Страница 1 из 14 12311 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 138

Тема: Осетино-ингушский конфликт (история) - анализ в одном блоге

  1. #1
    Осваиваюсь
    Регистрация
    09.03.2012
    Сообщений
    202
    Поблагодарил(а)
    9
    Получено благодарностей: 59 (сообщений: 41).

    Осетино-ингушский конфликт (история) - анализ в одном блоге

    Осетино-ингушский конфликт (история) нашел здесь http://workshopcon.blogspot.com/2011...post_6396.html

    воскресенье, 13 марта 2011 г.





    Первый этнический конфликт в форме открытого насилия произошел на территории Российской Федерации в конце октября-начале ноября 1992 г. между представителями двух северо-кавказских народов - осетинами и ингушами. По своим пространственно-временным параметрам, интенсивности и последствиям этот конфликт может быть отнесен к категории крупномасштабных, а его природа может быть охарактеризована как глубоко-укоренившийся конфликт (deep-rooted conflict), к которым специалисты относят межэтнические или любые другие межгрупповые коллизии с трудноразрешимыми и далекозашедшими претензиями и требованиями конфликтующих сторон.

    Активная фаза конфликта продолжалась с 31 октября по 6 ноября, по данным Прокуратуры РФ за этот период с обеих сторон погибли 583 человека(1), ранены 939 человек(2), пропал без вести 261 человек(3), 1093 человека содержались в заложниках(4). В зоне ликвидации последствий конфликта погибло 66 и ранено почти 130 российских военнослужащих, принимавших участие в разведении воюющих сторон и последующем обеспечении режима безопасности(5). По разным оценкам от 30 до 60 тысяч жителей ингушской национальности были вынуждены покинуть территорию исторического проживания в Пригородном районе РСО-А и г. Владикавказ, и в большинстве своем осели в соседней Ингушетии.

    Истоки осетино-ингушского конфликта стоит искать в сталинской национальной политике: послевоенной депортации ингушей и произвольном изменении административных границ в регионе. В 1924 была создана Ингушская автономная область, включавшая в себя помимо теперешней Ингушетии, близлежащие территории заселения ингушей - Пригородный район и правобережную часть Владикавказа. В 1934 году Ингушская и Чеченская области были объединены в Чечено-Ингушскую автономную область, Владикавказ (Орджоникидзе) полностью отошел Северной Осетии, а Пригородный район вошел в состав ЧИАО, вскоре преобразованной в ЧИ АССР. После депортации ингушей и чеченцев в 1944 году, Пригородный район был передан Северной Осетии.

    В 1957 году, когда репрессированным народам разрешили вернуться из ссылки, Чечено-Ингушетию восстановили, однако Пригородный район остался в составе Северной Осетии. Возвращение туда не поощрялось: Москва относилась с недоверием к репрессированным народам, а республиканские власти, боясь территориальных претензий, чинили препятствия в трудоустройстве и регистрации. В 1982 году Совмин СССР издал постановление (№183) "Об ограничении прописки граждан в Пригородном районе Северо-Осетинской АССР". Это постановление применялось фактически только в отношении ингушей.

    Тем не менее, ингуши возвращались, выкупали свои дворы у осетин, жили нелегально или строились и прописывались за взятки. Многие учились и работали во Владикавказе, лечились в республиканских больницах; и несмотря на напряженность в отношениях с осетинским населением, процент смешанных браков был достаточно высок.

    Идеи "возвращения земель" и "восстановления исторической справедливости" были популярны среди ингушей со времен возвращения из депортации. Однако открыто требования вернуть Пригородный район впервые прозвучали лишь в 1973 году, во время открытых выступлений ингушской интеллигенции в г. Грозном. В конце 1980-х годов проблему стали обсуждать активно. Катализатором конфликта стал закон "О реабилитации репрессированных народов", принятый Верховным Советом СССР в 26 апреля 1991 г., третья и шестая статьи которого предусматривали "территориальную реабилитацию". Закон активизировал требования ингушей, придав им легитимность и юридическую поддержку. На фоне общей социальной напряженности в регионе, в условиях свободного доступа к оружию и отсутствия эффективных механизмов регулирования противоречий, нарастающая конфронтация привела к вооруженному столкновению. К конфликт вмешались федеральные войска, что привело к еще большим потерям среди ингушей и массовому исходу ингушского населения из Пригородного района.



    Общая краткая хронология «затягивания узла» осетино-ингушских противоречий состоит из череды событий двух основных типов: а) правовых актов этнической направленности; б) уголовных преступлений, совершаемых или воспринимаемых как «этнические». Единая для осетин и ингушей правовая реальность стремительно распадалась: ингуши уже высказались за образование Ингушской республики «со столицей в правобережной части Владикавказа», а осетины никак не хотели знать, что живут и работают «уже в Ингушетии». Причиной и результатом разрушения общей правовой реальности стала стремительная политическая поляризация сторон по этническому признаку и радикализация установок (увеличение доли тех лиц, кто высказывал готовность прибегнуть к различным формам насилия для защиты интересов своего этнического сообщества).



    Этническое противостояние, ранее вялое и рутинное, приобретает многообразные и резкие проявления — здесь и черты политического противостояния органов власти и других политических субъектов (выраженное языком мобилизуемых митингов, изданием «правовых», административных актов), здесь и учащающиеся уголовные преступления. Эти преступления совершаются на почве этнической неприязни или же воспринимаются массовым сознанием как таковые, то есть как «этнические» (142). Соответственно этнически сфокусированными становятся реакции правоохранительных и других властных структур.



    Далеко не полный, а может и избранный, перечень событий, влекущих обе стороны к открытому противостоянию (событий правовых и политических, уголовных и военных), выглядит следующим образом:



    — 9–10 сентября 1989 года: Съезд ингушского народа формирует Оргкомитет по восстановлению ингушской автономии, данный комитет вырабатывает «Протокол» от 5 февраля 1990 года, в котором в ультимативной форме высказываются весьма радикальные требования к Северной Осетии;



    — 20 июля 1990 года: Верховный Совет Северной Осетии принимает Декларацию о государственном суверенитете Республики Северная Осетия, тем самым делая шаг к закреплению Пригородного района за Северной Осетией в новом политико-правовом пространстве постсоветской России;



    — 14 сентября 1990 года: Чрезвычайная сессия ВС Северной Осетии вводит ограничения на прописку граждан в Пригородном районе, куплю-продажу жилых домов и других домостроений на праве личной собственности; тогда же принимается решение о создании республиканского Комитета обороны;



    — 27 ноября 1990 года: Верховный Совет Чечено-Ингушетии принимает Декларацию «О государственном суверенитете», где официально заявлено, что условием «подписания Чечено-Ингушетией союзного договора является возвращение ингушских земель»;



    — 19 апреля 1991 года: бытовой конфликт (из-за земельного участка) между осетинской и ингушской семьей в с. Куртат Пригородного района; митинг ингушей Куртата и других сел; противостояние между ингушами и милицией, в результате чего ранены 4 милиционера и один (лейтенант МВД Северной Осетии Р.Салатов) убит выстрелом из толпы;



    — 20 апреля 1991 года: введение режима Чрезвычайного положения в Пригородном районе Указом ВС Северной Осетии;



    — 26 апреля 1991 года: ВС РСФСР принимает Закон «О реабилитации репрессированных народов», ст. 3 и 6 предполагают передачу ПР в состав Ингушетии;



    — май 1991 года: ВС Северной Осетии принимает решение о создании ОМОНа МВД Северной Осетии;



    — 15 сентября 1991 года: Съезд народных депутатов всех уровней Ингушетии в Назрани, принятие Декларации об образовании Ингушской Республики в составе РФ (с включением ПР и со столицей в правобережном Владикавказе);



    — 12 ноября 1991 года: убийство патрульных милиционеров МВД Северной Осетии Кодзаева и Ковенца в районе с. Эльхотово (преступники оказались ингушами, и похороны их жертв стали фактически антиингушским митингом);



    — 21 ноября 1991 года: убийство в с. Тарском Пригородного района осетинских милиционеров Цориева и Чихавиева; по подозрению в соучастии в данном преступлении были арестованы местные ингуши; их арест и заключение под стражу сопровождались массовым возмущением тарских ингушей;



    — 30 ноября 1991 года: Референдум в Ингушетии о самоопределении Ингушетии в составе России.



    — 4 декабря 1991 года: вооруженный инцидент в Куртате, в котором погибли ингуш Албаков и военнослужащий федеральных сил Зубов;



    — 9 декабря 1991 года: стычка между группой местных ингушей из с. Майское и осетинской милицией из-за попыток установить пропускной пост на перекрестке автодорог Баку—Ростов и Владикавказ—Моздок у границы с Ингушетией;



    — декабрь 1991 года: в Северной Осетии объявляется запись добровольцев (в связи с резким обострением положения в Южной Осетии);



    — 6 марта 1992 года: убийство двоих жителей Ингушетии Кодзоева и Дзаурова майором МВД Северной Осетии;



    — 24 марта 1992 года: обнаружены тела жителей Северной Осетии Рамонова и Сабанова, которые 7 января выехали в Ингушетию и пропали без вести;



    — 20 мая 1992 года: в Южной Осетии произошло событие, которое осложнило положение и в Северной Осетии. Близ грузинского села Кехви, блокирующего дорогу Цхинвали—Владикавказ, была расстреляна группа осетинских беженцев (более 30 человек). Этот инцидент серьезно радикализировал настроения в Северной Осетии, участились обвинения властей в инертности и предательстве национальных интересов;



    — 9–10 июня 1992 года: обострение положения во Владикавказе в связи с массовым исходом гражданского осетинского населения из Южной Осетии (в эти дни грузинские вооруженные силы пытались штурмом овладеть Цхинвали). Во Владикавказе и с. Михайловском, где находились оружейные склады, группы беженцев и местных осетин захватили 12 САУ, значительное количество стрелкового оружия и боеприпасов, часть которого была переправлена на прикрытие Цхинвали;



    — 20 октября 1992 года: взрыв магистрального газопровода Ставрополье—Грузия, проходящего через Пригородный район (осетинские радикально настроенные неформальные группы неоднократно предлагали властям Северной Осетии перекрыть газопровод, чтобы заставить Грузию прекратить энергетическую и транспортную блокаду Южной Осетии); власти Северной Осетии усиливают режим ЧП вдоль трассы газопровода, сюда направляются дополнительные силы МВД;



    — в тот же день: гибель в с. Октябрьское под колесами БТРа ОМОНа МВД Северной Осетии девочки 13 лет (ингушки Годоборшевой Мадины);



    — 22 октября: убийство двух ингушей Хаутиева и Пугиева в пос. Южном (как потом выяснилось, в результате конфликта с двумя милиционерами МВД Северной Осетии). В пос. Южном собирается значительная толпа ингушей. Прибывшая для расследования происшествия дежурная группа МВД Северной Осетии блокируется, начинается перестрелка между милицией и ингушами (убиты два осетинских милиционера и четверо местных ингушей);



    — в тот же день: начинается перекрытие движения в сторону пос. Южного местными ингушами; группы ингушей устанавливают пикеты также в других селах своего преимущественного проживания: Куртат, Дачное, Карца;



    — 23 октября: проходит Заседание Президиума ВС Северной Осетии;



    — 24 октября: в Назрани проходит Объединенная сессия ингушских райгорсоветов, на которой принято решение силами отрядов добровольцев и местных (ПР) ингушей взять район под фактический контроль (это решение оставалось неизвестным осетинской стороне вплоть до 1–2 ноября);



    — 24–26 октября: встречи руководителей Северной Осетии с ингушскими лидерами для стабилизации обстановки и деблокирования части Пригородного района;



    — 27 октября: ВС Северной Осетии предъявляет фактически ультиматум ингушской стороне — «деблокировать ПР до 29 октября»;



    — в тот же день: ВС Северной Осетии санкционирует формирование отрядов Народного ополчения;



    — последние числа октября: некоторая часть ингушских семей из Северной Осетии, опасаясь дальнейшего обострения ситуации, выезжает на территорию Ингушетии (среди осетин многие полагают, что выехавшие знали о «готовящейся против Осетии агрессии»);



    — 30 октября: средства массовой информации Северной Осетии распространяют информацию о достигнутой договоренности и начале деблокады ПР;



    — 30 октября днем — в с. Дачном убит местный житель ингушской национальности Яндиев;



    — 30 октября 22.00: перестрелка в с. Камбилеевском и Октябрьском;



    — 31 октября около 00 часов: в результате обстрела патрульной машины в с. Октябрьском погиб милиционер Болотаев (осетин);



    — 31 октября около 2.00–4,00: вновь спорадические перестрелки в Камбилеевском и Октябрьском (ингушская сторона утверждает, что осетины вели обстрел, в том числе и из гранатометов, ингушских домовладений). Эти обстрелы, по мнению ингушской стороны, спровоцировали то, что той же ночью и утром вооруженные группы ингушей из Назрани и других сел Ингушетии двинулись на помощь своим соплеменникам и, перейдя административную границу Северной Осетии, вошли в Пригородный район;



    — 31 октября около 6.00: группа ингушей (по разным оценкам, от 150 до 600 человек) захватывает пост осетинской милиции и внутренних войск МВД России на «Черменском круге» близ границы Северной Осетии и Ингушетии;



    — около 7.30: прибывшие на автотранспорте из Ингушетии и местные ингуши из с. Чермен атакуют отделение милиции в с. Чермен; в селе начинаются погромы осетинских семей.







    Так развитие конфликта переходит в открытую фазу. Фактически обе стороны к октябрю 1992 года имели некие военно-тактические предположения о том, как, возможно, будут развиваться события. Эти «схемы действия» содержали более или менее детальные или рациональные представления о том, что необходимо предпринимать в критические моменты. Однако эти схемы действия охватывали и «проговаривали», вероятно, лишь некоторые оправданные и «рациональные» цели («взять под защиту родственников», «организовать оборону», «подавить огневые точки», «блокировать район действия бандформирований», «занять села явочным порядком» или «вытеснить бандгруппы», «поднять народ на отражение агрессии»). «Рациональные и оправданные цели», «адекватные меры», тем не менее, явно или неявно сопряжены с «непредсказуемыми» или вполне предсказываемыми последствиями, которые не проговариваются, оставляются якобы без внимания. Основное преступление данных «схем военно-тактического действия» состоит именно в этом «оставлении незаполненных полей», на которых толпа, охваченная военным психозом, пишет собственную историю и придает событиям собственную, хотя вполне спровоцированную, уголовную стилистику.



    Например: текст Решения Объединенной сессии в Назрани от 24 октября не содержит никаких намеков на необходимость погромов осетин, но именно это случилось в Чермене 31 октября в рамках запланированного ингушскими лидерами «установления явочного контроля над ПР». В Южном и Карца ингушские отряды самообороны, «прикрывая свои села от осетинских БТРов», брали в заложники гражданских лиц осетинской национальности.



    С другой стороны, призывая 31 октября по местному ТВ население Северной Осетии к «отражению ингушской агрессии», осетинские руководители ничего, вероятно, и не собирались предпринимать для предотвращения ингушских погромов во Владикавказе и других селах ПР, возвращенных ко 2–3 ноября под осетинский контроль. Более того, говоря об «ингушской агрессии», об «ингушской пятой колонне», они скорее явно, чем неявно, обозначили все ингушское гражданское население Северной Осетии в качестве соучастника происходящих в Чермене насильственных действий, распространили на него всю ответственность за силовую авантюру некоторых ингушских лидеров. Тем самым все ингушское население Северной Осетии оказывалось с санкции властей «вне закона» и становилось в силу этого объектом «узаконенного насилия». Более 30 тыс. человек в течение 3–4 дней оказались изгнанными с территории Северной Осетии. Более 2,5 тысяч домовладений ингушей были разрушены.



    Сознательные решения, выраженные в «схемах действия», где каждая из сторон очерчивает лишь собственные «оправданные и адекватные шаги», эти сознательные решения по ходу событий оказываются верхушкой айсберга в стихии этнического противостояния. Стороны реагируют в своих действиях не на «достойные и адекватные» действия «противника», а на уголовную составную этих действий. Впоследствии эти уголовные акции, «заведомая» уголовность взаимно приписываются сторонами всему комплексу действий друг друга. Нет никакой возможности для взаимного оправдания. Возникает двойной стандарт, когда «свои» сознательные («достойные») действия воспринимаются как доминанта своего собственного образа и поведения в конфликте. При этом свои «непредсказуемые», «спонтанные», другими словами уголовные, проявления выглядят «незначительным», печальным, но неизбежно сопровождающим эпизодом, оправданным как «ответ». Действия же противной стороны полностью лишаются элемента оправданности и воспринимаются как от начала до конца злонамеренный заговор — провокация, сопровожденная чистой уголовщиной.

  2. 4 пользователей сказали cпасибо Mizantrop за это полезное сообщение:

    dt52 (17.05.2013),Steel (08.09.2017),Инфанта (17.05.2013),Эжи Ахк (14.07.2013)

  3. #2
    Осваиваюсь
    Регистрация
    09.03.2012
    Сообщений
    202
    Поблагодарил(а)
    9
    Получено благодарностей: 59 (сообщений: 41).
    Последний раз редактировалось Mizantrop; 21.04.2012 в 17:49.

  4. 3 пользователей сказали cпасибо Mizantrop за это полезное сообщение:

    dt52 (17.05.2013),Steel (17.05.2013),Эжи Ахк (14.07.2013)

  5. #3
    Активный форумчанин
    Регистрация
    24.05.2005
    Адрес
    Belgium
    Сообщений
    2,616
    Поблагодарил(а)
    4
    Получено благодарностей: 51 (сообщений: 24).
    А на первой ссылке по ходу текст уже превратили в абракадабру

  6. #4
    Осваиваюсь
    Регистрация
    09.03.2012
    Сообщений
    202
    Поблагодарил(а)
    9
    Получено благодарностей: 59 (сообщений: 41).
    Цитата Сообщение от Темаркъ Посмотреть сообщение
    А на первой ссылке по ходу текст уже превратили в абракадабру
    не это кодировка сбита но если скопировать в блокнот на свой комп то все видно нормально

  7. #5
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    ОСЕТИНО-ИНГУШСКИЙ КОНФЛИКТ: ПРЕДЫСТОРИЯ КОНФЛИКТА, ЕГО РАЗВИТИЕ И ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА(Правда осени 92-го Назрань 2006г)
    Один из древнейших народов Кавказа - ингуши - с незапамятных времен занимал территорию, географически именуемую как бассейн реки Терек (в ее верхнем и среднем течении, включая горную, предгорную и равнинную часть). Впервые предки ингушей упоминаются на рубеже н. э. в трудах древнегреческого историка Страбона как гаргареи (гаргар - по-ингушски «соседний, близкий, родной, родственник»). Страбон знает гаргареев как народ, обитающий на Северном Кавказе на реке Териодонта (ныне река Терек. - Б. А.) в соседстве с амазонками. Он пишет, что «это сарматское племя, граничащее по Главному Кавказскому хребту с иберами (ныне Грузия. - Б. А.). А иберы, по Страбону, «одеждой и обычаями схожи с сарматами, родственниками и соседями которых они являются» (Strabon. VI. 82,1). В древних армянских источниках говорится о народе гаргар (II в. до н. э.) стране Гаргараци (V в. н. э.) и народах кусты (кисты) (VII в. н. э.), локализуемых на Северном Кавказе, примерно на той же территории по Тереку, что и у Страбона.
    Особенно богато ингушские этнонимы представлены в древних и средневековых грузинских источниках: дурдзуки (дзурзуки) зурзуки, кисты, глигви, двалы, джариехи, цори и др. Так, древнегрузинские хроники сообщают, что первый грузинский царь Фарнаоз/Фарнаваз (III в. до н. э.) был женат на дочери дурдзукского правителя, что дурдзуки активно вмешивались в политическую жизнь Грузии на протяжении почти целого тысячелетия (III в. до н. э. - VI в. н. э.) (Тогошвили Г. Д. Из истории грузино-вайнахских политических взаимоотношений. Гр., 1964). Начиная со второй половины XVI в., ингушские общества становятся известными и на Руси под названиями «ероханские» люди, киштинцы, кистинцы, ангушовцы, калканы, каракалканы, джариехи и другие. В это же время происходит и тесное соприкосновение русских людей Московского царства с населением Ингушетии. Так, посольство Ивана Грозного в Грузию (1578) при прохождении через Дарьяльское ущелье останавливалось для отдыха в «Черебашевом кабаке» (родовое село ингушей Черебижевых, ныне сел. Гвилети на Военно-Грузинской дороге.- Б. А.) принимал и обеспечивал безопасное прохождение по Терскому ущелью крупный по тем временам ингушский феодал, владетель «Ларсовых кабаков» Солтан-Мурза. Знакомо было московским послам и население горно-ингушских аулов, расположенных на южном склоне горы Маьт-Лоам («Метцкие кабаки» в источниках). Таким образом, с древнейших времен все источники локализуют предков ингушей по бассейну реки Терек как в правобережной, так и левобережной ее части. Причем, если античные историки (Страбон, Плиний и др.) рассматривают ингушей как жителей равнинной части Предкавказья, то средневековые описывают ингушские племена и общества уже на всем протяжении Терека в среднем и верхнем его течении. Исторически занимая территорию, прилегающую к важнейшему проходу из Предкавказья в Закавказье, предки ингушей были самыми непосредственными участниками всех известных событий на Кавказе, а отдельные их представители -и далеко за его пределами. Так, половецкий князь Овлур (Влур, Лавр), из древнерусских летописей и знаменитого «Слова о полку Игореве» (XII в.) был ингушского происхождения, а упоминаемое в связи с событиями на Северном Кавказе в летописях и ви¬зантийских дипломатических документах северокавказское племя Ула (Гула) и Йула (Гюла) и сегодня является самым крупным родоплеменным объединением Ингушетии.
    Предки ингушей имели обширные торгово-экономические и прочие связи. Они были хорошо осведомлены о реалиях современного им мира на таких отдаленных от Кавказа территориях, как Заволжье, Китай, Гималаи, Малая и Передняя Азия. Об этом свидетельствуют ингушские предания, мифы, легенды и отдельные устойчивые словосочетания ингушской лексики. Известные советские и российские ученые Е. И. Крупное, Ю. Д. Дешериев, И. М. Дьяконов, О. П. Егоров, Г. А. Меликишвили и другие в последнее время нашли убедительные свидетельства об исторических связях предков ингушей с древними народами Передней Азии и Закавказья, в частности, с хаттами, хурритами, урартами и народами Кавказской Албании. Считается, что последняя была родиной древнеингушской письменности - «письмена говора гаргарского, богатого гортанными звуками» (Моисей Хоренаци. VI в. н. э.).
    В новой истории тесные российско-ингушские отношения начали складываться в XVIII в., когда Россия, «прорубив окно в Европу», устремила свои взоры в сторону теплых морей. России нужны были союзники на Северном Кавказе, а ингуши искали защиту от хищнических набегов более сильных соседей (кабардинцев, ногайцев, чеченцев, осетин). Стремление друг к другу было обоюдным и обоюдовыгодным: Россия получала свободный доступ в стратегически важный район Кавказа и верного союзника, а ингуши - покровительство сильной страны и экономические выгоды в перспективе.
    В 1770 г. на окраине древнего ингушского сел. Ангушт, при массовом стечении населения, произошло знаменательное во всех отношениях событие - подписание соглашения о добровольном вхождении ингушского народа в состав России. На ингушскую сторону возлагалось, помимо прочего, охрана Дарьяльского про¬хода и присмотр за дорогой. Отдельным пунктом стороны обязывались оказывать друг другу и военную помощь. Забегая вперед отметим, что ингуши до конца остались верны этой клятве. Они принимали участие во всех войнах России, демонстрируя примеры храбрости, воинской доблести и преданности однажды данному слову. История не знает случаев предательства или дезертирства ингушей из состава российской и Советской Армии. Как пример высочайшего героизма ингушских воинов привожу слова из телеграммы Российского царя Николая II на имя генерал-губернатора Терской области Флейшера: «Как горная лавина, обрушился ингушский кавалерийский полк на германскую железную дивизию. В истории нашего Отечества, в том числе и нашего имени Нижегородского драгунского полка, не было случая атаки конницей боевой части противника, вооруженной тяжелой артиллерией; 2,5 тыс. убитых, 1,5 тыс. раненых, 3,0 тыс. взятых в плен. Менее чем за 1,5 часа перестала существовать гордость германской армии - железная дивизия, с которой боялись со¬прикоснуться лучшие боевые части наших союзников на Западе. Передайте от моего имени и имени моей семьи и двора самый искренний и братский привет отцам, матерям, братьям, сестрам и невестам этих храбрых сынов Кавказа. Россия никогда не забудет сей беспримерный подвиг ингушей во славу нашего Отечества» (ЦГА РИ).
    Николай II распорядился организовать специальный поезд, чтобы отвезти домой и со всеми воинскими почестями похоронить во Владикавказе 200 ингушских всадников, погибших во время этого беспримерного боя. (Это кладбище воинской славы России было снесено осетинским руководством после депортации ингушского народа. Впрочем, осетинская сторона так поступила тогда со всем, что напоминало об ингушах и ингушской истории). В годы Великой Отечественной войны маленькая Ингушетия мобилизовала и отправила в действующую Советскую Армию 11 тыс. человек, что, при общей численности населения в 80 тыс., было равно всеобщей мобилизации; 7,7 тыс. ингушских воинов сложили свои головы за честь и независимость великой державы, именуемой СССР. Это в процентном отношении к общему числу ингушского населения значительно выше, чем у многих народов бывшего СССР.
    В то время, когда молодое поколение сражалось на фронтах Великой Отечественной войны, женщины, старики и дети подверглись поголовной депортации в Казахстан и Среднюю Азию. Бесчеловечный акт был совершен Сталиным и его кликой 22-23 февраля 1944 г., когда победа над фашистской Германией ни у кого уже не вызывала сомнений. Поводом для этого зловещего акта послужила клевета на ингушский народ в его, якобы, пособничестве гитлеровским захватчикам, в создании вооруженных банд для борьбы против Советской власти и прочее (см. в Приложении Указ ПВС СССР от 04.03. 1944 г.). То, что у этой клеветы «уши торчат во все стороны», постарались не заметить. Ведь всем было хорошо известно, что территория Ингушетии не была оккупирована немцами, что ингуши все годы войны содержали на отдыхе уставшие в боях части Советской Армии (перед самым выселением их сменили на чекистские (!) формирования). Не было среди ингушей также пособников диверсантов и разведчиков. В 1989 г. новое руководство ЧИАССР обратилось в Комитет Госбезопасности СССР с просьбой дать официальные разъяснения по этому поводу. По данным КГБ, за все годы войны в горы Чечено-Ингушетии было заброшено 76 человек, из них: осетин - 26 человек, владеющих чеченским и ингушским языками; представителей дагестанских народов - 17 человек, владеющих чеченским языком; русских - 12 человек; кабардинцев - 7 человек; чеченцев - 13 человек и 1 ингуш. Все они были выловлены при помощи местных жителей в первые же дни. Единственный немецкий разведчик Ланге, заброшенный вместе с ними, сумел скрыться. Таковы факты «измены» ингушского народа, отдававшего все силы для борьбы с фашистским агрессором. Конечно, один несостоявшийся диверсант-ингуш не мог служить основанием для совершения беззакония по отношению к целому народу (Богатырев Б. Россия и ингушский вопрос. М., 2000. С. 109).
    Истинные причины ингушской трагедии 44-го имеют давние корни и кроются в многовековых взаимоотношениях Осетии и Ингушетии. Осетины - ираноязычный народ. Они считаются потомками палестинских евреев, долгое время проживавших в Иране и перенявших язык, религию (язычество) и самоназвание от иранцев. Сами себя осетины называют «ирон», а Осетию - «Иристон»; есть в Осетии и сел. Иран. Под влиянием политических событий в Иране (несостоявшаяся узурпация власти евреем Маздаком в VI в.) предки осетин вынуждены были бежать на север и поселились в междуречье Терека и Сулака (ныне территория Дагестана). К концу VII в. эта территория вошла в состав Хазарского каганата, образованного тюрками-ашинами после распада Западного тюркского каганата. Находясь в составе Хазарии, осетины-иронцы много способствовали своим соплеменникам - еврейским раввинам - в пропаганде и внедрении здесь иудаизма, что, в конце концов, привело к принятию этой веры правящей верхушкой каганата и переходу фактической власти к иудейскому князю (пеху). Хазарский каган оказался не у дел, он практически не показывался народу и выполнял лишь представительские функции. Произвол иудейской верхушки довел народ Хазарии до такого состояния, что хватило одного поражения (от киевского князя Святослава в 965 г.) для гибели некогда могущественного государства. Обнищавший народ не поддержал правящую химеру, и она рухнула.
    Иронцы бежали частью на Дон, частью - на юго-восток (их много в родственном по языку Таджикистане) и частью - в предгорья Центрального Кавказа. Ученые именно с этого периода (Хв.) ведут исчисление времени пребывания осетин-иронцев в предгорьях и горах Центрального Кавказа. Это обстоятельство отмечено в древнегрузинской хронике XI в., где говорится «...поселился Уобос (сын Хазарского кагана - Б. А.) к западу от реки Ломеки («Горная река» - древнеингуш. название реки Терек.- Б. А.) до западных пределов гор. Потомками его являются овсы. Это и есть Овсети, что была частью Кавкаса...» (МровелиЛ. Жизнь Картлийских царей. С. 25). Отмечено также, что по антропологическим признакам и некоторым этическим чертам иронцы-осетины резко отличаются от автохтонных народов Кавказа. Жестокость и садизм вооруженных осетинских бандформирований по отношению к безоружному ингушскому населению Пригородного района в период так называемого осетино-ингушского конфликта в 1992 г. в полной мере продемонстрировали сущность иронцев: групповое насилие над женщинами с последующим нанесением ран в области половых органов; вспоротые животы беременных женщин, их отрезанные головы, вшитые в их же трупы; умерщвленные ударами о стену дети; сжигание живых людей в связке с шинами - далеко не полный перечень злодейских деяний нелюдей, ставящих их вне нравственных устоев истинно кавказских народов (поднять руку на женщину считается у аборигенов Кавказа большим позором.- Б. А.).

    Вплоть до конца XVIII в. осетины (иронцы, дигорцы, туалцы -из Юго-Осетии) не были заметны в политической жизни Кавказа. Они старались быть непритязательными, умело пользовались выгодами, заложенными в адатах кавказских народов (как то: милосердие к нуждающимся, гостеприимство, добрососедство, институт куначества, верность долгу и слову, толерантность и прочее). Это позволяло им бесконфликтно подселяться к аборигенному населению, родниться с ними, перенимать их имена и фамилии, элементы культуры и хозяйственного уклада. Так, исследователи Кавказа конца XVIII - начала XIX в. (Гюльденштедт, Шредер, Броневский, Клапрот, Вахушти Багратиони и др.) отмечают наличие отдельных осетинских подворий в ингушских селах по правому берегу реки Терека, «под надежной защитой и покровительством ингушей», как пишет Ю. Клапрот (1807).
    Конец XVIII в. ознаменовался решительными действиями российских колониальных сил в целом на Кавказе. После подписания в Георгиевске (1783) с одним из грузинских царств соглашения Россия ввела войска в Грузию. Терский проход стал важнейшей стратегической магистралью в геополитических планах России. Для обеспечения надежного сообщения с Закавказьем здесь, на ингушских землях, закладывается ряд крепостей и опорных пунктов: рядом с ингушским сел. Заур-Юрт (в русских источниках Заурово)-креп. Владикавказская (1784); выше ингушского сел. Берги - креп. Дарьяльская и другие. Используя выгоды, заложенные в Соглашении о добровольном вхождении Ингушетии в состав России (1770), русская колониальная администрация прочно закрепилась на ингушских землях. Теперь в услугах ингушей она не нуждалась, с интересами ингушского населения можно было не считаться. Чтобы окончательно похоронить все надежды ингушей на экономические и военно-политические выгоды, обусловленные взаимными обязательствами сторон, принятыми при подписании Соглашения, российская сторона взяла на вооружение древний принцип колониальной политики «разделяй и властвуй» и стала на путь ущемления интересов ингушского народа путем раздачи горцам-осетинам ингушских плоскостных земель по обоим берегам Терека и приглашения их селиться под защитой русских крепостей, заложенных также на ингушских землях. Такая политика царской администрации преследовала цели посеять вражду между мирно уживавшимися до этого народами-соседями («...дабы между ними никогда не было согласия», как докладывал барон Розен) и тем самым укрепить свое влияние в регионе. Помимо этого, под предлогом укрупнения населенных пунктов,

  8. 4 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (17.05.2013),Steel (17.05.2013),Адам (17.05.2013),Магомедовна (16.05.2013)

  9. #6
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    российская колониальная администрация выселила ингушей с традиционных мест проживания по правому берегу реки Терека и заселила эту богатую и обширную равнину казаками. На месте древнего ингушского сел. Ангушт появились ст-ца Тарская (1859), Ахки-Юрт - ст-ца Сунженская (1859), Таузен-Юрт - ст-ца Ворон-цово-Дашковская (1861), Пажири-Юрт - ст-ца Нестеровская (1847), Курай-Юрт - ст-ца Слепцовская (1845), Махьмат-юрт -ст-ца Вознесеновская (1847), Мелач-хит1е - ст-ца Михайловская (1846), Илдар-Пала - ст-ца Карабулакская (1859), Обург-Юрт -ст-ца Троицкая (1845), Arl-Борзе - ст-ца Ассиновская (1861), Алхасте - ст-ца Фельдмаршальская (1860). Так царская Россия нарушила соглашение, подписанное с ингушами в 1770 г., одним из пунктов которого она признавала суверенитет ингушей над этими землями. Из 24 ингушских сел на плоскости (так ингуши называют Предкавказскую равнину) 12 - оказались снесенными или перешли к осетинам и казакам. К середине XIX в. с карт Северного Кавказа исчезли понятия «Большие» и «Малые Ингуши» с центрами в сел. Ангушт и Шолхи.
    Выселение ингушей с их земель с колонизаторской целью подтверждается рядом документов. Отношение генерала Муравьева к князю Долгорукову от 23.04. 1856 г. гласит: «Упрочивать владычество наше переселяемыми вперед станицами есть способ, уже с пользою испытанный, и его не следует менять». И далее «...в станицы водворять и женатых солдат, обращая их в казачье сословие, не стесняясь числом лет их службы» (Мартиросиан Г. К. История Ингушии. Орджоникидзе, 1933).
    В рапорте командующего войсками по управлению Терской областью на имя командующего войсками Терской и Кубанской областей генерал-адъютанта Евдокимова сказано: «...переселение аулов Ланжита и Учхот (в Ассинском ущелье.- Б. А.) окончено уже к 30 числу октября и в течение зимы 1860/61 гг. окончится также и переселение жителей Тарской долины («Большие Ингуши».- Б. А.)...». Предписание помощнику командующего войсками Терской области генералу Кемпферту: «...Галашевскому народу (ингуши Ассинского ущелья.- Б. А.) также предназначено переселение, и потому объявление прокламации галашевцам должно быть отложено до окончательного заселения ими новых мест для своего водворения...». Исправлявший должность начальника военно-осетинского округа полковник Кундухов (осетин по национальности.- Б. А.) писал командующему войсками левого крыла Кавказской линии графу Евдокимову: «...после описанного переселения в ущельях по Фортанге, Ассе, Сунже,
    Камбилеевке мелких хуторов и жителей никого не осталось, и дело это, к удовольствию моему, я считаю совершенно окончательным. Словом, исполнено и исполняется все, согласно желания Вашего превосходительства. Полковник Кундухов». На рапорте есть резолюция Евдокимова: «С особенным удовольствием благодарю полковника Кундухова. Донести об этом господину Глав¬нокомандующему». (Там же).
    Так как только по ущельям рек Камбилеевка, Сунжа, Асса, Терек существовали дороги для сношения горных ингушей с равнинными, то станицы преградили им свободный проход, который ранее позволял экономически непосредственно связываться с плоскостью. Запертые в горах, ингуши оказались обречены на тяжелое нищенское существование. Это порождало чувство ненависти к тем, которых царская администрация расселяла на землях, отобранных у ингушского населения. В свою очередь, те, кто занимал чужие земли, становились злейшими врагами коренного населения. Выигрывала колониальная администрация, по своему усмотрению манипулировавшая чувствами и поступками местного населения. Забегая вперед, отметим, что эту ситуацию эффективно использовали большевики в период Гражданской войны, пообещав коренному населению края восстановить справедливость и вернуть исконно принадлежавшие им земли. Показательно, что «по другую сторону баррикад», т. е. на сторону контрреволюции, насмерть встали осетины и казаки, как сторона, некогда аннексировавшая ингушские земли...
    В 1836 г. было создано управление Владикавказского коменданта с правами окружного управления. Сюда было включено все ингушское население и часть осетинского. В 1840 г. в этом управлении Владикавказского округа находилось 24234 ингушей и 13895 осетин. В 1858 г. ингуши и осетины вошли в состав Военно-Осетинского округа с центром управления во Владикавказе. Поз¬же из него выделился Военно-Ингушский округ с центром в Назрани.
    Но при всех реорганизациях административно-территориального устройства народов Северного Кавказа центром административного управления ингушей оставался гор. Владикавказ.
    После покорения Северного Кавказа и окончания Кавказской войны мусульманам чинились препятствия для проживания в го¬родах, но, тем не менее, целые кварталы во Владикавказе принадлежали ингушам.
    Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос об этнической

  10. 5 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (17.05.2013),Ovod (22.05.2013),Steel (17.05.2013),Адам (17.05.2013),Ваш знакомый (17.05.2013)

  11. #7
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    принадлежности населения той территории, на которой командующий русскими войсками на Кавказской линии 24 апреля 1784 г. «при входе гор предписал основать крепость... под именем Владикавказ». Вызвано это тем, что совершенно ясный вопрос рядом историков и политиков на протяжении десятилетий (по соображениям, весьма далеким от науки) сознательно искажается и запутывается. В частности, в Северной Осетии во множестве статей, путеводителей, в научно-краеведческой литературе без всяких ссылок на подлинные источники 80-х гг. XVIII в. или хотя бы начала XIX в. упорно насаждается мнение о возникновении Владикавказа на осетинской территории. В наиболее политизированном виде эта «концепция», дополненная целым рядом оскорбительных для национальных чувств ингушей грубым искажением исторических фактов и отдающих расистским духом выводами, была опубликована большой группой ученых Северной Осетии в виде внушительной статьи-справки (см.: «Сев. Осетия: на перекрестке эпох»//газета «Социалистическая Осетия». 1990, 7, 8 и 9 июня). Эти «ученые» вообще отрицали проживание ингушей в нынешнем Пригородном районе вплоть до установления Советской власти. Уже много лет в средствах массовой информации РСО-А осуществляется «историческое» воспитание населения в духе этой статьи. Руководство Северной Осетии упорно, раз за разом, кладет ее в основу справок, представляемых им в распоряжение государственных органов власти, занимающихся вопросами реабилитации ингушского народа и проблемами так называемого осетино-ингушского конфликта. Продолжается это и после того, как некоторые ученые Северной Осетии фактически признали лживость этой «концепции».
    Возвращаясь к теме возникновения Владикавказа, отметим, что, вопреки утверждениям авторов упомянутой выше статьи, одноименная крепость была основана не как «следствие развития русско-осетинских отношений в конце XVIII в.», а была заложена, как и три других укрепления, на линии от Моздока до входа в Дарьяльское ущелье, для «открытия удобной и безопасной дороги в Грузию» как раз после подписания Георгиевского трактата (1783) (История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в. М., 1988. С. 452).
    Из историков первым непосредственную связь возникновения Владикавказа с ингушскими селами отметил Я. Рейнеггс, в 80-е гг. XVIII в. находившийся на русской дипломатической службе в Грузии и в силу своих служебных обязанностей вынужденный совершать частые поездки по будущей Военно-Грузинской дороге из Тифлиса в Моздок и Георгиевск. «Инкучи (ингуши.- Б. А.) считают от себя несколько селений, а именно: 200 дворов, по¬селившихся при Шалгу (инг. Шолхи- Б. А.) и деревня Саур (инг. Заур-юрт), лежащих возле крепости»,- подчеркивает Я. Рейнеггс; и далее констатирует: «Владикавказ от них же начало свое получил» (РГВИА, ф. 482, оп. 107, д. 192, л. 55). Отметим точное совпадение данных о количестве дворов в сел. Шолхи у Рейнеггса и у Штедера, который здесь был в 1781 г. Учитывая самостоятельный характер обеих этих работ, отмеченное совпадение взаимно усиливает достоверность сообщаемых ими данных (Из материалов в переводе с немецкого академика П. Г. Буткова).
    Попытка же некоторых историков Северной Осетии обосновать возникновение Владикавказа на месте осетинского, якобы, аула Капкай совершенно несостоятельна. Ни один источник XVIII-
    XIX вв. не зафиксировал аула с этим, хотя бы приблизительно
    сходным, названием. Не удалось выявить такого аула и соста-
    вителю объемного двухтомного сборника документов «Русско-
    осетинские отношения в XVIII в.» (Орджоникидзе, 1978-1984),
    хотя в этом издании не оставалось, пожалуй, не упомянутым
    ни одно реально существовавшее осетинское селение. Однако
    ссылками на мифический аул Капкай и сегодня продолжают
    морочить голову не только неискушенным читателям, но и членам
    высоких государственных комиссий. Между тем еще в начале
    XX в. ученый-краевед, житель Владикавказа Д. В. Ракович до-
    казал, что слово Капкай - несколько измененное русскими ингуш-
    ское К1апи - коув(ГIап-крепость обнесенная стеной ,Боевая башня обнесенная каменным забором,ков-двор.)«Укрепленный двор», изредко употребляемое
    последними по отношению к уже упомянутому селению Заур-
    юрт. Сам же В. Д. Ракович разделял мнение известного русского
    кавказоведа XIX в. П. Г. Буткова о возникновении Владикавказа
    близ ингушского селения Заурово (см. прилагаемую карту - план
    креп. Владикавказ за 1784 г.).
    Эти известные историки, как и их предшественники, бегло отметили этот, очевидный для них, факт истории и не остановились на деталях, совершенно не предполагая, сколь жгучую остроту породит он в умах далеких потомков (Ракович Д. В. Прошлое Владикавказа. 1911).
    В завершение этой, набившей оскомину темы, приведем выдержку из книги осетинского ученого, д-ра ист. наук Л. А. Чибирова. В разделе, посвященном истории гор. Владикавказа, он пишет: «10 марта 1784 г. отряд в составе трех батальонов пехоты, шести сотен казаков и восьми орудий переплыл на правый берег Терека и стал бивуаком возле опушки рощи Заур при селении ингушей того же названия (выделено мной - Б. А.). 11 марта отряду была назначена дневка. В этот день к нему явилась депутация из соседних селений ингушей: Заур, Тоти и Темурки. Начальник отряда генерал-аншеф Толмачев 2-й был приглашен вечером в гости в старинный галуан (башня) рода Гудантовых. Здесь, с высоты галуана, он со штабом обозрел окрестность и выбрал место будущего укрепления. На другой день (в день памяти Св. Симеона) было заложено укрепление и названо Владикавказ, состоялся парад войск и произведен по тогдашнему уставу при заложении фонтеции салют в 21 выстрел. Невиданное торжество привлекло массу туземцев, и всем им был предложен скромный обед» (Чибиров Л. А. Периодическая печать Кавказа об Осетии и осетинах. Цхинвали: Изд. «Ирыстон», 1989).
    Этот абзац не оставляет места для лживых «научных концепций» осетинских ученых, предпринимающих сегодня немалые усилия для того, чтобы исказить историю в угоду сиюминутным политическим интересам своего коррумпированного руководства.
    Миграционный поток ингушей во второй половине XVIII в. по правобережью Терека, обоим берегам Сунжи и Камбилеевки настолько возрос, что число дворов, жители которых попали в поле зрения русских миссионеров в 1780 г., достигло цифры 1155 (отмечены здесь и жители сел. Шолхи и Заурово, в тесной близости последнего через четыре года возникнет креп. Владикавказ). (Русско-осетинские отношения в XVIII в. Т. 2. С. 392).
    Другой источник этого же происхождения доносит до нас живой голос ингушского старшины из сел. Ахки-юрт (ныне сел. Сунжа Пригородного района), который в 1760 г. свидетельствовал, что окрестными «степными местами как мы, так и предки наши, владели, пашни пахали и сено косили» (Там же. Т. 1. С. 49).
    Рапорты первого Владикавказского коменданта подполковника К. Матцена насыщены множеством подробностей, отражающих тесный и взаимополезный характер его отношений с жителями окрестных ингушских селений. Этому способствовало не только серебро, розданное им «для приласкания горцев» в день закладки крепости, но, в первую очередь, это диктовалось необходимостью взаимной поддержки (РГАДА, ф. 23, on. 111, д. 16, ч. 4, л. 99 об.). Карл Матцен, положивший первый камень в основание крепости Владикавказ, в ряду других подробностей сообщает, что крепость заложена у ингушской «деревни Саурова» и что эту обширную долину заселяли «ингушовцы - народ весьма общительный, трудолюбивый и гостеприимный» (см. выше РГАДА ...)
    В помощи солдат крепостного гарнизона нуждались ингуши,



  12. 3 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (17.05.2013),Ovod (22.05.2013),Инфанта (17.05.2013)

  13. #8
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    поскольку расположенные на открытой местности их селения подвергались нередко нападениям хорошо вооруженных и многочисленных княжеских дружин Кабарды, аксайских кумыков и других грабительских дружин. В то же время в этот период при частых тревогах под стены крепости являлись на помощь только ингуши (РГВИА, ф. 52, об. 1, 194, д. 72, л. 173, об.; РГАДА, ф. 23, разр. XVIII, д. 13,ч. 10, л. 111).
    В 1786 г. из-за осложнения военно-политической ситуации, вызванного мощным антиколониальным движением горцев Северного Кавказа под руководством Шейха Мансура, гарнизон Владикавказа был вынужден оставить крепость, предварительно разрушив ее валы и сняв с них орудия. Однако и после этого ингушские поселения сохранялись на тех же местах, где существовали и до возникновения Владикавказа. Свидетельство этому, в частности, -карта Кавказа 90-х гг. XVIII в., на которой Владикавказ обозначен как «бывшая крепость», но Заурово и другие ингушские селения (Тоти-коув, Темар-коув, Шолха и др.- Б. А.) помечены на прежнем месте (РГВИА, ф. 846, оп. 16 , д. 2056). Более того, в двух верстах от бывшей крепости, как показывает другая карта, на рубеже XVIII -начале XIX в. возникли новые ингушские села Темар-коув и Тоти-коув (РГВИА, ф. 846, оп. 16, д. 2087).
    Документы сохранили свидетельства множества плоскостных ингушей в XVIII - начале XIX в., вынужденных с оружием в руках защищать свои жилища, густо разбросанные еще тогда в нынешнем Пригородном районе, от частых набегов дружин соседних феодалов. Два подобных набега отразили ангуштовцы и ахкиюртовцы (жители ингушских плоскостных сел Ангушт и Ахки-юрт) в 1756 и 1760 гг. (РГВИА, ф. 796, оп. 38, д. 55, л. 2). Очередной - в 1772 г. и настолько серьезный, что по словам миссионера, «они (ингуши.- Б. А.) и священников (русских.- Б. А.) от себя выслали честно, чтобы и они с ними не погибли». (Там же, ф. 796, оп. 50, д. 140, л. 266, 266 об.). Ненамного спокойнее была для них жизнь вблизи крепостных стен и после восстановления Владикавказа (в 1803 г.). В один из майских дней 1806 г. в результате внезапного нападения княжеской дружины погибло более ста ингушей, занятых пахотой в восьми верстах от крепости (РГВИА, ф. 482, on. 1, д. 2, л. 98, 98 об.).
    Это лишь малая часть испытаний, выпавших на долю первопоселенцев нынешних селений Пригородного района. Поэтому Л. Штедер, отмечая их привязанность к родной земле, готовность и умение ее защищать, в 1781 г. о жителях «Малых Ингушей»
    (Шолхи) писал: «Эта колония, благодаря ее мужеству и силе нации, могла обороняться, при каждой попытке раз за разом сбрасывая гнет кабардинцев, причем недавно погиб один из знатнейших кабардинских князей» (Штедер Л. Указ. соч. С. 28.).
    Уже этот краткий материал не оставляет сомнений об этнической принадлежности земель гор. Владикавказа и его округи. Земля Пригородного района и гор. Владикавказа, незаконно удерживаемая до сих пор в составе Северной Осетии, обильно про¬питана ингушской кровью. Всякие потуги осетинской стороны до¬казать, что здесь когда-либо в прошлом жили осетины, не только беспочвенны с исторической точки зрения, но и безнравственны с точки зрения человеческой морали.
    Новая страница в истории территориальных переделов началась после 1917 г., когда к власти пришли большевики. Постанов¬лением ВЦИК РСФСР от 20 января 1921 г. на Северном Кавказе была образована Горская Автономная Советская Социалистическая Республика, в состав которой вошли 6 национальных округов, в том числе Ингушский и Осетинский. Столицей ГАССР был утвержден гор. Владикавказ.
    7 июля 1924 г. Горская Республика была ликвидирована. На базе оставшихся в ее составе Ингушского и Северо-Осетинского округов были организованы Ингушская и Северо-Осетинская ав¬тономные области, входящие в состав Северо-Кавказского края. При этом гор. Владикавказ был определен как столица обеих автономных областей. Это был город, разделенный на две части рекой Терек. В соответствии с историческими реалиями на правобережье находилась ингушская администрация. По решению Центральной комиссии по разделу Горской АССР от 21 августа 1924 г., за Ингушским облисполкомом были закреплены 11 зданий, 7 заводов, 4 мельницы и 1 типография; за осетинским - 4 завода, типография, 7 мельниц и 13 административных зданий.
    Удельный вес Ингушетии в местной промышленности Владикавказа составлял 17,7 %, Осетии - 15,4 %, города в целом - 66,9 %. Таким образом, были обеспечены законные интересы обеих сторон, связанные со статусом гор. Владикавказа, являющегося единственным культурным, политическим и экономическим центром для обеих автономий. Тогда же Особой смешанной комиссией ВЦИК РСФСР было произведено национально-территориальное разграничение Ингушетии и Северной Осетии.
    Какими бы соображениями ни руководствовались инициаторы упразднения автономной Горской Республики и образования двух вышеназванных автономных областей, это отвечало интересам граждан Ингушетии и Осетии: был сделан важный шаг по пути их свободного самоопределения, национального развития и примирения ингушей и осетин.
    В соответствии с постановлением ВЦИК об упразднении Горской Автономной Республики «установление границ автономных областей Северной Осетии и Ингушетии, Сунженского округа и гор. Владикавказа и их административного деления, передача аппаратов управления, а также разрешение всех споров, возникающих из распределения учреждений и предприятий бывшей Автономной Горской Советской Социалистической Республики между автономными областями Северной Осетии и Ингушетии, Сунженским Округом и гор. Владикавказом производится Особой смешанной Комиссией под председательством члена ВЦИК, на¬значаемого Председателем Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета» (ЦГОР, ф. 5677, оп. 4, д. 360, л. 22).
    Таким образом, на согласительной основе был юридически определен механизм территориального размежевания между Северной Осетией и Ингушетией, что явилось тогда стабилизирующим фактором в межнациональных взаимоотношениях.
    Среди принципиальных положений, возводимых на правовой уровень указанным постановлением, следует указать на п. 3, со¬гласно которому «Автономные области Северной Осетии и Ингушетии входят в состав Российской Советской Федеративной Социалистической Республики и имеют свой административный центр в гор. Владикавказе». При этом, в соответствии с п. 5 постановления ВЦИК, гор. Владикавказ объявлялся самостоятельной административной единицей, подчиненной непосредственно Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету.
    С учетом сложившегося к тому времени положения правовой статус автономных областей отражал их межнациональное положение. Печать и радио того времени широко освещали изменения, происшедшие в бассейне Терека в 1924 г. Они поддерживали новый статус гор. Владикавказа, отмечая при этом, что «Ингушетия и Осетия в одинаковой степени связаны с гор. Владикавказом, как с единственным культурным, политическим и экономическим центром вновь образованных автономных областей». В городе были сосредоточены все культурные учреждения, промышленные и торговые предприятия. Ни Осетия, ни Ингушетия не могли потерять свои экономические и культурные связи, по¬этому Центральная комиссия по разделу бывшей Горской Республики разработала целый комплекс мероприятий по учету интересов ингушского и североосетинского населения по отношению к гор. Владикавказу.


  14. 4 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    06rus (20.05.2013),dt52 (20.05.2013),Ovod (20.05.2013),Steel (20.05.2013)

  15. #9
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Так было выстроено здание межнационального согласия в регионе и, казалось, оно будет только укрепляться и оберегаться. Однако надежды ингушей на благополучное развитие и добрососедские отношения не оправдались. По мере укрепления режима личной власти И. Сталина (осетина по отцовской линии.- Б. А.), росли аннексионистские притязания осетинской стороны на земли соседних народов.
    Первая попытка при Советской власти была предпринята уже в 1921 г., когда Исполком осетинского округа обратился во ВЦИК с просьбой передать Осетии (вернее, осетинам) казачьи земли, выселив казаков с насиженных мест в округе Владикавказа. Обращение составлено и по содержанию, и по форме, и по стилю, отработанному осетинской стороной в течение их многовекового расселения по чужой территории,- здесь и стенания о тесноте, и плачь по своей горькой участи, и униженные просьбы уступить и, что особенно характерно для этнической атрибуции осетин,- черная зависть к чужому благополучию. В этом любопытном документе осетинское руководство сообщает о желании осетин выселиться с гор на равнину для постоянного жительства. Вопрос, где взять 120-130 тыс. десятин земли для этой цели? Осетинские товарищи подсказывают членам ВЦИК (приводим содержание документа по кн. Б. Богатырева «Россия и ингушский вопрос, как это было», с комментариями автора), где и у кого отобрать 120-130 тыс. десятин земли, которой так не хватает для благополучия осетин: «Отвечая на этот вопрос,- говорится в докладной, -прежде всего надо остановиться на землях казачьих. В округе тесно, трудовая масса задыхается в тесноте, кому-то надо встать и уйти из пределов округа, чтобы дать возможность оставшимся вздохнуть свободно. Не может быть двух мнений о том, что уйти из округа должны казаки (подчеркнуто мною.- Б. А.). Не говоря о причинах исторического характера, подходя к вопросу переселения с практической стороны, ясно, что переселяться легче хозяйствам более мощным экономически, более обеспеченным живым и мертвым инвентарем. Ст-цы Архонская, Ардонская, хут. Ардонский, ст-цы Николаевская и Змейская должны уйти за Терек. С их уходом освободится 53 тыс. десятин земли».
    Вот ведь какой счет предъявили осетинские экстремисты к своим друзьям, казацким атаманам, год спустя после окончания Гражданской войны в бассейне Терека, хотя и клялись они в вечной дружбе друг другу и совместными усилиями боролись против большевиков и поддерживавших их тогда ингушей! Можно подумать, что осетины, численность которых в то время не превышала 120-130 тыс. человек, были столь стеснены, что непременно требо¬валось выселить казаков из 4 станиц и одного хутора, чтобы поселить туда обездоленных «революционных» масс из горной Осетии, а также «беженцев» из Южной Осетии, т. е. из Грузии, которая в то время не входила в состав России и была независимым Грузинским государством меньшевистского толка. Нет, конечно! У осетинских руководителей проснулся их вечный инстинкт, зов крови к захвату чужих территорий и богатств. У осетин было более чем достаточно земель, чтобы наделить ими всех нуждающихся. Дело в другом. Они хотели выселить казаков с земель, отнятых когда-то последними у кабардинцев и создать себе на всякий случай так называемый госземфонд (запас- Б. А.).
    Как видно из докладной, осетины вполне определенно и ясно дают понять казакам, что те должны покинуть земли, на которые они претендуют, и при этом казакам припоминают их историческое прошлое и то, что они обеспечены живым и тягловым инвентарем, являются более мощными в экономическом отношении, поэтому могут уйти за Терек и оставить свои села и земли осетинам.
    Сегодня в Осетии любят часто говорить «о глубокой заинтересованности» в решении проблем репрессированного Сталиным казачества, при этом «забывая», видимо, что именно осетины стояли у истоков бесчеловечных актов против казаков и ингушей. Но, как говорил А. Линкольн, «можно обманывать часть народа, можно обмануть народ, но нельзя обманывать народ всегда». У кавказских народов цепка историческая память.
    В том же 1921 г. осетины решили расширить свою территорию и за счет соседей-кабардинцев.
    Земли, которые они уже (!) решили отобрать у казаков, не позволяли им в полной мере удовлетворить растущие аппетиты, и «осетинские товарищи» решили «заимствовать» их у своих братьев-кабардинцев. В докладной осетинской стороны на имя Уполномоченного ВЦИК тов. Невского прямо так и написано: «Где найти остальные 67 тыс. десятин?» И сами на это отвечают. Оказывается, все предусмотрено заранее. Читаем: «Рядом с Владикавказским округом - Кабарда, раскинувшаяся на громадном пространстве (588145 дес. на 112860 душ; в среднем на душу 4,9 дес. Землю надо искать в Кабарде; короче говоря, надо освободить всю Малую Кабарду в пользу Осетинского округа (тогда такого вообще не было, был Владикавказский округ.- Б. А.). Всего в Малой Кабарде за счет земель, находящихся в пользовании жителей сел Астемирова, Балашова, Муртазова, Ахлова, Исла-мова, Хапцева, Борокова, Булатова, необходимо забрать и пере-
    дать «революционным массам» Северной Осетии 72 тыс. десятин земли. На них в первую очередь надо заселить южных осетин, которые не хотят вернуться к себе на Родину» {Богатырев Б. Россия и ингушский вопрос. М., 2000. С. 69-73).
    Так Осетия расширяла свою территорию за счет ингушей, кабардинцев и казаков, используя влияние своего земляка Сталина в Политбюро и ВЦИК, который в 30-х гг. захватил всю власть в стране и единолично управлял ею. Так называемые «революционные массы», которые, якобы, были в Осетии и беженцы из Южной Осетии, - настоящая выдумка, чтобы обмануть не посвященных в суть этой проблемы лиц: вся Северная Осетия в период Гражданской войны превратилась в гнездо контрреволюционных банд. Не было здесь «революционных масс», кроме керменистов-осетин численностью 350-400 человек.
    Так называемые беженцы из Южной Осетии на протяжении уже 80 лет используются правящими кругами Северной Осетии для достижения своих геополитических целей на Северном Кавказе. В описываемый нами период Гражданской войны в Южной Осетии проживали всего 30 тыс. осетин и плюс столько же грузин и представителей других национальностей. В их пользовании тогда находилось 390 тыс. гектаров земель, или почти 7 гектаров на человека. Говорить о каком-то земельном голоде в тот период при таком положении, по крайней мере, некорректно.
    В самой Северной Осетии площадь ее земельного фонда в то время составлял 610 тыс. гектаров на 128705 осетин и плюс 50 тыс. человек русскоязычного населения. С учетом этого на душу на¬селения Северной Осетии в то время приходилось почти 3,5 гек¬тара земель, что было значительно больше, чем в Ингушетии или Чечне.
    Через год с небольшим алчные взоры осетинских аннексионистов обратились уже в сторону Ингушетии. Заручившись поддержкой И. Сталина, в 1922 г. осетинские «товарищи» начали будировать вопрос о передаче гор. Владикавказа (ингушское название Бурув.- Б. А.) под юрисдикцию Северной Осетии. По предложению И. Сталина этот вопрос обсуждался во ВЦИКе. С. Киров, С. Орджоникидзе и М. Калинин решительно выступили против передачи Осетии города, обоснованно полагая, что присоединение гор. Владикавказа к Осетии резко усилит и без того враждебные отношения между народами, проживающими в бассейне Терека, особенно между ингушами и осетинами. В ходе обсуждения этого вопроса во ВЦИКе М. Калинин выразил уверенность, что гор. Владикавказ по исторической принадлежности не может быть передан Осетии, его следовало бы передать под юрисдикцию
    Ингушского автономного округа: история города и ингушей тесно переплетены, он основан на ингушских землях и на протяжении веков являлся политическим, экономическим и культурным центром Ингушетии. Поскольку в то время гор. Владикавказ являлся также административным и культурным центром Осетии, М. Калинин предложил поделить этот город между Ингушетией и Осетией по Тереку. И. Сталин с таким предложением не согласился и снял с повестки работы ВЦИКа свое предложение о передаче гор. Владикавказа под юрисдикцию Осетии. Город остался, таким образом, под юрисдикцией ВЦИКа. Вопрос этот рассматривался в 1922 г. после фактического развала Горской Республики. Из-за спора между Ингушетией и Осетией о принадлежности гор. Владикавказа Горская Республика продолжала существовать вплоть до 1924 г. (см. выше Богатырев Б. С. 73).
    Следующая попытка аннексии ингушских земель Осетией была предпринята в 1925 г. Спустя почти 1,5 года после установления с взаимного согласия административных границ между Ингушетией и Осетией, правомерность их опротестовали представители осетинского правительства Тогузов и Таболов. В 1925 г. ВЦИК поручил Северо-Кавказскому крайисполкому еще раз проверить обоснованность утверждений осетинских «товарищей» о принад¬лежности Осетии населенных пунктов Ларе, Чми и Балта, а также прилегающих к ним земель. Для такой проверки крайисполком создал специальную комиссию под председательством замести¬теля заведующего Краевого управления по землепользованию и землеустройству тов. Дмитриева. Вот что написано в докладной записке комиссии Дмитриева по этому поводу на имя Северо-Кав¬казского крайисполкома (сохраняются стиль и орфография автора докладной.- Б. А.): «Район ее. Ларе, Чми, Балта и Редант, ныне оспариваемые Осетией, задолго до покорения Кавказа русскими был населяем... Ингушскими племенами Мецхальского и Джераховского обществ, пришедшими из верховьев р. Асса и бассейна р. Кистинка. Эти пришельцы осели не только в упоминаемом здесь районе левого берега р. Терек, но также и на правом берегу. На левом осели преимущественно ингуши-Мецхалъцы и на правом - Джераховцы. Среди Мецхальского ингушского племени были две большие фамилии Хутиевых и Дударовых, из коих первые жили в районе нынешних селений Ларе, Чми и Балта, а вторые (Дударовы) проживали оседло в с. Ляжг Мецхальского общества. Исторические памятники - каменные башни Хутиевых и поныне сохранились в с. Ларе (Мамата Гола), а башни Дударовых и по сей день стоят в с. Ляжг. К концу Кавказских войн Дударовы и Хутиевы поменялись своими землями



  16. 3 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    Ovod (22.05.2013),Steel (21.05.2013),Магомедовна (21.05.2013)

  17. #10
    Постоялец
    Регистрация
    20.02.2012
    Сообщений
    755
    Поблагодарил(а)
    150
    Получено благодарностей: 428 (сообщений: 265).
    Исторические памятники - каменные башни Хутиевых и поныне сохранились в с. Ларе (Мамата Гола), а башни Дударовых и по сей день стоят в с. Ляжг. К концу Кавказских войн Дударовы и Хутиевы поменялись своими землями

    Слышал я как-то от одного Хаутиева рассказ, про этот обмен. Был среди Дударовых один состоятельный человек, водил дружбу с тагаурскими князьями и те, зная тягу ингушей к разным званиям и чинам, посвятили его в князья. Позже, когда осетины фальсифицировали историю, они воспользовались этим обстоятельством и заявили, что местность Ларс является исконно осетинской территорией, так как владел ею князь Дударов (у осетин тоже есть фамилия Дударовы). "Железный" аргумент - раз ингуши признают, что у них не было князей, а владелец Ларса является князем, причем, с осетинской фамилией, значит это земля осетинская)))))

  18. 3 пользователей сказали cпасибо Адам за это полезное сообщение:

    Ovod (22.05.2013),Steel (21.05.2013),Магомедовна (21.05.2013)

Страница 1 из 14 12311 ... ПоследняяПоследняя

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •