Сталин продвигается практически без сопротивления. Во-вторых, поляки не понимают, с кем воюет Красная Армия — с ними или с немцами? В-третьих, Англия и Франция, объявив, в соответствии с долгом союзников, войну Гитлеру, так и не решаются объявить войну Сталину, потому что надеются, что во вспыхнувшей войне Сталин рано или поздно ударит Германии в тыл: и проще не связывать ему руки, объявляя войну.

    Так Гитлер и Сталин совместно начинают Вторую мировую войну. Гитлер оккупирует часть Польши, Францию, Бельгию, Голландию, Люксембург; Сталин в это же время оккупирует часть Польши, Литву, Латвию, Эстонию, западную Украину, часть Румынии, часть Финляндии — всего за два года Второй мировой войны Сталин оккупирует территории с населением в 23 млн человек.

    И снова, в отличие от Гитлера, Сталин не называет оккупацию — оккупацией. В переписке Молотова и Риббентропа эти захваты называются «успехами нашей внешней политики», в передовицах «Правды» — «освободительными походами в Западную Белоруссию и Западную Украину».

    Сталин и Гитлер оба начинают Вторую мировую войну, но если рассматривать Вторую мировую как преступление, то роль Сталина и Гитлера различна. Гитлер — это организатор, тупое орудие. Сталин — это заказчик.

    Все это время — 1939-й и 1940-й — Сталин, с одной стороны, нависает над стратегическими линиями снабжения Гитлера, которые он может перерезать в любой момент, лишив Германию доступа к румынской нефти и шведской железной руде; с другой стороны, он снабжает Германию сырьем, чтобы та порабощала Европу, с третьей — он получает от Гитлера станки и материалы, которые советская промышленность не в силах получить сама.

    Уверенность Сталина в том, что «чужой нож» — Гитлер — полностью от него зависит и напасть не сможет, так велика, что одним из ее следствий становится Катынь. 22 тыс. офицеров польской армии — военная элита Польши — расстреляна в Медном, в Катыни, в Калинине. Офицеров убивают по одному, выстрелом в затылок, убивают так много, что советские пистолеты не выдерживают, стреляют из немецких вальтеров, в Калинине «майор Блохин привез с собой целый чемодан Вальтеров-ПП». Помимо необычайной бесчеловечности этой казни, это отличный ключ к психологии Сталина.

    Сталин и помыслить не может, что 22 тыс. опытнейших офицеров, ненавидящих вермахт, могут пригодиться ему в оборонительной войне против Гитлера. Нет — в мае 1940-го они просто занимают место. ГУЛАГ не безразмерен. Количество палачей и вертухаев не безгранично: скоро из Европы хлынут новые толпы пленных, жилплощадь в тюрьмах надо срочно освободить. Уверенность Сталина в том, что все произойдет согласно его плану, так высока, что он не может подождать и расстрелять поляков хотя бы после начала собственной наступательной операции.

    Это еще одна характерная черта Сталина, которая 22 июня оказалась роковой. Он никогда не занимался contingency planning. Он был уверен, что все будет так, как планировал он.

    Летом 1941 года Красная Армия превосходила германскую во всем: в количестве и качестве танков, в количестве самолетов, артиллерии, дивизий. Было одно-единственное качество, по которому вермахт превосходил Красную Армию, причем превосходил заведомо, неизбежно, неотменимо, и именно в силу абсолютного превосходства Красной Армии во всем остальном. Вермахт превосходил Красную Армию в скорости развертывания. 3 628 танков быстрее сосредоточить и снабдить, чем 12 379 танков. 2500 самолетов быстрее сосредоточить, чем 10 тыс. самолетов. Когда удар наносит гигант, единственным, причем неотъемлемым, преимуществом противника гиганта является быстрота.

    С того момента как Красная Армия начала разворачиваться у границы, и даже раньше — с того момента, когда Красная Армия благодаря «освободительному» походу Жукова в Бессарабию оказалась в 180 км от румынских нефтяных скважин — война была неизбежна, и уже в силу этого можно было ожидать, что Гитлер воспользуется единственным имеющимся у него преимуществом. Сталин этого не планировал и не ожидал.

    Итак, с 1929 года весь СССР превращается в фабрику по производству оружия. Колхозы организовываются для того, чтобы изымать зерно и платить им Альберту Кану. Еще колхозы нужны потому, что колхозник, который умеет управлять трактором, умеет управлять и танком. В сущности, трактор, который делается на Челябинском тракторном, — это тот же танк. Самолетом в колхозе научиться управлять нельзя, поэтому по всей стране ОСОАВИАХИМ и ДОСААФ учат молодых парней летать.



    Характер вооружений

    Но, может быть, это делается для обороны? Может быть, Сталин боится, что проклятые капиталисты (Гитлера-то еще нет) на него нападут?

    Тогда посмотрим — вслед за Виктором Суворовым, который это сделал в «Ледоколе» и «Дне “М”» — на характер производимых вооружений.



    В 1930 году Сталин покупает у проклятых капиталистов (а точнее, в США, у американского конструктора Кристи) танк БТ. Американский танк БТ производится в Харькове на заводе, сконструированном американским же дизайнером Каном, в количестве 22 штуки в день.



    Только БТ-7 к 1940 году в войсках было 5300 штук. К началу Второй мировой танков БТ всех типов в Красной Армии было больше, чем всех типов танков во всех странах мира.

    БТ — это замечательный танк. БТ сражался в Испании и в октябре 1937-го проделал марш-бросок к реке Эбро, преодолев за двое с половиной суток 630 км. БТ блестяще себя проявили под Халхин-Голом, совершив 800-километровый марш-бросок по монгольской степи. В августе 1945-го танки БТ ударили по японцам, стремительно пройдя 820 км, при этом из 1019 танков потери составили лишь 78 единиц.

    Из вышеперечисленных операций нетрудно вычленить одну особенность: самый массовый танк Красной Армии был оптимизирован для европейских дорог и монгольских степей. «У БТ был единственный недостаток: эти танки невозможно было использовать на советской территории», — иронизирует Виктор Суворов.



    А вот еще одно знаменитое оружие, полностью позаимствованное Сталиным у США. Это стратегический бомбардировщик Ту-4, точная копия американского Б-29. Его скопировали полностью, включая отверстие в панели управления под банку с кока-колой и пепельницу (хотя советские летчики курить не имели права). Копирование было столь рабским, что в качестве базовой единицы при расчетах использовали дюймы, которые потом переводили в миллиметры.

    ТУ-4 строили уже фактически после войны, когда стало ясно, что была взорвана атомная бомба, и срочно понадобились для нее носители.

    Но почему у Сталина, превратившего всю страну в фабрику по производству оружия, не было хороших стратегических бомбардировщиков? Ответ заключается в том, что до изобретения атомной бомбы такой бомбардировщик был оружием оборонительным. Стратегический бомбардировщик — это оружие возмездия. Он означает, что если на тебя напали, ты летишь к противнику в тыл и наносишь удар по заводам, которые делают оружие, которым тебя атакуют.

    Если нападаешь ты, стратегический бомбардировщик не нужен. Тебе не надо разрушать военные заводы противника. Ты планируешь их захватить целыми и использовать их продукцию для продолжения атаки.

    Вместо стратегических бомбардировщиков Сталин проектировал, например, Ил-2. Ил-2 — это самолет-агрессор, предназначенный не для воздушных боев, а для уничтожения противника на земле. Да и советских летчиков не учили ведению воздушных боев. Но их учили наносить удары по наземным целям.

    Одно из самых простых средств обороны от противника — мины. Но и мин не было.

    «Инженерное управление Красной Армии направило заявку на 120 тыс. железнодорожных мин замедленного действия. Этого количества вполне бы хватило для того, чтобы в случае вторжения германской армии парализовать все железнодорожное сообщение в ее тылах, от которых она полностью зависела. Но вместо заказанного количества было получено 120 мин», — вспоминает Иван Старинов («Мины ждут своего часа»).

    Что же производила советская промышленность вместо оборонительного оружия — мин, противотанковых пушек (производство 37- и 45-мм противотанковых пушек было остановлено в 1939 г.), стратегической авиации? Она производила танки, которые можно использовать только в Европе, и самолеты, которые можно использовать только в чистом небе.



    Война

    По состоянию на 22 июня на Западной границе СССР Красная Армия сосредоточила невиданную мощь: 12 379 танков, свыше 10 тыс. самолетов, около 60 тыс. орудий и минометов. Ей противостояли 3 628 танков и 2 500 самолетов вермахта.

    К концу сентября Красная Армия потеряла 15 500 танков, 10 тыс. самолетов, 66 900 орудий и минометов, 3,8 млн единиц стрелкового оружия.

    Как произошел такой невиданный разгром?

    Виктор Суворов дает на этот вопрос простой ответ: армия была уничтожена именно потому, что готовилась к нападению. Аэродромы, придвинутые к границе на расстояние 8-12 км, были разбомблены. Снаряды, высыпанные перед войной прямо на грунт, были захвачены. Через снятые для наступления заграждения прошли немецкие солдаты, на встретив на своем пути мин. Гитлер нанес Красной Армии удар в тот момент, когда она, как боксер, раскрылась для удара.

    И, отдавая бессмысленные приказы о контрнаступлении, Сталин насаживал армию, как медведя на рогатину, на стальные клинья наступающего вермахта.

    Виктор Суворов — первый человек, который внятно и связно объяснил нам, что же происходило в СССР до 22 июня 1941-го. Его роль в истории Великой Отечественной войны может быть сравнима только с ролью Галилея в физике, который первым установил, что все тела падают с одинаковым ускорением: а до этого две тысячи лет думали, что тяжелые тела падают быстрее.

    Но это был тот редкий случай, когда Виктор Суворов ошибался. Точнее: в анализе всего, что происходило до 22 июня 1941 года, Виктор Суворов совершенно прав. Но вот его описание причин катастрофы 1941 года поверхностно и часто следует советским шаблонам: «внезапным ударом», «по мирно спящим аэродромам» (ну, пусть не по мирно спящим, но все равно — «на земле»).

    Самое полное описание дал историк Марк Солонин. В книге «На мирно спящих аэродромах» Солонин, авиаинженер по исходной профессии, заинтересовался самым простым из утверждений, общих для Суворова и советских историков: аэродромы были придвинуты к границе, поэтому все самолеты разбомбили на земле.

    Солонин показал, что это не так: что просто в силу ТТХ тогдашних самолетов разбомбить их на земле было чрезвычайно трудно. Налет, в ходе которого повреждались 2-3 самолета и убивали 2-3 человека, считался необыкновенной удачей. Самолеты противника чаще всего уничтожали в воздухе.

    А как же Красная Армия лишилась к сентябрю 10 тыс. самолетов? А вот как: сначала следовал приказ отступить, и самолеты перелетали на другой аэродром. Потом следовал новый приказ — и самолеты снова перелетали. Через пять-шесть таких перелетов механики, обслуживающий персонал и пр. оставались где-то далеко, летчики грузились в автомобили и уезжали, оставляя самолеты врагу.

    Как дело выглядело с танками, Марк Солонин описывает в трех книгах: «22 июня. Анатомия катастрофы», «23 июня — день "М"» и «25 июня — глупость или агрессия?».

    По идее дело с танками выглядело прекрасно. Красная Армия имела на момент начала войны 24 тыс. танков, то есть в 7 раз больше, чем Гитлер. Но и это еще не все, потому что боевые качества этих танков были несравнимы.

    1 августа 1941 года 1 (один) танк КВ под командованием старшего лейтенанта Зиновия Колобанова преградил дорогу на Гатчину колонне из 40 немецких танков. «Когда этот беспримерный бой закончился, 22 немецких танка дымились в поле, а наш КВ, получив 156 прямых попаданий вражеских снарядов, вернулся в расположение своей дивизии», — пишет Марк Солонин.

    А вот как описывает встречу с КВ командир 41-го танкового мехкорпуса вермахта генерал Рейнгардт:

    «С трех сторон мы вели огонь по железным монстрам русских, но все было тщетно… Русские гиганты подходили все ближе и ближе. Один из них приблизился к нашему танку, безнадежно увязшему в болотистом пруду. Без всякого колебания черный монстр проехал по танку и вдавил его гусеницами в грязь».

    Из этого описания несложно заметить, что танк КВ вел себя в бою с частями вермахта точно так

    же, как если бы он выкатился на поле под Ватерлоо. Или под Аустерлицем. У противника просто не было средств его остановить. Генерал Рейнгард описывает, как немцы прикатили на поле боя 150-мм гаубицу. Она ударила по танку прямой наводкой. После чего КВ втоптал ее в землю.

    При этом только в войсках Юго-Западного фронта КВ было 265 единиц. Помножим эти 265 танков на 22 — и окажется, что только эти КВ могли уничтожить гитлеровские танки полтора раза, причем без всякого вреда для себя. Заметим также, что в дополнение к КВ был еще Т-34, который мог пробить броню любой немецкой машины на дистанции 1000-1200 м и оставался неуязвимым для любого немецкого танка на расстоянии свыше 500 м. К июню 1941 года Т-34 в войсках было уже свыше 1000 штук.

    И где же были эти танки?

    А нигде.

    Вот бой 26 июня южнее Ровно, в бой двинулась 43-я танковая дивизия 19-го мехкорпуса. «Из 237 танков, имевшихся в наличии до начала боевых действий, в атаку пошла сводная танковая группа в составле 2 танков КВ, 2 танков Т-34 и 75 танков Т-26».

    А вот 24 июня три полка 81-ой дивизии окружены немецкой пехотой в районе Немирова. «Как пехота может окружить танковый полк, на вооружении которого 270 танков БТ?» — саркастически спрашивает Марк Солонин. Это скорее походит на анекдот про мужика, который поймал медведя.

    А вот 37-ая танковая дивизия: в дивизии по состоянию на 22 июня — 316 танков, боевые потери — ноль, на 26 июня остался 221 танк. 10-ая танковая дивизия: было 363 танка, боевые потери — 53 танка, к вечеру 26 июня осталось 39 танков. Остальные, включая 40 КВ, растаяли. А вот 63-й танковый полк 32-ой танковой дивизии: с 22 июня по 30 июля он потерял 17 человек убитыми. А танков он потерял 145, включая 14 КВ и 61 Т-34.

    А вот совершенно уникальная дивизия — 3-ая танковая. К 28 июня, за шесть дней, из 337 танков в дивизии осталось 255, а численность личного состава упала до 67%. В чем же ее уникальность? — спросите вы. Это же блестящие результаты: за 6 дней с начала войны число солдат и танков в дивизии сократилось всего на треть. А уникальность в том, что дивизия стояла в глубоком тылу и передвигалась не от фронта, а к фронту. Кстати, делала она это медленней, чем движущийся в противоположном направлении по советской территории танковый корпус Майнштейна.

    А есть ли что-то, что Красная Армия в это время не теряла? Да, отвечает Солонин — это грузовики. Если взять ту же самую 10-ую танковую дивизию, в которой из 363-х танков через четыре дня осталось только 39, то из 864-х ее грузовиков за Днепр пришло 613 машин!

    Зачем нужны грузовики? Чтобы драпать.

    «То, что произошло летом и осенью 1941 года с Красной Армией, выходит за все рамки обычных представлений. История войн такого не знает, — пишет Солонин. — Красная Армия с первых же часов войны превратилась в толпу вооруженных беженцев, для которых допотопные газики были гораздо ценнее новейших, лучших в мире танков».

    Итак, к 9 июля Красная Армия потеряла 11,7 тыс. танков, 19 тыс. орудий и минометов, более 1 млн единиц стрелкового оружия. К концу сентября, повторю, 15 500 танков, 10 тыс. самолетов, 66 900 орудий и минометов, 3,8 млн единиц стрелкового оружия. «С потерями противника эти цифры даже невозможно сравнивать — у вермахта просто не было такого количества тяжелых вооружений», — замечает Солонин.

    Это были сотни тысяч тонн стали. Это было оружие, созданное ценой миллионов жизней. Это была продукция Харьковского, Челябинского, Сталинградского тракторного заводов, за которые было заплачено голодом и людоедством. Это было беспримерное, невиданное поражение. Все эти пушки, снаряды и танки достались немцам и потом сражались на их стороне.

    Вопрос: что было причиной этого беспримерного бегства? Ответов только два. Один заключается в том, что 22 июня 1941 года весь русский народ внезапно превратился в трусов.

    Кого только не называли трусами в мировой истории! Итальянцев, австрийцев, у Лермонтова находим «бежали робкие грузины», трусами честили японцы китайцев и белые — негров. Поправьте меня, но я не помню ни одного случая в истории походов Суворова или наполеоновских войн, чтобы кто-то — противник ли, союзник — назвал русских трусами.

    Русский солдат и русский казак всегда вселяли ужас в Европе своей нечеловеческой храбростью. И вот 22 июня 1941 года все солдаты превратились в трусов. Вместо того чтобы сидеть в совершенно неуязвимой громаде КВ и безнаказанно втаптывать в грязь стреляющие по ним в упор 150-мм немецкие гаубицы — они драпали.

    Эти трусы драпали так, что немецкие войска продвигались по 15-20 км в день, то есть фактически с той скоростью, с которой и идет пеший солдат. Итак, одно объяснение: все русские превратились в трусов.

    Другое объяснение заключается в том, что солдаты бросали оружие, потому что ненавидели Сталина, и их бегство было настоящим всенародным референдумом. Референдумом о том, как на самом деле российский народ относился к кровавому палачу, отнявшему у него свободу, собственность и жизнь.

    Сталин был великий психолог: он правильно рассчитал, что если превратить людей в рабов, а потом бросить рабов в наступательный поход, то эти рабы будут убивать, грабить и насиловать, желая выместить собственное рабство на противнике. Это среднестатистическая реакция человека, втоптанного в рабство.

    Но Сталин забыл подумать о том, что случится, если рабам придется обороняться. Ответ: рабы восстанут.

    Те, кто является поклонником Сталина, исповедуют, очевидно, первую точку зрения. Они считают, что был великий Сталин, который все предусмотрел, у которого было 24 тыс. танков, включая неуязвимые монстры КВ, — и на него наскочил слабый Гитлер, про лучший танк которого, Т-IV, российские военные отказывались верить, что он новейший и лучший, — но тут вся Красная Армия отпраздновала труса и разбежалась. Сталин был велик, вот только народишко ему попался неудачный.

    Я исповедую вторую точку зрения. Ту, что российский солдат способен на чудеса храбрости. Но 22 июня 1941 года он не видел причины сражаться за палача. Это было не бегство — это был бунт. С поправкой на условия войны.

    Есть ли еще какие-нибудь объяснения или, скорее, важные дополнения к причинам катастрофы 22 июня?

    О, да. Одно из них — это полный, тотальный обвал цепочки командования, вызванный паническим бегством сталинских начальников. Опять же процитирую — по Солонину — воспоминания Болдина.

    В первый день войны Болдин, первый замкомандующего Западным особым военным округом, прилетает на военный аэродром в 35 км восточнее Белостока и едет к фронту. По пути он встречает драпающий из Белостока ЗИС-101. «Из его открытых окон торчат широкие листья фикуса».

    Представительский ЗИС мог оказаться в распоряжении только трех человек: секретаря обкома и начальников облуправления НКВД и НКГБ.

    «Встреча с дамой и фикусом происходит восточнее Белостока, то есть за сто километров от границы, во второй половине дня 22 июня, то есть примерно через 12 часов после начала боевых действий» — пишет Солонин.

    Иначе говоря: начавшаяся война не совпадала с представлениями командующих палачей о прекрасном. Их идеалом была война, как в Катыни: когда стреляешь в затылок связанному польскому офицеру, и так 22 тысячи раз. Когда оказалось, что война — это когда в тебя стреляют, сталинским палачам это показалось нечестно, и они драпанули от линии фронта, прихватив с собой фикус.

    Когда немцы 26 июня вошли в Дубно, они обнаружили, что в местной тюрьме чекистами было убито 500 человек. «Все люди были полностью раздеты. В каждой камере висели головами книзу 3-4 женщины… У всех женщин были вырезаны груди и языки». У палачей НКВД хватило любви к великому Сталину на то, чтобы в суматохе бегства подвесить каждую женщину ногами вверх и вырезать у нее груди. На то, чтобы сражаться с врагом, времени не осталось.

    Заметим, что импотенция начальства — это не вторая причина поражения, это уже обозначенная первая причина. При каких условиях начальство бежит с поля боя еще до начала сражения? Когда оно знает, что ему начнут стрелять в спину.

    Есть ли еще обстоятельства, которые надо учесть для объяснения разгрома 22 июня?

    Да.

    Война начинается 22 июня. Но первые выстрелы ее, которые слышит в Ковеле полковник Федюнинский, командир 15-го стрелкового корпуса, — это не выстрелы немцев. Это выстрелы украинских повстанцев, которые обстреливают его машину и машину начальника штаба генерала Рогозина.

    А во Львове 24 июня комиссар 8-го мехкорпуса Попель описывает городские бои… нет, не с немцами. А с мятежниками. «Понять, где наши, где враги, никак нельзя —форма на всех одинаковая, красноармейская», — вспоминает Попель.

    Всю эту стрельбу в тылу тогда относили на счет «гитлеровских диверсионных групп», — но в том-то и дело, что вермахт не высадил в те дни в тылу Красной Армии ни одного десанта. Более того — «форма на всех одинаковая, красноармейская». Очень трудно себе представить, что люди, стрелявшие по комиссару Попелю во Львове, были исключительно украинскими националистами.

    В два дня красноармейскую форму добыть было трудновато — все-таки был не 1994 год, и формой, как в Чечне, не торговали. Проще всего себе представить, что форма была на тех, на ком она и должна была быть, — на солдатах Красной Армии.

    22 августа 1941 года майор Кононов, член ВКП (б) с 1929 года, кавалер ордена Красного Знамени, выпускник Академии им. Фрунзе, ушел к немцам с частью бойцов своего 436-го полка. Летчики перелетали к немцам десятками: из них даже сформировали «русскую» часть люфтваффе, причем среди асов оазались два Героя Советского Союза: капитан Бычков и старший лейтенант Антилевский. Число «хиви», то есть бывших советских людей, зачисленных в регулярные части вермахта в качестве помощников, к июлю 1943 года составило 600 тыс. человек: а ведь были еще полицаи, была еще РОА, тот же Кононов сформировал свою часть, «102-й казачий дивизион».

    Кто они были? Бывшие комиссары и комсомольцы? Отчасти да, так хорошо ж Сталин воспитал свою элиту, что ей было все равно в кого стрелять, лишь бы стрелять. Те, кто ненавидел Сталина? Тогда за что?

    В чем причины этого «беспримерного, как в истории России, так и в истории Второй мировой войны сотрудничества с оккупантами»? (Солонин) Неужели русский народ испортился? С французами не сотрудничал, к англичанам под Севастополем не перебегал, японцам в 1905-м не сдавался, а вот появился величайший гений всех времен и народов, Генералиссимус Сталин, и народ стал толпами перебегать? И к кому? К людоедам.

    12 сентября 1941 года Сталин подписывает директиву о создании заградотрядов. «В наших стрелковых дивизиях имеется немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие», — говорится в ней.

    Что это за зверь такой — заградотряды? Это, если подумать, удивительная тактика. Это тактика террористов, когда не ты воюешь, а кто-то впереди тебя, кому ты при случае пустишь пулю в затылок. Во всей мировой истории нет ничего подобного. Есть только отдаленные аналогии: например, палестинские террористы. Да еще в Китае был такой военный строй — всадники, скованные цепями, чтобы, значит, не разбегались.

    И в России такого не было. Воевали со шведами, не было заградотрядов, воевали с французами, не было заградотрядов, на чужой земле воевали, Париж брали, Измаил, Плевну, в горах Кавказа дрались насмерть с диким чеченом и черкесом — не было заградотрядов! Но появился самый величайший человек в истории, и возникла нужда в заградотрядах!

    Из вышесказанного следует еще одна очень важная вещь: вошло в моду — с легкой руки Жукова — издеваться над Сталиным: вот, мол, к войне не были готовы, танки все были устаревшие, а Сталин еще и приказывал контратаковать.

    Но если вы посмотрите на события с точки зрения Сталина, если вы представите себе то, что знал он, то его приказы являются совершенно логичными. Что знал Сталин? Что он обладает семикратным численным преимуществом в танках; что он обладает абсолютным преимуществом в боевых характеристиках машин, что один КВ способен ездить по полю боя где-нибудь под Белостоком так же безнаказанно, как по полю боя под Бородино.

    Да, Гитлер напал: это представляет из себя некоторое тактические неудобство и большую идеологическую выгоду. Наш советский танк тут думал, как раздавить гитлеровский запорожец, а запорожец вдруг сошел с ума и сам шмякнулся о танк. Ну и что? Все равно результат для запорожца в конечном итоге одинаков. И вдруг вся эта громада, как колосс на глиняных ногах, складывается и бежит, бросая 15 тыс. танков и 3,8 млн винтовок.

    Представить себе, что выпестованные им палачи настолько трусливы, а его народ настолько его ненавидит, Сталин вряд ли был в состоянии.

    Приказы о контратаках — с точки зрения Сталина — были совершенно логичны. Они вытекали из всего, что Сталин знал о своей армии. И не менее логичен был еще один приказ — признать пленных изменниками. Взглянем опять же на происходящее с точки зрения Сталина. Сталин знал, что эти пленные, обладая полным превосходством, сдались, бросили 15 тыс. танков и 3,8 млн винтовок. Отчего? Только потому, что они против Сталина. Как оно и было на самом деле.



    Дорасходуй живую силу…

    Ну, хорошо, скажете вы, почему бежали понятно. А почему остановились? Бежали-бежали, а почему ж потом выиграли войну?

    Это вопрос так прост и так жуток, что даже самые бесстрашные историки боятся давать на него ответ.

    Обычный ответ: народ понял, что Гитлер еще хуже Сталина, война действительно стала Отечественной.

    Такой вопрос: а народ это как понял? Хронику посмотрел? В июне он хронике не верил, в июле не верил, в августе толпами сдавался в плен, а к зиме — поверил?

    29 июня 1941 г. великий и мудрый тов. Сталин приказал «не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего», обрекая тем на верную смерть 40 млн населения, оставшегося под немцами; 28 сентября 1941 г. Жуков повелел разъяснить всему личному составу, «что все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны»; 17 ноября 1941 г. Сталин повелел «разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии в 40-60 км в глубину от переднего края и на 20-30 км вправо от дорог».

    Послушал все это народ и решил: да что вы, Гитлер гораздо хуже Сталина! И стал драться насмерть.

    Вот только трудно это себе представить. «Наши советские партийные руководители и особенно органы НКВД боятся народных масс, а потому, спасая свою шкуру, они первыми, с приближением фронта, бегут от немцев, боясь, что с приходом немцев не немцы, а массы расправятся с ними».

    «Наша армия в настоящее время небоеспособна, так как она в основном состоит из крестьянской массы, а крестьянам не за что воевать, они ожидают больше от Гитлера, чем от советской власти, так как с 1929 года над ними форменным образом издевались».

    Так рассуждал замнаркома боеприпасов Клюев, о чем и доложил собственноручно Берия Сталину 10 февраля 1942 года. И вряд ли те, кто думал так, как Клюев, к зиме свое мнение переменили.

    Что же переменилось к зиме 1941-го, когда заградотряды расстреливали людей, как мух, а посланные Сталиным диверсанты жгли деревни за линией фронта, обрекая людей на смерть? Ответ: меры Сталина возымели действие.

    Страшный ответ заключается в том, что войну (в том смысле, в котором мы понимаем эту войну) действительно выиграл Сталин. А оружием, которым он ее выиграл, стал не танк, не самолет, не гаубица, а заградотряд.

    Как воевала Красная Армия? Что было ее основным приемом?

    «До самого конца войны русские, не обращая внимания на потери, бросали пехоту в атаку почти в сомкнутых строях», — пишет генерал Меллентин.

    «Атаки русских проходят, как правило, по раз и навсегда данной схеме — большими людскими массами — и повторяются несколько раз без всяких изменений», — сообщает немецкая разведка в 1942 году.

    «Большие плотные массы людей маршировали по минным полям. Люди в гражданском и бойцы штрафных батальонов двигались вперед, как автоматы, бреши в их рядах появлялись, когда кого-нибудь убивало или ранило взрывом мины. С расстояния в 600 метров мы открыли огонь, и целые отделения в первой толпе атакующих повалились на землю… Уцелевшие одиночки тупо шли вперед. Это было жутко, невероятно, бесчеловечно. Ни один из наших солдат не стал бы двигаться вперед», — это уже немецкий офицер о боях под Киевом.

    Так это выглядело в описании немцев.

    Так это выглядело в описании немецких генералов.

    А вот так это выглядело в описании Николая Никулина, члена-корреспондента Российской академии художеств, ведущего научного сотрудника Эрмитажа, который в 1941-м попал связистом в 13-й артиллерийский полк.

    Провоевав всю зиму 41-го под Ленинградом, он описывает страшную картину: геологические слои трупов, павших в боях у станции Погостье. «Позже, весной, когда снег стаял, открылось все, что было внизу. У самой земли лежали убитые в летнем обмундировани в гимнастерках и ботинках. Это были жертвы осенних боев 1941 года. На них рядами громоздились морские пехотинцы в бушлатах и широких черных брюках. Выше сибиряки в полушубках и валенках, еще выше политбойцы в ватниках и тряпичных шапках, на них тела в шинелях и маскхалатах, с масками на головах и без них».

    Рядовые, которых гнали в бой заградотряды, не могли отступить. Но это не означало, что не могут отступить командиры. Для того чтобы отступить, им надо было всего лишь израсходовать личный состав. Тогда они могли отступать, не боясь быть расстрелянными.

    «Давай, твою мать, дорасходуй живую силу и отступаем на переформирование», — это воспоминания отца Дмитрия Орешкина.

    В воспоминаниях Николая Никулина есть такая деталь: после войны он встречается с немцем, который воевал против русских. Немец вспоминает, как к ним на передовую прискакал молоденький лейтенантик и ну поднимать войска в атаку: за Фатерлянд, за Гитлера! Первым вскочил на бруствер, первым получил пулю — в атаку никто не пошел.

    У руководителей Красной Армии таких проблем не было. Вот 311-ая дивизия, возле того же Погостья, Никулин случайно видит ее командира: «Я заглянул в щель сквозь приоткрытую обмерзлую плащ-палатку, заменявшую дверь, и увидел при свете коптилки пьяного генерала, распаренного, в расстегнутой гимнастерке. На столе стояла бутыль с водкой, лежала всякая снедь: сало, колбасы, консервы, хлеб. Рядом высились кучи пряников, баранок, банки с медом — подарки из Татарии «доблестным и героическим советским воинам, сражающимся на фронте», полученные накануне. У стола сидела полуголая и тоже пьяная баба». В довершение следует добавить, что штатная численность стрелковой дивизии в 1941 была 14 тыс. чел., а 311-ая потеряла убитыми 60 тыс. и пропустила через себя 200 тысяч.

    Комдив Гладков в своих воспоминаниях описывает, как в 1944 году, будучи брошен в наступление, осмелился потребовать артподготовки. В ответ — мат командующего Масленникова: «Нет боеприпасов — сам иди в атаку!»

    Гладкову еще повезло. Он был все-таки комдив. Основной костяк бойцов, расстреливаемых особистами перед боем, как раз и состоял вот из таких «паникеров» и «трусов», которые считали нужным палить из пушек по высоте, вместо того чтобы «израсходовать» солдат и дать возможность товарищу чекисту отступить в тыл на переформирование.

    «В пехотных дивизиях уже в 1941-1942 годах сложился костяк снабженцев, медиков, контрраздвечикдво, штабистов и тому подобных людей, образовавших механизм приема пополнения и отправки его в бой, на смерть», — вспоминает Никулин.

    «Подходя к минному полю, наша пехота проводит атаку так, как будто этого поля нет», — объяснял генерал Жуков изумленному генералу Эйзенхауэру.

    Вот это самая страшная правда. Войну (в нашем понимании) действительно выиграл Сталин. Выиграла его стратегия: гнать и гнать людей вперед, на минные поля и немецкие пулеметы. При этом расходным материалом были не люди — была самая Россия.

    Что делал Жуков под Ельней в августе 1941 года? Бросал пехоту на штурм сначала врытых в землю танков, а потом — пустых минных полей.

    Что делал Жуков — этот «браконьер народа русского», как назвал его Виктор Астафьев — подо Ржевом? В течение 15 месяцев он бросал полк за полком, дивизию за дивизией, на абсолютно бессмысленный штурм укрепленных немецких позиций. Потери войск превысили 2 млн человек, вдвое превзойдя потери в Сталинградской битве. Сам город был уничтожен полностью: из 40 тыс. населения в живых осталось 248 человек.

    Ржев — это самая кровопролитная битва за всю историю человечества. А что мы о ней знаем? Ничего. Поскольку Жуков Ржева с боем не взял – немцы спокойно отошли, когда стало поджимать с флангов, — то официальная историческая наука даже не признает такой битвы: Сталинград был, Курск был, а Ржева не было.

    Может быть, выучились к 1944-му?

    «Потери, – пишет Бешанов в книге «1944, победный», — в 1994 году составили, по неполным данным, 6,5 млн солдат и офицеров убитыми и ранеными, то есть, как и в предыдущие годы, действующая армия была израсходована почти на 100 процентов».

    Год 1945-й. При взятии Берлина ежесуточные потери Красной Армии составили по 15 тыс. человек в день — это были самые большие потери за войну. Жуков ввел в город две танковые армии, которые там и «истратил». В чем причина? Социалистическое соревнование между Коневым и Жуковым за то, кто первым возьмет Берлин.

    Но вот еще вопрос: когда появилась эта стратегия?

    30 ноября 1939 года начинается «зимняя война» с Финляндией. В войне безвозвратно «потрачено» 127 тыс. человек. Историки до сих пор спорят, была эта война поражением или победой. При этом, как правило, они пытаются оценить эти результаты и эти потери с общечеловеческой точки зрения. С точки зрения, скажем, генерала Эйзенхауэра. Но самый главный вопрос — другой: а как оценил результаты «зимней войны» Сталин?

    Для этого достаточно спросить, а что он сделал с маршалом Тимошенко, который ей командовал? Расстрелял? Отправил в отставку за большие потери?

    Ответ: 8 мая 1940 года Сталин назначил Тимошенко наркомом обороны вместо Ворошилова.

    А через десять дней после своего назначения Тимошенко подписывает «МП-41» — мобилизационный план Красной Армии. И в нем значится: «Потребность на покрытие предположительных потерь на год войны в младшем начальствующем составе и рядовом составе рассчитана исходя из 100%-ного обновления армии».

    А теперь посмотрим: сколько полагалось мобилизовать до начала войны. Ответ: 7 млн 850 тыс. человек. Это — «исходя из 100-процентного обновления». Умножим 7,850 млн на четыре года войны и увидим, что Сталин планировал потерять больше, чем потерял.

    Вот это — самое важное. Потери под Ельней, подо Ржевом, 100-процентное обновление армии в 1944-м — это не вынужденные события. Не следствие бездарности Жукова. Это не тактическая импровизация, случившаяся из-за нехватки снарядов. Это — стратегия. Стратегия, которая заключается в том, что Россия, ее народ, совершенно сознательно приговариваются к роли топлива, сгорающего в гигантской военной машине, наползающей на мир. Сколько во Франции живет в 1939 году? 41 млн человек. Сколько в Италии? 43 миллиона. В Австрии? 7 миллионов. В Бельгии? 8 миллионов. В Болгарии? 6 миллионов. В Нидерландах? 9 миллионов. В Чехословакии? 15 миллионов. В Румынии? 19 миллионов. В СССР? 170.

    Как же тут ради такой добычи не израсходовать хоть 10, хоть 30 миллионов русских?

    Вот это надо понимать тем, кто хвалит Сталина: либо Сталин, либо Россия. Сталин не просто сжег Россию в войне. Это было сделано совершенно сознательно. Это была не тактика, это была стратегия. 100-процентное израсходование России совершалось согласно плану.

    Что ж, согласимся: Сталин действительно создал нечто невиданное в мировой истории. Все гениальные полководцы в мире работали с той армией, которая у них была. Александр Македонский — с фалангой, Цезарь — с легионом.

    Есть только два правителя в истории человечества, которые реализовали другую стратегию. Эти двое считали, что не нужно гениальных полководцев. А нужно создать такой строй, который породит армию, способную выигрывать сражения при любом полководце. Один из них — Цинь Шихуанди, основатель империи Цинь, последователь школы «фа цзя». Другой — Иосиф Сталин.

    Предписания «фа цзя» очень просты. «Фа цзя» — это учение о том, во что надо превратить государство, чтобы оно завоевало весь мир. Для этого надо сделать так, чтобы в государстве не было торговцев, шутов или ученых, а были лишь крестьяне, способные выращивать зерно для содержания армии.

    «Если в государстве есть десять паразитов, — сказано в «Книге правителя области Шан», — Ши цзин, Шу цзин, ли, музыка, добродетель, почитание старых порядков, человеколюбие, бескорыстие, красноречние, острый ум… то государство будет расчленено. Если же государство избавится от этих десяти паразитов… то оно непременно побеждает».

    Сталин, как и Цинь Шихуанди, избавился от «десяти паразитов». Сталину, как и Цинь Шихуанди, не были нужны гениальные полководцы. Он создавал такую систему, которая порождала армию, выигрывающую в конечном итоге любые сражения. Поэтому-то главным полководцем Сталина «великий браконьер русского народа» Георгий Жуков, способный тратить людей просто так что под Ельней, что под Берлином.

    Такая система не могла не выиграть войну. Но она истратила русский народ дотла. «Он, он и товарищ Сталин сожгли в огне войны русский народ и Россию», — восклицает о Жукове Виктор Астафьев, один из тех, кто уцелел подо Ржевом — по три мужика на сотню в его поколении.

    «Ни одна страна, ни один народ не терпел такого поражения в войне, как Россия и русский народ. Ее, России, попросту не стало. Страшно произносить, но страна-победительница исчезла, самоуничтожилась».

    И каждому, кто хвалит Сталина, надо выбирать. Либо он хвалит Сталина, истратившего русский народ до тла, хвалит командира 311-й дивизии, парившегося в тылу с бабами, хвалит палачей, расстреливавших перед строем тех, кто отказывался бросать своих солдат на штурм без артподготовки, — либо он за тех, кто умер под Ельней, подо Ржевом, в Погостье.



    Сталин войну проиграл

    Вот это, пожалуй, есть самое страшное, что не хочется признавать любителям Сталина. Сталин — в его, Сталина, понимании — войну не выиграл. Сталин войну проиграл.

    Сталин с момента прихода к власти готовился к войне за мировое господство. «Большевистскую миссию Красная Армия будет считать выполненной, когда мы будем владеть Земным Шаром» — это комиссар Гамарник на активе Наркомата обороны 15 марта 1937 года. Гамарника, кстати, вскоре расстреляли.

    Чтобы создать базу для этой войны, Сталин уничтожил не миллионы, а десятки миллионов. Чтобы создать международные условия для этой войны, Сталин выпестовал Гитлера. Сталин пытался разжечь войну между Гитлером и западными демократиями в Испании, в Чехословакии и наконец разжег ее в Польше. Сталин совместно с Гитлером оккупировал территории с население в 23 млн человек и при этом повел дело так, что ведущие мировые демократии на коленях умоляли Сталина вступить в войну против Гитлера.

    И вот эту войну Сталин проиграл. За три месяца после 22 июня 1941 года огромная военная машина потеряла 15 500 танков, 66 900 орудий и минометов, 3,8 млн единиц стрелкового оружия. Сталинской военной машине был нанесен такой смертельный удар, что, наступая в 1945 году, она захватила только половину Европы.

    И тогда же выяснилась еще одна страшная для Сталина вещь. Сталин был, без преувеличения, гениальным военным конструктором. По сути, он был Главным конструктором СССР. Именно Сталин решал, какие самолеты и какие танки ему нужны. Он досконально разбирался в чертежах. Он лично звонил Илюшину с требованием снять стрелка с задней полусферы на Ил-2 — или, наоборот, поставить.

    Но Сталин, как Главный конструктор и Главнокомандующий, был поразительным воплощением той мысли, что генералы всегда готовятся к прошлой войне. Та война, к которой готовился Сталин, была Первой мировой. Позиционной войной, в которой танки и артиллерия взламывали оборону противника. И все решения Сталина были связаны с созданием более совершенных танков и самолетов и более совершенных способов эту оборону взломать.

    Парадоксальным образом Сталин проигнорировал все новейшие технические разработки — реактивные двигатели, ракеты, ядерное оружие.

    Все работы над ними были начаты только после того, как НКВД доложил, что такие работы ведутся за рубежом. Это было тем более обидно, что советские ученые подавали пионерные идеи практически во всех этих сферах.

    И вот в конце Второй мировой войны США взорвали над Хиросимой и Нагасаки атомную бомбу, а у Сталина атомной бомбы еще не было. В таких условиях продолжать войну было бессмысленно.

    И Сталин это знал. Именно поэтому он не принял парад Победы и при его жизни не было написано истории войны с Германией.

    А это означало, что СССР обречен. СССР в начале 40-х мог вполне реально рассчитывать на покорение Европы. Когда военное превосходство СССР было подавляющим, когда демократические лидеры Европы, как им и подобает в период мирного времени, были слишком трусливы и ограниченны, чтобы готовиться к войне, а общественное мнение в Европе во многом определялось агентами Сталина.

    Когда у США появилось ядерное оружие, когда Черчилль в Фултоне заявил о недопустимости военной слабости демократий, ведущей к «соблазну» Советов, и о необходимости стратегического союза между США и Великобританией с целью недопущения новой политики умиротворения агрессора — это означало, что СССР обречен.

    Именно поэтому все, что мы имеем сейчас, было заложено при Сталине. Мы имеем демографическую катастрофу. Мы имеем экономическую катастрофу, когда промышленность, создававшаяся только для войны, оказалось заведомо неконкурентоспособной, а люди, выучившиеся делать лопатки для двигателей и броню для танков, не умеют ничего больше. И мы имеем экологическую катастрофу в городах, воздух которых отравлен, а вид в точности напоминает концлагерь: бараки в жилой зоне и промзона-заводы.

    Нам говорят: Сталин принял Россию с сохой, а оставил ее с атомной бомбой.

    Так вот. У меня был прадед, которого звали Яков. Он был крестьянин из села Алексенки близ Бородино (да-да, того самого), и к тому времени, как его раскулачили, у него была конная сеялка и конная веялка. И когда мы с отцом в конце 80-х приехали в Алексенки, мы увидели три покосившиеся избы и старую бабку, которая показала нам эту сеялку и эту веялку и сказала: «До конца 60-х наш колхоз сеял яковой сеялкой и веял яковой веялкой».

    Александра Антоновна Лямина (Баранова) и Лямин Яков Петрович, владелец яковой сеялки и яковой веялки

    Мне трудно представить себе развитие событий, при котором Россия Столыпина, Россия, в которой за несколько лет в Сибири появилось 3 млн процветающих крестьянских хозяйств, Россия, которая строила КВЖД, Россия, которая обладала огромным генофондом работящих крестьян и огромными природными богатствами, — не обзавелась бы к середине ХХ века ядерной энергией и без Сталина.

    Но мне очень легко себе представить, что без Сталина под Бородино не сеяли бы в 60-х годах сохранявшейся полвека яковой сеялкой и не веяли бы яковой веялкой.

    Если о чем и свидетельствует история Сталина, так это о том, что зло не окупается. Заметьте, за все предыдущие страницы я не разу не употребила слов «негуманно», «аморально» и так далее. Будем проще: зло — стратегически невыгодно.

    Сталин сжег Россию, чтобы завоевать мир. Мир не завоевал, а Россию спалил до тла.

    Сталин — как вирус. Вирус встраивается в клетку, переключает все ее ресурсы на себя, вычерпывает ее дотла, заставляеет ее производить вместо других клеток — себя. Ему неважно, что хозяин умрет, за это время вирус настолько размножится, что заразит других хозяев. Такова же была и стратегия Сталина: переключить все ресурсы России на себя, выпить ее народ до дна, истребить, но в процессе заразить полмира и получить новые заводы и новые народы для размножения. И вот не сработало.

    Часто говорят, что в истории не бывает сослагательного наклонения. Мы, мол, не знаем, что да если бы. А вдруг Бронштейн, если бы его Сталин не расстрелял, все равно бы ничего не открыл? А вдруг Лангемак больше не построил бы ни одной ракеты? А вдруг все 20 млн кулаков, если бы они не были высланы, все равно бы прекратили работать? А вдруг из всех 28 млн, что погибли под Ельней, подо Ржевом, под Берлином, – ни один, выжив, не сделал бы в жизни ничего? Не сочинил бы ни одной симфонии? Не написал бы ни одной великой книги? Не родил бы ни одного сына, который сделал бы гениальное открытие?

    И вообще, мол, в 1913 году Россия развивалась, а вдруг бы она сама собой прекратила развиваться? Без Сталина? Была в 1913 году с сохой, и в 1953-м тоже с сохой бы и осталась? Чего, мол, сравнивать Россию с США? Или с Европой?

    Тогда возьмем для сравнения ту часть Российской Империи, которую Сталину не удалось завоевать: я имею в виду Финляндию. Вряд ли кто в начале ХХ века стал бы называть чухонцев самой развитой частью империи. История Финляндии в ХХ веке — не сахар. Финляндия перенесла две советско-финских войны, в обоих под ружья были поставлены все, кто умел сражаться, а потери войск, дравшихся до последнего вздоха, составляли по 30-40%. В феврале 1944 года Хельсинки стал объектом крупнейшей за все время Второй мировой войны операции советских ВВС: на город было сброшено 2,5 килотонн. В 1945 году от Финляндии были отрезаны лучшие куски территории; у нее забрали никелевые месторождения в Печенге, заставили выплатить 300 млн долл. товарами по довоенным ценам и еще 6,5 млрд финских марок.

    Переедьте финскую границу в Выборге. Посмотрите на асфальт, который вдруг перестал трескаться. На аккуратные домики вдоль шоссе. На города, похожие на города, а не на бараки. И представьте себе, какой бы была эта страна, если бы в ней жили не 5,5 млн, а 600 млн человек.

    Неужели вы думаете, у этой страны не было бы ядерной энергии? Неужели вы думаете, она не была бы сверхдержавой?
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  3. #43
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    Яков Кротов

    ИСТОРИЯ РОССИИ В ХХ ВЕКЕ

    ХРИСТОС ПЕРЕД СТАЛИНЫМ

    Дочь Сталина описывала, как осенью в 1947 года на даче Сталин набросился на впавшего в немилость номенклатурного деятеля: «Сидит, как Христос, как будто это его и не касается! Вот – смотрит на меня, как Христос!».

    «Как Христос» - это как? Как безмолвный обвиняемый перед неправедным судьёй? Сталин, хотя и учился в семинарии, мог читать Евангелие и знать Мф. 26, 26. Или как изображение на картине «Плат Вероники» - со зрачками в центре глаза, так что у смотрящего ощущение, что глаза смотрят на него, не отрываясь, словно следят? С «молчаливым упрёком»? Или, напротив, с любовью, которая не только не упрекает, но просит и самого смотрящего не упрекать себя ни в чём?

    Впрочем, «или» не обязательно. В этом выкрике могли соединиться все эти оттенки, он, возможно, приоткрывает религиозный опыт Сталина, опыт, ничем особенным не отличающимся от базового духовного опыта других людей. Все буквы похожи друг на друга, различия начинаются, когда из букв складывают тексты, и не под диктовку учителя, а самостоятельно.

    Лично Сталин, кажется, более всего боялся во взгляде Христа доброты. Сестру покойной жены он называл «беспринципной», «дурой», потому что она была, по воспоминаниям Аллилуевой, «воплощение доброты, того идеального последовательного христианства, которое прощает всех и вся. Вряд ли я знаю и могу назвать кого-либо еще, кто мог бы так последовательно и упорно всю жизнь, с самой юности и до сегодняшнего дня, посвящать всю себя целиком людям -- помогать им, думать об их делах, думать всегда прежде о них, и совсем в последнюю очередь -- о себе». Сталин говорил, что «её доброта хуже всякой подлости». Очень советская чёрточка.

    СВОБОДА МЕЖДУ СТАЛИНИЗМОМ И АНТИСТАЛИНИЗМОМ

    I.

    День рождения Сталина сталинистами воспринимается нынче, видимо, как день рождения России, для антисталиниста это день гибели России. Со Сталиным нужно поступить как в фильме Абуладзе - выкинуть прочь, выкинуть подальше. Иначе всё будет идти вкривь и вкось.

    Любопытно, что антисталинизм есть, а вот антиленинизма нет. Это зеркальное отражение того факта, что культ Сталина жив, а культа Ленина - нет. Ленин воспринимается как предтеча Сталина - и, пожалуй, небезосновательно. При этом лозунгом стало "Уберите Ленина из Мавзолея", а вот лозунга "Уберите Сталина с Красной площади" не сложилось. Вряд ли потому, что трупу Сталина придают меньше значения - "Покаяние"-то явно про Сталина, не про Ленина. Просто трупа Сталина побаиваются, ленинского - нет. Есть шанс, что ленинский труп уберут, но за сталинский - встанут грудью, и не номенклатурные сталинисты, а низовые. Вот Мавзолей - это игрушка номенклатурных ленинцев, его разбери, народ лишь плечами пожмёт.

    Антисталинизм в России такой же кривоватый, как и русский сталинизм. Те, кто более всего получил от Сталина - номенклатура - более всего и осторожничают. Фотографии Сталина не на членовозах, на грузовиках. Самый выраженный, говоря медицинским языком, сталинизм сегодня - в православной упаковке, но и тут упаковщики не архиереи, а низовое духовенство и миряне. Хотя более всего от Сталина получили именно архиереи - прежде всего, им была дарована полная и безусловная свобода от священников и мирян, такая свобода самодурства, которой архиереи даже при царях не пользовались.

    Конечно, номенклатура по определению неспособна на какой-либо глубокий "изм". Сталинские архиереи, к примеру, воспевали Сталина как немецкие Гитлера и даже горячее, но ненавидели холодной ненавистью, а среди немецких-то церковных деятелей искренние гитлеровцы попадались.

    В напряжённом отношении власти к Сталину есть и вполне рациональное зерно. Сталин у русских ассоциируется с Россией, а Россия - слишком реальна, чтобы пользоваться доверием у номенклатуры, этой повелительницы фикций. Чем громче кремлёвские демагоги лепят про "великую Россию", "Россия - вперёд!", тем очевиднее, что России они не понимают и России они боятся. Точно так же для придворных плясунов, изображающих русские народные танцы или песни, главный враг - не австрийский или австралийский фольклор, а настоящие народные танцы и песни. Впрочем, после ликвидации "кулачества" и превращения уцелевшего населения в безнациональных "сельскохозяйственных рабочих", озабоченных исключительно выживанием, народа можно уже не бояться.

    II.

    Тесная увязка Сталина с Россией - одна из проблем антисталинизма, но не главная. Теоретически, можно было бы аккуратно разделить Сталина от страны, которой он управлял, как разделили же немцы - правда, не вдруг и не вполне по своей воле - Гитлера от Германии. Практически, у антисталинизма огромный страх перед Россией - не мифическая русофобия, а реальный страх страх перед реальной страной, которая может и должна быть свободной. Представление о том, что Россия так же не является созданной специально для сталинизма, как и любая другая страна, что Россия так же существовала при Сталине, как при Иване Грозном, - абсолютно верная и благородная интуция, хотя мало кто из носителей этой интуиции способен её осмыслить. Многим противен антисталинизм, но никто, кажется, толком не сформулировал, что именно в антисталинизме противного.

    В антисталинизме заметна пошлость, когда вся сложность тоталитаризма сводится к злой воле одного человека – и в результате исчезает целая страна, остаётся один злой гений. Это даже не пошлость, это опошление, но пошлость в принципе есть процесс, постоянное сползание вниз. Пошлости нет, есть опошление. Это проявление того остывания творческого продукта, о котором сокрушался Бердяев. Нельзя сотворить ничего пошлоустойчивого, это нарушило бы принцип свободы. Пошлость есть уплощение, а предмет становится более плоским не только когда усыхает (и не всё усыхает), но когда человек подымается вверх и начинает смотреть с высоты на то, на что раньше смотрел снизу.

    Всё опошливается, но не всё опошливается в равной степени. Апостол Павел говорил, что иная слава у солнца, иная у луны, так вот, увы, по-разному и опошливается всё в мире. Почти не поддаётся опошлению любовь - во всяком случае, как целое. Трудно опошливается добро. Крайне легко делается пошлой борьба за добро. Зло, кстати, не бывает пошлым - ему некуда уплощаться, оно и так двумерно, даже одномерно. Антисемитизм не пошлое явление, он просто грех и глупость. Борьба же с антисемитизмом бывает благородной и умной, но бывает и пошлой. Главный механизм опошления - корысть, не всегда денежная, часто человек получает психологическую выгоду, растворяясь в безликом "мы". С антисемитизмом можно бороться лишь во имя человека - человека еврея, человека Израиля, человека иудея. Пошлый же антисемитизм борется с антисемитизмом во имя Израиля, евреев, иудаизма.

    Любопытны различия в борьбе со сталинизмом и гитлеризмом. Примечательно, что в Германии борьба была и есть прежде всего не с гитлеризмом, а с нацизмом, в России же более борются со сталинизмом, чем с коммунизмом. Это одна из причин, почему антисталинизм в России отдаёт пошлостью. В Германии в первые послевоенные десятилетия тоже пытались защититься от кошмара совершённого греха, представляя Гитлера искусителем, совратившем нацию. Соблазн культа антиличности, сваливания всего на некоего антихриста в Германии был преодолён, в конце концов, а в России нет. (Насколько глубоко христианство, пытающееся идти за Христом, настолько мелкая и пошлая психология, которая озабочена лишь борьбой с антихристом). Антисталинизм как перенос всего греха на Сталина - психологически неизбежен, нравственно порочен и уйти от этого антисталинизма надо. Иначе мы имеем антисталинистов, которые демонстрируют такой же конформизм и холуйство в отношении нынешней русской системы, какую демонстрировали сталинисты при Сталине. Обличения Сталина играют роль громоотвода, успокаивают нечистую совесть - мёртвого шакала пинают, живым шакалам прислуживают. Конечно, не все - но дело-то в том, что нормальный человек не может быть сведён к "антисталинизму", как бы горячо он ни разоблачал Сталина, соответственно, и не обидится на подобные инвективы.

    III.

    Более же всего антисталинизм уподабливается сталинизму, когда отрицает, что и под Сталиным была жизнь, когда сводит русскую действительность к карикатуре. Это вызывает сегодня у многих умных и порядочных людей скептическое отношение не только к антисталинизму, но к идеям свободы и демократии в целом. Разве без них не жили? И не надо говорить, что при Сталине одни жили, а другие выживали или гибли. Это верно, но разве все, кто жил, виновны?

    Не уподобляется ли антисталинизм сталинизму, когда исповедует принцип коллективной вины? Так даже Сталин был умнее со своим (абсолютно лицемерным) "сын за отца не отвечает". Антиисторично - то есть, неправда - говорить, что "весь народ" поддержал Сталина, как антиисторично говорить, что "все немцы отвечают за Гитлера". Гитлер и Сталин очень тщательно убивали миллионы своих противников, так что "поддержку" демонстрировали не "все", а лишь "все уцелевшие". Тоталитаризм хоть нацистский, хоть коммунистический утверждался не столько благодаря поддержке большинства, сколько благодаря активности меньшинства и благосклонной пассивности большинства.

    В России есть ещё и тот печальный оттенок, что тут сталинским репрессиям более всего ужасались и ужасаются люди, которые связаны с палачами или сами не прочь попалачествовать. Это прямой результат сталинского тоталитаризма: возможность писать мемуары была дана в первую очередь жертвам из номенклатуры, а крестьянам, толстовцам, Свидетелям Иеговы такую возможность тщательно перекрыли. Никто из нынешних антисталинистов ни разу не вступился за гонения против Свидетелей Иеговы, которые Кремль активно, в особо циничной и глумливой форме ведёт уже три года. Да что там - даже за "респектабельных" римо-католиков не заступались, когда их гнобили в начале путинского правления.

    Понятно, почему антисталинисты - наверное, стоит ещё раз повторить, "пошлые антисталинисты" - пассивны. Краеугольный камень их антисталинизма - неверие в силу свободы, в силу творческого духа личности и, напротив, вера в то, что любая мелкая канцелярская крыса - каковой был и Сталин - это великий крысолов, который в силах безвозвратно увести за собой миллионы людей. Вот такому антисталинизму нужно противопоставить веру в то, что люди - не крысы, что когда люди идут всё же за крысой, то именно - а крысой, а не за крысоловом, по своему выбору, а не велению волшебной дудочки. Человек - не крыса, именно поэтому то, что для крысы естестенно, для человека - грех крысятничества, трусости, жадности, предательства.

    Не было и нет - хоть при Иване Грозном, хоть при Сталине, хоть нынче - никакого града Китежа, никаких святых подвижников, которые в лесах, по выражению Волошина, куют некий меч молитв, нет никаких таких святоподобных Матрён и матрёниных дворов, были в лучшем случае матрёнены придворные, вроде того же Солженицына. Это плохая новость для тех, кто склонен проецировать вовне свои надежды, свою силу. Хорошая новость та, что силы - есть, что надежды - не беспочвенны. Были и под Сталиным силы, была не только жизнь как физическое существование - такая жизнь обычно довольно подлое явление, когда вокруг Освенцим, а у выживанта - работа в освенцимской бухгалтерии. Был под Сталиным и мальчик Александр Мень, и те же толстовцы, иеговисты, старообрядцы - не соучаствовавшие, хотя и не сопротивлявшиеся силой. Были порядочные люди - и порядочность вновь измеряется несоучастием. Тот же Сахаров - отличный пример. Само-то по себе изготовление атомной бомбы нравственно безразличный поступок, хоть для Теллера, хоть для Сахарова. Сталин исчез, конечно, не благодаря тому, что кто-то не становился его соучастником. Сталин исчез благодаря тому, что смерть - и для тирана смерть. Сталинизм исчез... Но разве он исчез? Далеко нет, только усики отклеили, и тем-то и плох антисталинизм, что он не в силах узнать сталинизм, отклеивший усы.

    Сталинизм не исчез, но не исчезла и вера в то, что сталинизм - как и любая несвобода - всё-таки побеждается не военной силой, не насилием, а силой мирной и творческой. Те же немцы победили нацизм в полной мере не благодаря поражению и пропаганде союзников, а значительно позже, когда против нацизма выступило поколение, при Гитлере ещё и не рождённое. Люди, которые ищут середину между сталинизмом и антисталинизмом - сегодня это, в основном, люди, пошедшие в школе после 1991 года - ищут не покоя, а ищут выхода своей творческой энергии и своей жажде свободы. А им говорят: "Ну, Россия обречена, тут такой народ, всегда слепят очередного Сталина". Может быть, самый болезненный послед сталинизма - неумение вообще произносить слова "свобода", зацикленность на "Россия", "народ". Эта зацикленность как раз и роднит сталинистов и антисталинистов - их пошлую разновидность. Не надо ждать, пока Россию разгромят или разграбят, пока мы достигнем дна и, возможно, начнём подъём. Подъём всегда не потому, что отталкиваются от дна, а потому что тянутся к выси. Не от Сталина отталкиваться - тем более, в наши дни для этого большой смелости не нужно - а к свободе тянуться, к демократии - к западной демократии, к европейскости и прочим идеалам, которые нынче на таком же подозрении у многих сталинистов и антисталинистов, на каком были при Сталине, и которые так же верны и необходимы России и русским, как были при Сталине и как будут в любую эпоху.
    http://krotov.info/yakov/rus/20_ru_moi/stalin.htm
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  4. #44
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).

    «Сталин смотрит на ребят...»


    Елена Викторовна Падучева передала в Архив Международного Мемориала оригинал-макет агитационного плаката 1943 года, попавший к ней после войны от отца: автор текста на плакате, специалист по цветным металлам Виктор Евгеньевич Лунев отбывал тогда срок в Норильлаге.

    Что же касается художника плаката, скрывающегося под псевдонимом (?) Гефе, то о нем нам ничего не известно. Если кто-то что-то знает об этом человеке, пожалуйста, сообщите в «Мемориал».

    ***

    Виктор Евгеньевич Лунев родился в 1910 г. в Вологодской губернии, куда была сослана за революционную деятельность его мать, Елена Львовна Лунева (Миттельштейн) (которой было в тот момент 18 лет). Окончил Институт цветных металлов в Москве. Работал как инженер-металлург на Северном Кавказе и в Подмосковье.

    В 1938 г. был арестован и осужден по обвинению в троцкизме. В 1940 г. отправлен по этапу в Норильск, где работал как инженер-металлург на Норильском металлургическом комбинате. В 1943 г. по окончании срока заключения перешел на положение ссыльного.

    В Норильске был дружен с писателем С. И. Штейном (С. Снеговым) и встречался с Л. Н. Гумилевым. В 1943 г. послан из Норильска в служебную командировку в Ташкент, где встречался с А. А. Ахматовой.

    В дальнейшем отбывал ссылку в Усть-Каменогорске (Казахстан).

    В 1950 г. был арестован повторно и приговорен к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. Освобожден в 1955 г. Реабилитирован 7 февраля 1957 г. Верховным судом СССР за отсутствием состава преступления.

    Умер в 1964 г. в Усть-Каменогорске.
    Виктор Лунев. 1955 г. Фото из Архива Международного Мемориала
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  5. 2 пользователей сказали cпасибо Steel за это полезное сообщение:

    Инфанта (02.01.2014),Эжи Ахк (14.01.2014)

  6. #45
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    В Грузии снесли памятник Сталину
    .
    31 декабря 2013 года 14:56



    Москва. 31 декабря. INTERFAX.RU - В городе Телави (административный центр региона Кахетия, Восточная Грузия) во вторник демонтировали памятник Иосифу Сталину, который был установлен несколько месяцев назад рядом с Мемориалом воинам, павшим во Второй мировой войне.


    Как сообщают грузинские СМИ, снос монумента был осуществлен решением местной администрации, объявившей специальный тендер на его демонтаж, поскольку он был установлен незаконно.


    Снос памятника проходил под надзором полиции.


    Руководитель общественной организации "Сталинист" Шота Лазариашвили назвал данный факт вандализмом. "Правительства приходят и уходят, а Сталин остается, и то, что в Тбилиси стоит памятник Рейгану (бывший президент США. - ИФ), а в Гори и Телави борются со Сталиным, это позор страны", - заявил Лазариашвили.


    Памятник Сталину был открыт в торжественной обстановке 1 сентября по инициативе и на пожертвования общественной организации "Сталинист" и Союза ветеранов Грузии. Однако, как выяснилось позже, сделано это было незаконно, без соответствующего разрешения.


    Почитатели "вождя всех народов" периодически по своей инициативе восстанавливают памятники Сталину в различных городах Грузии, но каждый раз активисты различных неправительственных организаций обливают их краской, как это не раз происходило и с памятником в Телави.

    Смотрите оригинал материала на http://www.interfax.ru/news/349914
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  7. 2 пользователей сказали cпасибо Steel за это полезное сообщение:

    Инфанта (02.01.2014),Эжи Ахк (14.01.2014)

  8. #46
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    Александр Твардовский.

    По праву памяти

    Смыкая возраста уроки,
    Сама собой приходит мысль --
    Ко всем, с кем было по дороге,
    Живым и павшим отнестись.
    Она приходит не впервые.
    Чтоб слову был двойной контроль:
    Где, может быть, смолчат живые,
    Так те прервут меня:
    -- Позволь!
    Перед лицом ушедших былей
    Не вправе ты кривить душой, --
    Ведь эти были оплатили
    Мы платой самою большой...
    И мне да будет та застава,
    Тот строгий знак сторожевой
    Залогом речи нелукавой
    По праву памяти живой.

    1. ПЕРЕД ОТЛЕТОМ

    Ты помнишь, ночью предосенней,
    Тому уже десятки лет, --
    Курили мы с тобой на сене,
    Презрев опасливый запрет.

    И глаз до света не сомкнули,
    Хоть запах сена был не тот,
    Что в ночи душные июля
    Заснуть подолгу не дает...

    То вслух читая чьи-то строки,
    То вдруг теряя связь речей,
    Мы собирались в путь далекий
    Из первой юности своей.

    Мы не испытывали грусти,
    Друзья -- мыслитель и поэт.
    Кидая наше захолустье
    В обмен на целый белый свет.

    Мы жили замыслом заветным,
    Дорваться вдруг
    До всех наук --
    Со всем запасом их несметным --
    И уж не выпустить из рук.

    Сомненья дух нам был неведом;
    Мы с тем управимся добром
    И за отцов своих и дедов
    Еще вдобавок доберем...

    Мы повторяли, что напасти
    Нам никакие нипочем,
    Но сами ждали только счастья, --
    Тому был возраст обучен.

    Мы знали, что оно сторицей
    Должно воздать за наш порыв
    В премудрость мира с ходу врыться,
    До дна ее разворотив.

    Готовы были мы к походу.
    Что проще может быть:
    Не лгать.
    Не трусить.
    Верным быть народу.
    Любить родную землю-мать,
    Чтоб за нее в огонь и в воду.
    А если --
    То и жизнь отдать.

    Что проще!
    В целости оставим
    Таким завет начальных дней.
    Лишь от себя теперь добавим:
    Что проще -- да.
    Но что сложней?

    Такими были наши дали,
    Как нам казалось, без прикрас,
    Когда в безудержном запале
    Мы в том друг друга убеждали,
    В чем спору не было у нас.

    И всласть толкуя о науках,
    Мы вместе грезили о том,
    Ах, и о том, в каких мы брюках
    Домой заявимся потом.

    Дивись, отец, всплакни, родная,
    Какого гостя бог нанес,
    Как он пройдет, распространяя
    Московский запах папирос.

    Москва, столица -- свет не ближний,
    А ты, родная сторона,
    Какой была, глухой, недвижной,
    Нас на побывку ждать должна.

    И хуторские посиделки,
    И вечеринки чередом,
    И чтоб загорьевские девки
    Глазами ели нас потам,
    Неловко нам совали руки,
    Пылая краской до ушей...

    А там бы где-то две подруги,
    В стенах столичных этажей,
    С упреком нежным ожидали
    Уже тем часом нас с тобой,
    Как мы на нашем сеновале
    Отлет обдумывали свой...

    И невдомек нам было вроде,
    Что здесь, за нашею спиной,
    Сорвется с места край родной
    И закружится в хороводе
    Вслед за метелицей сплошной...

    Ты не забыл, как на рассвете
    Оповестили нас, дружков,
    Об уходящем в осень лете
    Запевы юных петушков.

    Их голосов надрыв цыплячий
    Там, за соломенной стрехой, --
    Он отзывался детским плачем
    И вместе удалью лихой.

    В какой-то сдавленной печали,
    С хрипотцей истовой своей
    Они как будто отпевали
    Конец ребячьих наших дней.

    Как будто сами через силу
    Обрядный свой тянули сказ
    О чем-то памятном, что было
    До нас.
    И будет после нас.

    Но мы тогда на сеновале
    Не так прислушивались к ним,
    Мы сладко взапуски зевали,
    Дивясь, что день, а мы не спим.

    И в предотъездном нашем часе
    Предвестий не было о том,
    Какие нам дары в запасе
    Судьба имела на потам.

    И где, кому из нас придется,
    В каком году, в каком краю
    За петушиной той хрипотцей
    Расслышать молодость свою.

    Навстречу жданной нашей доле
    Рвались мы в путь не наугад, --
    Она в согласье с нашей волей
    Звала отведать хлеба-соли.
    Давно ли?
    Жизнь тому назад...


    2. СЫН ЗА ОТЦА НЕ ОТВЕЧАЕТ

    Сын за отца не отвечает --
    Пять слов по счету, ровно пять.
    Но что они в себе вмещают,
    Вам, молодым, не вдруг обнять.

    Их обронил в кремлевском зале
    Тот, кто для всех нас был одним
    Судеб вершителем земным,
    Кого народы величали
    На торжествах отцом родным.

    Вам --
    Из другого поколенья --
    Едва ль постичь до глубины
    Тех слов коротких откровенье
    Для виноватых без вины.

    Вас не смутить в любой анкете
    Зловещей некогда графой:
    Кем был до вас еще на свете
    Отец ваш, мертвый иль живой.

    В чаду полуночных собраний
    Вас не мытарил тот вопрос:
    Ведь вы отца не выбирали, --
    Ответ по-нынешнему прост.

    Но в те года и пятилетки,
    Кому с графой не повезло, --
    Для несмываемой отметки
    Подставь безропотно чело.

    Чтоб со стыдом и мукой жгучей
    Носить ее -- закон таков.
    Быть под рукой всегда -- на случай
    Нехватки классовых врагов.
    Готовым к пытке быть публичной
    И к горшей горечи подчас,
    Когда дружок твой закадычный
    При этом не поднимет глаз...

    О, годы юности немилой,
    Ее жестоких передряг.
    То был отец, то вдруг он -- враг.
    А мать?
    Но сказано: два мира,
    И ничего о матерях...

    И здесь, куда -- за половодьем
    Тех лет -- спешил ты босиком,
    Ты именуешься отродьем,
    Не сыном даже, а сынком...

    А как с той кличкой жить парнишке,
    Как отбывать безвестный срок, --
    Не понаслышке,
    Не из книжки
    Толкует автор этих строк...

    Ты здесь, сынок, но ты нездешний,
    Какой тебе еще резон,
    Когда родитель твой в кромешный,
    В тот самый список занесен.

    Еще бы ты с такой закваской
    Мечтал ступить в запретный круг.

    И руку жмет тебе с опаской
    Друг закадычный твой...
    И вдруг:
    Сын за отца не отвечает.

    С тебя тот знак отныне снят.
    Счастлив стократ:
    Не ждал, не чаял,
    И вдруг -- ни в чем не виноват.

    Конец твоим лихим невзгодам,
    Держись бодрей, не прячь лица.
    Благодари отца народов,
    Что он простил тебе отца
    Родного --
    с легкостью нежданной
    Проклятье снял. Как будто он
    Ему неведомый и странный
    Узрел и отменил закон.

    (Да, он умел без оговорок,
    Внезапно -- как уж припечет --
    Любой своих просчетов ворох
    Перенести на чей-то счет;
    На чье-то вражье искаженье
    Того, что возвещал завет,
    На чье-то головокруженъе
    От им предсказанных побед.)
    Сын -- за отца? Не отвечает!
    Аминь!
    И как бы невдомек:
    А вдруг тот сын (а не сынок!),
    Права такие получая,
    И за отца ответить мог?

    Ответить -- пусть не из науки,
    Пусть не с того зайдя конца,
    А только, может, вспомнив руки,
    Какие были у отца.
    В узлах из жил и сухожилий,
    В мослах поскрюченных перстов -
    Те, что -- со вздохом -- как чужие,
    Садясь к столу, он клал на стол.
    И точно граблями, бывало,
    Цепляя
    ложки черенок,
    Такой увертливый и малый,
    Он ухватить не сразу мог.
    Те руки, что своею волей --
    Ни разогнуть, ни сжать в кулак:
    Отдельных не было мозолей --
    Сплошная.
    Подлинно -- кулак!
    И не иначе, с тем расчетом
    Горбел годами над землей,
    Кропил своим бесплатным потом,
    Смыкал над ней зарю с зарей.
    И от себя еще добавлю,
    Что, может, в час беды самой
    Его мужицкое тщеславье,
    О, как взыграло -- боже мой!


    И в тех краях, где виснул иней
    С барачных стен и потолка,
    Он, может, полон был гордыни,
    Что вдруг сошел за кулака.

    Ошибка вышла? Не скажите, --
    Себе внушал он самому, --
    Уж если этак, значит -- житель,
    Хозяин, значит, -- потому...

    А может быть, в тоске великой
    Он покидал свой дом и двор
    И отвергал слепой и дикий,
    Для круглой цифры, приговор.

    И в скопе конского вагона,
    Что вез куда-то за Урал,
    Держался гордо, отчужденно
    От тех, чью долю разделял.

    Навалом с ними в той теплушке --
    В одном увязанный возу,
    Тянуться детям к их краюшке
    Не дозволял, тая слезу...

    (Смотри, какой ты сердобольный, --
    Я слышу вдруг издалека, --
    Опять с кулацкой колокольни,
    Опять на мельницу врага. --
    Доколе, господи, доколе
    Мне слышать эхо древних лет:
    Ни мельниц тех, ни колоколен
    Давным-давно на свете нет.)

    От их злорадства иль участья
    Спиной горбатой заслонясь,
    Среди врагов советской власти
    Один, что славил эту власть;
    Ее помощник голоштанный,
    Ее опора и боец,
    Что на земельке долгожданной
    При ней и зажил наконец, --
    Он, ею кинутый в погибель,
    Не попрекнул ее со злом:
    Ведь суть не в малом перегибе,
    Когда -- Великий перелом...

    И верил: все на место встанет
    И не замедлит пересчет,
    Как только -- только лично Сталин
    В Кремле письмо его прочтет...

    (Мужик не сметил, что отныне,
    Проси чего иль не проси,
    Не Ленин, даже не Калинин
    Был адресат всея Руси.
    Но тот, что в целях коммунизма
    Являл иной уже размах
    И на газетных полосах
    Читал республик целых письма --
    Не только в прозе, но в стихах.)

    А может быть, и по-другому
    Решал мужик судьбу свою:
    Коль нет путей обратных к дому,
    Не пропадем в любом краю.

    Решал -- попытка без убытка,
    Спроворим свой себе указ.
    И -- будь добра, гора Магнитка,
    Зачислить нас В рабочий класс...

    Но как и где отец причалит,
    Не об отце, о сыне речь:
    Сын за отца не отвечает, --
    Ему дорогу обеспечь.

    Пять кратких слов...
    Но год от года
    На нет сходили те слова,
    И званье сын врага народа
    Уже при них вошло в права.

    И за одной чертой закона
    Уже равняла всех судьба:
    Сын кулака иль сын наркома,
    Сын командарма иль попа...

    Клеймо с рожденья отмечало
    Младенца вражеских кровей.
    И все, казалось, не хватало
    Стране клейменых сыновей.

    Недаром в дни войны кровавой
    Благословлял ее иной:
    Не попрекнув его виной,
    Что душу горькой жгла отравой,
    Война предоставляла право
    На смерть и даже долю славы
    В рядах бойцов земли родной.

    Предоставляла званье сына
    Солдату воинская часть...

    Одна была страшна судьбина:
    В сраженье без вести пропасть.

    И до конца в живых изведав
    Тот крестный путь, полуживым --
    Из плена в плен -- под гром победы
    С клеймом проследовать двойным.

    Нет, ты вовеки не гадала
    В судьбе своей, отчизна-мать,
    Собрать под небом Магадана
    Своих сынов такую рать.

    Не знала,
    Где всему начало,
    Когда успела воспитать
    Всех, что за проволокой держала,
    За зоной той, родная мать...

    Средь наших праздников и буден
    Не всякий даже вспомнить мог,
    С каким уставом к смертным людям
    Взывал их посетивший бог.

    Он говорил: иди за мною,
    Оставь отца и мать свою,
    Все мимолетное, земное
    Оставь -- и будешь ты в раю.

    А мы, кичась неверьем в бога,
    Во имя собственных святынь
    Той жертвы требовали строго:
    Отринь отца и мать отринь.

    Забудь, откуда вышел родом,
    И осознай, не прекословь:
    В ущерб любви к отцу народов --
    Любая прочая любовь.

    Ясна задача, дело свято, --
    С тем -- к высшей цели -- прямиком.
    Предай в пути родного брата
    И друга лучшего тайком.

    И душу чувствами людскими
    Не отягчай, себя щадя.
    И лжесвидетельствуй во имя,
    И зверствуй именем вождя.

    Любой судьбине благодарен,
    Тверди одно, как он велик,
    Хотя б ты крымский был татарин,
    Ингуш иль друг степей калмык.

    Рукоплещи всем приговорам,
    Каких постигнуть не дано.
    Оклевещи народ, с которым
    В изгнанье брошен заодно.

    И в душном скопище исходов --
    Нет, не библейских, наших дней --
    Превозноси отца народов:
    Он сверх всего.
    Ему видней.
    Он все начала возвещает
    И все концы, само собой.

    Сын за отца не отвечает --
    Закон, что также означает:
    Отец за сына -- головой.

    Но все законы погасила
    Для самого благая ночь.
    И не ответчик он за сына,
    Ах, ни за сына, ни за дочь.

    Там, у немой стены кремлевской,
    По счастью, знать не знает он,
    Какой лихой бедой отцовской
    Покрыт его загробный сон...

    Давно отцами стали дети,
    Но за всеобщего отца
    Мы оказались все в ответе,
    И длится суд десятилетий,
    И не видать еще конца.

    3. О ПАМЯТИ



    Забыть, забыть велят безмолвно,
    Хотят в забвенье утопить
    Живую быль. И чтобы волны
    Над ней сомкнулись. Быль -- забыть!

    Забыть родных и близких лица
    И стольких судеб крестный путь --
    Все то, что сном давнишним будь,
    Дурною, дикой небылицей,
    Так и ее -- поди, забудь.

    Но это было явной былью
    Для тех, чей был оборван век,
    Для ставших лагерною пылью,
    Как некто некогда изрек.

    Забыть -- о, нет, не с теми вместе
    Забыть, что не пришли с войны, --
    Одних, что даже этой чести
    Суровой были лишены.

    Забыть велят и просят лаской
    Не помнить -- память под печать,
    Чтоб ненароком той оглаской
    Непосвященных не смущать.

    О матерях забыть и женах,
    Своей -- не ведавших вины,
    О детях, с ними разлученных,
    И до войны,
    И без войны.
    А к слову -- о непосвященных:
    Где взять их? Все посвящены.

    Все знают все; беда с народом! --
    Не тем, так этим знают родом,
    Не по отметкам и рубцам,
    Так мимоездом, мимоходом,
    Не сам,
    Так через тех, кто сам...

    И даром думают, что память
    Не дорожит сама собой,
    Что ряской времени затянет
    Любую быль,
    Любую боль;

    Что так и так -- летит планета,
    Годам и дням ведя отсчет,
    И что не взыщется с поэта,
    Когда за призраком запрета
    Смолчит про то, что душу жжет...

    Нет, все былые недомолвки
    Домолвить ныне долг велит.
    Пытливой дочке-комсомолке
    Поди сошлись на свой главлит;

    Втолкуй, зачем и чья опека
    К статье закрытой отнесла
    Неназываемого века Недоброй памяти дела;

    Какой, в порядок не внесенный,
    Решил за нас
    Особый съезд
    На этой памяти бессонной,
    На ней как раз
    Поставить крест.

    И кто сказал, что взрослым людям
    Страниц иных нельзя прочесть?
    Иль нашей доблести убудет
    И на миру померкнет честь?

    Иль, о минувшем вслух поведав,
    Мы лишь порадуем врага,
    Что за свои платить победы
    Случалось нам втридорога?

    В новинку ль нам его злословье?
    Иль все, чем в мире мы сильны,
    Со всей взращенной нами новью,
    И потом политой и кровью,
    Уже не стоит той цены?
    И дело наше -- только греза,
    И слава -- шум пустой молвы?

    Тогда молчальники правы,
    Тогда все прах -- стихи и проза,
    Все только так -- из головы.

    Тогда совсем уже -- не диво,
    Что голос памяти правдивой
    Вещал бы нам и впредь беду:
    Кто прячет прошлое ревниво,
    Тот вряд ли с будущим в ладу...

    Что нынче счесть большим, что малым --
    Как знать, но люди не трава:
    Не обратить их всех навалом
    В одних непомнящих родства.

    Пусть очевидцы поколенья
    Сойдут по-тихому на дно,
    Благополучного забвенья
    Природе нашей не дано.

    Спроста иные затвердили,
    Что будто нам про черный день
    Не ко двору все эти были,
    На нас кидающие тень.

    Но все, что было, не забыто,
    Не шито-крыто на миру.
    Одна неправда нам в убыток,
    И только правда ко двору!

    А я -- не те уже годочки --
    Не вправе я себе отсрочки
    Предоставлять.
    Гора бы с плеч --
    Еще успеть без проволочки
    Немую боль в слова облечь.

    Ту боль, что скрытно временами
    И встарь теснила нам сердца
    И что глушили мы громами
    Рукоплесканий в честь отца.

    С предельной силой в каждом зале
    Они гремели потому,
    Что мы всегда не одному
    Тому отцу рукоплескали.

    Всегда, казалось, рядом был,
    Свою земную сдавший смену.
    Тот, кто оваций не любил,
    По крайней мере знал им цену.

    Чей образ вечным и живым
    Мир уберег за гранью бренной,
    Кого учителем своим
    Именовал отец смиренно...

    И, грубо сдвоив имена,
    Мы как одно их возглашали
    И заносили на скрижали.
    Как будто суть была одна.

    А страх, что всем у изголовья
    Лихая ставила пора,
    Нас обучил хранить безмолвье
    Перед разгулом недобра.

    Велел в безгласной нашей доле
    На мысль в спецсектор сдать права,

    С тех пор -- как отзыв давней боли
    Она для нас -- явись едва.
    Нет, дай нам знак верховной воли,
    Дай откровенье божества.

    И наготове вздох особый --
    Дерзанья нашего предел:
    Вот если б Ленин встал из гроба,
    На все, что стало, поглядел...

    Уж он за всеми мелочами
    Узрел бы ширь и глубину.
    А может быть, пожал плечами
    И обронил бы:
    -- Ну и ну! --

    Так, сяк гадают те и эти,
    Предвидя тот иль этот суд, --
    Как наигравшиеся дети,
    Что из отлучки старших ждут.

    Но все, что стало или станет,
    Не сдать, не сбыть нам с рук своих,
    И Ленин нас судить не встанет:
    Он не был богом и в живых.

    А вы, что ныне норовите
    Вернуть былую благодать,
    Так вы уж Сталина зовите --
    Он богом был -- Он может встать.

    И что он легок на помине
    В подлунном мире, бог-отец,
    О том свидетельствует ныне
    Его китайский образец...

    ...Ну что ж, пускай на сеновале,
    Где мы в ту ночь отвергли сон,
    Иными мнились наши дали, --
    Нам сокрушаться не резон.

    Чтоб мерить все надежной меркой,
    Чтоб с правдой сущей быть не врозь,
    Многостороннюю проверку
    Прошли мы -- где кому пришлось.

    И опыт -- наш почтенный лекарь,
    Подчас причудливо крутой, --
    Нам подносил по воле века
    Его целительный настой.
    Зато и впредь как были -- будем, --
    Какая вдруг ни грянь гроза --
    Людьми
    из тех людей,
    что людям,
    Не пряча глаз, Глядят в глаза.

    1966-1969
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  9. 2 пользователей сказали cпасибо Steel за это полезное сообщение:

    Инфанта (02.01.2014),Эжи Ахк (14.01.2014)

  10. #47
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    Хрущёв «Воспоминаниях»: «Мы создали в 1953 году, грубо говоря, версию о роли Берии, что, дескать, Берия полностью отвечает за злоупотребления, которые совершались при Сталине. Это тоже было результатом шока. Невозможно было сразу представить себе, что Сталин – убийца и изверг. Поэтому Берия предстал перед судом народа как преступник. Мы тогда еще находились в плену у мертвого Сталина, и даже когда многое узнали после суда над Берией, давали партии и народу неправильные объяснения, всё свернув на Берия. Нам он казался удобной для этого мишенью»
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  11. 1 пользователь сказал cпасибо Steel за это полезное сообщение:

    Инфанта (02.01.2014)

  12. #48
    admin Аватар для dt52
    Регистрация
    27.05.2005
    Сообщений
    17,821
    Поблагодарил(а)
    674
    Получено благодарностей: 383 (сообщений: 282).
    Сталин остановив либеральный НЭП, основал СССР.
    http://maxpark.com/community/politic/content/2450459

    Вопрос: В настоящее время все больше разговоров идет о воссоздании СССР 2.0, а США обвиняют Путина в намерениях восстановить Советский Союз, обвиняя в имперских амбициях. Уместны ли в данном случае параллели, соизмеримы ли условия тогда и сейчас?
    ОТВЕТ: Все разговоры о восстановлении СССР-2, все страхи американские и наших либералов – это, на самом деле, страхи перед тем, что Россия восстановит свой суверенитет, восстановит свое влияние на постсоветском пространстве. Что такое СССР? СССР – это системный антикапитализм. Никто – ни Путин, ни его команда не собирается восстанавливать социализм в России. Речь-то идет о другом – об усилении государства и об усилении его экономической позиции в мире. Вот об этом идет речь, вот об этом наши западные "друзья" говорят как о попытках восстановить СССР-2.

    Вопрос: СССР – это системный антикапитализм, но во время, когда был подписан договор об образовании СССР, в стране действовала политика НЭПа, проводилась либерализация экономики. В определенном смысле, это был формат рыночной экономики. Был ли это эффективный инструмент и почему НЭП был все же свернут и произошел переход к плановой экономике?
    ОТВЕТ: НЭП – это уродливая политико-административная конструкция, которая состояла из трех элементов: коммунистический начальник – начальник треста – нэпман.
    Нэпман выполнял функцию барыги. Это была коррупционная система – к концу 20-х годов уровень коррупции в Советском Союзе достиг очень и очень высоких степеней. НЭП похож на начало 1990-х годов тем, что нэпманов, как и капиталистов, тоже назначали. Есть такая книга Лурье (это тесть Бухарина), книга была выпущена в 1927 году, называлась "Частный капитал в СССР". Там очень хорошо показано, как во времена НЭПа буквально назначали крупных нэпманов, так же как назначали в 90-е годы олигархов. Иными словами, НЭП не решил никаких экономических проблем, он, собственно, и не задумывался как решение экономических проблем, но если бы эту политику не свернули, то никакого Советского Союза как великой державы просто бы не было. Это был бы сырьевой придаток Запада, который, в конце концов, потерял бы свой суверенитет. Это был путь в тупик, это был путь в ничтоизацию. В этом плане, интересы команды Сталина, безусловно, совпадали с национальными интересами России. И то, что прихлопнули НЭП, а вместе с ним, кстати говоря, и ленинскую гвардию – это можно поставить Сталину в заслугу.

    Вопрос: Отсюда неизбежно вытекает вопрос о борьбе с либералами, репрессиях 30-х годов и сопутствующих процессах. Весь последний год оппозиция твердит о 37-м годе, а некоторые эксперты проводят параллели с тем, как тогда и сейчас происходила борьба с "пятой колонной", "рукой Запада" и прочими разного рода либералами. Насколько здесь уместны аналогии?
    ОТВЕТ: Дело в том, что Сталин пытался вместе со своей командой разработать действительнодемократическую конституцию в 1936 году. Например, предполагалось, что при выборах на различные должности должно было быть обязательно два или три претендента. Однако, старая гвардия, оставшаяся от Гражданской войны, выступила резко против этого. Они ему прямо сказали, что "народ выберет контру" – помещиков, попов, бывших белогвардейцев.
    И именно региональные бароны начали проводить террор, потребовали проведения жестких репрессивных мер. Главными там были Хрущев и Эйхе – это были главные стахановцы террора. В этой ситуации Сталин не мог переиграть своих коллег по Политбюро. Единственное, что он мог сделать – ответить террором по верхам. И если говорить о "сталинском терроре", то это не массовый террор, который развернули в 1937 году люди типа Эйхе и Хрущева, а это ответный террор, который был направлен против верхушки
    Таким образом, то, что мы называем Большим террором 1937-38 годов – это значительно более сложное явление, чем об этом говорят наши либералы, западные советологи и прочая шпана.

    Вопрос: Получается, эти репрессии – проявление внутриэлитного конфликта в тогдашней партноменклатуре?
    ОТВЕТ: Это внутриэлитный конфликт, который по логике своей раскрутился и зацепил большие слои населения, как это всегда бывает.

    Вопрос: Давайте вернемся к НЭПу. После его окончания произошел переход к плановой экономике, Франклин Рузвельт, когда боролся с Великой депрессией, вводил элементы планового хозяйства, в обоих случаях происходил феноменальный экономический рост. Какая тут закономерность, и является ли это примером того, что плановый стиль экономического руководства позволяет создавать лучшие условия для развития?
    ОТВЕТ: У нас все чаще говорят о государственном стратегическом планировании. Это совершенно верные инициативы. Когда мы говорим о таких развитых странах, как Франция, Германия, Япония (про Китай даже не говорю), то у них есть планирование. Без планирования развиваться невозможно. У нас в 1991 году планирование было отменено по одной простой причине – чтобы легче было разворовывать государственные активы. С другой стороны, планирование должно быть гибким, гибким должен быть и механизм, объединяющий плановые методы и методы рыночные. Вопрос в их соотношении. Но в том, что плановое хозяйство должно быть доминирующим, у меня, например, сомнений нет.

    Вопрос: Некоторые эксперты говорят, что в советские времена для обеспечения эффективного планирования не хватало технических возможностей, но на данный момент они уже позволяют обеспечить работу плановой экономики, близкой к идеальной. И поэтому, считают они, переход к вот такому социализму не за горами.
    ОТВЕТ: Безусловно. Но дело в том, что еще в начале 1960-х годов наши технократы-академики предложили введение вот такой системы кибернетического управления хозяйством в целом. Самое интересное – это то, как отреагировал Запад. Там началась кампания, выходили статьи в журналах и газетах, в которых говорилось, что "академики решили потеснить Политбюро". На Западе испугались этой ситуации, и в общем-то, они напугали наших руководителей, и эта реформа не пошла. Вместо этого пошла реформа Косыгина и Либермана, которая не привела ни к каким результатам и была свернута.

    Вопрос: В последние 20 лет идет активная кампания об очернении советского периода, десталинизация и т.д., однако соцопросы показывают, что к Сталину все больше людей относится положительно. Почему, с чем это связано?
    ОТВЕТ: Этот процесс абсолютно логичен, потому что люди сравнивают то, что они знают, то, что они слышали, с тем, что они видят сейчас. Колоссальная социальная поляризация, ущербность субъектов международных отношений, и люди знают, что при Сталине было по-другому. Более того, наши десталинизаторы и все те, кто поливает грязью Советский Союз, делают это настолько тупо, что даже очень простым, неискушенным людям становится понятно, что что-то здесь не так. Кроме того, масса людей прекрасно понимает, что советское прошлое поливается грязью именно для того, чтоб показать, что то, что происходит сейчас – еще не так плохо, бывало и похуже. Но правду не скроешь, и лучшая агитация за СССР и за сталинский период – это наша сегодняшняя повседневная реальность. Достаточно на нее посмотреть, и у советского прошлого будет очень много приверженцев.

    Вопрос: Несмотря на опасения Запада о "воссоздании СССР", интеграционные процессы на постсоветском пространстве идут не очень активно. Под силу ли Владимиру Путину запустить процесс "неосталинизма" с евразийской интеграцией, реиндустриализацией, усилением международного авторитета и т.д.?
    ОТВЕТ: А вот на этот вопрос может ответить только история.
    Интересные комментарии:
    Григорий Парамонов
    Contra factum non est argumentum

  13. #49
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).

    ГОБЛИН Пучков о Сталине, о фильмах Цитадель и

    Дмитрий ГОБЛИН Пучков о Сталине, о фильмах Цитадель и

    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  14. #50
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    Вассерман о Сталине без цензуры

    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

Страница 5 из 14 ПерваяПервая ... 34567 ... ПоследняяПоследняя

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •