Показано с 1 по 10 из 10

Тема: История и современность:факты и ложь.Сагов Р.З.

  1. #1
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).

    История и современность:факты и ложь.Сагов Р.З.

    История и современность: факты и ложь

    Ученые, представленные в издании Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В.И.Абаева «Факты и историю искажать нельзя» (Владикавказ 2003) считают, что только их научные работы основываются на достоверных материалах и объективно освещают те или иные события истории. Директор данного института Кучиев А.Г. утверждает, что: «Ученые института, исследуя актуальные научные проблемы, стремятся освещать и анализировать факты и события объективно, опираясь на документы и достоверные материалы». (1). Так ли это на самом деле? Ознакомившись с вышеназванным сборником статей, приходим к выводу, что данное утверждение, мягко говоря, не соответствует действительности.
    Исторические события, как и современные этнополитические процессы, заслуживают большою внимания исследователей, требуют к себе профессионального подхода и огромной ответственности. К сожалению, некоторой части ученых историков, политологов и других научных направлений, занятых различными исследованиями, не хватает иногда ни ответственности, ни объективности. «Проблема осложняется тем, что многие околонаучные исторические произведения порой способствуют обострению общественно-политической обстановки, межнациональных отношений и причиняют большой ущерб морально-психологическому климату в Российской Федерации». (2). Справедливое замечание, которое можно адресовать определенной группе «ученых» Северной Осетии и самому Дзидзоеву В.А., допускающих фальсификации и некорректные высказывания в адрес ученых других республик.
    В настоящее время, как отмечалось на Президиуме Российской Академии наук, действительно имеют место искажения фактов истории, впрочем, это имело место и в прошлые времена. Более того, эта тенденция получила такое развитие в России, что этот вопрос был поднят на уровне Президента Российской Федерации В. В. Путина. Речь шла об учебниках «Истории России». Но, представляется, что меньше всех это касается ученых и публицистов Республики Ингушетия. Ингушетия одна из немногих, которая пострадала именно от неправды и беззакония, история которой искажена до предела.
    Ученые Северной Осетии, Кучиев А.Г., Дзидзоев В.А., Кузнецов В.А. и другие, в выше указанном сборнике СОИГСИ «Факты и историю искажать нельзя», подвергают резкой критике и грубым нападкам ученых и публицистов Ингушетии, Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и других республик. Они их обвиняют «в извращении фактов в угоду собственным интересам и амбициям», «в мифотворчестве», во всевозможных «извращениях и фальсификациях». Их высказывания некорректны и достаточно грубы, тем более для представителей науки. Естественно, подобные заявления могут только отрицательно
    влиять на национальные отношения в Северо-Кавказском регионе, а также далеко не способствует решению научных и, тем более, социально-политических проблем. Вызывают здесь недоумение и неприятие такие выражения, как «неспособны, подняться выше региональных эмоций», «борец-ученый», «обратились с протестом к полномочному представителю» и т. д. Не похоже, что это язык научного диалога.
    Здравая критика полезна, конечно, если она направлена на поиск истины. В науке принято подвергать критическому анализу определенные постулаты, иначе это называется научной полемикой. Но одно дело -критика конкретной проблемы, и другое, - когда одна сторона критикует и осуждает всех и во всем, только потому, что это не соответствует их интересам и «научным» концепциям. Думается, что здесь дело не только в науке. В связи с этим, путем объективного анализа и опираясь на научно-документальные материалы, предлагаем рассмотреть основ¬ные проблемы, которые постоянно муссируются учеными Северной Осетии.
    К примеру, Кучиев А.Г. пишет: «Для нас образцом ученого-борца против лженауки был выдающийся ученый-лингвист В.И. Абаев. Еще в 1986 году в своей статье «Блеск и нищета золотого тиснения» В.И. Абаев показал, как надо бороться с лженаукой. Он подверг острой и принципиальной критике попытки некоторых северокавказских ученых оспорить научно обоснованную концепцию происхождения нартского эпоса. Речь шла о книге М.А. Кумахова и З.Ю. Кумаховой «Язык адыгского фольклора. Нартский эпос», изданной в 1985 г. в Москве. Авторы этого издания, а до них доктор наук A.M. Гадагатль, попытались обосновать адыгское происхождение нартского эпоса. В.И. Абаев в своей статье доказал научную несостоятельность этих попыток и отстоял концепцию академиков Всеволода Миллера. Жоржа Дюмезиля, Гароль¬да Бейли н других выдающихся ученых по этому важному вопросу. Как-правильно отмечает в своей статье В.И.Лбаев. авторы книги оказались «неспособными подняться выше региональных эмоций».(3). Подобные высказывания имеют место и относительно самобытной древней культуры ингушского народа, являющейся частью кавказской цивилизации. Из утверждения В.И.Абаева относительно авторов «неспособных подняться выше региональных эмоций», можно заключить, что иранская культура - явление мирового масштаба, тогда как кавказская цивилизация - примитивность локального значения - «местничество».
    Не умаляя труд и ценность научных работ известных ученых Ж. Дюмезиля, Г. Бейли, В. Миллера, следует сказать, что категоричное заявление о правомерности «научно обоснованной концепции происхождения нартского эпоса», в частности, и их научных результатов в кавказоведении вообще, не более чем преувеличение. Более того, слу¬чается, что ошибаются и именитые ученые, к безупречному авторитету которых ссылаются выше названные авторы. Об этом свидетельствует следующее замечание в адрес последнего из них: «К сожалению, в заключительной главе этого ценного труда (МАК - СР.) проф. В.Ф. Миллер высказал ошибочное заключение о якобы извечной культурной отсталости народов Кавказа - говорит Е.И.Крупное. Позднее это мнение было развенчано выдающимся русским археологом В.А.Городцовым, а затем полностью опровергнуто всем дальнейшим опытом изучения археологии Кавказа». (4.). Приведенное красноречиво характеризует научные выводы В.Ф. Миллера.
    Между тем о Кавказе, как о прародине европейской цивилизации, например, говорили многие выдающиеся ученые мира: немецкий философ Гегель Г., русский археолог Уваров А.С, языковед Марр Н.Я, французский археолог Бертран и т. д. Тоже самое можно сказать о высказываниях современных ведущих ученых: Е.И.Крупнова, Жданова Ю.А., Мунчаева P.M., Робертса Дж. М. и т.4д. «Кавказ солнечное сплетение Евразии», - утверждает Жданов Ю.А.
    Также Кучиев критикует A.M. Байрамкулова. который заявил, что осетины не имеют никакого отношения к историческим аланам. «Автор бездоказательно и грубо пытается обосновать тюркоязычие средневековых алан и происхождение от них современных карачаевцев и балкарцев». (5). Вопрос этнической принадлежности исторических алан никогда не был решен, и остается на сегодняшний день актуальным. Эта тема отдельного разговора, поэтому мы здесь останавливаться не будем. Отметим, что известные утверждения об ираноязычное™ алан малоубедительны. Вместе с тем, еще в XVIII веке, основываясь на памятниках языка алан, «Академик П.С. Паллас писал, что ингушские племена «кисты» являлись прямыми потомками алан». (6). Кроме того, некоторые лексические данные, приводимые в работах М.М. Ковалевского, В.И. Абаева, Е.П. Савельева и других, позволяет предположить, что аланы действительно говорили на ингушском языке, а относительно их культуры, то никем и не оспаривается о принадлежности ее к кавказскому этнокультурному миру.
    Несколько слов по поводу происхождения нартского эпоса. О кавказском происхождении нартского эпоса говори! тот факт, что в ингушской и адыгской мифологии, например, существуют идентичные мотивы, восходящие к древнейшей эпохе, которых мы не встречаем в осетинской версии. Л.П. Семенов, утверждает, что мотивы ингушских мифов, соприкасающиеся с древними мировыми мифами, свидетельствуют о длительных и широких культурных связях Ингушетии с соседними и более отдаленными народами. (7). Эти мотивы и другие элементы культуры ингушей и адыгов, как показывают научные изыскания, являются общими для древних народов Малой Азии и Северного Кавказа. Из этого следует, что нартский эпос существовал на Кавказе задолго до появления здесь ираноязычных предков современных осетин.
    «По мнению ряда исследователей, например В.И. Абаева и Е.И. Крупнова - пишет ученый Кабардино-Балкарии A.M. Гутов, - в начале первого тысячелетия до н.э. в среде местных этносов сложились реальные предпосылки для формирования героического эпоса на основе архаической мифологии». (8). «Это мнение является определяющим, для авторов сборника «Сказания о нартах - эпос народов Кавказа», выпущенного Институтом мировой литературы им. А.М.Горького АН СССР

    * Жданов Ю.А. Кавказ солнечное сплетение Евразии. Майкоп, 1999.
    на основе материалов Всесоюзной научной конференции, посвященной проблемам изучения нартского эпоса, и, следовательно, отражает взгляды большинства ведущих ученых-фольклористов». (9).
    В другом академическом издании известный советский ученый фольклорист В.Я. Пропп, анализируя работу: «Нарты. Эпос осетинско¬го народа» В.И. Абаева, Н.Г. Джусоева, Р.А. Ивнева и Б.А. Калоева (Москва, 1957 г.), пишет: «...названное издание с первых страниц вызывает разочарование, переходящее затем в (полное) недоумение». (10). Автор указывает на ряд серьезных упущений и недоработок в произведении осетинских исследователей, в связи с чем вызывает сомнения подлинность материала. «Но этим не ограничиваются насилия, - говорит В.Я. Пропп, - произведенные над народными оригиналами». (II). Далее он пишет: «Может быть, потому-то и нет паспортных данных, что приведенные тексты представляют какую-то обработку или сводку народных оригиналов? Доказать это сумеет только тот, в чьих руках находятся оригиналы, но самая возможность таких предположений у читателя вполне закономерна. Отсутствие, каких бы то ни было примечаний, пояснений, оговорок, ссылок на оригиналы или первоисточники вызывает у рядового читателя досаду, а у исследователя, кроме того, и острое сожаление: тексты недостоверны, и издание непригодно для научных целей». (12).
    Из всего выше приведенного приходим к выводу, что научно обоснованной концепции, которую якобы отстоял В.И.Абаев, как утверждают авторы из Северной Осетии, просто не существует. С нашей точки зрения, возникновение «обоснованной концепции ираноязычности» исторических скифов, сарматов, алан, которые рассматриваются как древнейшие насельники центральной части Предкавказья и принадлежности им нартского эпоса, не является результатом научных изысканий. Следует отметить, что одни из первых авторов этой концепции вышеназванный В.Ф. Миллер, у которого на наш взгляд, прослеживается предвзятый взгляд в кавказоведении. В этой связи, возникает вопрос: зачем представителям «великой цивилизации» приписываться к чужой культуре и присваивать чужую историю, если эта «научная» деятельность не преследует цель решения геополитических задач?
    Особой критике подвергаются в выше указанном сборнике и в некоторых других изданиях Северной Осетии федеральный центр - в лице законодательной власти РФ, а так же ученые и публицисты Ингушетии. Федеральный центр за принятие неугодного им закона, а вторые - за призыв соблюдения законодательства Российской Федерации, Закона РФ «О реабилитации репрессированных народов». Казаков, одного из репрессированных народов, относительно вопроса реабилитации пока не тронули. Более всех усердствует Дзидзоев В.Д., который критикует ученых соседних республик, занимающихся вопросами истории народов Северного Кавказа. Он дошел до того, что позволил себе учить других исследователей, как писать научные работы. В тоже время, он сам обвиняется в плагиате, не говоря о его псевдонаучной деятельности.
    В Республике Северная Осетия проходит судебный процесс по защите авторских прав И.Марзоева, бывшего аспиранта Дзидзоева В.Д. И.Марзоев обвиняет своего бывшего руководителя в присвоении части рукописи своей диссертации. Дзидзоев В.Д. использовал материал аспиранта в своей монографии «Осетия в системе взаимоотношений на¬родов Кавказа в XVII - начале XX вв.». Комментарии здесь излишни.
    Возвращаясь к основной теме, ставшей предметом полемики. Дзидзоев В.Д. утверждает, что ученые Ингушетии занимаются, якобы «...вопреки очевидным фактам истории...», доказыванием осетинского происхождения Сталина, и «...что выселение ингушей было организовано Сталиным... исключительно в пользу осетин и Осетии». (13).
    Мы не утверждаем, что И.Сталин был этническим осетином. Но осетинские авторы изо всех сил стараются доказать всем обратное. В солидном издании Ассоциации творческой и научной интеллигенции «Ир», говорится, что И. Сталин был осетином. В данной книге мы читаем: «Матерью его была Екатерина Георгиевна, дочь крепостного крестьянина-грузина, а отцом - сапожник, осетин Виссарион Иванович Джутов (Джугаев - К.Ч.)». (14). Здесь приводится стихотворение известного поэта Осипа Мандельштама, где есть такие слова:
    Что ни казнь у него, то малина И широкая грудь осетина.
    В других осетинских источниках утверждается, что отец Сталина по воле судьбы, т.е. случайно был записан по документам грузином и сам Иосиф Виссарионович продолжил эту традицию, не придавая этому значения. «И только у осетинского народа - отмечают авторы - почти никогда не было и нет ни малейшего сомнения (то есть, нет установленного факта, но они не хотят сомневаться - СР.) в том, что предки Сталина, его отец Бесо были осетинами. А значит и их потомок - Сталин тоже осетин». (15). Как мы видим, осетинские авторы сами себе противоречат, а свои высказывания, если вдруг они оказались им не угодны, старательно приписывают другим.
    * См. Дзидзоев В.Д. Национальная политика: уроки опыта. Владикавказ. 2002. Исторические мифы и реальность. // Факты и историю искажать нельзя. Владикавказ, 2003. Кавказ конца века: тенденции этнополитического развития. Владикавказ. 2004.
    К этому ряду можно отнести критические высказывания в адрес ингушских ученых, которые писали о событиях времен гражданской и Великой Отечественной войн, а так же осени 1992 года. «В первой книге («Ингушетия и ингуши» - СР.), - пишет А.Г. Кучиев, - наше внимание привлекло предисловие, написанное Э.Д. Мужухоевой и М.Б. Му-жухоевым. Последние допустили грубые извращения исторических фактов и событий.
    продолжение следует.-
    -

  2. 1 пользователь сказал cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    Steel (06.04.2013)

  3. #2
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    . В частности, грубые перехлесты допущены в трактовке ингушско-осетинских взаимоотношений, процесса выселения казаков во время гражданской войны, а также ингушей в 1944 году». (16). Справедливы ли замечания Кучиева, Дзидзоева и других авторов?
    В одной статье, конечно, невозможно рассмотреть все их «критические» замечания, адресованные ученым Северного Кавказа. Поэтому предлагаем остановиться на основной проблеме, выносимой на суд специалистов и читателей, преднамеренно не обращая внимания на некоторые смехотворные умозаключения, мало имеющие отношения к предлагаемой для рассмотрения темы. Из анализа их материалов, следует, что суть спора «околонаучных проблем» заключается в политике расширения жизненного пространства Осетии. С этой точки зрения и нужно рассматривать высказывания этих авторов. Наука здесь постав¬лена на службу обоснования тезиса об исторической принадлежности осетинскому этносу территории Центрального Кавказа, в т.ч. города Владикавказа и Пригородного района.
    В соответствии с этим Дзидзоев В.Д. утверждает: «Никто из профессиональных историков Северного Кавказа не согласится с таким ложным выводом (об основании крепости Владикавказ на ингушской земле - СР.) потому, что равнинные земли, включая место основания в 1784 г. Владикавказской крепости, до начала XIX в. были в собственности обладавших большой силой кабардинских князей». (17). Такое уверенное и одновременно бездоказательное заявление не красит ученою. Естественно, не заботой о Кабарде обеспокоены авторы, которые утверждают о принадлежности в прошлом данной территории кабардинским князьям. Для них не важно, чья это земля, лишь бы не ингушская.
    В то же время, другой осетинский историк Бзаров Р.С. пишет: «В 1784 году у входа в Дарьяльское ущелье была заложена крепость с двенадцатью пушками. Строя новую крепость, правительство исполняло просьбу осетин о защите Осетии от врагов. Вместе с небольшими укреплениями, построенными на равнине и в горах, крепость охраняла безопасность Военно-Грузинской дороги». (18). «Для крепости выбрали удобное место на правом берегу реки Терека. Когда-то там располагался аланский город, а в XVIII веке возникло осетинское селение Дзауджикау. Осетины считали основателем Дзауджикау тагаурца Дзауга Бугулова». (19). Привлекает внимание неуверенное высказывание «осетины считали». Скорее некоторые осетины сегодня хотят так считать, и пытаются вложить это безосновательное заявление в «уста» своих предков. В природе нет исторических фактов, подтверждающих данное утверждение. Кроме того, из вышеприведенного мы видим, что Дзидзоев В.Д. опровергает Бзарова Р.С, который действительно занимается мифотворчеством. В связи с этим можно констатировать, что высказывания осетинских авторов, которые «ревностно» относятся к фальсификации исторических фактов, сами говорят за себя и, очевидно, что они сами себе противоречат.
    В книге В.И. Лариной «Очерк истории городов Северной Осетии» мы читаем: «У академика Буткова мы находим указание на то, что крепость Владикавказ была основана в 1784 году при селении Заур, у входа в Кавказские горы. «Здесь 6 мая 1784 года после торжественного молебствия с водоосвящением, при громе русских пушек заложено было четвертое, последнее укрепление, названное Владикавказом», - подтверждает и В. Потто. Об этом же свидетельствует и «Карта земель, лежащих между Черным и Каспийским морями», составленная в 1785 году. На карте дорога идет из Моздока во Владикавказ, который находится на правом берегу Терека, недалеко от аула Заур». (20). В.И. Ларина не совсем точно цитирует П.Г. Буткова.
    В связи с этим, приведем документальные и общеизвестные факты, которые оставили нам очевидцы, в том числе и того же П.Г. Буткова. Последний пишет: «Прежде всего, для связи кавказской линии с Грузией в 1784 году построена отрядом войск крепость у Терека, при входе в ущелье Кавказских гор, при ингушевской деревне Зауре, и названа Владикавказом...». (21). У другого автора читаем: «Владикавказ лежит в области ингушей, которые русскими называются назрановцами по главной реке и которые Тереком отделены от осов». (22). В газете «Кавказское слово», вышедшей в 1910 году в г. Владикавказе читаем: «10 марта 1784 года отряд в составе трех батальонов пехоты, шести сотен казаков и восьми орудий переплыл на правый берег Терека и стал бивуаком возле опушки рощи Заур при селении ингушей того же названия. 11 марта отряду была назначена дневка. В этот день к нему явилась депутация из соседних селений ингушей: Заур, Тоти и Темурки. Начальник отряда генерал-аншер Толмачев 2-ой был приглашен вечером в гости в старинный галуан (башня) рода Гудантовых. Здесь, с высоты галуана, он со штабом обозрел окрестность и выбрал место будущего укрепления. На другой день в день памяти святого Симеона было заложено укрепление и названо Владикавказ, состоялся парад войск и произведен по тогдашнему уставу при заложении фонтеции салют в 21 вы¬стрел». (23). Башня Гудантовых стояла на том месте, где в настоящее время находится телевышка, в черте современного города Владикавказ.
    Основываясь на фактах и на многочисленные материалы разных авторов: И.А.Гюльденштедта, П.Г.Буткова, А.С.Пушкина и т.д., русский офицер Д.В.Ракович пишет в кратком очерке истории «Прошлое Владикавказа» 1911г.: «Вступление Грузии под покровительство России выдвинуло тогда же на первую очередь вопрос об удобном и безопасном сообщении Кавказской линии с Закавказьем. С этой целью между Моздоком и подошвою Главного хребта было построено в 1784 году на правом берегу Терека несколько укреплений. Первое из них от Моздока названо было Григориопольсским, второе - Кумбелей (получившее название от ингушской реки Камбилеевка - СР.), третье - Потемкинским, самое же южное, замыкавшее вход в теснину Терека, получило громкое название Владикавказа, в честь владычества над Кавказом. Известный бытописатель Кавказа прошлого столетия Бутков говорит, что раньше, до прихода русских, на этом месте расположено было ингушское селение Заур.
    Сами осетины своим наименованием Владикавказа - Дзауджи-кау подтверждают как бы справедливость показаний Буткова, т.к. Дзауар -есть имя собственное Заур, а Кау - значит, селение; иначе селение Заура. Никак нельзя согласиться с тем, что на месте нынешнего Владикавказа раньше стоял осетинский аул Капкай, так как земля эта с незапамятных времен принадлежала ингушам, и они ни в коем случае не позволили бы поселиться здесь враждебному им племени». (24).
    Подтверждают факт основания города Владикавказ на ингушской земле и другие авторы русских письменных источников XIX и XX веков: Грабовский Н., Москвич Г.Г., Броневский С, Крупное Е.И. и другие. Это свидетельство очевидцев, ученых, путешественников, военных и никоим образом не вымысел ингушских историков. Кроме того, кто бы ни пытался отгородить ингушей от Владикавказа, истину знают все, в том числе и осетины. Рассказывая о своей семье, наш современник, житель города Владикавказ, заслуженный работник здравоохранения Северной Осетии Отиев М.И. говорит: «Мой отец был бухгалтером. Он работал главбухом в ингушском банке, который находился на теперешней ул. Джанаева. Здесь раньше было много ингушских учреждений, так как некоторое время город был и столицей Ингушетии (до 1935 или 1936 года)». (25). Известно, что до начала репрессий город Владикавказ был административным центром Ингушской автономной области, и здесь находились культурно-просветительские, административные, промышленные и иные учреждения Ингушетии.
    Другая проблема, которая постоянно муссируется учеными Северной Осетии, это история возникновения и ликвидация казачьих станиц во время гражданской войны и возвращение ингушей на свою историческую родину. Они пытаются трактовать этот факт, как захват ингушами чужой территории. «Ингуши претендовали на казачьи земли, -пишет Дзидзоев - Чрезвычайный комиссар Юга России Г.К. Орджоникидзе поддержал ингушей, и судьба казаков была предрешена». (26). Не понятно, откуда автор это взял. В другой работе он же пишет: «Историки с учеными степенями обязаны знать, что все казачьи станицы в Северной Осетии как были, так и остались на своих местах». (27). Что не соответствует действительности. Да, некоторые станицы в Северной Осетии находятся на месте, но в тоже время надо сказать, что от казаков остались только «предания». Мы наблюдаем здесь попытку, во-первых, противопоставить казаков и ингушей, во-вторых, выдать казачье-ингушские отношения как извечно враждебные. Кроме того, делается попытка показать, что в отличие от Ингушетии, в соседней Осетии мирно сосуществовали разные народы и тем самым создать антиингушское общественное мнение. Но это далеко не так, в чем мы будем иметь возможность убедиться в дальнейшем.
    Всем известно, что возникновение казачьих станиц на Северном Кавказе происходило не на пустом месте. Ученые, в том числе и Север¬ной Осетии, подтверждают это в своих работах, говоря о колониальной политике России на Кавказе, хотя эта политика проводилась, как видно, не одинаково ко всем народам. Отметить, что земли, на которых были насаждены казачьи станицы в середине XIX века, в том числе вошедшие после революции в состав Северной Осетии, ранее никогда не принадлежали Осетии. Здесь действительно можно согласиться с тем, что земли, где возникли некоторые станицы, относились к кочевьям кабардинских князей, а часть - ингушам. Более того, во время отвода территории под эти станицы, отвели землю и для осетинского аула Эльхотова, из земель ушедших при Ермолове за Кубань кабардинских князей. (28). Небезынтересно привести следующий факт, в связи с рассматриваемым вопросом: «Существует осетинское предание, - пишет Л.П. Семенов, - о том, что ингуши некогда жили в Куртатинском и Даргавском ущельях». (29). Как видно из уст осетин, ингуши в недалеком прошлом, занимали территорию значительно западнее, чем в настоящее время.
    Профессор А.Г. Здравомыслов, изучая истоки конфликта противостояния вокруг Владикавказа как в прошлом, во время гражданской войны, так и в настоящее время, ссылаясь на ученых Северной Осетии, констатирует основную причину конфликта и одновременно подтвер¬ждает факт основания города Владикавказ и станиц вокруг него на исторической территории ингушского народа. «Главное различие, - пишет Здравомыслов, - А.Цуциев усматривает в том, что к моменту начала колонизации (Кавказа Россией - СР.) ингуши уже выселились на плоскость, в то время как осетины начали спускаться в долину Терека лишь после прихода русских». (30). Подтверждает этот факт и Н.Ф. Грабовский, который говорит, что трудно установить точное время переселения ингушей с гор на равнину, но произошло это задолго до знакомства русских с ними, по крайне мере до XVII века. Ингуши, свидетельствует он, густо населяли верховья рек Сунжи, Камбилеевки и Терека. Он же пишет, как уже выше отмечалось, что у ингушского аула Заур в 1784 году бала заложена крепость Владикавказ. (31).
    «С 30-х годов XIX века начинает возводиться новая линия укреплений - крепостей и казачьих поселков, получившая название Сунженской линии - далее пишет Здравомыслов. - Эта линия пролегала через территорию, традиционно занимаемую ингушским этносом.... Следовательно, уже на самом первоначальном этапе колонизации этого региона интересы ингушей были ущемлены. А это означает, что в дореволюционный период основная линия противостояния проходит... по линии ингуши - казаки, что и сказалось впоследствии в ходе гражданской войны». (32). «По существу, царские власти, придерживаясь колониальной политики на Северном Кавказе, - говорит в свою очередь Дзидзоев, - уже тогда вбили мощный клин в межнациональные отношения в Терской области. Последствия этой колониальной политики пагубно сказываются до сих пор. Имеется в виду изъятие у горцев лучших земель... для казачьих поселений, широкое применение различных штрафов, непосильные налоги». (33).
    «В этой связи первый осетинский дореволюционный философ-материалист Афанасий Гассиев с возмущением писал: «Казаки освобождены от всяких государственных и земских налогов, ... Горцы же обложены всеми видами налогов и повинностей. Такая политика посте¬пенно обостряла взаимоотношения местного населения и казаков». (34). «Коренные народы Северного Кавказа испытывали земельный недостаток, и ощущался он больше в горных районах. Земельный голод буквально душил туземцев». (35). «Горцы... даже умирая, не могли быть похоронены в землю за неимением таковой, их хоронили где-нибудь в складках скалы, прикрывая плитняком». (36). Как'мы видим, А.Г. Здравомыслов, А.А.Цуциев, В.Д.Дзидзоев видят причину настоящих конфликтов на Северном Кавказе, в том числе и современного «осетино-ингушского», в деятельности администрации царской России XIX века.
    Красноречиво характеризует положение ингушей в то время, следующее: «В порыве отчаяния и всеобщего разочарования горцы Ингушетии в телеграмме на имя депутата Государственной думы М.М.Ковалевского писали: «Власти, по-видимому, решились окончательно истребить наше племя и выжить его». (37). Отмечая, что у горцев отобраны лучшие земли, что они загнаны в глубь горных ущелий, комиссия Владикавказской городской думы писала: «Поставленное вне действия общих законов, систематически преследуемое войсковым сословием, которому покровительствовали власти, туземное население разоряется, дичает, озлобляется и деморализуется, проявляя изредка недовольство в диких формах кровавого мщения или мятежа: в Чечне -в 1898 году, в Осетии - в 1902, в Ингушетии - в 1906 году». (38). Комиссия, объезжавшая край с целью исследования его хозяйственно-экономического положения, как на одну из причин волнений указывала на бедственное положение Ингушетии, потерявшей пастбища и пахотные земли.
    Ингуши были поставлены в такие условия в предреволюционное время, что им ничего и не оставалось кроме освобождения собственных земель своими силами. Но и этот шаг был предпринят в соответствии с решением съезда народов Терека. «Туземцы ставили вопрос о немедленной передаче (т.е. возвращении - С.Р.) им части войсковых и казенных земель, излишков казачьих станиц, которые долгие годы находились в их арендном пользовании. Г.К.Орджоникидзе пишет об этом: «Получив от нас благословение,... ингуши вновь вернули себе те земли, которые лет пятьдесят тому назад принадлежали им. Они вернули себе тот аул, который когда-то назывался Онгуш». (39).
    «Конфисковали земли казачьих верхов (т.е. у казаков - СР.) и в Северной Осетии (станицы Архонская и Ардонская)» - пишет осетинский ученый Дзидзоев. «Так, например, жители Куртатинского ущелья Осетии весной 1918 года организованно перешли на плоскость, где заняли казенные поляны в Суадаге, Кодахджине и Дзуарикау. Другие безземельные горцы, воодушевленные примером первых, заняли земли помещиков Белогорцева, Савченко, Черкасова и Атаманова в районе станицы Ардонская. Вскоре помещик Белогорцев с отрядом вооруженных казаков явился к горцам, которых «хотел проучить». Однако вооруженные горцы были настроены решительно, и тоже «хотели проучить» ненавистного помещика. Горцы отразили налеты вооруженных отрядов ардонских и кадгаронских землевладельцев. Вот таким (захватническим - СР.) путем жители Куртатинского ущелья...(читай осетины - СР.) завоевали бывшие помещичьи земли (т.е. казаков, чьи земли - СР.)». (40).
    Как мы уже отмечали, к противостоянию казаков и горцев, во время гражданской войны подвела царская администрация на Кавказе, которая не принимала мер по решению главного вопроса - земельного. «Колониальные власти формально признавали необходимость разрешения земельного вопроса, который тесно переплетался с национальным». (41).
    Материалы съездов народов Терской области свидетельствуют, как и кем решался земельный вопрос и переселение станичников во время гражданской войны. «Декрет о земле, принятый на второй день победы советской власти на И Всероссийском съезде Советов, положил начало аграрным преобразованиям по всей России, в том числе и Терской области». (42). «II съезд народов Терека, состоявшийся в марте 1918 года в Пятигорске и Владикавказе, признав советскую власть, обсуждал и земельный вопрос. Он решался в соответствии с установками декрета о земле. II съезд народов Терека образовал специальную земельную секцию. В нее вошли представители всех туземных народов, русских и казаков. От Осетии - Моргоев и Тандуев, от Кабарды - Хажнагоев и Козырев, от Балкарии - Энеев и Настуев, от иногородних - Гречко и Шевцов, от социалистического блока - Сахаров и Медиков, от казаков - Ерославский и Ткачев, от горских евреев (татов) - Ифраумов и Гель-фат. Докладчиками по земельному вопросу были выдвинуты Иванченко, Павлецкий, Сахаров и Месяц». (43). Из данного перечня видно, что среди членов земельной секции и докладчиков по земельному вопросу, нет ни одного представителя от ингушского народа.
    Из этих же материалов мы видим, как решалась территориальная проблема в пользу Северной Осетии. Руководитель осетинской фракции Симон Алиевич Такоев выступил с предложением на V съезде народов Терека (ноябрь - декабрь 1918г.), не уничтожать чересполосицы в Осетии. (44). «...Осетинская фракция поручила мне (говорит Такоев -СР.) заявить еще вот что: на осетинскую территорию вклиниваются четыре казачьих станицы. Мы предлагаем этим станицам не уничтожать чересполосицы, а уничтожить административное разделение и слиться в одну административную единицу с Осетией». (45). То есть, присоединить к Осетии казачьи станицы вместе с населением. Чересполосицы были уничтожены с присоединением казачьих станиц. Вслед за этим, произошло административно-территориальное переустройство внутри Северной Осетии. Казачьи станицы были переданы в различные смежные осетинские районы: станица Ардонская в Алагирский район, хутор Ардонский и станица Архонская в Дзауджикауский район, станицы Змейское и Николаевская в Дигорский район и т.д. Потом постепенно эти селения заселялись осетинами.
    Большое внимание, в связи с вопросом казачества, обращает на себя следующий весьма важный и интересный факт: «Советская власть долго терпела, но всякому терпению бывает конец. И вот, вследствие того, что некоторые группы казаков оказались вероломными... (говорит И.Сталин - СР.), пришлось выселить провинившиеся станицы и заселить их чеченцами...». (46). «Антиказаческое настроение Сталина -пишет далее Дзидзоев - подтолкнуло его в 1919 году издать указ (директиву) по расказачиванию, что на практике означало уничтожение казачества только за то, что оно казачество...». (47). В Директиве Орг-бюро ЦК РКП (б) от 24 января 1919 г. сказано: «Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью». (48).
    Из достоверных источников мы увидели, кем и каким образом принимались решения по вопросу переселения казаков и ликвидация казачества вообще. Следовательно, ингуши здесь ни причем, которые никогда не претендовали и не претендуют на чужое. Кроме того, если ингуши вернули себе обратно часть своей исконной территории, четыре населенных пункта из несколько десятков бывших своих поселений, то другие как мы видим, получили землю, которая никогда им раньше не принадлежала, и даже больше, чем ингуши, по решению все той же Советской властью. Таким образом, после революции территория некоторых народов, в том числе и осетинского, увеличилась. Об этом свидетельствует и сам Дзидзоев В.Д. в своей работе: «Национальная политика: уроки опыта» (Владикавказ, 2003г.). Отошедшие к Ингушетии населенные пункты, в 1944 году вновь были переданы соседям, а народ выслан. В настоящее время они незаконно находятся в составе Северной Осетии.
    Дзидзоев В.Д., Туаллагов А.А. и некоторые другие, преподносят этот вопрос, вопрос переселения нескольких станиц, в контексте казачье-ингушских отношений. А также, создается впечатление, что они преследуют цель противопоставить их как извечных врагов, и одновременно пытаются показать необоснованность принадлежности данной территории ингушскому народу.
    Известно; что ингуши наряду с другими репрессированными народами пострадали от сталинского режима, и что по отношению к ним были приняты те же меры, что и к казакам. Здесь можно сказать, что ингуши и казаки - братья по несчастью, как и другие репрессированные народы. Ингуши, за советское время только теряли - национально-государственное образование, территорию и т.д. Ликвидация казачества и Ингушской автономной области с последующим присоединением ее к Чеченской автономной области, нужно расценивать как звенья одной цепи «национальной» политики СССР. Национальная политика, которая тогда проводилась в государстве, можно квалифицировать как политику унификации народов, которая привела к исчезновению многих этнических групп страны. В начале 20-х годов, когда закладывались основы национально-государственных образований, И. Сталин возглав¬лял Народный комиссариат национальной политики СССР, и под его личным руководством решались тогда вопросы национально-государственного и территориально-административного устройства народов страны, в том числе и казачества.
    Возвращаясь к вопросу образования казачьих станиц, нужно отметить в дополнение к вышесказанному, что даже историки без ученых степеней знают, что в Ингушетии тоже до сих пор сохранились станицы, но заложенные на месте ингушских населенных пунктов, в отличие от станиц Северной Осетии: ст. Троицкая, (основана в 1843 году на

    -

    -
    -

  4. 1 пользователь сказал cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    Steel (06.04.2013)

  5. #3
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    месте аула Серали-Опиева, поселение Опиевых); ст. Слепцовская, (переименованная после революции в ст. Орджоникидзовская, основана в 1845 году на месте аула Курей-Алиева, Куриевых); ст. Ассиновская (в 1847г. на месте аула Ах-Борзе, Булгучевых и Фаргиевых). Не далеко от Ах-Борзе (Ассиновская), как свидетельствует чеченский автор А.Сулейманов в «Урочище на юго-западе, в районе лесистых возвышенностей, в прошлом» находился одноименный хутор Хамчиевых. (49). Здесь существовали и другие хутора Гагиевых, Галаевых. В 1859г. основана станица Карабулак (на месте аула Илдарха-г1ала, Цечоевых). В том же году заложена ст. Магомет-Юртовская, переименованная в 1860г. в ст. Вознесеновская. В 1861г. ст. Нестеровская (на месте бывшего аула Пажар-Юрт, Хашагульговых) и ст. Фельдмаршальская (на месте старинного ингушского аула Алхасте) и т.д.
    В этой связи, возникает закономерный вопрос, существуют ли казачьи станицы в Пригородном районе, о которых говорилось выше, заложенные на месте ингушских аулов: станицы Сунженская и Камбилеев-ская (основанные в 1859 г. на месте аулов Аьхки-Юрт и Шолх, последний в 1867 г. был преобразован в хутор Тарское). В 1860 году на месте аула Таузеи-Юрт основана ст. Аки-Юртовская (с 1907 года ст. Воронцово-Дашковская) и ст. Тарская (на месте ингушского аула Ангушт). А так же станицы в Северной Осетии: Ардонская, Архонская и другие, и кто там проживает в настоящее время? Население уничтоженных в XIX веке ингушских аулов, было переселено тогда, в различные населенные пункты Ингушетии, а некоторая часть в Турцию, потомки, которых до сих пор проживают там и в других странах Ближнего Востока: Сирии, Иордании, Ирака и т.д.

    Во время гражданской войны в России, противоборствующие силы, веря в свою правоту, боролись за власть, считая, что каждая из сторон права и их позиция наиболее выгодно отвечает за будущее страны. Безусловно, в своих интересах и в надежде на восстановление своих прав, действовали и ингуши в союзе с Красной Армией. Они приняли сторону Советской власти потому, что рассчитывали, что именно эта власть будет гарантом провозглашенного лозунга равноправия народов и вос¬становления исторической справедливости. Кроме того, была надежда на решение злободневной проблемы - земельного вопроса, на возвращение земли ранее отнятой у них царской администрацией.
    В тоже время, вследствие отсутствия единой власти, пользуясь слабостью страны, внешние силы, вмешивались во внутренние дела Рос¬сии. Они провоцировали народы России на братоубийственную войну. Их вмешательство стимулировало развязыванию гражданской войны в многонациональной стране. На местах находились люди, которые в своих корыстных целях прислуживали им, тем самым наносили большой урон народам Кавказа и России. Противостояние народов было выгодно этим силам, так как только в этом случае они имели возможность вмешиваться в происходящие процессы. Им не было выгодно сохранение стабильности. Неразбериха и противостояние было выгодно всем, кроме народам-соседям. Именно с этой точки зрения и нужно рассматривать проблему казачье-ингушских отношений.

  6. 1 пользователь сказал cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    Steel (06.04.2013)

  7. #4
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Очевидцы свидетельствуют, что во время гражданской войны ингуши и казаки были искусственно разведены по разные стороны. Н.Н. Брешко-Брешковский пишет: «Большевики знали: если казаки и горцы объединятся, это будет грозная сила, и с ней не только трудно будет справиться, а она сама властно продиктует свои условия всей остальной осовеченной и омандаченной России. И не успели ингуши вернуться (с первой мировой войны - СР.) к себе, на Кавказ, как тотчас же закипела распря». (50).
    Вместе с тем, представители иностранных государств пытались создать на Кавказе свою агентурную сеть и военно-политическую базу для использования ее в целях дестабилизации обстановки в регионе, чтобы нанести удар России. В случае удачи, с помощью этой «базы», они планировали ввести контингент войск с последующим отторжением Кавказа от России. Об этом свидетельствуют факты письменных источников, которые красноречиво говорят нам о событиях тех лет. История повторяется, так было в прошлые века на Кавказе и во время гражданской войны, то же самое происходит и в настоящее время. Все это происходит под влиянием тех или иных сил и интересов.
    «Немцы летом 1918 года оккупировали и оторвали от Советской страны Украину, часть Закавказья. Германия с помощью своего финансового и военного вассала Турции намеривалась также захватить нефтяные районы Баку и Грозного. Она поддерживала белогвардейского генерала Краснова на Дону». (51). В Грузии в июне 1918 года в районе Казбеги, в 37-ми километрах от Владикавказа разместился 30-тыс. германский экспедиционный корпус. 5 августа турецкие войска взяли Баку, затем очистили от войск Антанты весь Азербайджан. В начале ок¬тября того же года они (около 4 тыс. человек) вошли в Дагестан, 6 ок¬тября ими был взят Дербент, 23 - Темир-Хан-Шура (Буйнакск). (52).
    «На Северный Кавказ приехал министр иностранных дел Турции Бекир Сами-бей (сын генерала царской армии (осетина по национальности - СР.), Муссы Кундухова, уехавшего в Турцию в 60-е годы XIX века вместе с кавказскими «мухаджирами» (вернее спровоцировавшего переселения горцев Кавказа на чужбину - СР.)». «Но здесь Бекир Сами-бей попытался агитировать горцев к отходу от России, чтобы они ориентировались на Турцию с тем, чтобы присоединиться к мусульманской империи». (53).
    «В начале 1918 года глава английской миссии в Иране генерал Денстервилль завербовал командира оставшегося со времени мировой войны в Иране отряда терских казаков полковника Лазаря Бичерахова (представителя так называемых осетинских казаков - СР.). «Если Бичерахов окажет мне должное содействие в Персии, - говорилось в договоре Денстервилля с Бичераховым, - то мы совместно выработаем план позднейших действий на Кавказе, где моя помощь будет ему не менее ценна, чем его мне». (54). «Л.Бичерахов - офицер (в чине войскового старшины), в начале 1918 года перешел на английскую службу и выполнял со своим отрядом из казаков-добровольцев военные задачи, ставившиеся ему английским командованием в Северном Иране. Совер¬шил предательство в отношении Бакинской коммуны в августе 1918 года, оголив фронт, уйдя в Дагестан. Был произведен англичанами в генералы. Именовал себя представителем Колчака на Кавказе, пытаясь сформировать так называемое каспийско-кавказское правительство». (55).
    Терские казаки, думая, что они воюют за Россию, устроили антинародный мятеж на Северном Кавказе. «Одним из таких мятежей, рассчитанных на свержение Советской власти на Северном Кавказе, был антисоветский, контрреволюционный, белоказацкий мятеж на Тереке в 1918 году, организованный агентом англо-французких интервентов меньшевиком Георгием Бичераховым, братом Лазаря Бичерахова». (56). «Непосредственным вдохновителем Бичераховского мятежа на Тереке и организатором главного удара белоказаков по Грозному,... - пишет Е.П. Киреев, - явились представители англо-французского империализма». (57).
    Слова Г.К. Орджоникидзе, сказанные относительно роли ингушей во время этих событий, в августе 1918 года, особо взволновали Дзидзоева В.Д. «Здесь необходимо отметить одну особенность методологии изложения августовских событий во Владикавказе некоторыми историками. В доказательство «выдающейся роли ингушей» в освобождении города от белогвардейцев отдельные историки цитируют слова Г.К.Орджоникидзе, сказанные в адрес ингушей.... При этом они не понимают слова Григория Константиновича, сказанные о мужестве и героизме других. Это - во-первых. Во-вторых, они обходят другие авторитетные источники относительно данных событий». (58). «Ими почему-то не приводятся слова других видных деятелей советской власти на Северном Кавказе. - продолжает автор - из которых явствует, что ингуши принимали активное участие, но наряду с другими народами (не более!) в освобождении Владикавказа. Именно благодаря такой стран¬ной методологии подбора цитат из сочинений только Орджоникидзе, вольной интерпретации фактов и событий отдельные историки усиленно создают ложные «концепции» о «выдающейся роли ингушей», о том, что «ингуши очистили Владикавказ от белогвардейцев» и т.д.». (59).
    В связи с выше сказанным, обратимся к различным письменным источникам, которые дают нам возможность понять характер этих событий и дают ясную картину истории этого вопроса, и не из лженаучных сочинений, а из свидетельств очевидцев, участников этих самых событий. «6 августа контрреволюция совершила внезапное нападение на столицу Терской республики - Владикавказ, - свидетельствует А.Ф. Носов. - Городом пытались овладеть крупные белоказачьи и белоосетинские банды под командованием полковника Соколова. Владикавказ защищали немногочисленные отряды красноармейцев, рабочие с Курской и Молоканской слободок, осетины-керменисты». (60).
    «Г.К. Орджоникидзе и другие руководители советской власти были страшно напуганы белогвардейскими полковниками Соколовым и Беликовым, которые во главе казачьих войск вторглись во Владикавказ и развернули известные кровавые «августовские события». (61). Бандитские вылазки подпитывались вражескими силами извне. «Английская

  8. #5
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    агентура приняла самое деятельное участие в разработке плана захвата Владикавказа». (62). Здесь проходил IV съезд народов Терской области и в связи с наступлением контрреволюционных сил «...Серго Орджоникидзе предложил членам правительства и делегатам IV съезда временно перебраться в Ингушетию». (63).
    «В с. Базоркино (в настоящее время селение Чермен Пригородного района - СР.) на второй день после начала мятежа был созван съезд ингушского народа, на котором выступил Серго Орджоникидзе. Он рассказал о напряженных боях во Владикавказе и призвал ингушей оказать вооруженную помощь столице республики». (64). «Ингушский народ, ни на минуту не колеблясь, изъявил свою готовность к борьбе и громадными массами направился в город». «Но одно выступление ингушей уже обеспечило нам победу». (65). Эти слова Григория Константиновича Орджоникидзе, как бы кто их ни понимал, красноречиво говорят о роли ингушей не только в очищении города Владикавказ от банд, но и в установлении Советской власти на Северном Кавказе вообще, и верности традиции добрососедства и гостипримства ингушского народа. Ингуши стали решительно на защиту города потому, что защищали свое родное, и именно поэтому в решающий момент обратились к их помощи лидеры Советской власти на Тереке.
    О том же нам говорят и слова другого лидера революции Кирова СМ., произнесенные во время доклада на пленуме Астраханской области 30 октября 1919 года, что ярко характеризует активную роль ингушского народа во время гражданской войны: «По примеру ингушей мы скажем международным бандам (подчеркивая роль и активность ингушей в происходящих процессах в регионе - СР.): «выставьте против нас хоть по два танка, мы не погибнем». (66).
    В других авторитетных источниках, относительно этих же событий, из свидетельств высших чинов противоположной стороны, т.е. белого движения, мы читаем: «Около 24-го января я подошел к Владикавказу,
    говорит генерал Добровольческой армии А.Г. Шкуро. - Предварительно нужно было овладеть осетинским селением Муртазовым, занятом красными ингушами, а также молоканской большевистской Курской слободой». (67). Он говорит, что во Владикавказе хозяйничали, молокане вместе с ингушами. Генерал Шкуро направил парламентариев в Муртазово для переговоров с ингушами с предложением «сдать селение без боя. однако они были обстреляны ингушами». (68). После этого, генерал Гейман был направлен вступить в Ингушетию. «Задача Геймана была чрезвычайно трудной, ибо каждый хутор и аул защищались с мужеством отчаяния и стоили большой крови». (69). Но потом путем переговоров, в Назране, удалось на некоторое время установить перемирие. После чего белые взяли город Владикавказ. Казаки, говорит Шкуро, преследуя отступающих большевиков, вторглись в Грузию. (70).
    А.И. Деникин, вспоминая эти события, в годы эмиграции, находясь в Германии, писал об ингушах, что их военное выступление решило исход всей Северо-Кавказской компании, т.е. политическая ситуация, сложившаяся здесь после революции, завершилась установлением Советской власти . «Ингуши - наименее численный и наиболее спаянный сильный военной организации народ оказался,по существу вершителем судеб Северного Кавказа, - пишет он. (71). Из всего выше приведенного, на основе самых различных авторитетных источников относительно данных событий следует, что не случайно очевидцы отметили роль ингушского народа «в очищении» Владикавказа от банд и в установлении Советской власти на Северном Кавказе. Естественно, ингуши не в единственном числе являются участниками этих событий. Об этом свидетельствуют, как мы видим, в своих работах, мемуарах, выдающиеся политические и государственные деятели России, которые стояли на противоположных позициях в борьбе за будущее страны, а так же и многие другие авторы, которых трудно заподозрить в праингушских симпатиях.
    Таким образом, мы видим, что Г.К. Орджоникидзе, СМ. Киров, А.И. Деникин, А.Г. Шкуро и другие, говорят об одном и том же. В этих известных событиях, как они свидетельствуют, ингуши и сыграли эту роль, которую Дзидзоев не обошел своим вниманием. Мы не думаем, что слова Орджоникидзе, которые так взволновали Дзидзоева, просто эмоции. Очевидно, что дело в исторической связи ингушей с Владикавказом.
    В тоже время, «ингушам же Бичерахов говорил: «Куда вы лезете, ингуши, та власть была наша, если победу одержат Советы, и они будут наши». (72). И он оказался прав, какая бы не оказалась власть, ситуация вокруг Ингушетии не меняется. Наверно, дело не во власти, а в политике. В связи с этим, невольно вспоминаются слова члена Обкома ВКП (б) Ингушской автономной области А.Даскиева, сказанные во время противостояния Ингушетии и Осетии, по поводу передачи города Владикавказа Северной Осетии, что «...свобода и Советская власть существует для Осетии, а не для Ингушетии». (73).
    Ничего общего с наукой и интернациональным духом мы не находим в высказываниях Дзидзоева относительно участия ингушей в Великой Отечественной войне. «К этому же направлению (т.е. фальсификации и т.п. - СР.) следует отнести примеры псевдотворчества любителей различных историографических сенсаций (например, надуманные и сильно завышенные цифры погибших героев на фронтах Великой Отечественной войны, добровольно ушедших на фронт. Героев Советского Союза и т.д.)» - говорит Дзидзоев. (74). Здесь заметно проглядывается предвзятый взгляд автора. Причем тут вообще участники Великой Отечественной войны, ингуши, в контексте осетино-ингушских отношений? Надо отметить, что внимание к вопросу участия ингушей в Великой Отечественной войне, осетинские авторы обращают не с точки зрения ликвидации «белых пятин» истории этой великой войны. Об участии ингушей в Великой Отечественной войне говорится в книгах Филькина В.И., Яндиевой М.Дж., Мальсаговой А.Х., Олиговой З.И. и многих других авторов. В фондах Ингушского государственного музея краеведения им. Т.Х.Мальсагова хранится богатый материал об ингушах - участниках Великой Отечественной войны.
    В этой плоскости лежит и другая проблема. Дзидзоев В.Д. пишет, что в горах ЧИАССР в годы войны существовали бандформирования. Но он не приводит ни одного документа подтверждающих это, т.е. о формированиях, которые сотрудничали с немцами. Тем более, нет ни одного факта наличие этих формирований собственно на территории горной Ингушетии. По крайне мере нам не известны такие факты. Названный автор считает, что не следует затрагивать эту проблему, так как ингуши болезненно воспринимают это. Пожалуйста, но только надо говорить об этом неголословно, а на основе достоверных материалов. Скорее всего, бандитизм, в том числе и сотрудничество с оккупантами, имел повсеместный характер, в оккупированных регионах, чем скажем в Чечено-Ингушской АССР. Историки должны знать, что врага остановили под Малгобеком, в Ингушетии. И это имело огромное значение в ходе Великой Отечественной войны.
    Названный автор, бездоказательно, на наш взгляд, пытается преднамеренно поднять этот вопрос в свете старого тезиса, ни имеющего ничего общего с действительностью. Подтекст здесь - «правомерность» выселения ингушского народа в 1944 году, что в свою очередь служит обоснованием аннексии территории Ингушетии в пользу Северной Осетии, в нарушении Конституции Российской Федерации и Международных норм права.
    Относительно вопроса депортации ингушей в 1944 году, то это общеизвестный факт и этому, одному из репрессивному акту, дана однозначная оценка, хотя ингушский народ до сих пор не реабилитирован. В связи с этим небезынтересна оценка, этого антигуманного акта, секретаря Чечено-Ингушского обкома ВКП (б) ЧИАССР в те годы, позже заведующего кафедрой истории КПСС Грозненского нефтяного института В.И. Филькина. «Выселение чеченского, ингушского и других народов и вся вина за этот произвол лежит на Сталине, Берии и их окружении. Этим беспрецедентным актом была показана ничем не ограниченная власть над целыми народами, были попраны ленинские заветы о социалистической законности. Эту трагедию народов каждый советский человек, какой бы национальности он ни был, рассматривает как общую беду, в основе которой лежат политические, а не национальные мотивы». (75). Другой автор, анализируя всевозможные мотивы выселения народов, пришел к следующему выводу: «Создается все-таки впечатление, что перечень выселяемых народов определялся и личными национальными симпатиями и антипатиями Сталина, сформировавшимися еще на Кавказе». (76). «Акцию по насильственному переселению народов - говорит М.А.Вылцан - нельзя оправдывать ни военными, ни какими-либо иными соображениями. Указанным выше народам (т.е. репрессированным - СР.) был нанесен огромный морально-политический ушерб». (77). И не только...


    ' См. Дзидзоев В.Д. Национальная политика: уроки опыта. Владикавказ. 2002. Историче¬ские мифы н реальность. // Факты и историю искажать нельзя. Владикавказ. 2003. Кавказ копна века: тенденции лнополитического развития. Владикавказ, 2004. 11 -I

    Более ценным свидетельством в связи с рассматриваемым вопросом является высказывание самого И.В.Сталина, приводимое Ю.А.Ждановым в своей монографии: «Взгляд в прошлое: воспоминания, очевидца»: «Анализируя итоги прошедшей войны, в узком кругу членов Политбюро Сталин неожиданно сказал: «Война показала, что в стране не было столько внутренних врагов, как нам докладывали и как мы считали. Многие пострадали напрасно. Народ должен был бы нас за это прогнать. Коленом под зад. Надо покаяться». (78).
    Как бы то ни было, но факт остается фактом и последствия этой чудовищной акции не ликвидированы до сих пор. После выселения ингушей и других народов, происходит очередной передел территории. В связи с этим привлекает внимание определенная повторяемость в вопросе территориально-административного устройства. В докладе 1-го секретаря Северо-Осетинского обкома ВКП (б) К.Д.Кулова на ХШ-й областной партийной конференции говорится, «...что благодаря постоянным заботам лично товарища Сталина, в феврале 1944 года к Северной Осетии были присоединены новые районы, среди них город нефтяников Малгобек (ингушский - СР.), Моздокский (казачий - СР.) и Курпский (кабардино-балкарский - СР.) районы. Вследствие этих мероприятий территория нашей республики увеличилась до 50%, увеличилось и население». (79). И снова в состав Северной Осетии включили новые земли.
    «Да, действительно, о такой «постоянной заботе большевистской партии, лично товарища Сталина» не радоваться нужно было, а сожалеть - пишет Дзидзоев. Такая «забота», во-первых, стоит порой крови детей и внуков очевидцев перекраивания границ между республиками». (80). Возникает вопрос: в чем же тогда дело? Ведь все знают, что перекраивались тогда границы республик без согласия их народов, в нарушения действовавшей и действующей Конституции автономных образований (субъектов федерации) и страны (РСФСР, СССР). Народы ЧИАССР, в те годы, не давали согласия на изменения границ своей республики. Именно об этом и пытаются донести до всех ингуши, т.е. о нарушении законодательства Российской Федерации и ущемлении национальных интересов Республики Ингушетия.
    В период развенчивания культа личности И.В.Сталина, его национальная политика, была признана пагубной. Весь мир осудил политику диктата, «...но в отношении ингушей сталинские эксперименты продолжаются по сей день»
    . (81). К сожалению, по некоторым высказываниям и действиям определенных политиков, аналитиков и представите¬лей официальных структур власти, не согласиться с этим невозможно.
    Осетино-ингушские отношения исторически носят неоднозначный характер. Несмотря на некоторые положительные стороны добрососедских взаимоотношений двух народов, в целом их можно характеризовать, как сложные. Особенно обострились они с 90-х годов ХХ-го столетия. В 1992 году, произошли трагические события, именуемые как этническая чистка или осетино-ингушским конфликтом, повлекшим за собой тяжелые последствия не только для ингушей и осетин, но и в це¬лом для народов Северного Кавказа и Российской Федерации. На наш
    взгляд, эти события, носят более широкий характер в политической жизни страны, чем просто межнациональный конфликт.
    Отношение «демократической» общественности новой России к этому конфликту, как нам представляется, предопределило природу развития реформ, направленных на демократические преобразования в Российской Федерации. Народ России, промолчав в ответ на беспрецедентный акт определенных сил (которых потом назовут «партией войны») в сентябре-октябре 1992-го года, получил расстрел Верховного Совета (Федерального собрания) РФ в городе Москве в октябре 1993 года, вслед за этим в декабре 1994 году это получило свое продолжение в Чеченской Республике.
    За все время, так называемого постконфликтного периода, приложено много усилий для стабилизации обстановки в регионе. Проводились многочисленные встречи общественности двух республик на различных уровнях. Подписывались соглашения о сотрудничестве руководителями двух республик, издавались указы и распоряжения Президента Российской Федерации, Правительства и Федерального собрания Российской Федерации, в целях ликвидации последствий конфликта и оздоровления климата между народами - соседями. Но проблема остается нерешенной уже двенадцать лет. Данный конфликт, т.е. «осетино-ингушский», является затянувшимся. Вместе с тем, до сих пор имеют место, как мы увидели выше, негативные публикации, провоцирующие недоверие и осложняющие морально-психологический климат между народами не только Ингушетии и Северной Осетии, но и Российской Федерации в целом.
    В связи с этим, обращаем внимание на следующее. Оценивая роль Российских войск в зоне конфликта, а наряду с ними и роль незаконных вооруженных формирований - бандформирований из Южной Осетии, пришедших фактически с территории другого государства - Грузии, директор СО ИГСИ Кучиев А.Г., например, пишет: «Так что российских солдат и офицеров, а также вооруженный отряд южных осетин, надо не проклинать, а благодарить». (82). Как понимать эти слова? Во-первых, автор ставит в один ранг Российские вооруженные силы с бандформированиями, на совести которых кровь безвинных жертв. Во-вторых, эта попытка оправдать преступления этих бандформирований. Эта уже не наука, а чувства безнаказанности и воистину вседозволенность, не имеющая границ, в том числе и в околонаучных изложениях. В то же время, данное высказывание красноречиво показывает позицию ученых и общественности Северной Осетии к решению проблемы ликвидации последствий конфликта и стабилизации обстановки в Северо-Кавказском регионе.
    Документы судебно-медицинской экспертизы (автор имел возможность, знакомиться с ними во время прохождения командировки в Администрации Президента Республики Ингушетия, июль-сентябрь 1997г.) свидетельствуют о времени и месте погибших лиц ингушской национальности во время этих событий. Из-за отсутствия их на данный момент, мы умышленно не приводим точных сведений, которые говорят, что их смерть наступила далеко от мест происшествий боевых действий, после официального ввода российских миротворческих сил и «прекращения огня». Это говорит о том, что в большинстве своем погибшие были из числа заложников, которых захватили, в том числе, и до начала конфликта. До сих пор в списках заложников числятся около двухсот человек ингушской национальности.
    О событиях осени 1992-го года писали не только ингушские историки Мужухоевы, - как пишет Дзидзоев, но и представители широкого интернационального круга ученых и публицистов, в том числе и представители осетинского народа, с осуждением действий руководства Северной Осетии во время названных событий. Например, Ханзарифа Гутиева обратилась со словом понимания и поддержки к Генеральному директору телекомпании «Останкино» А.Яковлеву, в связи с его отставкой из-за показа документального фильма «Ингушетия в саване», посвященному трагическим событиям осени 1992 года. В своем письме X.Гутиева осуждает виновных в очередной трагедии ингушского народа. Для читателей Российской газеты «Известия» знакомо имя Ирины Дементьевой, которая попыталась сказать правду российскому обществу, о произошедших кровавых событиях в Пригородном районе. Об этих событиях пишут С.Белозерцев и Л.Дуванова в своей работе «Механика смерти (красный террор времен перестройки), изданной в г. Москве. Можно было привести массу других имен и работ, но в этом нет необходимости. Эта тема отдельного разговора и поэтому, мы здесь не намерены останавливаться конкретно.
    Также необходимо сказать, что не ингушские ученые и публицисты, настроены националистически и допускают вольности в своих высказываниях, как мы это видим, а те, которые пишут даже в школьных учебниках вызывающие, «непродуманные» с точки зрения разума (а в данном случае, по нашему убеждению, хорошо продуманные и преднамеренно высказанные), неоправданные и неправдивые утверждения: «Отечественная война в Осетии не завершилась перемирием на юге. Второй фронт открылся на востоке. Ночью 31 октября 1992 года ингушские отряды вторглись на землю Северной Осетии. Ингушетия начала войну, чтобы захватить часть Пригородного района». (83). Можно с уверенностью сказать, что ни к чему хорошему такая история и учебная программа не приведет. Здесь налицо попытка заложить в детские умы антиингушский стереотип и создания образа врага. А в научном отношении это действительно можно назвать паранаукой и мифотворчеством.
    Из объективного анализа этнополитической ситуации в данном регионе следует, что не выдерживает элементарной критики утверждения, что трагические события осени 1992 года - результат «ингушской агрессии». В Северной Осетии эту терминологию использовали даже на официальном уровне, как, например: постановление Совета Министров СОАССР «О льготах пострадавшим в результате ингушской агрессии»

    См. Газета «Ингушетия» №1.. 24 апреля 1994 г. ** См. Дементьева И. «Война и мир Пригородного района» // Газета «Известия» №№14-18. январь 1994 г
    -
    -

  9. 2 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    Steel (18.04.2013),Магомедовна (16.04.2013)

  10. #6
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    № 25 от 15 марта 1993г. и т. д. Из совокупности фактов и изучения многочисленных материалов, приходим к постановке закономерного вопроса: в чьих интересах было совершать агрессию против кого-либо в предконфликтной ситуации? Предлагаем просто рассудить по логике.
    Для ингушской стороны не было необходимости и смысла разворачивать подобные военно-политические акции. Ингушское национальное движение на тот период можно характеризовать как поступательный этнополитический процесс, с положительными результатами. Предельно ясно, что не в ингушских интересах было провоцировать действия, которые могли бы привести каким-либо изменениям общественно-политической ситуации и тем более к радикальным переменам в стране. В свою очередь они могли бы нарушить естественный ход событий и повлиять на развитие демократических реформ в Российской Федерации, что и произошло на наш взгляд. В предконфликтный период, когда впервые возникла реальная ситуация для решения ингушского национального вопроса, исключительно мирными методами, в соответствии с законодательством Российской Федерации и норм международного права, для ингушей не было смысла и необходимости прибегать к подобным методам решения проблемы. Поэтому можно смело утверждать, что заявление о «ингушской агрессии» является абсурдным.
    В вопросе реабилитации ингуши небыли одиноки. Существовали общественные движения и других репрессированных народов: балкарцев, карачаевцев, казаков, калмыков, чеченцев и т. д., которые добивались восстановления своих прав, попранных сталинским режимом. За солидарность с требованиями ингушского народа, стала предметом осуждения Кабардино-Балкарская газета «Советская молодежь».
    В соответствие с демократическими преобразованиями в стране, Верховный Совет СССР принял Декларацию «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечению их прав» от 14 ноября
    1989 года. (84). Требования ингушского народа, выраженные в - Обращении ингушского народа (апрель 1989 г.), в депутатских запросах Народных депутатов Верховного Совета СССР и РФ, в резолюции II съезда ингушского народа (9-10 сентября 1989 г.), в резолюциях ингушского общенационального митинга, состоявшемся в г. Назрань (6-14 марта
    1990 г.), - были признаны специальной комиссией Верховного Совета СССР, образованной на съезде народных депутатов СССР (март 1990г.), по поручению Председателя Верховного Совета М.С.Горбачева.
    В заключение комиссии говорится: «Комиссия считает, что требования ингушского народа о возвращении Чечено-Ингушской АССР (т.е. Ингушетии - СР.) Пригородного района в его границах до 1944 года и других территорий, ранее входивших в состав Чечено-Ингушской АССР, имеют основания и подлежат рассмотрению Верховным Советом РСФСР».** Вслед за этим, Верховный Совет РСФСР принял Закон РФ «О реабилитации репрессированных народов» (26 апреля 1991 г.). И, наконец, в соответствие с резолюцией съезда Народных депутатов всех уровней Ингушетии (15 сентября 1991г.) и общенационального референдума в районах компактного проживания ингушей: Назрановского, Малгобекского, Сунженского ЧИР и Пригородного СО ССР (декабрь 1990г.), был принят Закон РФ «Об образовании Ингушской Республики в составе Российской Федерации» (4 июня 1992 г.). Все шло нормальным чередом, и не предвещало ничего неадекватного. Представляется, что именно в интересах Северной Осетии было нарушить ритм этих событий. Поэтому, можно предположить, что определенные силы в Северной Осетии и развязали этот конфликт, который по существу является агрессией против мирного ингушского населения города Владикавказ и Пригородного района.
    Подтверждением может служить следующее высказывание ученого из Северной Осетии Кузнецова: «Ясно, как актуален был этот пункт закона для Северной Осетии, (речь идет о законе РФ «О реабилитации репрессированных народов», точнее - о пункте касающегося территориальной реабилитации - СР.) в связи с судьбой Пригородного района и г. Владикавказа. Тем не менее, руководитель республики (Галазов -СР.) в этот острейший момент отсутствовал, и пункт о территориальной реабилитации был принят в нежелательной для Осетии редакции и привел к вооруженному конфликту 1992 года». (85). Из утверждения Кузнецова В.А. приходим к выводу, что конфликт произошел из-за принятия нежелательного для Северной Осетии закона, где мы видим мотивы противодействия возможной территориальной реабилитации ингушского народа. Из этого следует, что именно в интересах Северной Осетии было провоцировать данный конфликт, с целью предпринять меры позволяющие заморозить процесс реабилитации народов. Так и произошло.
    Существует другой пример, который говорит сам за себя. Старший научный сотрудник Института истории и археологии при Северо-Осетинском государственном университете, лидер Народного фронта Южной Осетии, в прошлом заместитель председателя Верховного Совета РЮО, профессор А.Р.Чочиев обвиняет Дзасохова А.С. в организации массовых беспорядков в октябре-ноябре 1992 года в Пригородном районе. (86). Из всего этого следует, что необоснованны и не уместны утверждения об ингушской агрессии.
    Кроме всего прочего, Галазова А.Х. обвиняют за то, что он не сумел предотвратить принятие закона РФ «О реабилитации репрессированных народов». В связи с этим, возникает вопрос: где позиция законопослушного гражданина, ученого - гуманитария, который должен радоваться восстановлению исторической справедливости и приветствовать закон? На наш взгляд, позиция честного человека и тем более ученого должна быть за правду. Вызывает также недоумение вопрос Кузнецова:

    См. Заключение комиссии Верховного Совета СССР по обращениям ингушского населения. Москва, Кремль. П.З. С.7.. от 28 декабря 1990г.
    1 17
    -



    См. Дзндзоев В.Д. Кавказ конца XX века: тенденции этнеполитического развития. Владикавказ. 2004. С.234.

  11. 1 пользователь сказал cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    Steel (18.04.2013)

  12. #7
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    «И здесь перед нами возникает сакраментальный вопрос: был ли А.Х.Галазов в действительности таким миротворцем, каким он предстает в книге «Пережитое»?». (87). Речь идет о книги Галазова А.Х., вышедшей в Москве в 2003 г. В книге Галазов, якобы, обвиняет во всех грехах бывших своих соратников. Думается, что Кузнецов, наверняка знает, какую роль сыграл Галазов в этих событиях.
    На вопрос Кузнецова, относительно миротворческой роли и позиции Галазова, можно ответить словами Кучиева: «Серьезной ошибкой Галазова как политика является его излишняя самоуверенность, яканье, непродуманные действия и заявления, такие, как «невозможность совместного проживания с ингушами...». (88). Авторы издания СОИГСИ «Факты и историю искажать нельзя» критикуют Галазова за необъективность, за непродуманные действия и заявления и за многое другое, тем более что Галазов не только политик, но и ученый-профессор. А как быть с заявлениями и публикациями авторов выше названного издания, как расценивать их деятельность, которые вроде как продолжают поддерживать заявления Галазова?
    Возможно, для кого-то это просто слова, «непродуманные заявления А. Галазова», тогда как на самом деле, эта политика, которая продолжается до сих пор в Пригородном районе и в городе Владикавказе, и касается судьбы многих тысяч людей. Кстати, это относится и к интеллигенции Северной Осетии, которая высказалась в том же духе.
    К сожалению, история знает таких примеров. Ю.А.Жданов, как бы пытаясь заглянуть в будущее, с целью предостеречь человечество от подобного рода «социальной чумы», пишет: «Как довести до сознания гуманнейшей, рафинированнейшей, эстетизированнейшей интеллигенции, что нельзя ссорить, науськивать друг на друга людей, народы, социальные слои и группы? Впрочем, гильотину изобрел добрый доктор Гильотин. Император Нерон, сжегший Рим, выступал на сцене и считал себя великим актером. А скромный художник из Браунау Адольф Гитлер сжег пол-Европы. И лучше не будем вспоминать, что делают ныне «руководящие» музыковеды, филологи, литераторы». (89).
    Между тем, до сих пор остаются нерешенными проблемы национального вопроса, в том числе и возвращения вынужденных переселенцев ингушской национальности на прежнее постоянное место жительства. Этот вопрос остается нерешенным, несмотря на многочисленные указания федерального центра и подписанных руководителями республик двусторонних договоренностей. Последнее, как мы увидим, является объектом осуждения общественности РСО. Более того, в Северной Осетии поощряются действия, направленные на нарушения прав человека и гражданина, о чем свидетельствуют высказывания вышеназванных авторов.
    «А. Галазов дал таким образом (т.е. подписывая межреспубликанские соглашения - СР.) разрешение расселить ингушей и в запретной водозаборной зоне г. Владикавказа. И только в результате принятых

    ' См. заявление Союза писателей Северной Осетии «О не возможности совместного проживания».

  13. 1 пользователь сказал cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    Steel (18.04.2013)

  14. #8
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    А.С.Дзасоховым мер, эти села были закрыты для заселения и ингушами, и осетинами». (90). То же самое мы читаем в предвыборной бюллетени кандидата в Президенты РСО А.Дзасохова. Это показывает позицию руководства РСО относительно решения вопроса возвращения вынужденных переселенцев в свои дома: «Да, он отказался от пустого, но пагубного для республики лозунга «не пускать» (имеется в виду ингушских беженцев - СР.) и провозгласил курс на ликвидацию последствий конфликта. Но одновременно стали жестко контролировать процесс возвращения, установили границы водоохранной зоны, и таким образом сняли вопрос о возвращении ингушей в Терк, Чернореченское, части Южного, Реданта, Балты». (91). Здесь мы видим, что политика препятствующая возвращению вынужденных переселенцев действительно поощряется. Вызывает сожаление, только то, что то же самое говорят «ученые».
    Ничего нового, конечно, здесь нет, правонарушения подобного рода, ограничивающие права граждан на выбор места жительства, проживания и передвижения в Северной Осетии практикуются давно. В конце 50-х годов, во время возвращения ингушей домой, по свидетельству лиц старшего поколения, создавались всевозможные преграды для спецпереселенцев возвращающихся на родину. Председатель Совета Министров СОАССР В.Зангиев дал указания руководителям районов, т.е. в районы, куда возвращались ингуши, запретить учреждениям и частным лицам продавать дома или сдавать жилплощадь под квартиру ингушам. Совет Министров СССР 5 марта 1982 г. принял Постановление №183 «Об ограничении прописки граждан в Пригородном районе СОАССР». Сегодня придумали водоохранную зону. Главное - создать препятствие вынужденным переселенцам ингушской национальности в процессе возвращения в свои дома.
    Возвращаясь к вопросу объективности и корректности в научной деятельности и публицистики, отметим, что при анализе исторических и этнополитических проблем, необходимо работать строго научными методами, не провоцируя напряженность в межнациональных отношениях. Не путем воздействия и не методами, к каким прибегают исследователи Северной Осетии, нужно работать, а языком убеждения. В науке тем более не уместна следующая методология: «Группа ведущих ученых СОИГСИ направила письмо с протестом на появление подобных книг Полномочному представителю Президента РФ в Южном федеральном округе В.Г.Казанцеву для принятия соответствующих мер». (92). Аналогичный метод «научной» работы, можно сказать, взят на вооружение и определенной группой деятелей науки Чеченской Республики, подписавшихся под обращение к Президенту Республики Ингушетия М.М.Зязикову. Создается впечатление, что мы еще живем в тоталитарном обществе, или этим пережиткам советской эпохи, не должно быть место в наше время.


    * Акиев Б.А., Мужухоева Э.Д.. Сагов Р 3 Трагедия осени 1992 года в Пригородном районе Назрань. 1996 С. 109.

  15. 1 пользователь сказал cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    Steel (18.04.2013)

  16. #9
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Как нам кажется, это попытка воздействовать на неугодные им научные исследования. Такие методы неприемлемы не только в науке, но и в обществе вообще. Подобного рода «научная» деятельность, только способствует напряженности этнополитической ситуации. Поэтому, псевдонаучные исследования, непременно, могут нанести, и, скорее всего, наносят двойной урон, т.е., собственно науке и межнациональным отношениям. В связи с этим, надо отметить, что совершенно неуместным, на наш взгляд, является и предложение А.А.Туаллагова о создании Института кавказоведения во Владикавказе, в Республике Северная Осетия, с той целью, о которой говорит автор. Это, похоже, на попытку установить «монополию» на науку в Северо-Кавказском регионе.
    Остается только надеяться, что мы придем к осознанию необходимости решать все проблемы сообща и объективно, как научные, так и политические, экономические и т.д. Другого пути у нас нет.

    Примечания:
    1.Кучиев А.Г. Факты и историю искажать нельзя. // Факты и историю искажать нельзя. Владикавказ, 2003. С.З.
    2.Дзидзоев В.Д. Исторические мифы и реальность. // Факты и историю искажать нельзя. Владикавказ, 2003. С. 128.
    З.Кучиев А.Г. Факты и историю искажать нельзя. // Факты и историю искажать нельзя. Владикавказ, 2003. С.4.
    4.Крупное Е.И. Средневековая Ингушетия. М., 1973. С.18.
    5.Кучиев А.Г. Историю искажать нельзя. // Факты и историю искажать нельзя. Владикавказ, 2003. С.5.
    6. Крупное Е.И. Средневековая Ингушетия. М, 1971. С.39.
    7.Семенов Л.П. Археологические и этнографические разыскания в Ингушетии в 1925-1932 годах. Грозный, 1963. С.141.
    8.Гутов A.M. Поэтика и типология адыгского нартского эпоса. Москва, 1993. С.4.
    9.Там же. С.4,5.
    Ю.Русский фольклор. Т.З. М.-Л.. 1958. С.395. 1 ГТам же. С.396. 12Лам же. С.397.
    13.Дзидзоев В.Д. Исторические мифы и реальность. // Факты и историю искажать нельзя. Владикавказ, 2003. С.128.
    Н.Коновалов Г. Журнал «Волга». 1967. №11. С.52. // Осетия и осе¬тины. Владикавказ - Санкт-Петербург, 1994. С.385.
    15.Кодалаев Г.З., Багаев Ч.Н. Кто ты, Сталин? Цхинвал, 1995. С.6,7.
    16.Кучиев А.Г. Историю искажать нельзя. // Факты и историю искажать нельзя. Владикавказ, 2003. С.5.

    См. Туаллагов А.А. Ингушская Алания и ингуши аланы (от реальности к мифу и от мифа к рсальноеги). // Политическая мифология и историческая наука на Северном Кавказе. Ростов-на-Дону. 2004. С. 131.
    17.Дзидзоев В.Д. Исторические мифы и реальность. //Факты и исто¬рию искажать нельзя. Владикавказ, 2003. С. 130.
    18.Бзаров Р.С. Рассказы по истории Северной Осетии. Владикавказ, 1994. С.48.
    19.Там же. С.48.
    20.Ларина В.И. Очерк истории городов Северной Осетии. Орджони¬кидзе, 1960. С.64.
    21.Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803г. Ч.Н.СПб., 1869. С.165.
    22.Кох К. Кавказская военная дорога, Кубань и полуостров Тамань. Лейпциг, 1851. С. 115.
    23.Из статьи бывалого «Начало Владикавказа». // Газ. «Кавказское слово» (Владикавказ), 1910, №167. // Чибиров Л.А. Периодическая печать Кавказа об Осетии и осетинах. Цхинвал, 1989. С.313.
    24.Ракович Д.В. Прошлое Владикавказа. Владикавказ, 1911. С.3,4.
    25.Тогоева Л. Не боящийся трудностей. // Газ. «Владикавказ», №36 (228), 25 августа 2004 г. С.З.
    26.Дзидзоев В.Д. Национальная политика: уроки опыта. Владикав¬каз, 2002. С.69.
    27.Дзидзоев В.Д. Исторические мифы и реальность. // Факты и историю искажать нельзя. Владикавказ, 2003. С. 131.
    28.Думанова Х.М. Территория и расселение кабардинцев и балкар¬цев в XVIII - начале XX веков. Нальчик, 1992. С.7.
    29.Этнографическое обозрение. 1901 г., 4. С.37,39. // Многоликая Ингушетия. С-Пб., 1999. С. 143.
    ЗО.Здравомыслов А.Г. Осетино-ингушский конфликт: перспективы выхода из тупиковой ситуации. Москва, 1998. С.29.
    ЗГГрабовский Н.Ф. Ингуши. Сборник сведений о кавказских горцах. Вып.IX, Тифлис, 1876, С.З.
    32.3дравомыслов А.Г. Осетино-ингушский конфликт: перспективы выхода из тупиковой ситуации. Москва, 1998. С.30.
    ЗЗ.Дзидзоев В.Д. Национальная политика: уроки опыта. Владикавказ, 2002. С.24.
    34.Там же. С.49.
    35.Там же. С.60.
    36.Там же. С.60.
    37Дзидзоев В.Д. Национальная политика: уроки опыта. Владикав¬каз, 2002. С.61.
    38.Коренев Д.З. Революция на Тереке. Орджоникидзе, 1967. С. 19. 39.Дзидзоев В.Д. Национальная политика: уроки опыта. Владикав¬каз, 2002. С.65.
    40.Дзидзоев В.Д. Национальная политика: уроки опыта. Владикавказ, 2002. С.65-66. 41.Там же. С.61. 42.Там же. С.62. 43.Там же. С.63. 44.Там же. С.69. 45.Там же. С.70.
    46.Там же. С.77. 47.Там же. С.67.
    48.Сергеев В.Н. Движение за возрождение казачества. Ростов-на-Дону, 1993. С.87.
    49.Сулейманов А. Топонимия Чечено-Ингушетии. Часть IV, Гроз¬ный, 1985. С.35.
    50.Брешко-Брешковский Н.Н. Дикая дивизия. Рига, 1920-е годы. С.86.
    51.Киреев Е.П. Стодневные бои в Грозном и разгром бичераховшины на Тереке в 1918 году. // Известия ЧИНИИИЯЛ. Т.1. Вып.1. Гроз¬ный, 1959. С.8.
    52. Первая республика горцев. // Газ. «Гипанис-Кубань», №1, 1994. С.2.
    53Дзидзоев В.Д. Национальная политика: уроки опыта. Владикав¬каз, 2002. С.76.
    54.Киреев Е.П. Стодневные бои в Грозном и разгром бичераховши-ны на Тереке в 1918 году. // Известия ЧИНИИИЯЛ. Т.1. Вып.1. Гроз¬ный, 1959. С.8, 9.
    55.Носов А.Ф. Октябрьская революция в Грозном и в горах Чечено-Ингушетии. Грозный, 1961. С.42.
    56.Киреев Е.П. Стодневные бои в Грозном и разгром бичераховшины на Тереке в 1918 году. // Известия ЧИНИИИЯЛ. Т.1. Вып.1. Гроз¬ный, 1959. С.9.
    57.Там же. С.9.
    58.Дзидзоев В.Д. Национальная политика: уроки опыта. Владикавказ, 2002. С. 128.
    59.Там же. СС.128,129.
    60.Носов А.Ф. Октябрьская революция в Грозном и в горах Чечено-Ингушетии. Грозный, 1961. С.42.
    бГДзидзоев В.Д. Национальная политика: уроки опыта. Владикав¬каз, 2002. С.66.
    62.История Северо-Осетинской АССР. Орджоникидзе, 1966. С.56. 63.Там же. С.63. 64.Там же. С.58,59.
    65.Орджоникидзе Г.К. Статьи и речи. Т. 1. Москва, 1956. С. 78. 66.Киров СМ. Избранные статьи и речи. Грозный, 1962. С.68. 67.Шкуро А.Г. Записки белого партизана. Москва. 1991. С.116. 68.Там же. С.116. 69.Там же. С.117. 70.Там же. С117.
    71.Деникин А.И. Очерки русской смуты. Т.IV. Берлин, 1925. С. 97.
    72.Ялхароева М. Он был живой легендой. // Золотые перья Сердало. Назрань, 1998. С. 126.
    73.Яндиев А.. Владикавказ. Неизвестные страницы истории города. Саратов, 1999. С.71.
    74.Дзидзоев В.Д. Исторические мифы и реальность // Факты и исто¬рию искажать нельзя». Владикавказ, 2003. С. 128-129.
    75.Филькин В.И. Патриотизм трудящихся Чечено-Ингушской АССР в период ВОВ. Грозный, 1989. С.ЗЗ.
    76.Алпатов В.И. К истории советского языкознания: Марр и Сталин. // Вопросы истории. №1, М., 1989.
    77.Вылцан М.А. Депортация народов в годы Великой Отечествен¬ной войны. // Этнографическое обозрение. №3. Москва, 1995. С.40.
    78.Жданов Ю.А. Взгляд в прошлое: воспоминание очевидца. Ростов-на-Дону, 2004.С.227.
    79.Кулов К.Д. Доклад на 13-й областной партийной конференции ВКП (б) СОАССР// Газета «Социалистическая Осетия», №30, 12.02.1949г.
    80.Дзидзоев В.Д. Кавказ конца XX века: тенденции геополитического развития. Владикавказ, 2004. С.241.
    81.Патиев СУ. К вопросу о «вайнахских» языках. // Газ. «Ингушетия», №18 (1137), 19.02.2004.
    82.Кучиев А.Г. Факты и историю искажать нельзя. Владикавказ, 2003. Сб.
    83.Бзаров Р.С. Рассказы по истории Северной Осетии. Владикавказ, 1993.С.108.
    84.Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Со¬вета СССР. 1989, № 23. С.449.
    85.Кузнецов В.А. Несколько замечаний к мемуарам А.X.Галазова. // Факты и историю искажать нельзя. Владикавказ, 2003.С26.
    86.Дадиевич А. В чьих руках судьба Южной Осетии.// Газ. «Север¬ный Кавказ» № 42 (702) октябрь 2004. С.4.
    87.Кузнецов В.А. Несколько замечаний к мемуарам А.X.Галазова. // Факты и историю искажать нельзя. Владикавказ, 2003.С.26.
    88.Кучиев А.Г. Факты и историю искажать нельзя. С. 12,13.
    89.Жданов Ю.А. Взгляд в прошлое: воспоминание очевидца. Ростов-на-Дону, 2004.С.412.
    90.Кучиев А.Г. Факты и историю искажать нельзя. С. 13
    91.Так что же сделал для нас А.С.Дзасохов? Владикавказ. 2001.
    92.Кучиев А.Г. Факты и историю искажать нельзя. Сб.

    Вопросы истории Ингушетии Вып 3Магас 2005г

  17. 1 пользователь сказал cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    Steel (18.04.2013)

  18. #10
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    предложение А.А.Туаллагова о создании Института кавказоведения во Владикавказе, в Республике Северная Осетия
    С дальним прицелом работают. Хотят за бюджет кормиться и заодно удревлять присутствие памирских ягнобцев на Кавказе и "исторически обосновывать". )))
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •