Показано с 1 по 2 из 2

Тема: Накшбандийский тарикат

  1. #1
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,788
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).

    Накшбандийский тарикат

    Накшбандийский тарикат
    Обнадеживающим является тот фактор, что последование накшбандийскому тарикату возведут свои звенья на пути к истине и будут одобрены Всевышним. Накшбандийский тарикат был ниспущен Всевышним через своего ангела Джабраила к посланнику пророку Мухаммеду (а.с.а.с.) для последующего распространения среди верующих. Основателем этого тариката считается Бахауддин Накшбанди (Хаваж-Баудди Накшбанди), который унаследовал его от своего учителей и наставников Юсуфа Хамадани и Абдул-Халика Гушдувани. Согласно суфинской традиции, Пророк (а.с.а.с.) передал сокровенные знания своему верному асхабу Абу–Бакру. От Абубакра спускается следующая цепочка передатчиков суфийского учения: Салманал-Фарисига Касум, Джаафар-ас-Садик (сын Абу-Бакра), замыкает эту цепь Мухаммедал Яраги, который является первым проповедником этого тариката на Северном Кавказе.
    В Чечне цепочку суфийского тариката принял Умалат-Шейх из Сержень-Юрта. Затем от него спустилось к Абу Аксайскому. От него по цепочке идут Элах-Мулла, Деда (Дени), Докка, Усман (Iусман)-Хаджи, Кана-Шейх, Бахауддин , Хож-Ахмад, Апти, Абдул-Ваххаб-Хаджи, Исхан-Хаджи и т.д. По другой ветке идут параллельно другая цепочка последователей Накшбандийского тариката: это Ташу-Хаджи, Юсуп-Хаджи, Шамсудин-Хаджи, Абаст-Хаджи, Ибрахим-Хаджи и Ахматука (Ахьмад-Тукъ)-Хаджи.
    (Да приветствует и осветит их имена Всевышний).
    Праведников, последователей кадирийского тариката в нашей республике было не столь уж много, однако муридов (учеников, членов учения) намного больше по количеству. Самое большое число последователей у Кунта-Хаджи Кишиева. Основателем кадирийского тариката, как известно, является Абдул-Кадыр (Iабдул-Къедар) Гилани. Вслед за Кунта-Хаджи Кишиевым идут Шейха Овда (Iовда), Али (Iела) Митаевы, Батал-Хаджи Белхоров, Мани-Шейх Назиров (Да приветствует и осветит их имена Всевышний).
    Между двумя тарикатами имеются лишь мелкие, не имеющие повода для трения различия. Во всех вирдах Накшбандийского тариката не позволяется крутить четки (суьлхьанаш) в открытых многолюдных местах, а также совершать обряд зикр громкими криками. Автор этих строк ставит своей целью осуществить жизнеописание последователей Накшбандийского тариката потомков Арсановых: Деда (Дени), Бахауддин (БахIа), Ильяс-Хаджи и Ахмада (Iама).
    Ученики Деди и Бахауддина Арсановых, а именно их муриды строго обязаны придерживаться тех учений, которые остались после них, насильно ничего никто никому не насаждает и пусть все останется на совести тех, кто ими пренебрегает. Хвала Всевышнему, что он подарил нам таких людей, как Деди, Бахауддина, Абу, Апти и др. Уважаемый нами устаз Деди Арсанов появился на свет в 1851-ом году, в семье Арсы Тагирова. Тогда Арса проживал в селе Аьчка-Хита (ныне Зебир-Юрт). Предки Деди еще в то время были известными людьми в Чечне. Еще в детстве, Деди от других детей отличался своими особенностями. В том время отношения между чеченцами и казаками-станичниками, проживающими по левобережью реки Терека были натянутыми и часто случались стычки, заканчивающиеся убийствами с обеих сторон. Юный Деда активно выступал на стороне своих земляков, а иногда и сам возглавлял набеги. За это царского правительства, а именно местная власть в лице офицерства устроило настоящую охоту за Деди Арсановым, чтобы поймать и заточить в тюрьму или сослать на каторгу. Деда с семьей ударился в бега, спасаясь от преследования властей. В одно время он жил хуторе Умоха, занимаясь кузнечным делом. Впоследствии он некоторое время провел в Кизляре, жил он и в Мекен-Юрте, а оттуда переселился в село Галне (Кень-Юрт). Здесь Деди занимался благотворительностью, т.е. строил и ремонтировал дороги, а самым значимым и памятным сохранившийся до наших дней в первозданном виду знаменитый мост Деди, сооруженный при помощи своих мюридов из Чечни и Ингушетии, а в доме, где жил именитый шейх в селе Кень-Юрт ныне открыт зиярат. Тесные взаимоотношения сложились у него с Элах-Моллы из Гонты-Юрта (Терское). В свою очередь, Элах-Молла отчасти стал учителем Деди в постижении азов Накшбандийского тариката. Будущий шейх с большим рвением и огромным желанием изучал каноны тариката. Впоследствии Элах-Молла возложил на Доку Шаптукаева из села Девкар-Эвла и Деди Арсанова распространение тариката по местожительства. Впоследствии оба объявили себя муридами и учениками Элах-Моллы. Последний считал себя учеником и последователем Абу Аксайского. Царские сатрапы сочли опасным деяния Элах-Моллы. Им удалось схватить и на пути к месту каторги он отошел в мир иной. В 1905 году, Деди Арсанов приобретает дом в г. Грозном и с семьей переезжает на новое местожительство. Возвел он жилье и в селе Гехи, заложив большой сад. Но, где бы, ни жил, вся его основная жизнедеятельность была тесно связана с милосердием и благородными делами. Он был всегда первым при строительстве дорог, мостов и мечетей. Если случались какие-либо разборки, споры- то и тут мудрый ум Деди всегда приводил людей к мирозаключению.
    Как-то произошел спор между ингушами и казаками, закончившийся убийством. Ситуация наладилась после вмешательства Деди Арсанова. Тогда он, обращаясь к обеим сторонам сказал: «Если бы в этом межусобице погибли бы даже мои близкие, я бы все сделал ради примирения со своей стороны, ибо спокойствие и выдержка дороже всего». В этом писании, я не ставлю конкретизацию тайны уважаемого шейха. Его тайну нам не дано знать, а на всем этом для нас смертных лежит табу. Отношения между горцами и казаками в том время накалялись и складывались они не в пользу первых. Власти на месте сочувствовали своим единоверцам казакам и всячески притесняли горцев. Эти обстоятельства вынудили чеченцев выехать с жалобой на власть к наместницу царя, обосновавшемуся в городе Тифлисе (Тбилиси). Делегацию чеченцев, в которую помимо муридов Деди входили и несколько офицеров из числа чеченцев состоящих на царской службе. 1915-ом году делегация прибыла в Тифлис и остановилась одной из гостиниц. Во время пребывания в гостинице между членами делегации зашел разговор о царе и о притеснениях горцев. Присутствующий при этом разговоре Деди произнес: «Не беспокойтесь, скоро царя не станет, он уйдет со своего престола с окончанием этой войны». В это время шла первая мировая война. Присутствующих при этом офицеров задели слова Деди «Рассказывай эти своим муридам» - сказали они. Но предсказания Деди оказались пророческими. Так и случилось, как он предсказал. В том время, то здесь, то там появлялись новоявленные имамы. Такой самозваный имам появился в селении Анды, что в Дагестане. Это был Нажмуддин Гоцинский сын Азмуддина. Он скоропалительно объявил себя шейхом и обязался восстановить имамат на всем Северном Кавказе. Он начал собирать вокруг себя преданных людей для предстоящей борьбы. По своей внешности, новоявленный имам превосходил все параметры внешности нормального человека, особенно в весовом отношении. Это был толстяк с огромной утробой. Заслышав о новоявленном имаме, Деди свиделся с ним, тыкая «имаму» в живот кнутовищем произнес: «Никакой ты не имам, а погубишь людей и принесешь только зло». Так оно и случилось. Имамат не состоялся, а сам «имам» закончил свою жизнь в позорном плену. В этой беспобедной войне было загублено много жизней.
    После себя Деди оставил не только хорошие дела, но и богобоязненное наследие. У него было 13 сыновей и 4 дочери, а по некоторым другим источникам сыновей у него было 16. Часть осетинского населения под влиянием Деды Арсанова приняли ислам. Последний свой подвиг Деди Арсанов совершил 27-го декабря 1917 года. Он погиб в неравной схватке в бою с врагами. Из 53 муридов сложили свои головы во имя газавата 30 человек. После гибели шейха Соип-Молла Гайсумов объявил правопреемником Деды и продолжателем учения Элах-Моллы и Абу Аксайского сына Деди Бахауддина (БахIа), одобренного диваном шейхов. Хотя шейх ушел из жизни, но его не забывают. Житель села Мочки-Юрт (Пригородное) Майрбек Евлоев рассказывает: В 1914-ом году шло формирование ингушских сотней для посылки на фронт. Шла первая мировая война к ним обратился с речью Деди Арсанов «Сегодня на вашу долю выпало нелегкое дело - идти на войну. До вас эту миссию выполняли ваши предки. Они с честью оправдали возложенное на них, не посрамив себя и своих родичей позором страха. Сегодня тоже самое предстоит и вам, а именно быть верным традициям своих отцов. Если проявите храбрость и отвагу Всевышний и эвлияи будут на вашей стороне, в противном случае, если проявите малодушие и трусость – позора вам не избежать. В таких случаях и бог, и святые отворачиваются. Да хранит вас Всевышний!». Трое его сыновей возглавили сотни добровольцев: один – дагестанскую, другой – чеченскую, а третий Абубакар – возглавил ингушскую сотню. Все они получили благословение и наставление отца, лишь одному Абубакару ничего не сказал, сколько предчувствовал недоброе. Заметив это Абубакар произнес: «Деди благословил своих сыновей, за исключением меня. А это значит велика вероятность, что с того поля боя я не вернусь». Так оно и случилось. Когда Абубакар был смертельно ранен, Деди находился в гостях, в ингушском селе Галашки. «Абубакар получил пулю и отправился к Всевышнему», – закончил на молитве свой дуа Деди. Как мы отметили выше после ухода из жизни отца Накшбандийский тарикат возглавил его сын Бахауддин, объявленный его правопреемником диваном шейхов.
    Бахауддин появился на свет в 1892-ом году. Его мать была дочерью генерала Дуби. Согласно преданию его появление на свет описывают так: В одном из пятничных молитв, верующие молились о том, чтобы на свет появился второй Хаваж-Бахауддин. Во время молитвы Деди долго держался склонившись в земном поклоне. Вскоре выправившись, он сказал: «Всевышний услышал наши молитвы». Скоро он появится на свет, а пока он в утробе матери. Вскоре супруга Деди Зойбалла разродилась мальчиком. Имя свое он получил еще будучи в утробе матери – Бахауддин. Когда Бахауддин подрос он женился на девушке по имени Хадижат из с. Кень-Юрт. Она родила ему сына Идриса. Вторично он женился на девушке, которую тоже звали Хадижат родом из Алхан-Юрта. Ее все нежно называли «Нана», ибо была всеми любима за свою доброту. Она была матерью Ахмеда (Iама) и Магомеда (МIама). В период сталинских репрессий 30-х годов, Бахауддин скрывался от преследования в поселке Южный в семье Томовых. В годы Великой Отечественной войны, Бахауддин почти успокаивающе покровительствовал свой народ. Все тяготы и невзгоды он переживал вместе со всеми. «Фашисты подойдут к Тереку, но никогда его не перейдут» - предрек он. И пророчество его сбылось. Он заранее предчувствовал предстоящую депортацию чеченцев и ингушей в Казахстан, но ни разу не заикнулся об этом, чтобы не навлечь лишнюю душевную тягость обремененных войной людей. Однако и сейчас находятся такие личности, которые собираются вменить ему в вину то, что заранее зная не предупредил беду. Но что это могло изменить тогда? Да и силы были неравны. Все было заранее продумано и подготовлено, а о сопротивлении не могло быть и речи. Касаясь данной темы еще раз, хочу привести выдержку из газеты «Ангушт», автором которой является знакомый мне Салман Дидигов. Он и его братья состояли учениками (вирд) Абдул-Ваххаба-Хаджи. В своей статье С. Дидигов пишет: «Еще задолго до выселения, во все населенные пункты были стянуты войска НКВД в большом количестве. Ходили упорные слухи о том, что чеченцев и ингушей будут выселять, Но в них мало кто верил, считая их сплетнями. Я в этом время работал главным бухгалтером в Несар Корте. Однажды по дороге домой с работы я встретил Яхью сына Воки из села Экажево. Он шел со схода села, перед жителями которого выступал Бахауддин Арсанов. – О чем говорили на сходе? – спросил я у Яхьи, - Бахауддин сказал народу, что никакого выселения не будет. Так беседуя по дороге, мы дошли до дома. Обо всем услышанном Яхья поведал и моему двоюродному брату Кудинату. Кудинат спросил: «Ты можешь передать дословно смысл сказанного Бахауддин речи?» «Да смогу, он сказал трижды, что не выселят, а если и выселят, то к братьям единоверцам». Все ясно, он дал нам понять, что предстоит выселение, - горестно заключил Кудинат».
    Выселение, а точнее депортация народов состоялась. Далее Дидигов пишет: «В марте 1953-го года к нам вместе с Муллой Товси пожаловал высокий гость - Бахауддин. Пока я улаживал дела гостеприимства, с гостями беседовал мой старший брат Зелимхан. Преодолев стыд, стесняясь я задал вопрос шейху: «Нет ли у тебя какой-либо доброй весточки, которая могла бы обрадовать Зелимхана?» Скажу откровенно, даже задав данный вопрос столь уважаемому высокому гостю я почувствовал неловкость». «То, что произойдут хорошие события, в этом сомнения нет, но я сейчас не могу заранее об этом сказать, а вот завтра-послезавтра произойдет знаменательное событие». В назначенный день событие произошло грандиозное вызвавшее бурю восторга у выселенцев – умер Сталин. Еще, будучи на выселении, Бахауддин вместе с сыном Селса-Хаджи Абдул-Хамидов побывали опять в родных краях. В том время в горах еще оставались разрозненные группы избежавших депортации горцев. Многое из них стали абреками, другие просто прятались от властей в недоступных местах. После долгой агитации с трудом удалось их уговорить, гарантируя неприкосновенность вернуться вместе к своим родственникам, находящихся в депортации. В те нелегкие годы Бахауддин был связывающим звеном между местной властью и депортированными. Благодаря его вмешательству, удалось предотвратить не одно столкновение, которое могла бы закончиться совсем плачевно для последних. Каждую такую проблему создавали предвзятые отношения к переселенцам со стороны местных властей и неприязненные отношения местного населения. Срабатывали элементы ранней пропаганды, вбивающей в головы аборигенов о неуживчивости чеченцев. Однако мудрость всегда опережалась. Так было целые 13 лет. Шейх на деле подтвердил, кто он есть. Однажды зять шейха, муж сестры Петимат Туган Евлоев спросил своего Шурина: «Можешь ли ты ответить, сколько я проживу на этом свете? – Ты проживешь столько, сколько и я. Согласен!- был ответ.» Ахмад Умалатов вспоминает: «В 1952–ом году тяжелый недуг привел меня в больницу, которая располагалось недалеко от Алма-Аты. На исцеление я не надеялся. Мне предстояла серьезная операция. В один из дней в больнице меня навестил мой родственник Нута. Увидев мое состояние он был взволнован. На другой день он должен был ехать к Бахауддину». Спустя некоторое время Нута опять навестил меня. Нестерпимые боли мучили меня. – Ты знаешь, - обратился он ко мне, - Бахауддин меня заверил в том, что независимо сделают тебе операцию или нет, но ты полностью выздоровеешь. С этим он ушел. Спустя полчаса после его ухода, боль, мучавшая меня исчезла насовсем. Я полностью от нее избавился. Даже врачи не могли поверить этому чуду, но оно случилось. После выписки вместе с Нутой мы направились в гости к Бахауддину. Ранее я никогда не имел встречи с ним, когда подойдя к его дому мы поздоровались, шейх обернувшись и похлопав меня по плечу сказал: «Вот и Ахмад, словно заново родившийся». Моему удивлению не было предела. Сейчас Ахмад в преклонном возрасте, однако, чувствует себя прекрасно. Житель села Согопти, Алаудин сын Шовхала вспоминал: «Будучи в гостях у Бахауддина, я спросил у него, каков мой внешний вид? – Каким он может быть, если в теле куча болезней и душевные переживания» - ответил Бахауддин. Каждое отклонение от истины со стороны людей всегда его серьезно беспокоило. На нем лежал самый ответственный груз. Но он с честью пронес тот груз, который был возложен на него. Сын своего народа, который непомерно остро в нем нуждался ушел из жизни в 1962-ом году. Это была тяжелая утрата. Его дело продолжил брат Ильяс-Хаджи. Ему было всего 4 года, когда лишился отца. Мать его Зайба была из-под Владикавказа из фамилии Майсиговых. С детства он обучался в медресе, был начитанным и хорошо владел Кораном. Семья Ильяса-Хаджи в одно время проживала в селах Шалажи и Алхан-Юрт Урус-Мартановского района. Позднее семья переехала в г. Грозный. В 1989-ом году он стал инициатором возведения в Грозном первой мечети. При содействии отдельных чиновников, а именно Тамерлана Дидигова и Сираждина Бекова удалось определить место строительства будущей мечети. При его содействии были возведены мечети в селах Кень-Юрт, Гвардейское, в поселках Бутенко и Турбина, что в Старопромысловском районе г. Грозного, а также в селе Сагопти Малгобекского района республике Ингушетии. Все свое свободное время он проводил в мечетях за молитвами. Его дети, а также две супруги Билкис и Фирдовс щедро кормили рабочих, занятых на строительствах мечетей. Он был наравне со всеми, несмотря на возраст и социальное происхождение. Его мудрость, отличное знание психологии земляков создавали ему имидж миротворца. Он и в действительности им был. Его вмешательство предотвратили не одну беду в республике. И везде, и всегда возобладало божье слово, исходящее из его уст. Когда в 1991-ом году Чечню захлестнула смута, появились группировки, поставившие дестабилизировать общественно-политическую ситуацию в республике, он не остался равнодушным и этим событиям. Дело дошло до раскола целого народа. Над республикой нависли черные тучи междоусобицы. Каждое сказанная неосторожная фраза могла зажечь пожар гражданской войны. Ильяс-Хаджи предостерегал, советовал, призывал к разуму. «Знайте, что беда придет в каждый дом, если разум не возобладает». Увы, в пророчестве слов Ильяса-Хаджи, он попал в лапы бандитов, а 30 его сподвижников, всегда при всех обстоятельствах находящиеся непосредственно рядом с ним были зверски убиты. Это еще более пуще накалило обстановку в республике. Поняв, что им не сдобровать, дудаевско-масхадовские инквизиторы были вынуждены освободить Ильяса-Хаджи. Однако, эта неприятность не сломила его моральный дух.
    Более 40 лет он нес в народ истину веры, божье слово, которое как воздух необходимы каждому из нас. Жизнь Ильяса-Хаджи – это пример служения своему народу. Наш народ лишился его в 2002-ом году.
    Когда Ильяс-Хаджи ушел мир иной, путь Деди и Бахауддина занял по достоинству сын Бахауддина Ахмед-Хаджи. Свое время Бахауддин предсказал сказав: «Ахмед свое время будет во главе нашего пути, советуйтесь с ним»
    Ахмед-Хаджи родился в 1933-ом году. Свою трудовую деятельность в республике начал с должности лесничего. Последняя занимаемая им должность – заместитель министра лесного хозяйства республики. В бытность его на этом посту, удалось сохранить значительные ресурсы леса. Кроме того осуществлена посадка орешников. В 1989-ом году жители республики оказали ему доверие, избрав депутатом в парламенте России. Он принял самое активное участие в разработке «Закона о реабилитации репрессированных народов». Впоследствии по окончании депутатских полномочий некоторое время Ахмед-Хаджи вместе с теми, кто восстанавливает в республике мир и спокойствие. Его слово пользуется в республике заслуженным авторитетом. Все члены семьи Ахмед-Хаджи отличаются щедростью души и неиссякаемой добротой. Сам Ахмед-Хаджи широкой души человек, тоже можно сказать о его супруге Самарт и сыновьях Абдуррашиде и Абдулмажиде. Нет сомнения в том, что начатое его предками благое дело он пронесет до конца с честь. Много хорошего о себе заслуживает другой сын Бахауддина Магомед. Всю свою сознательную жизнь он трудился на различных физических работах. Сейчас со здоровьем у Магомеда серьезные проблемы. Последствия физического труда дают о себе знать. Несмотря на слабое здоровье, вместе со своей супругой Зулейхан они находят время, чтобы ухаживать за домом, в котором когда-то жил их знаменитый отец Бахауддин. Дом их не пустует. Двери их жилья широко открыты для гостей в любое время. У Ильяса-Хаджи двое сыновей: Якуб и Абубакар. Якуб как и его отец всегда занят общественными делам. Абубакар имеет очень большое внешнее сходство с отцам, за что и снискал к себе уважение. Другой внук Дени, сын Алавдина Абдуррахман по характеру мягок и пользуется непререкаемым авторитетом. Сегодня он самый старший из рода Арсановых. Сын Абдул-Вахида Абдуррашид живет с семьей в Надтеречном районе. Внук Кепи Хизир живет в поселке Турбина. Хизир по натуре является страстным тружеником. Всю свою жизнь он зарабатывал своими руками и честным трудом. Он никогда не откажет в помощи, если она кому-либо потребуется. Внук Деди, сын Яхьи Магомед в данное время проживает в Москве. Нет сегодня среди нас внук Деди, Сын Эли Хамид. Жизнь его трагически оборвалась от рук нелюдей. Он был, и жил в лучших традициях своих предков (Дала декъалвойла иза). Деди оставил после себя большое число потомков. Обо всех одним махом невозможно о каждом отдельно сказать. Но наше счастье заключается в том, что они живут среди нас.
    В Чечне также живут далекие потомки пророка Мухаммеда (а.с.а.с.). Среди нас живут и потомки Джамалайла-шейха, дети Каты и Даги: Сайд-Махмуд, Сайд-Ибрахим, Сайд-Хамзат, Сайд-Аман. Потомки Сайд-Махмуда Сайд-Ахмад, дети Саид-Паши и Яху. В Ингушетии живет сын Саид-Магомеда Сайд-Хусейн, племенник Саид-Селим. Саид-Хусайн является ученым богословом. Саид-Хусейн является авторитетом по месту жительства. Сыновья Саид-Хамзата Саид-Абдуллах и Лом-Али проживают ныне в г. Карабулак. Сайд-Абдуллах отличается вежливостью и благотворительностью. За свой счет он возвел медресе и мечеть. Как в Чечне, так и в Ингушетии последователей Накшбандийского тариката было массы. Сегодня нет возможности перечислять их поименно.
    Сегодня в Чечне богословов последователей Деди Арсанова живет один из них - это Мола из села Ачхой-Мартан, ученых Изнаур-Моллы. Мола был самым лучшим учеником. Об этом свидетельствует бумага-грамота, подписанная Муллой Магомедовом Магомед-Хаджиевым из села Гойты. Таким же был его брат Муса. Лично по рекомендации Ильяса-Хаджи Арсанова он 11 лет являлся имамом села Шалажи и был ревностным последователем Накшбандийского тариката. Он же обучил азам Корана внука Жунида-Моллы из Урус-Мартана Сайд-Эмина. Надо сказать, что Сайд-Эмин вырос в духе этики ислама и пользуется уважением у себя в себе.
    Многие наверное слышали о Кази, Атаби и Товси. Это ученые-олимы из Республики Ингушетии. У меня нет возможности подробного жизнеописания каждого из них. В разные годы они ушли от нас в мир иной. Однако, считаю своим долгом, хоть в маленькой томике восполнить этот пробел. Сын Кази-Молла Абдул-Хамид жив и поныне. Внук Товси-Моллы Хусейн сын Хамида обучились грамоте у Усмана-Моллы ныне является имамом мечети города Малгобека. Потомки ингушских олимов Имагожева Хасбол-Моллы, Манкиева Хусайн-Моллы, Манкиева Исмаил-Моллы, Могушкова Орца-Моллы, Ужахова Магомеда-Моллы, Келигова Османа-Моллы, Бузуртанова Эли-Моллы, Гарданова Торко-Хаджи, Шадиева Боппа-Моллы, Башира-Моллы, Картаева Сатай-Молы, Бекбузарова Муса-Моллы, до сих пор живы и здравствуют. Да продлит Всевышний их годы во имя благостных дел. Как я ранее отметил всех поименно не назовешь, однако всем их мы любим и почитаем за их чистые помыслы. В Коране сказано: «Люди, верующие не искушайтесь погнавшись за богатством, не забывайте веру свою. Ибо искушение ничего вам не сулит кроме греховности мыслей. Этим лишите себя божьей милости». В буквальном смысле означает предавать себя только богослужению. Пророк (а.с.а.с.) сказал: «Молитвы - это есть нечто как опора для веры. Возносящий Всевышнему молитву - сторонник истинной веры, тот, кто не преклоняется в молитве - является лишь разрушителем веры». Для истинного правоверно нет никаких причин, чтобы уйти от молитвы. Каждый отец семейства обязан возложить молитву на каждого достигшего 7-ми лет своего ребенка, и должен до достижения 15-летнего возраста своего дитя держать под контролем. После этого отрок сам в ответе перед Всевышним за себя. В случае, если отрок за свои 15 лет не изучил азы молитвы, то ответственность за это лежит на его отце.

    Источник: http://pegma.ru/236981632
    Отсюда
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  2. 1 пользователь сказал cпасибо Steel за это полезное сообщение:

    Инфанта (30.04.2013)

  3. #2
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,788
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    Макамы Шейхов Накшбандийского тариката
    Суфийское Братство Накшбанди

    ч.2
    Последний раз редактировалось Steel; 28.02.2015 в 04:31.
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •