Страница 2 из 6 ПерваяПервая 1234 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 11 по 20 из 60

Тема: МАТЕРИАЛЫ ПО ИСТОРИИ ВЛАДИКАВКАЗА.

  1. #11
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Позиция Владикавказского окружкома в споре. "Меньшевистская Осетия. Кто виноват?" Борьба осетинского руководства за Владикавказ. Торжество справедливости. Возникновение вопроса объединения Чечни и Ингушетии
    ,


    Позиция Владикавказского окружкома в споре

    Как мы знаем, в этом вопросе были заинтересованы, помимо Ингушетии, еще две стороны: Северная Осетия и город Владикавказ, который, как указывалось выше, был выделен в самостоятельную административную единицу, входившую в РСФСР. Если интересы первых, т. е. руководства Северной Осетии, удовлетворялись с лихвой, то Владикавказскому городскому комитету партии необходимо было определиться: или оставаться самостоятельным, но идти против воли некоторых руководителей северокавказских краевых и союзных органов, т.е. вызвать огонь на себя, или согласиться на решение, которое никак не согласовывалось с их интересами, а, наоборот, ущемляло их. Тем не менее владикавказцы, вопреки логике и здравому смыслу, выбрали второй вариант. Видимо, сказалось чувство самосохранения, недалеки были годы сталинских массовых репрессий. И свой выбор они сделали, проведя 19 октября 1928 года собрание партийного актива Владикавказской городской парторганизации, на котором присутствовало около 500 человек. Сообщение о решении крайкома партии о присоединении города Владикавказа к Осетинской области сделал на нем секретарь Владикавказского городского комитета ВКП (б) тов. Невлер. Из более двадцати выступивших около половины высказались против решения о передаче города. Приведем некоторые из них:

    "Евлоев. Постановление крайкома о передаче города Осетинской области является неожиданным для Ингушской организации. Крайком в этом решении несколько ошибся. Задавались докладчику вопросы; почему вопрос о передаче города предварительно не обсуждался в низовых массах, почему допущено кабинетное решение такого большого, сложного вопроса, который низовая масса могла решить иначе?

    Можно определенно сказать, что период передачи города назрел, но можно спорить вокруг вопроса - кому его передать.

    По-моему, в интересах города, национальной политики и повышения экономики как города, так и Ингушетии его необходимо присоединить к Ингушской области. Мотивировка:

    1) поднять как экономически, так и культурно отсталую Ингушетию, отсталую значительно более, чем Осетия, особенно если принять во внимание, что Осетия для своего развития имеет еще несколько пунктов, а Ингушетия ничего, кроме Назрани, не имеет;

    2) в годы гражданской войны город отстаивался кровью ингушей;

    3) политическое значение - Ингушетия с этой передачей города превращается почти в колонию. Коммунисты Ингушетии не смогут теперь выступать перед революционной частью Ингушетии.

    Алексеев. Относиться к вопросу об объединении города с Осетинской областью надо очень серьезно.

    Представитель от Ингушской организации сказал, что город необходимо передать Ингушетии, т. к. она всесторонне слаба.

    Я настаиваю, что имеется целесообразность передачи города Осетинской области, а Ингушетии необходимо практически помогать. Культурный центр для Ингушетии остается во Владикавказе, этого никто у нее не отнимает.

    Сушко. Целесообразность объединения города с нац. областью очевидна.

    До сих пор нац. области варились в собственном соку, а с другой стороны, город был оторван от деревни, не знал ни одной деревенской кампании, значит, как город, так и область от объединения выигрывают.

    Одновременно сохранятся средства в нашем строительстве, в финансовой области.

    В области национальных взаимоотношений объединение - самый лучший выход из положения разногласий.

    Робинсон. Парторганизация города к вопросу об объединении города с Осетией должна подойти очень серьезно, очень чутко, т. к. этот вопрос сейчас некоторыми группами будет использован в антисоветском направлении.

    Не прав т. Невлер, говоря, что Крайком должен был вынести определенное решение по этому вопросу, а потом уж обсудить его на партийных собраниях.

    Что получилось? Сейчас вокруг этого вопроса разгорелись споры, шум. Чтобы избежать этих разногласий, неправильных толкований, надо было предварительно этот вопрос обсудить внизу, разъяснить необходимость передачи города той или другой области.

    М и к. На содержание аппаратов до сих пор шли очень большие средства. От объединения мы только выигрываем.

    Чувакова. Город передать надо, но не Осетии, а Ингушетии, которая имеет на него больше прав, т. к. в 1918 году город отстаивали ингуши.

    Кроме того, Ингушетия слабее Осетии как экономически, так и культурно, а поэтому ее надо поддержать.

    Решение Крайкома ошибочно, это подтверждается тем, что мы встретились с протестом со стороны партийной организации, а также и беспартийной массы, что может вызвать нежелательные последствия.

    Полякова. Бояться последствий, бояться повторения 18 года не придется, если Осетинская организация сумеет правильно разрешить вопрос о помощи в культурном обслуживании Ингушетии.

    Чтобы не было неправильных толкований, надо нам сейчас провести большую разъяснительную работу с населением.

    Науменко. Объединение необходимо, т. к. у нас очень большие расходы по содержанию аппаратов и кругом дотации.

    Но в первую очередь надо было провести разъяснительную работу, а потом объединение, но не только Осетии и города, а все три самостоятельные единицы объединить в одну.

    Меркуданов. Несколько справок в обоснование решения Крайкома:

    1) по количеству населения в городе осетины занимают второе место;

    2) деревня Осетии пользуется городом, в смысле закупки товаров на городском рынке, на 6 млн. в год, а деревня Ингушетии только на 3 млн.;

    3) торговля Осетинскими организациями по городу на 3 млн., Ингушскими на 1 млн. Использование города в культурном отношении также значительно выше со стороны Осетии.

    Это решение полностью отвечает требованиям национальной политики.

    Острые углы бывшей ранее национальной вражды, благодаря руководству партии, стерты, и в дальнейшем их опасаться нельзя, т. к. наряду с решением Крайкома о присоединении города Владикавказа к Осетии имеется решение Крайкома и о мероприятиях, обеспечивающих дальнейшее развитие Ингушетии, для чего создана специальная комиссия.

    Кроль. Может быть, оттого, что нет правильного понимания значения этого объединения, по городу есть разговоры, и не только среди беспартийных, но и среди партийцев. Лучше было бы договориться предварительно внизу.

    Передать город Осетии нецелесообразно, т. к. Осетия богаче и культурнее Ингушетии. Ингушетия без города не имеет никаких перспектив на дальнейшее развитие.

    Кобаидзе. Решение Крайкома есть огромной важности шаг, имеющий целью разрешить один из национальных вопросов.

    Нельзя ссылаться на то, что ингуши в 18 году боролись за город, этим самым проявляются заслуги ингушей, которые боролись не за город, а за Советскую власть, нельзя умалять их заслуг.

    Осетия имеет преимущества перед Ингушетией в культурном и экономическом отношении, и ей должен быть передан город.

    Если коммунисты будут рассуждать так, как рассуждает т. Евлоев, то действительно будут вызваны недовольства со стороны Ингушского крестьянства.

    Першина. Крайкомом плохо подработан этот вопрос, и о целесообразности этого объединения пока говорить еще рано.

    Чтобы не получилось того положения, что сильный всегда вытесняет слабого, нужно подумать о том, чтобы противопоставить такую силу, которая смогла бы нейтрализовать противоречия между Осетией и Ингушетией. Такой силой должна быть городская организация, Городской Партийный Комитет.

    Юрлов. К разрешению национальных вопросов нельзя подходить с законами дарвинизма.

    С этого актива все партийцы должны уйти с твердым мнением о поддержке решения Крайкома, как решения правильного.

    Решение это не неожиданно. Все работники, которые в практической работе сталкивались с национальными областями, знали, что этот узел в городе необходимо разрубить.

    Наша задача - решение Крайкома провести в жизнь четко и правильно, чтобы у наших коммунистов, а также и у беспартийных рабочих не было никаких недомолвок.

    Надо дать решительный отпор всем направлениям и толкованиям, которые имеют место, и надо помогать Ингушской организации справиться со всеми задачами, которые на нее возложены.

    Решения Крайкома направлены в сторону поднятия, роста национальных областей, и Ингушетия не обижена, т. к., наряду с разрешением вопроса о присоединении города к Осетии, Крайкомом создается комиссия проработки вопроса - о развитии Ингушетии.

    В городе мы столкнемся с разговорами и толками со стороны отсталых групп русской части населения. Эти разговоры партийная организация должна пресечь - это непосредственная задача Городской партийной организации.

    Алексеева. Нужны ли нам три центра в городе? Нет. Городская организация была в свое время буфером для Осетии и Ингушетии. Теперь, когда нац. области выросли, необходимости в этом буфере нет. Надо отбросить отношение к Ингушетии как к отсталой области, она значительно выросла и будет расти и дальше, тем более что Крайкомом принимаются меры, обеспечивающие ее развитие.

    Аушев. Решение Крайкома, безусловно, своевременно, но трудно сказать, насколько оно правильно. Меркуданов дал нам ряд цифр, на которых он обосновывает решение Крайкома.

    Есть несколько другие цифры, по которым город больше тяготеет к Ингушетии. Есть соображение, что Осетия сможет обслужить город, а Ингушетия нет. Такой постановки не должно быть.

    Если бы город слился с Ингушетией, то он стал бы обслуживать Ингушетию и помог бы ее росту. Для Ингушетии Владикавказ - единственный центр, с которым связаны перспективы ее развития.

    Абадиев. Большинство выступающих товарищей согласны с тем, что вопрос о слиянии назрел, но некоторые товарищи высказываются о том, что к практическому проведению этого вопроса в жизнь подошли неправильно, что предварительно надо было обсудить его в массах.

    По-видимому, обстановка такова, что Крайком вынужден был вынести твердое решение. Мы партия демократического централизма, мы должны выполнить это решение, проведя его в жизнь так, чтобы избежать шума и лишних разговоров.

    Неуворцев. Крайком решил вопрос о передаче города в Осетию по-соломоновски.

    Но плохо, что Крайком, во избежание дискуссии, не проработал этот вопрос предварительно с нашими организациями, чтобы ингуши поняли необходимость и значение этого решения, чтобы они не выступали с протестом. Здесь заинтересованы одинаково две области, и с ними заранее надо было согласовать этот вопрос.

    Ефремов. Большинство городского партийного актива подходит к оценке решения Крайкома совершенно здорово, по-партийному.

    Почему раньше не обсудили внизу? Не верно, что этот вопрос разрешен совершенно неожиданно. Он требовал разрешения еще и тогда, когда шло районирование Сев. Кавказа. Он никогда не остывал, но в различные времена он приобретал различное значение. Когда проходило районирование Сев. Кавказа, то тоже не было предварительного обсуждения вопроса в массах. Трудно было бы и выносить его на обсуждение, т. к. все равно едва ли бы могла быть добровольная договоренность. Если бы город отдали Ингушетии, стали бы возражать осетины, которые сейчас молчат.

    Решение есть, и от парторганизации требуется самое честное, самое большевистское проведение этого вопроса в жизнь. Надо помнить (особенно партийцам Ингушской организации), что так называемая третья сила чувствует брешь и лезет в нее с тем, чтобы использовать ее в своих интересах.

    Осетинская организация должна быть чуткой, должна поставить себя на место Ингушской организации, взвесить ее состояние и не проявлять никакого задора, чтобы не было положения победоносцев.

    Городская организация должна помочь Крайкому в осуществлении этого решения, помня о том, что Крайком, вынося это решение, не наносил ущерб Ингушской области, что он в ее развитии заинтересован так же, как и в развитии Осетии"*.

    Несмотря на разность мнений выступавших, собрание партийного актива большинством голосов приняло постановление считать решение о присоединении Владикавказа к Осетинской автономной области своевременным и правильным: "В проведении реорганизации на основе постановления крайкома партии, а также во всей дальнейшей работе Осетинской парторганизации партактив города обещает оказать полную поддержку, - говорится в постановлении. Партактив городской организации считает также необходимым всемерно способствовать делу политической, хозяйственной и культурной работы Ингушской автономной области, добиваясь наиболее быстрейшего осуществления директив партии о работе национальных областей на Северном Кавказе"*.

    Естественно, что бурный протест коммунистов и трудящихся Ингушской автономной области на кабинетное решение жизненно важного для них вопроса заставил как-то отреагировать руководство Северо-Кавказского края и Центральный Комитет партии. Бюро крайкома партии на своем очередном заседании от 23 октября 1928 года заслушало доклад комиссии о мероприятиях по Ингушской автономной области, где было принято постановление с обвинением в адрес руководящих работников обкома партии, "которые не приняли должных мер к созданию нормальной обстановки в связи с решением бюро крайкома партии о городе Владикавказе". Здесь же утверждается предложение комиссии "поручить фракции крайисполкома при рассмотрении бюджета Ингушской автономной области предусмотреть максимально возможный рост ассигнований на социально-культурные нужды и на мероприятия по сельскому хозяйству в области; считать необходимым посылку авторитетной комиссии в Ингушскую область для подготовки вопроса о ее будущем административном центре"*.








    "Меньшевистская Осетия. Кто виноват?"

    Представляет в связи с этим немаловажный интерес корреспонденция, которая была подготовлена в северокавказскую краевую газету "Молот" под заголовком "Меньшевистская Осетия. Кто виноват?". Вот полный текст этого документа:

    "С октября месяца осетинские партийные и профсоюзные работники празднуют именины. В чем дело? - недоумевая, спрашивают граждане. Город Владикавказ отдан Осетии, он будет столицей Северо-Осетинской области. Мы создадим великую Осетию и т. д.

    Осетинские патриоты, перерегистрировавшиеся в большевиков ярые меньшевики стремятся создать великую Осетию за счет 40 000 русских населения в городе, за счет 20 тыс. населения других национальностей, за счет 80 тысяч окружающего пригородного ингушского населения. Буржуазная сущность меньшевизма у осетин везде явно проглядывает. Как же, автономное государство и не будет иметь столицы... Как же не стремиться занять гегемонию, тем более что в крае и в Москве можно обрабатывать кого следует с заднего крыльца... Осетия скоро потребует выхода к морю, начнет интересовать (первые ее шаги успешны) на политическо-закулисной арене.

    Но кто этому выступлению "содействует"? Почему это провели в глубокой тайне? Почему об этом нигде не напечатано ни одного слова?.. Разве этот вопрос о даче целого города с разноименным населением политическому меньшинству - осетинам, политические, общественные организации которых еще недавно "Молот" клеймил - за разбазаривание народных денег, за национализацию, за кулачество, у которых недавно исключены из партии 200 человек (очень мало - 50 % следовало бы). Осетины, которые не создали ещё своего языка, а уже объявили городскому населению изучить государственный осетинский язык, а следовательно, кто не будет знать, тот будет уволен и т.д. и т.д. Однако русские в счет не идут. Их только на фронтах уважают - как кандидатов на первые позиции, а внутри СССР они не нацмены, им ни школ пока не надо, ни больниц, ни агрономов. Конкретный пример: ряд городов - Моздок, Георгиевск, Пятигорск, Крапоткино - только по одной школе 2-й ступени и ни одного техникума. На население осетин 170 тыс. -30 агрономов, 8 техникумов, полный охват школами 1 -й и 2-й ступени всего детского возраста.

    Русское население и раньше 90 % составляло неграмотных, так и по сие время остается "беспризорным".

    Между тем в Осетии ни одного совхоза, ни одной коммуны. Крестьянское население глубоко кулацкое, а батраки на 80 % русские, или армяне, или грузины. Но вернёмся к существу вопроса: почему пренебрегли ингушскими интересами? Почему забыли, что за Советскую власть первые боролись ингуши против осетин, шедших с казаками и с Деникиным? Почему забыли, что во Владикавказе ингушское и осетинское население почти равно в сумме 10 000, а пригородное население - больше значительно ингуши, чем осетин, казаков и немцев, вместе взятых? Нет, это грубейшая политическая ошибка, это классический образчик того, как не надо разрешать национальные вопросы, и кто идет на это, тот идет слепо, тот романтик.

    На Кавказе национальный вопрос как раз надо сглаживать путем не индивидуальных автономных областей, а коллективных органов из состава всех национальностей. Слова "наша земля", "наш город", "наша граница" надо изжить. Пусть будет во Владикавказе исполком трех округов: Осетии, Ингушетии и русских, или пусть будет прежняя Горская республика. Но эти вопросы надо дискутировать, а не решать кабинетно.

    Взволнованы не только ингуши - политические и профсоюзные работники, но грузины, армяне, русские и даже более сознательные осетины, расценивая этот шаг узконационально, который испортит отношение с соседями.

    Пилсудчине не должно быть места в СССР, надо решить коллективно, а не по протекции Богданова и Орджоникидзе"*.

    Под корреспонденцией имеется запись: "По уполномочию коллек. гражд. оппозиции". Вот такой была реакция на необоснованную передачу города Владикавказа Северо-Осетинской автономной области ещё одной нейтральной по отношению к этому вопросу стороны. Однако, к сожалению, материалу не суждено было появиться на страницах краевой газеты "Молот". 5 ноября 1928 года копия данной корреспонденции была направлена на заключение в секретариат Северо-Кавказского крайкома партии, которым руководил в то время А. А. Андреев, откуда последовал категорический ответ: "Статью не печатать и ждать от нас результатов". Кстати, этот человек "заслуживает" того, чтобы о нем поговорить особо.

    Дело в том, что, как нам думается, план передачи города Владикавказа Северо-Осетинской автономной области имелся в мыслях Северо-Кавказского края задолго до октября 1928 года. Но более четкие очертания он стал приобретать с появлением у руководства крайкома партии в качестве его первого секретаря представителя из Центра А. А. Андреева. И здесь уместно привести предысторию его появления на Северном Кавказе, о чем поведала повесть "Школа будущего", написанная В. Успенским.

    Вот что можно прочитать на ее страницах:

    "В работе XV съезда партии Андрей Андреевич принимал участие уже как кандидат в члены Политбюро (в начале 1924 года он был избран секретарем Центрального Комитета партии и за ним же сохранилась должность председателя ЦК профсоюза железнодорожников. - А.Я.).

    ... В комнате президиума к Андрею Андреевичу подошел Сталин. Спросил неожиданно:

    - Товарищ Андреев, как себя чувствуешь? Как твое здоровье?

    - Спасибо, не жалуюсь.

    - А что, если бы тебе поехать на Северный Кавказ первым секретарем крайкома партии?

    - Это необходимо?

    - Понимаешь, край очень большой, богатый, многонациональный. Целое государство. А у нас там слабое руководство. Посылали туда товарищей - не справляются.

    - Надо подумать.

    - Конечно подумай. Два дня на размышление.

    ... На следующий день, когда завершалась работа съезда, Андрей Андреевич сказал Сталину:

    - Я согласен. Когда выезжать?

    - Чем скорее, тем лучше. Зайди завтра ко мне, побеседуем - и отправляйся.

    Через двое суток Андрей Андреевич выехал в Ростов-на-Дону"*. Сталин знал, что А. А. Андреев - тот человек, который выполнит любое поручение так, как он ему укажет. А ведь вопрос о Владикавказе был не из легких, но Андреев его собирался решить лично и недвусмысленно. Задание Сталина его ставленник держал под строгим контролем. На всех архивных документах (справках, письмах, записках) конца 1928 года, связанных с городом Владикавказом, а также с объединением Чечни и Ингушетии, стоит резолюция: "В папку т. Андреева об объединении Чечни и Ингушетии".

    У А. А. Андреева было два варианта решения этого задания "отца народов": первый - просто, без церемоний передать Владикавказ Осетии, что он сделал и пытался удержать целых два месяца (без учета времени подготовки к этому); второй - объединение двух самостоятельных автономных областей: Чечни и Ингушетии - в единую область со столицей городом Грозным, ссылаясь на одинаковость языка, культуры, традиций, обычаев и т. д., с той же целью передачи Владикавказа Северо-Осетинской области (забегая вперед, заметим, что это в конце концов и было сделано в 1933 году с той лишь разницей, что в начале передали Осетии город, который к тому времени уже назывался Орджоникидзе в честь славного революционера-ленинца, организатора Советской власти на Северном Кавказе, и только затем, через полгода, объединили Чечню и Ингушетию).

    Не понятно, с какой целью, но постановлением бюро Северо-Кавказского крайкома партии от 25 сентября 1928 года, принятым по опросу членов бюро, было запланировано обследование ингушской организации. Для этого сюда был командирован ответственный инструктор крайкома ВКП (б) т. Батчаев сроком на 30 дней (интересно, случайно или запланировано совпадение его пребывания в области со временем принятия постановления бюро крайкома о передаче Владикавказа?). В своей справке "Итоги обследования состояния и работы ингушской парторганизации" т. Батчаев, говоря о политическом настроении аулов, подчеркивает, что вопрос о передаче города Владикавказа был перенесен парторганизацией в массы и это вызвало взрыв националистических настроений. Дальше в разделе справки "Взаимоотношения с соседними национальными областями" он пишет:

    "В данный момент центральным вопросом, определяющим взаимоотношения с соседними областями (Осетия, Чечня), является вопрос о городе Владикавказе.

    Национальный антагонизм, существующий ввиду ряда исторических причин между ингушами и осетинами, заметно обострился за последнее время. В Ингушетии создались местами погромные настроения. Парторганизация, вместо того чтобы успокоить массы и вести борьбу с могущими быть провокациями на этой почве, активно способствовала подъему националистических настроений, перенеся в массу решения краевого комитета, причем не как решение Советской власти, а как решение краевого парторгана и создав соответствующее настроение недоверия и подчас враждебности к крайкому (непонятно, как можно было и зачем говорить неправду, когда действительно решение о передаче Владикавказа принято бюро Северо-Кавказского краевого комитета партии по докладу его секретаря, а не органом Советской власти. -А. Я.)

    ... С вопросом о Владикавказе сейчас связывается и отношение к Чечне. Масса населения несомненно тяготеет к Чечне, и эти настроения проявлялись еще при образовании Автономной Ингушетии, когда население требовало присоединения к Чечне. Против этой тенденции среди населения в настоящее время активно борется партийная организация, мотивируя невыгодность присоединения к Чечне тем, что тогда город Владикавказ будет передан Осетии, что оказывает большое влияние на настроения массы..."

    Выражение о требовании населения Ингушетии присоединения к Чечне - это не более чем фантазия инструктора крайкома. О том, как на самом деле отреагировали ингуши, будет сказано несколько позже.

    Заканчивается справка выводом: "Нужно укрепить и усилить партийное руководство, от которого в значительной степени зависит оздоровление и большевизация всей парторганизации и успешность дальнейшей работы"*. Вывод, как мы видим, недвусмысленный - сместить руководство ингушского обкома партии, потому что оно выражает интересы и чаяния населения области в целом и коммунистов в частности и делает все возможное, чтобы не допустить обострения напряженности в отношениях между осетинским и ингушским народами.

    Хотя надо признать, что ингушские коммунисты нарушали тем самым основной принцип партии - принцип демократического централизма, подчинения снизу вверх. И делали это сознательно, с целью недопущения передачи Владикавказа Северной Осетии. А на языке ответинструктора крайкома партии, а следовательно и его руководства, все это называлось: "способствовать подъему националистических настроений". Как бы прислушавшись к выводам, изложенным в справке, бюро крайкома партии на своем заседании 23 октября 1928 года принимает пространное постановление, где сказано: "Не отрицая законного права за Ингушским обкомом обращения в ЦК с опротестованием решения бюро крайкома по вопросу о городе Владикавказе, находя это совершенно законным использованием своих прав, в то же время бюро крайкома считает совершенно недопустимым и антипартийным, с точки зрения партийной дисциплины, поведение руководящих работников Ингушского Обкома, которые... своим поведением допустили ненормальное обсуждение этого вопроса в массах парторганизации, за пределами ее и дали возможность националистическим элементам области активно выступать с антисоветской агитацией в связи с вопросом о городе Владикавказе. Обязать Ингушский обком немедленно принять меры, которые бы обеспечили нормальную обстановку в Ингушской национальной области, как в отношении проведения различного рода очередных кампаний, так и осведомления членов партии с решением бюро крайкома. Возложить в связи с этим прямую ответственность на руководителей Ингушской партийной организации за все возможные отрицательные явления... "*. На это постановление в крайком ВКП (б) поступило коллективное письмо от Ингушского партийного актива. В нем, в частности, говорится:

    "Решение крайкома передать Владикавказ Северо-Осетинской автономной области не могло не вызвать недовольства и взрыва, шовинистических настроений в крестьянских массах Ингушетии, а также попыток со стороны антисоветского элемента Ингушской и Северо-Осетинской автономных областей и города Владикавказа использовать это недовольство и эти настроения в целях, с одной стороны, разжигания национальной розни между ингушами и осетинами, с другой - подрыва доверия ингушских масс к Советской власти.

    Нельзя было не предвидеть также, что это решение даст почву и для развития националистических тенденций внутри парторганизации Ингушской области. Единственная сила, которая могла и обязана была дать отпор шовинистическим настроениям масс и их отражению в партийных организациях, а также пресечь контрреволюционную агитацию антисоветского элемента, - была и есть парторганизация Ингушской области. Задача партийного руководства области, а также Северо-Кавказского крайкома состояла в том, чтобы подготовить к этому Ингушскую организацию. Подготовка была тем обязательнее, что Ингушская организация молодая, по составу крестьянская и располагает незначительным кадром. Эта подготовка не была сделана по вине обкома.

    Учитывая громадное значение города Владикавказа для политического, культурного и хозяйственного развития Ингушской области, всю политическую важность участия Ингушской организации в проработке и решении вопроса о Владикавказе и, наконец, необходимость своевременной подготовки парторганизации к тому или другому решению вопроса о Владикавказе, бюро обкома своевременно приняло меры к тому, чтобы выяснить точку зрения крайкома на этот вопрос (поездка секретаря обкома в Ростов 20-21 сентября) и обеспечить себя от неожиданного решения. Эти меры остались бесплодными. Обком не только не был привлечен к проработке вопроса о Владикавказе, но даже накануне постановления крайкома о Владикавказе не знал причин вызова его представителей в крайком.

    Предвидя все отрицательные последствия столь неожиданного решения вопроса о Владикавказе, как по линии сохранения доверия партийных масс к партийному руководству, так и по линии сохранения влияния парторганизации на беспартийные массы, представители обкома партии, бывшие в Ростове, выдвинули вопрос о необходимости экстренного созыва пленума обкома с постановкой на нем информации одного из секретарей крайкома о состоявшемся решении. Назначенный с согласия первого секретаря Северо-Кавказского крайкома пленум обкома партии был неожиданно отложен Сев.-Кавкрайкомом же (телеграмма тов. Иванова от 15 октября 1928 года).

    Считая неправильным откладывание уже назначенного пленума, что бюро обкома не могло быть понято иначе, как запрещение вообще информировать парторганизацию о решении крайкома от 13 октября 1928 года в условиях, когда это решение стало толковаться в массах и притом в искаженном виде, бюро обкома в своем постановлении от 16 октября 1928 года отметило всю политическую неотложность информирования по вопросу о Владикавказе и телеграфно передало его крайкому 17 октября 1928 года. Несмотря на это, крайком вторично предложил отложить созыв пленума и не дал директив о линии поведения обкома.

    Во время переговоров, тянувшихся в течение 6 дней, постановление крайкома уже стало известным широким кругам населения области, антисоветский элемент стал его использовать в явно контрреволюционных целях, а местная партийная организация, не будучи информирована об этом решении и питаясь только противоречивыми слухами, растерялась и в результате не смогла своевременно обеспечить руководство беспартийными массами.

    В связи с этим создалась угроза, с одной стороны, полнейшего подрыва авторитета партийного руководства перед партийными массами и парторганизации перед крестьянскими массами, а с другой стороны - перехода руководства массами в руки антисоветского элемента. Поэтому бюро обкома вынесло от 17 октября 1928 года постановление информировать парторганизации о решении крайкома и для этого разослать всем райкомам и партячейкам письмо и созвать городской партийный актив.

    Неожиданность решения крайкома от 13 октября так же, как и запоздание с информацией парторганизации об этом решении, главным образом по вине крайкома партии, явились причинами того, что обсуждение ее в ряде мест приняло болезненные формы, и шовинистические, антипартийные выступления отдельных партийцев не встретили должного отпора со стороны партсобраний, тем более что часть руководящих работников, согласно постановлению бюро, были в Москве, а часть по вызову крайкома в Ростове.

    В свете этих фактов бюро обкома ни в коем случае не может согласиться с пунктом постановления крайкома от 23 октября, перекладывающим ответственность за "ненормальное обсуждение этого вопроса в массах партийной организации, за пределами ее..." на руководящих работников, тем более что часть их была командирована в Москву защищать решение бюро обкома со вопросу о Владикавказе, а часть была вызвана крайкомом на совещание, - категорически против него возражает и настаивает не его отмене.

    Бюро обкома утверждает: а) что крайком совершенно игнорировал Ингушский обком при решении столь важного для ингушской области вопроса, как передача Владикавказа Северо-Осетинской автономной области, и поставил его этим в совершенно ложное положение перед партийной организацией; б) что неожиданное для обкома решение крайкома о Владикавказе, так же как последующее откладывание созыва пленума без каких бы то ни было директив о линии поведения обкома и парторганизации в целом, подорвало авторитет партийного руководства в парторганизации и создало условия, при которых парторганизация не могла совершенно обеспечить партийное руководство крестьянскими массами"*. Под письмом стоят фамилии членов бюро Ингушского обкома партии: Зязиков, Цокиев, Бурдули, Дахкильгов, Битный-Шляхто, Квасников, Гудантов, Эсмурзиев, - а также круглая печать обкома партии.

    В таких изнурительно тяжелых, невыносимых условиях, при почти полном непонимании очевидных истин вышестоящими партийными и советскими органами, приходилось работать всей общественности Ингушской автономной области во главе с секретарем обкома партии Идрисом Зязиковым, благодаря твердости, мужеству, стойкости, упорству, принципиальности которого удалось в то время помешать посеять ненависть и без того в неблестящих ингушско-осетинских взаимоотношениях. Но главные события в решении этой проблемы были еще впереди. Свои лучшие качества И. Зязикову и его окружению пришлось проявлять ещё не раз, прежде чем была восстановлена справедливость в отношении ингушского народа, т. е. было отменено постановление крайкома партии от 13 октября 1928 года.Когда для Ингушетии появилась надежда на отмену этого поистине исторического постановления, а для Северной Осетии, судя по их поведению, опасение, что это произойдет, то последние забили тревогу. Посыпались письма в центральные и краевые советские и партийные органы с попыткой оправдать передачу Владикавказа им и недопущения отмены этого решения.




    Когда для Ингушетии появилась надежда на отмену этого поистине исторического постановления, а для Северной Осетии, судя по их поведению, опасение, что это произойдет, то последние забили тревогу. Посыпались письма в центральные и краевые советские и партийные органы с попыткой оправдать передачу Владикавказа им и недопущения отмены этого решения.








    Борьба осетинского руководства за Владикавказ

    Вот выдержки из письма в Северо-Кавказский крайисполком от 6 ноября 1928 года (на письме стоит угловой штамп: представитель автономной области Северной Осетии при Президиуме ВЦИК):

    "Культура и хозяйство Осетии в дореволюционное время росли под сильнейшим воздействием города Владикавказа. Печатное слово, светское образование, медицинская помощь, политические идеи, представления о культурном быте проникали в Осетию исключительно или по преимуществу из города Владикавказа. Наряду с этим Владикавказ был и остается рынком сбыта не только сельскохозяйственной продукции, но и рабочей силы аграрно-перенаселенной Осетии. В послереволюционное время образовались в городе Владикавказе новые силы притяжения для осетинской деревни в виде административного центра национальных культурно-просветительных учреждений областного значения, ВУЗов, Рабфаков, сельскохозяйственной опытной станции и прочих... Все промышленные предприятия находятся в г. Владикавказе и работают на сырье, доставляемом из области... Существование отдельных самостоятельных аппаратов как по городу Владикавказу, так и по Северной Осетии приносят громадные нецелесообразные расходы, тогда как при наличии одного управленческого аппарата можно сэкономить сотни тысячи.

    Между тем на деле этого нет, город Владикавказ и Северная Осетия разобщены. Такое искусственно созданное противоречие между хозяйственно-культурными и административными интересами Владикавказа и Северной Осетии не может не сказаться серьезным ущербом на нормальном развитии обоих образований. Изложенное достаточно ясно и убедительно указывает на то огромное культурно-хозяйственное значение Владикавказа для Осетии и, наоборот, что является совершенно необходимым в данный момент присоединение города Владикавказа к Северо-Осетинской автономной области"*. Подписано письмо председателем Северо-Осетинкого облисполкома.

    Очень жаль, что для автора данного письма и ему подобным сомнительная экономия: "сотни тысячи" рублей - оказалась дороже дружбы и братства с соседними народами. Ведь осколки мины замедленного действия, заложенной взорвавшейся в те годы передачей Владикавказа Северо-Осетинской области, тревожат раны и сегодня, и они являются одной из причин длившегося уже несколько десятилетий обострения межнациональных отношений в Северо-Кавказском регионе.

    От руководства Северо-Осетинской автономной области в Президиум Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, крайисполком поставлялись и другие материалы, как по заказу, с нужным для них обоснованием. В справки, другие документы включались только те цифры и факты, которые способствовали бы подтверждению правильности принятого Северо-Кавказским крайкомом партии постановления о передаче Владикавказа Северной Осетии; все остальное отбрасывалось или не замечалось. А некоторые справки, представленные Северо-Осетинской областью, становились документами краевых органов и отправлялись в Москву, изменив лишь адресата и автора.

    Одним из них стала справка "О передаче г. Владикавказа Северо-Осетинской Авт. Области", датированная 15 ноября 1928 года и предназначенная от имени председателя Северо-Кавказского крайисполкома Президиуму Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (копии - председателю административной комиссии ВЦИК, Наркомвнутдел, представительствам Северо-Осетинской и Ингушской автономных областей) следующего содержания:

    "Город Владикавказ лежит у подножия Главного Кавказского Хребта, на реке Тереке на расстоянии 633 верст от краевого центра г. Ростова.

    Общая площадь, занятая городом составляет 88 кв. км, со следующим количеством населения:

    в 1925-26 г. 76811 человек

    в 1926-27 г. 78347 человек

    в 1927-28 г. 79914 человек

    По национальному признаку население города Владикавказа распределяется следующим образом (по данным переписи 1926 года):

    русские - 40209 человек 51,1%

    украинцы - 3981 человек 5,7%

    белорусы - 1096 человек 1,3%

    грузины - 5038 человек 6,3%

    армяне - 6529 человек 8,3%

    осетины - 10799 человек 13,8%

    ингуши - 1517 человек 1,9%

    прочие - 9178 человек 11,6%

    Всего - 78347 человек 100%

    Город Владикавказ граничит с Северной Осетией и Ингушетией, и в настоящее время в нем, кроме учреждений и предприятий, обслуживающих город непосредственно, находятся также предприятия и учреждения, обслуживающие социально-культурные и хозяйственные потребности указанных национальных областей.

    Успехи советского строительства и укрепление органов советской власти, достигнутые в национальных областях со времени образования их, и поставленные перед нами задачи их дальнейшего культурно-политического и хозяйственного развития выдвигают необходимость присоединения города Владикавказа к Северо-Осетинской Автономной Области, с превращением его в административный центр области.

    Целесообразность и неотложность передачи Владикавказа Сев.-Осет. А. О. основывается, главным образом, на следующих соображениях:

    Город Владикавказ самостоятельного значения не имеет, но он является центром для прилегающих Национальных Областей.

    Существующие в городе пока три власти делят между собой рынок, муниципализированное и национализированное имущество и проч., почему город, имеющий весьма важное значение для соседних Национальных Областей, не восстанавливается и даже разрушается (амортизация имущества не покрывается в достаточной мере вложением новых средств).

    Северо-Осетинская Автономная Область лучше сможет использовать город и поддержать его, а, с другой стороны, город усилит хозяйственную и финансовую базу Осетинской Области.

    С передачей города Владикавказа Осетинской Области достигается экономия весьма значительных средств в расходах на содержание аппаратов однородных параллельно действующих в настоящее время городских учреждений и предприятий, с одной стороны, и областных - осетинских, с другой.

    Внимание Края концентрируется на перспективах хозяйственного и культурного развития нацобластей, и в особенности Ингушской, как одной из наиболее отсталых, с учетом также и той революционной роли, которая выпала на долю ее во время гражданской войны, и потому нет никаких оснований опасаться, что и в дальнейшем с передачей города Владикавказа Осетинской А. О. не будут учтены, в достаточной степени, интересы Ингушетии; оставлять на дальнейшее время троевластие в городе Владикавказе нецелесообразно, и другого выхода нет, так как ставить вопрос о передаче этого города Ингушской А. О. не возможно и, действительно, Ингушетия не ставила, поскольку она сама сознает все предстоящие трудности, в связи с необходимостью освоения городского хозяйства, усиления и развития его.

    Культура и хозяйство Осетии являются более мощными, чем в Ингушетии, как это видно из нижеуказанных данных:




    Северная Осетия Ингушетия

    а) Посевная площадь 1927 г. и процентное отношение к 1913г. 95,5тыс.дес.102,4% 50тыс.дес.80,2%

    б) Общее поголовье скота и проц. отношение к 1917 г. 122тыс. 161,4% 60тыс. 99%

    в) Тягловой силы, проц. отношения к 1917 г. 134,5% 80,1%

    г) Валовая продукция всей промышлености / Валовая продукция на 1 душу населения 5,710тыс.руб (3,830тыс.руб.союзн) / 37 р. 50 к. 1,780 тыс. руб(включая продукцию винокуренного з-да) / 24 руб.

    д) Товарооборот 1926/7г. / Товарооборот 1927/8 г 10 300 тыс. руб. / 13 500 тыс. руб. 3800 тыс. руб / 4800 тыс. руб

    е) Общее число лиц труда 1926/7 г / 1927/8 г 9 430 / 10 044 3 692 / 3 734

    ж) Кол-во занятых на производстве рабочих 1 807 175

    з) Процент охвата детей школьного возраста 25/26 г. - 26/27 г. - 27/28 г. / Число учащихся на 1000 человек: 25/26 г. - 26/27 г. - 27/28 г 50,3% - 46,0% - 50,0 % / 75 - 83 - 92 10,6% - 17,6% - 25,0 % / 18 - 29 - 41

    и) Лечебное дело, кол-во населения на 1 койку, при среднем по Краю 1456 1 173 1 156

    к) Все доходы, на душу при средней по Краю 29,52 / Доходы на душу по местному бюджету при средней по Краю 9,83 7,72 / 3,93 6,99 / 3,78







    Не предполагается чинить никаких препятствий Ингушской А. О. к использованию, в полной мере, города Владикавказа для надобностей ее населения, учреждений и предприятий, даже более того, с передачей города осетинам на них будет возложен целый ряд обязательств, вполне обеспечивающих интересы Ингушетии.

    Передача Владикавказа Осетии отнюдь не может явиться причиной национального антагонизма между Ингушским и Осетинским населением, так как, в связи с успехом советского строительства и укреплением органов соввласти в нацобластях, национальная рознь, созданная царской политикой и обострившаяся во время гражданской войны, теперь уже уходит в область воспоминаний.

    Ввиду изложенного Северо-Кавказский Крайисполком просит принять проект Постановления в прилагаемой редакции"*

    К справке приложен проект Постановления Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета о передаче города Владиавказа Северо-Осетинской автономной области, которым предусматривается:

    "1. Владикавказский Округ расформировать и всю его территорию присоединить к Северо-Осетинской Автономной Области.

    2. Город Владикавказ, как областной административный центр, подчинить непосредственно Северо-Осетинскому Облисполкому.

    3. Предложить Северо-Кавказскому Крайисполкому и Северо-Осетинскому Облисполкому принять все необходимые меры для обеспечения бесперебойной работы находящихся в г. Владикавказе учреждений и предприятий Ингушской Автономной Области, а также тяготеющих к городу Владикавказу предприятий и содействовать их естественному развитию в будущем, сохраняя в полной мере удовлетворение городом Владикавказом всех социально-культурных и хозяйственных потребностей Ингушского населения.

    4. Предложить Севкавкрайисполкому в месячный срок разработать и представить на рассмотрение Административной Комиссии ВЦИК подробный план мероприятий, вытекающих из п. п. 1-3 настоящего постановления"*.

    Как бы в продолжение вышеприведенных документов написана записка к вопросу о присоединении города Владикавказа к Северо-Осетинской области на имя секретаря краевого комитета партии А. А. Андреева руководителями Осетинской автономной области Катоевым и Питковским в декабре 1928 года:

    "Существование города Владикавказа в качестве "вольного" города, разобщенного от деревни, глубоко не естественно, ибо такое существование противоречит принципу районирования и не дает возможности осуществить взаимозависимость и руководящую роль города в связи с деревней в области политики, экономики и культуры. Без этой взаимозависимости город и национальные области, тяготеющие к нему, испытывают сильнейший ущерб. Это бесспорно, прежде всего, в отношении Владикавказа и Северной Осетии, так как отделение Владикавказа от Осетинской области является чрезвычайно искусственным, так как по своему историческому прошлому и по всем показателям этнографическим, хозяйственным и социально-культурным Владикавказ является городом осетинским (чрезвычайно неубедительные доводы, как и все остальные, приводимые ниже. - А. Я.).

    ... С момента выделения в самостоятельную единицу г. Владикавказ не обогатился ни одним новым промышленным начинанием... Промышленная мощь города не только не увеличивается, но её удельный вес в промышленности области при теперешнем положении вещей обречен на беспрерывное снижение.

    Необходимо иметь в виду, что имевшее место строительство довольно значительных предприятий осетинской промышленности проходило вне пределов города. Таким образом налицо не концентрация пролетариата в одном центре, а распыление его сил, несмотря на количественный рост. Это имеет огромное значение как с точки зрения политической, так и с точки зрения экономической"*.

    Если сделать небольшое отступление, то следует заметить, что в отличие от Северной Осетии, все более или менее крупные промышленные объекты Ингушетии находились в городе Владикавказе. Строительство новых и реконструкция существующих также намечались по предприятиям во Владикавказе. Так что рабочий класс, т. е. пролетариат Ингушской автономной области был почти целиком сосредоточен в городе. И если сопоставить этот факт с рассуждениями и доводами авторов цитируемой записки, то логичнее было бы передать Владикавказ Ингушетии, чем отдавать его Осетии, чтобы создавать в городе второй - осетинский - пролетариат. В записке приводится много цифр, фактов, но только те, которые говорят в пользу Северной Осетии. В порыве доказать, убедить в необходимости присоединения города только к их области ее авторы, т.е. руководители Осетии, порой сбиваются, мягко говоря, на откровенную ложь. Чего стоят, например, их утверждения, что "без преувеличения можно сказать, что каждый камень, каждая частичка песка и извести, затраченные на строительство города, доставлены были силами трудовых осетин". Так и напрашивается вопрос: чем занимались царские войска, когда "осетины строили для них крепость", которая потом стала городом и где были ингуши, когда те же "осетины строили для них селение Заурово", на месте которого была построена крепость Владикавказ?

    В конце своей записки руководители Северной Осетии вспомнили, что еще одна область на равных претендует на Владикавказ, и подсказывают свой план удовлетворения потребностей Ингушетии: "Считаем совершенно необходимым, чтобы при передаче города Владикавказа Осетии было бы полностью выполнено постановление крайкома о создании условий, обеспечивающих удовлетворение хозяйственных и культурных нужд Ингушетии.

    Разрешение этой задачи мы представляем себе следующим образом: областной центр Ингушской автономной области остается в городе Владикавказе; Ингушская автономная область сохраняет за собой все принадлежащие ей в г. Владикавказе здания под хозяйственными и культурными учреждениями, и, кроме того, в пользование и распоряжение ее передаются новые здания для полного удовлетворения ее культурных, административных и хозяйственных нужд. Мы считаем необходимым немедленное рассмотрение всех претензий Ингушской области на отчуждение в пользу Ингушетии отдельных зданий и даже целых кварталов из национализированного и муниципализированного фонда для обслуживания культурных и хозяйственных нужд Ингушской автономной области. За Ингушетией закрепляются все принадлежащие ей промышленные предприятия и добавляются по решению комиссии еще ряд предприятий для полного удовлетворения ее интересов.

    Создается в городе Владикавказе, а именно в районе под названном "Шалдон" - Ингушский райсовет, входящий в состав горсовета и подчиняющийся ему.

    Осетия берет на себя особое обязательство обеспечить для граждан автономной Ингушской области возможности обращения в суд и административные органы города на родном языке.

    Северо-Осетинский областной исполнительный комитет, считая для себя обязательным идти навстречу Ингушской автономной области в этих отношениях, а также во всех случаях, когда это требуется действительной нуждой ингушского народа, однако, считает нецелесообразным организацию двойного управления городом Владикавказом, т.к. это привело бы г. Владикавказ к немедленному упадку. Городское хозяйство представляет собой единое целое и не допускает никакого разделения на части в управлении им со стороны двух административно не зависящих друг от друга образований. Нельзя, например, мыслить, чтобы единая система водопровода, канализации, электросети, финансового хозяйства, административного управления (милиция, уголовный розыск) регулировались из двух центров.

    Город Владикавказ должен быть присоединен к Северной Осетии как единое территориальное образование.

    Мы полагаем, что только на этой основе и будет выполнено решение о присоединении г. Владикавказа к Северной Осетии, т.к. лишь этим путем возможно обеспечить условия для нормального развития города Владикавказа как в интересах Северо-Осетинской автономной области, так и Ингушетии"*. Под запиской стоят подписи Катоева и Питковского.

    30 ноября 1928 года под председательством А. А. Андреева состоялось очередное заседание бюро Северо-Кавказского краевого комитета партии, на котором была заслушана телеграмма из ВКП (б). В принятом здесь постановлении сказано: "Командировать товарищей Булатова и Балахнина в г. Москву для участия на заседании Оргбюро ЦК в обсуждении вопросов:

    ... 2) О слиянии города Владикавказа с Северо-Осетинской автономной областью. Разрешить выезд в Москву для участия в обсуждении второго вопроса представителям осетинского и Ингушского облкомов и Владикавказского окркома"*.








    Торжество справедливости.
    Возникновение вопроса объединения Чечни и Ингушетии.

    Вскоре свое слово по этому вопросу сказал и Центр. Оргбюро ЦК партии, заседание которого состоялось 17 декабря 1928 года, приняло постановление: "Ввиду трудности практического разрешения вопроса о Владикавказе в настоящий момент, а также ввиду того, что не разрешен вопрос о возможности объединения ингушей и чеченцев: 1) Вопрос о Владикавказе с повестки снять. 2) Поручить Северо-Кавказскому крайкому и крайисполкому разработать вопрос о слиянии Чеченской области и Ингушетии"*.

    И вот мы подошли ещё к одной проблемной теме - объединение Чечни и Ингушетии, - в решении которой камнем преткновения стал тот же город Владикавказ.

    Вопрос объединения двух самостоятельных автономных областей возникал и раньше. В частности, на бюро Северо-Кавказского крайкома партии 28 ноября 1927 года было заслушано сообщение секретарей Чеченского и Ингушского обкомов РКП (б) тов. Булата и Зязикова о соединении Чечни и Ингушетии. Но было принято постановление: "Считать вопрос о соединении Чечни и Ингушетии на ближайший период преждевременным. В соответствии с этим предложить Чеченскому и Ингушскому обкомам рассмотреть этот вопрос и разъяснить среди членов партии. Поручить АПО (агитационно-пропагандистский отдел крайкома партии. -А. Я.) в месячный срок обследовать работу Национального Совета в области развития национальной культуры вообще и, в частности, проведения объединенной работы по национальной культуре в Чеченской и Ингушской областях. Признать необходимым по окончании проработки созвать заседание работников из национальных областей для обсуждения этого вопроса и рассмотрения его в Национальной комиссии"*.

    Но тогда вопрос объединения двух областей был связан с другой причиной (об этом будет сказано чуть позже), хотя и в том случае мысли об утрате равного с Осетией влияния на город Владикавказ народ и руководство Ингушетии не допускали.

    Подробное пояснение по этому поводу и по другим интересующим нас вопросам дает в своем письме-справке секретарям Северо-Кавказского крайкома ВКП (б) Андрееву, Балахнину и Иванову представитель этого же краевого партийного органа тов. Богданов. Дело в том, что постановление Оргбюро ЦК ВКП (б) о г. Владикавказе было рассмотрено 21 декабря 1928 года на бюро краевого комитета партии, где было сделано заключение "согласиться с решением Оргбюро ЦК по этому вопросу; поручить фракции Крайисполкома с привлечением Чеченской и Ингушской областей приступить к проработке вопроса о слиянии Чечни и Ингушетии. О результатах работы сообщить крайкому через месяц"*. И, выполняя волю центрального и краевого партийных органов, тов. Богданов побывал в этих двух областях и пришел к следующим выводам, изложенным в приводимом ниже письме, датированном 24 декабря 1928 года:

    "Во время моего объезда Чечни и Ингушетии мною были приняты меры к выяснению точки зрения руководящих работников Чечни и Ингушетии о присоединении Ингушской области к Чеченской. Для выяснения этого вопроса мною были собраны закрытые заседания бюро Чеченского обкома, а также Ингушского областного комитета партии и велись разговоры с отдельными работниками. Ниже я сообщаю краткую запись имевших место обсуждений, а выводы из всех имевших место обсуждений я лично делаю следующие: ни со стороны чеченских работников, ни со стороны работников Ингушетии нет желания немедленного объединения. Не отрицая наличия целого ряда моментов, сближающих оба народа, как-то: язык, религиозные верования, бытовой уклад, однако обе стороны указывают на наличие известной розни между обоими,народами: отсутствие тесной экономической связи, отдаление ингушского населения от руководящих органов Советской власти, поскольку город Грозный как областной центр будет находиться от Ингушетии на большом расстоянии; отсутствие непосредственной границы между ингушами и чеченцами на большинстве протяжения и наличие промежуточного казачьего (Сунженского) района, что в связи с неизжитой ещё далеко враждой между ингушами и Сунженскими казаками будет затруднять нормальные условия совместной жизни; разность культурного и хозяйственного развития Чечни и Ингушетии, что вызывает со стороны чеченцев опасение, чтобы ингушский актив не захватил доминирующую руководящую роль в Чечне; боязнь со стороны ингушей, что развитие Ингушетии затормозится в ожидании, пока Чечня не достигнет уровня Ингушетии; боязнь чеченцев, что доходы Грознефти придется делить между Ингушетией и Чечней; боязнь склоки среди руководителей Ингушетии и Чечни, поскольку опыт Горской республики показал невозможность совместного управления различными национальностями на территории со смешанным населением.

    Со стороны Ингушетии, кроме того, в этом вопросе играют роль вопросы самолюбия, поскольку Ингушетия получила отказ в передаче города Владикавказа и теперь присоединяется к Чечне, не имея за собой какого-либо козыря, тогда как в прошлом, выдвигая вопрос о соединении с Чечней, ингушские работники имели в виду своим вхождением ускорить вопрос о передаче г. Грозного, не оставляя мысли о включении также и Владикавказа в состав Ингушетии. Работники Ингушетии, во всяком случае, связывают возможность объединения совместно с городом Владикавказом, не снимая, таким образом этого вопроса.

    Чеченцы со своей стороны боятся того, что организация еще не переварила объединения с городом Грозным и что объединение в такой момент еще и с Ингушетией может оказаться не под силу. Что касается русских работников Чеченского обкома партии, то они единодушно высказываются за необходимость объединения, причем считают возможным провести это объединение в кратчайший срок, т.е. на совместном съезде Советов Чечни и Ингушетии в текущую выборную кампанию. Причем эти товарищи, устраняя все возражения против объединения, отмечают положительную роль, которую в этом смысле пролетарская организация г. Грозного сыграет в своем влиянии и на Ингушетию, и, поскольку положение с городом Владикавказом усилило ненормальные отношения Осетии и Ингушетии, необходимо дать окончательное разрешение дальнейшим перспективам развития Ингушетии.

    Если взять подсчет отдельных голосов, то можно дать такой результат: все ингушские работники, безусловно, против немедленного объединения, все русские работники г. Грозного - Грозненского окружкома - за объединение в ближайшее время, чеченские работники Чеченского обкома партии делятся на две группы: одна, незначительная (2 человека), за немедленное объединение, большинство же (в которое входит председатель областного исполкома Арсанукаев, его заместитель Иоанисиани и ряд других) против немедленного объединения. Секретарь Чеченского обкома ВКП (б) тов. Булат за объединение, однако не в текущую избирательную кампанию.

    Из мнений, которые высказывались на собраниях, необходимо отметить разговоры о том, что объединение Чечни, Сунжи и Ингушетии поставит в дальнейшем вопрос о выделении вновь созданной области из края в непосредственное подчинение РСФСР на правах республики.

    Что касается формы, то работники Ингушетии мыслят себе вхождение в общую область самостоятельным округом или на началах Федерации, а работники Чеченской области, с которыми приходилось говорить, мыслят себе вхождение Ингушетии отдельными районами. Этот вопрос, конечно, явится одним из наиболее трудноразрешимых и вызовет максимальные споры"*.

    Такое заключение сделал и к этим выводам пришел представитель Северо-Кавказского края. Но чтобы лучше разобраться, чем обосновывали свои позиции и сторонники, и противники объединения двух автономных областей, думается, есть необходимость привести их аргументы, которые зафиксированы в справке тов. Богданова. Вывод - это что-то усредненное. А среди высказываний представителей партийного актива и Чеченской, и Ингушской парторганизаций были такие, которые заслуживают большего, чем их усреднение. Поэтому мы приводим все их выступления.

  2. 2 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (18.03.2013),Фатима (01.03.2013)

  3. #12
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Борьба осетинского руководства за Владикавказ

    Вот выдержки из письма в Северо-Кавказский крайисполком от 6 ноября 1928 года (на письме стоит угловой штамп: представитель автономной области Северной Осетии при Президиуме ВЦИК):

    "Культура и хозяйство Осетии в дореволюционное время росли под сильнейшим воздействием города Владикавказа. Печатное слово, светское образование, медицинская помощь, политические идеи, представления о культурном быте проникали в Осетию исключительно или по преимуществу из города Владикавказа. Наряду с этим Владикавказ был и остается рынком сбыта не только сельскохозяйственной продукции, но и рабочей силы аграрно-перенаселенной Осетии. В послереволюционное время образовались в городе Владикавказе новые силы притяжения для осетинской деревни в виде административного центра национальных культурно-просветительных учреждений областного значения, ВУЗов, Рабфаков, сельскохозяйственной опытной станции и прочих... Все промышленные предприятия находятся в г. Владикавказе и работают на сырье, доставляемом из области... Существование отдельных самостоятельных аппаратов как по городу Владикавказу, так и по Северной Осетии приносят громадные нецелесообразные расходы, тогда как при наличии одного управленческого аппарата можно сэкономить сотни тысячи.

    Между тем на деле этого нет, город Владикавказ и Северная Осетия разобщены. Такое искусственно созданное противоречие между хозяйственно-культурными и административными интересами Владикавказа и Северной Осетии не может не сказаться серьезным ущербом на нормальном развитии обоих образований. Изложенное достаточно ясно и убедительно указывает на то огромное культурно-хозяйственное значение Владикавказа для Осетии и, наоборот, что является совершенно необходимым в данный момент присоединение города Владикавказа к Северо-Осетинской автономной области"*. Подписано письмо председателем Северо-Осетинкого облисполкома.

    Очень жаль, что для автора данного письма и ему подобным сомнительная экономия: "сотни тысячи" рублей - оказалась дороже дружбы и братства с соседними народами. Ведь осколки мины замедленного действия, заложенной взорвавшейся в те годы передачей Владикавказа Северо-Осетинской области, тревожат раны и сегодня, и они являются одной из причин длившегося уже несколько десятилетий обострения межнациональных отношений в Северо-Кавказском регионе.

    От руководства Северо-Осетинской автономной области в Президиум Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, крайисполком поставлялись и другие материалы, как по заказу, с нужным для них обоснованием. В справки, другие документы включались только те цифры и факты, которые способствовали бы подтверждению правильности принятого Северо-Кавказским крайкомом партии постановления о передаче Владикавказа Северной Осетии; все остальное отбрасывалось или не замечалось. А некоторые справки, представленные Северо-Осетинской областью, становились документами краевых органов и отправлялись в Москву, изменив лишь адресата и автора.

    Одним из них стала справка "О передаче г. Владикавказа Северо-Осетинской Авт. Области", датированная 15 ноября 1928 года и предназначенная от имени председателя Северо-Кавказского крайисполкома Президиуму Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (копии - председателю административной комиссии ВЦИК, Наркомвнутдел, представительствам Северо-Осетинской и Ингушской автономных областей) следующего содержания:

    "Город Владикавказ лежит у подножия Главного Кавказского Хребта, на реке Тереке на расстоянии 633 верст от краевого центра г. Ростова.

    Общая площадь, занятая городом составляет 88 кв. км, со следующим количеством населения:

    в 1925-26 г. 76811 человек

    в 1926-27 г. 78347 человек

    в 1927-28 г. 79914 человек

    По национальному признаку население города Владикавказа распределяется следующим образом (по данным переписи 1926 года):

    русские - 40209 человек 51,1%

    украинцы - 3981 человек 5,7%

    белорусы - 1096 человек 1,3%

    грузины - 5038 человек 6,3%

    армяне - 6529 человек 8,3%

    осетины - 10799 человек 13,8%

    ингуши - 1517 человек 1,9%

    прочие - 9178 человек 11,6%

    Всего - 78347 человек 100%

    Город Владикавказ граничит с Северной Осетией и Ингушетией, и в настоящее время в нем, кроме учреждений и предприятий, обслуживающих город непосредственно, находятся также предприятия и учреждения, обслуживающие социально-культурные и хозяйственные потребности указанных национальных областей.

    Успехи советского строительства и укрепление органов советской власти, достигнутые в национальных областях со времени образования их, и поставленные перед нами задачи их дальнейшего культурно-политического и хозяйственного развития выдвигают необходимость присоединения города Владикавказа к Северо-Осетинской Автономной Области, с превращением его в административный центр области.

    Целесообразность и неотложность передачи Владикавказа Сев.-Осет. А. О. основывается, главным образом, на следующих соображениях:

    Город Владикавказ самостоятельного значения не имеет, но он является центром для прилегающих Национальных Областей.

    Существующие в городе пока три власти делят между собой рынок, муниципализированное и национализированное имущество и проч., почему город, имеющий весьма важное значение для соседних Национальных Областей, не восстанавливается и даже разрушается (амортизация имущества не покрывается в достаточной мере вложением новых средств).

    Северо-Осетинская Автономная Область лучше сможет использовать город и поддержать его, а, с другой стороны, город усилит хозяйственную и финансовую базу Осетинской Области.

    С передачей города Владикавказа Осетинской Области достигается экономия весьма значительных средств в расходах на содержание аппаратов однородных параллельно действующих в настоящее время городских учреждений и предприятий, с одной стороны, и областных - осетинских, с другой.

    Внимание Края концентрируется на перспективах хозяйственного и культурного развития нацобластей, и в особенности Ингушской, как одной из наиболее отсталых, с учетом также и той революционной роли, которая выпала на долю ее во время гражданской войны, и потому нет никаких оснований опасаться, что и в дальнейшем с передачей города Владикавказа Осетинской А. О. не будут учтены, в достаточной степени, интересы Ингушетии; оставлять на дальнейшее время троевластие в городе Владикавказе нецелесообразно, и другого выхода нет, так как ставить вопрос о передаче этого города Ингушской А. О. не возможно и, действительно, Ингушетия не ставила, поскольку она сама сознает все предстоящие трудности, в связи с необходимостью освоения городского хозяйства, усиления и развития его.

    Культура и хозяйство Осетии являются более мощными, чем в Ингушетии, как это видно из нижеуказанных данных:




    Северная Осетия Ингушетия

    а) Посевная площадь 1927 г. и процентное отношение к 1913г. 95,5тыс.дес.102,4% 50тыс.дес.80,2%

    б) Общее поголовье скота и проц. отношение к 1917 г. 122тыс. 161,4% 60тыс. 99%

    в) Тягловой силы, проц. отношения к 1917 г. 134,5% 80,1%

    г) Валовая продукция всей промышлености / Валовая продукция на 1 душу населения 5,710тыс.руб (3,830тыс.руб.союзн) / 37 р. 50 к. 1,780 тыс. руб(включая продукцию винокуренного з-да) / 24 руб.

    д) Товарооборот 1926/7г. / Товарооборот 1927/8 г 10 300 тыс. руб. / 13 500 тыс. руб. 3800 тыс. руб / 4800 тыс. руб

    е) Общее число лиц труда 1926/7 г / 1927/8 г 9 430 / 10 044 3 692 / 3 734

    ж) Кол-во занятых на производстве рабочих 1 807 175

    з) Процент охвата детей школьного возраста 25/26 г. - 26/27 г. - 27/28 г. / Число учащихся на 1000 человек: 25/26 г. - 26/27 г. - 27/28 г 50,3% - 46,0% - 50,0 % / 75 - 83 - 92 10,6% - 17,6% - 25,0 % / 18 - 29 - 41

    и) Лечебное дело, кол-во населения на 1 койку, при среднем по Краю 1456 1 173 1 156

    к) Все доходы, на душу при средней по Краю 29,52 / Доходы на душу по местному бюджету при средней по Краю 9,83 7,72 / 3,93 6,99 / 3,78







    Не предполагается чинить никаких препятствий Ингушской А. О. к использованию, в полной мере, города Владикавказа для надобностей ее населения, учреждений и предприятий, даже более того, с передачей города осетинам на них будет возложен целый ряд обязательств, вполне обеспечивающих интересы Ингушетии.

    Передача Владикавказа Осетии отнюдь не может явиться причиной национального антагонизма между Ингушским и Осетинским населением, так как, в связи с успехом советского строительства и укреплением органов соввласти в нацобластях, национальная рознь, созданная царской политикой и обострившаяся во время гражданской войны, теперь уже уходит в область воспоминаний.

    Ввиду изложенного Северо-Кавказский Крайисполком просит принять проект Постановления в прилагаемой редакции"*

    К справке приложен проект Постановления Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета о передаче города Владиавказа Северо-Осетинской автономной области, которым предусматривается:

    "1. Владикавказский Округ расформировать и всю его территорию присоединить к Северо-Осетинской Автономной Области.

    2. Город Владикавказ, как областной административный центр, подчинить непосредственно Северо-Осетинскому Облисполкому.

    3. Предложить Северо-Кавказскому Крайисполкому и Северо-Осетинскому Облисполкому принять все необходимые меры для обеспечения бесперебойной работы находящихся в г. Владикавказе учреждений и предприятий Ингушской Автономной Области, а также тяготеющих к городу Владикавказу предприятий и содействовать их естественному развитию в будущем, сохраняя в полной мере удовлетворение городом Владикавказом всех социально-культурных и хозяйственных потребностей Ингушского населения.

    4. Предложить Севкавкрайисполкому в месячный срок разработать и представить на рассмотрение Административной Комиссии ВЦИК подробный план мероприятий, вытекающих из п. п. 1-3 настоящего постановления"*.

    Как бы в продолжение вышеприведенных документов написана записка к вопросу о присоединении города Владикавказа к Северо-Осетинской области на имя секретаря краевого комитета партии А. А. Андреева руководителями Осетинской автономной области Катоевым и Питковским в декабре 1928 года:

    "Существование города Владикавказа в качестве "вольного" города, разобщенного от деревни, глубоко не естественно, ибо такое существование противоречит принципу районирования и не дает возможности осуществить взаимозависимость и руководящую роль города в связи с деревней в области политики, экономики и культуры. Без этой взаимозависимости город и национальные области, тяготеющие к нему, испытывают сильнейший ущерб. Это бесспорно, прежде всего, в отношении Владикавказа и Северной Осетии, так как отделение Владикавказа от Осетинской области является чрезвычайно искусственным, так как по своему историческому прошлому и по всем показателям этнографическим, хозяйственным и социально-культурным Владикавказ является городом осетинским (чрезвычайно неубедительные доводы, как и все остальные, приводимые ниже. - А. Я.).

    ... С момента выделения в самостоятельную единицу г. Владикавказ не обогатился ни одним новым промышленным начинанием... Промышленная мощь города не только не увеличивается, но её удельный вес в промышленности области при теперешнем положении вещей обречен на беспрерывное снижение.

    Необходимо иметь в виду, что имевшее место строительство довольно значительных предприятий осетинской промышленности проходило вне пределов города. Таким образом налицо не концентрация пролетариата в одном центре, а распыление его сил, несмотря на количественный рост. Это имеет огромное значение как с точки зрения политической, так и с точки зрения экономической"*.

    Если сделать небольшое отступление, то следует заметить, что в отличие от Северной Осетии, все более или менее крупные промышленные объекты Ингушетии находились в городе Владикавказе. Строительство новых и реконструкция существующих также намечались по предприятиям во Владикавказе. Так что рабочий класс, т. е. пролетариат Ингушской автономной области был почти целиком сосредоточен в городе. И если сопоставить этот факт с рассуждениями и доводами авторов цитируемой записки, то логичнее было бы передать Владикавказ Ингушетии, чем отдавать его Осетии, чтобы создавать в городе второй - осетинский - пролетариат. В записке приводится много цифр, фактов, но только те, которые говорят в пользу Северной Осетии. В порыве доказать, убедить в необходимости присоединения города только к их области ее авторы, т.е. руководители Осетии, порой сбиваются, мягко говоря, на откровенную ложь. Чего стоят, например, их утверждения, что "без преувеличения можно сказать, что каждый камень, каждая частичка песка и извести, затраченные на строительство города, доставлены были силами трудовых осетин". Так и напрашивается вопрос: чем занимались царские войска, когда "осетины строили для них крепость", которая потом стала городом и где были ингуши, когда те же "осетины строили для них селение Заурово", на месте которого была построена крепость Владикавказ?

    В конце своей записки руководители Северной Осетии вспомнили, что еще одна область на равных претендует на Владикавказ, и подсказывают свой план удовлетворения потребностей Ингушетии: "Считаем совершенно необходимым, чтобы при передаче города Владикавказа Осетии было бы полностью выполнено постановление крайкома о создании условий, обеспечивающих удовлетворение хозяйственных и культурных нужд Ингушетии.

    Разрешение этой задачи мы представляем себе следующим образом: областной центр Ингушской автономной области остается в городе Владикавказе; Ингушская автономная область сохраняет за собой все принадлежащие ей в г. Владикавказе здания под хозяйственными и культурными учреждениями, и, кроме того, в пользование и распоряжение ее передаются новые здания для полного удовлетворения ее культурных, административных и хозяйственных нужд. Мы считаем необходимым немедленное рассмотрение всех претензий Ингушской области на отчуждение в пользу Ингушетии отдельных зданий и даже целых кварталов из национализированного и муниципализированного фонда для обслуживания культурных и хозяйственных нужд Ингушской автономной области. За Ингушетией закрепляются все принадлежащие ей промышленные предприятия и добавляются по решению комиссии еще ряд предприятий для полного удовлетворения ее интересов.

    Создается в городе Владикавказе, а именно в районе под названном "Шалдон" - Ингушский райсовет, входящий в состав горсовета и подчиняющийся ему.

    Осетия берет на себя особое обязательство обеспечить для граждан автономной Ингушской области возможности обращения в суд и административные органы города на родном языке.

    Северо-Осетинский областной исполнительный комитет, считая для себя обязательным идти навстречу Ингушской автономной области в этих отношениях, а также во всех случаях, когда это требуется действительной нуждой ингушского народа, однако, считает нецелесообразным организацию двойного управления городом Владикавказом, т.к. это привело бы г. Владикавказ к немедленному упадку. Городское хозяйство представляет собой единое целое и не допускает никакого разделения на части в управлении им со стороны двух административно не зависящих друг от друга образований. Нельзя, например, мыслить, чтобы единая система водопровода, канализации, электросети, финансового хозяйства, административного управления (милиция, уголовный розыск) регулировались из двух центров.

    Город Владикавказ должен быть присоединен к Северной Осетии как единое территориальное образование.

    Мы полагаем, что только на этой основе и будет выполнено решение о присоединении г. Владикавказа к Северной Осетии, т.к. лишь этим путем возможно обеспечить условия для нормального развития города Владикавказа как в интересах Северо-Осетинской автономной области, так и Ингушетии"*. Под запиской стоят подписи Катоева и Питковского.

    30 ноября 1928 года под председательством А. А. Андреева состоялось очередное заседание бюро Северо-Кавказского краевого комитета партии, на котором была заслушана телеграмма из ВКП (б). В принятом здесь постановлении сказано: "Командировать товарищей Булатова и Балахнина в г. Москву для участия на заседании Оргбюро ЦК в обсуждении вопросов:

    ... 2) О слиянии города Владикавказа с Северо-Осетинской автономной областью. Разрешить выезд в Москву для участия в обсуждении второго вопроса представителям осетинского и Ингушского облкомов и Владикавказского окркома"*.








    Торжество справедливости.
    Возникновение вопроса объединения Чечни и Ингушетии.

    Вскоре свое слово по этому вопросу сказал и Центр. Оргбюро ЦК партии, заседание которого состоялось 17 декабря 1928 года, приняло постановление: "Ввиду трудности практического разрешения вопроса о Владикавказе в настоящий момент, а также ввиду того, что не разрешен вопрос о возможности объединения ингушей и чеченцев: 1) Вопрос о Владикавказе с повестки снять. 2) Поручить Северо-Кавказскому крайкому и крайисполкому разработать вопрос о слиянии Чеченской области и Ингушетии"*.

    И вот мы подошли ещё к одной проблемной теме - объединение Чечни и Ингушетии, - в решении которой камнем преткновения стал тот же город Владикавказ.

    Вопрос объединения двух самостоятельных автономных областей возникал и раньше. В частности, на бюро Северо-Кавказского крайкома партии 28 ноября 1927 года было заслушано сообщение секретарей Чеченского и Ингушского обкомов РКП (б) тов. Булата и Зязикова о соединении Чечни и Ингушетии. Но было принято постановление: "Считать вопрос о соединении Чечни и Ингушетии на ближайший период преждевременным. В соответствии с этим предложить Чеченскому и Ингушскому обкомам рассмотреть этот вопрос и разъяснить среди членов партии. Поручить АПО (агитационно-пропагандистский отдел крайкома партии. -А. Я.) в месячный срок обследовать работу Национального Совета в области развития национальной культуры вообще и, в частности, проведения объединенной работы по национальной культуре в Чеченской и Ингушской областях. Признать необходимым по окончании проработки созвать заседание работников из национальных областей для обсуждения этого вопроса и рассмотрения его в Национальной комиссии"*.

    Но тогда вопрос объединения двух областей был связан с другой причиной (об этом будет сказано чуть позже), хотя и в том случае мысли об утрате равного с Осетией влияния на город Владикавказ народ и руководство Ингушетии не допускали.

    Подробное пояснение по этому поводу и по другим интересующим нас вопросам дает в своем письме-справке секретарям Северо-Кавказского крайкома ВКП (б) Андрееву, Балахнину и Иванову представитель этого же краевого партийного органа тов. Богданов. Дело в том, что постановление Оргбюро ЦК ВКП (б) о г. Владикавказе было рассмотрено 21 декабря 1928 года на бюро краевого комитета партии, где было сделано заключение "согласиться с решением Оргбюро ЦК по этому вопросу; поручить фракции Крайисполкома с привлечением Чеченской и Ингушской областей приступить к проработке вопроса о слиянии Чечни и Ингушетии. О результатах работы сообщить крайкому через месяц"*. И, выполняя волю центрального и краевого партийных органов, тов. Богданов побывал в этих двух областях и пришел к следующим выводам, изложенным в приводимом ниже письме, датированном 24 декабря 1928 года:

    "Во время моего объезда Чечни и Ингушетии мною были приняты меры к выяснению точки зрения руководящих работников Чечни и Ингушетии о присоединении Ингушской области к Чеченской. Для выяснения этого вопроса мною были собраны закрытые заседания бюро Чеченского обкома, а также Ингушского областного комитета партии и велись разговоры с отдельными работниками. Ниже я сообщаю краткую запись имевших место обсуждений, а выводы из всех имевших место обсуждений я лично делаю следующие: ни со стороны чеченских работников, ни со стороны работников Ингушетии нет желания немедленного объединения. Не отрицая наличия целого ряда моментов, сближающих оба народа, как-то: язык, религиозные верования, бытовой уклад, однако обе стороны указывают на наличие известной розни между обоими,народами: отсутствие тесной экономической связи, отдаление ингушского населения от руководящих органов Советской власти, поскольку город Грозный как областной центр будет находиться от Ингушетии на большом расстоянии; отсутствие непосредственной границы между ингушами и чеченцами на большинстве протяжения и наличие промежуточного казачьего (Сунженского) района, что в связи с неизжитой ещё далеко враждой между ингушами и Сунженскими казаками будет затруднять нормальные условия совместной жизни; разность культурного и хозяйственного развития Чечни и Ингушетии, что вызывает со стороны чеченцев опасение, чтобы ингушский актив не захватил доминирующую руководящую роль в Чечне; боязнь со стороны ингушей, что развитие Ингушетии затормозится в ожидании, пока Чечня не достигнет уровня Ингушетии; боязнь чеченцев, что доходы Грознефти придется делить между Ингушетией и Чечней; боязнь склоки среди руководителей Ингушетии и Чечни, поскольку опыт Горской республики показал невозможность совместного управления различными национальностями на территории со смешанным населением.

    Со стороны Ингушетии, кроме того, в этом вопросе играют роль вопросы самолюбия, поскольку Ингушетия получила отказ в передаче города Владикавказа и теперь присоединяется к Чечне, не имея за собой какого-либо козыря, тогда как в прошлом, выдвигая вопрос о соединении с Чечней, ингушские работники имели в виду своим вхождением ускорить вопрос о передаче г. Грозного, не оставляя мысли о включении также и Владикавказа в состав Ингушетии. Работники Ингушетии, во всяком случае, связывают возможность объединения совместно с городом Владикавказом, не снимая, таким образом этого вопроса.

    Чеченцы со своей стороны боятся того, что организация еще не переварила объединения с городом Грозным и что объединение в такой момент еще и с Ингушетией может оказаться не под силу. Что касается русских работников Чеченского обкома партии, то они единодушно высказываются за необходимость объединения, причем считают возможным провести это объединение в кратчайший срок, т.е. на совместном съезде Советов Чечни и Ингушетии в текущую выборную кампанию. Причем эти товарищи, устраняя все возражения против объединения, отмечают положительную роль, которую в этом смысле пролетарская организация г. Грозного сыграет в своем влиянии и на Ингушетию, и, поскольку положение с городом Владикавказом усилило ненормальные отношения Осетии и Ингушетии, необходимо дать окончательное разрешение дальнейшим перспективам развития Ингушетии.

    Если взять подсчет отдельных голосов, то можно дать такой результат: все ингушские работники, безусловно, против немедленного объединения, все русские работники г. Грозного - Грозненского окружкома - за объединение в ближайшее время, чеченские работники Чеченского обкома партии делятся на две группы: одна, незначительная (2 человека), за немедленное объединение, большинство же (в которое входит председатель областного исполкома Арсанукаев, его заместитель Иоанисиани и ряд других) против немедленного объединения. Секретарь Чеченского обкома ВКП (б) тов. Булат за объединение, однако не в текущую избирательную кампанию.

    Из мнений, которые высказывались на собраниях, необходимо отметить разговоры о том, что объединение Чечни, Сунжи и Ингушетии поставит в дальнейшем вопрос о выделении вновь созданной области из края в непосредственное подчинение РСФСР на правах республики.

    Что касается формы, то работники Ингушетии мыслят себе вхождение в общую область самостоятельным округом или на началах Федерации, а работники Чеченской области, с которыми приходилось говорить, мыслят себе вхождение Ингушетии отдельными районами. Этот вопрос, конечно, явится одним из наиболее трудноразрешимых и вызовет максимальные споры"*.

    Такое заключение сделал и к этим выводам пришел представитель Северо-Кавказского края. Но чтобы лучше разобраться, чем обосновывали свои позиции и сторонники, и противники объединения двух автономных областей, думается, есть необходимость привести их аргументы, которые зафиксированы в справке тов. Богданова. Вывод - это что-то усредненное. А среди высказываний представителей партийного актива и Чеченской, и Ингушской парторганизаций были такие, которые заслуживают большего, чем их усреднение. Поэтому мы приводим все их выступления.

  4. 1 пользователь сказал cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    Steel (10.01.2013)

  5. #13
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Позиция партийных активов Чечни и Ингушетии в проблеме объединения. Второй этап решения проблемы объединения Чечни и Ингушетии
    Позиция партийных активов Чечни и Ингушетии в проблеме объединения
    Заседание закрытого бюро Чеченского обкома партии:
    "Мачукаев (прокурор области). Объединение преждевременно, необходимо отложить на один-два года. Объединение увеличит число группировок и склоки (видимо, этот тезис, встречающийся, и еще не раз, у членов бюро обкомов партии, связан с тем, что в других двунациональных автономных образованиях такие явления имели место, и в частности Карачаево-Черкесская область была разделена по национальному признаку на автономные Карачаевскую область, Черкесский округ и Баталпашинский район, который был передан в состав Ставропольского края. -А. Я.) Причем для Чечни объединение никакого интереса не представляет, оно для нее скорее невыгодно.
    Азиев (заведующий земельным отделом облисполкома). Линия на объединение взята правильно. Со склокой всегда можно справиться, для ингушской деревни крайне важно пролетарское влияние Грозненской организации. Чем скорее будет проведено объединение, тем лучше.
    Гисаев (заведующий отделом по работе в деревне обкома ВКП (б). Объединение в перспективе совершенно неизбежно, однако высказываюсь против скорого объединения, т.к. надо дать Чечне развернуть начавшее только подыматься хозяйство и подготовить необходимый актив работников. Через год-два это объединение произошло бы совершенно безболезненно. Надо закрепить связь с Грозненской организацией, а проводить одновременно объединение с Ингушетией будет не под силу. Особенная трудность будет заключаться в том, что объединяются две равноправные в данный момент области. Однако раз объединение одобрено крайкомом и Центральным Комитетом партии и надо его проводить, то необходимо принять следующую тактику. Само объединение провести после съездов, оформив на съездах самую необходимость объединения.
    Предварительно надо прощупать претензии Ингушетии, проработать конкретно вопросы бюджета (не брать доходов Грознефти на Ингушетию), продолжать со стороны края давать дотацию, необходимо конкретно проработать вопрос культуры и хозяйства.
    Назаров (председатель облсовпрофа). Трудности в объединении не так велики, т.к. бытовые условия, язык и т.д. у обоих народов общие. Сроки отдалять не надо. Необходимо, чтобы объединение не затронуло материальных интересов Чечни. Положительные стороны объединения перевешивают те трудности, которые имеют место. Считаю, что можно уже проводить совместный съезд Чечни и Ингушетии. Краевому комитету партии необходимо созвать совещание работников Ингушетии и Чечни для предварительного обсуждения вопроса.
    Гусев (председатель Грозненского горсовета) высказывается за объединение. Сроков не надо оттягивать. Наличие более сильного актива Ингушетии является положительной стороной. Если откладывать объединение, то придется вторично созывать съезд осенью, что вызовет отрыв от органической работы и заставит лишний раз будоражить массы.
    Озеров (заведующий орготделом обкома партии), В постановке вопроса согласен с тов. Булат. Вопрос только в сроке. Для объединения нужно проделать большую разъяснительную работу в низах, что невозможно выполнить в 2-3 месяца.
    Павлов (сотрудник ГПУ). У обоих народов общий быт, язык, хозяйство. Антагонизма в низах нет. Верхи на этот счет преувеличивают. Чем скорее решить объединение, тем лучше. Если Ингушетия войдет с захватническими мыслями (относительно использования доходов Грознефти, создания себе доминирующего влияния и т.д.), то, конечно, будет склока, но ведь склоку можно всегда изжить, и решать будет в конечном итоге партия. Объединение необходимо, т.к. нельзя оставить Ингушетию драться с Осетией в связи с вопросом о городе Владикавказе. Срок надо ускорить и объединяться на общем съезде Советов в текущую избирательную кампанию. Практически вопрос можно решить на совместных совещаниях двух бюро.
    Ганшин (начальник объединения Грознефть). Вопрос принципиально решен, а раз оба народа близки по национальным, бытовым и другим условиям, то разъяснить целесообразность объединения будет не трудно. Самое трудное будет в том, что присоединяется не округ или район, сливаются две самостоятельные области. Однако оставлять сейчас Ингушетию в таком состоянии, как сейчас, нельзя в связи с антагонизмом между Ингушетией и Осетией из-за города Владикавказа. Раз уж Грозненская организация вступила в полосу организационных пертурбаций, то можно пожертвовать еще четырьмя месяцами, чтобы покончить вопрос с Ингушетией и объединиться на ближайшем предстоящем съезде, приступив после к органической спокойной работе.
    Арсанукаев (председатель областного исполкома). Правы те, кто в принципе считает целесообразным объединение, но на очереди станут серьезные практические вопросы (бюджет, отсталая культура Чечни и т.д.), которые требуется основательно утвердить, и нельзя такой вопрос решать в кратчайший срок.
    Кац (заведующий агитационно-пропагандистским отделом Грозненского окружкома). Оставлять Ингушетию в теперешнем ее состоянии обостренных отношений с Осетией невозможно. При объединении должен быть разрешен основной вопрос, чтобы не нарушать интересов обеих областей. Этот вопрос должен решить край, чтобы не было осложнений. Вопрос о сроке объединения -вопрос расчета: объединяться сейчас или осенью. Во всяком случае готовиться к объединению нужно немедленно.
    Иоанисиани (заместитель председателя облисполкома) высказывается за длительную подготовку. Грозный было легче передать Чеченской области, чем Ингушетию слить с Чечней. В Ингушетии вопрос в низах уже ставился однажды, а в Чечне ни разу не обсуждался. В Ингушетии почва подготовлена, а в Чечне нет. Население Чечни не будет против объединения, но надо провести подготовку, чтобы не было никаких болезненных явлений.
    Булат (секретарь обкома ВКП (б) констатирует, что в принципе у высказывавшихся нет возражений против объединения. Если объединяться срочно, то это будет механическим решением. Другое дело, если бы вопрос стал в порядке общественной подготовки. Ведь вопрос ставится о выделении целостной нации, и необходимо, чтобы этот крупнейший вопрос заострился и разрешился в порядке низов, для чего надо подготовить тщательно общественное мнение. Не надо дальше забывать отношения Сунжи и Ингушетии. Товарищам, которые говорят о достаточности трех месяцев, почему бы не взять шесть месяцев и не говорить об объединении к осени. Что касается прежних разговоров об объединении, то ведь вопрос ставился для того, чтобы ускорить передачу г. Грозного Чечне. Если бюро крайкома постановит немедленно объединиться, то мы сумеем провести. Однако мое личное мнение, что на объединение нужно не менее 6-7 месяцев"*.
    Проведено было также закрытое совещание Ингушского областного комитета партии. Вот что говорили его участники:
    Цокиев (председатель облсовпрофа). Вопрос крайне большой и серьезный, ставить его преждевременно, т.к. у нас мало подготовленных работников. В свое время распад Горской республики был вызван необходимостью приблизить органы власти к населению, и это положительный результат. Сейчас же объединение вновь отдалит власть от населения. Считаю, что бюро крайкома восемь месяцев назад, сняв с обсуждения вопрос об объединении, подходило правильно и верно оценивало обстановку. Если произойдет объединение, то оно должно быть связано с передачей города Владикавказа Ингушетии. Решение бюро крайкома о том, чтобы оставить в отношении Владикавказа вопрос в старом положении, считаю правильным решением. Ставить сейчас вопрос об объединении вне связи с городом Владикавказом является несерьезной постановкой.
    Эсмурзиев (заведующий орготделом обкома ВКП (б). Ставить объединение без города Владикавказа нельзя. Вопрос об объединении, правда, обсуждался раньше, однако сейчас ставить его нерационально. Мы стали расти хозяйственно и культурно только после выхода из Горской республики. У нас только постепенно начинает расти актив, в объединение приведет несомненно к раздору среди коммунистов Чечни и Ингушетии. Ориентировку нужно иметь на объединение, поскольку у обоих народов одинаковый язык, культура и т.д., но провести это объединение надо через несколько лет. Семенов (член контрольной комиссии обкома ВКП (б). В селении Пседах, где живут и чеченцы, и ингуши, можно констатировать наличие национальной розни между обеими нациями, которую еще долго придется изживать. Чеченцы, как нацменьшинства, в данном случае считают себя обиженными и выдвигают ряд требований в отношении школ, хозяйственного строительства и т.д. Если произойдет слияние, то в силу наличия указанной национальной розни 70 тысяч ингушей очутятся в таком же состоянии по отношению к Чечне. Лучше оставить раздельное существование обеих областей. Что касается города Владикавказа, то таковой разделить между Осетией и Ингушетией.
    Эльдарханов (председатель облпотребкооперации). Когда существовала Горская республика, то деловой работы не было. Если теперь объединить, то казаки, чеченцы и ингуши вновь столкнутся, отчего пострадают интересы хозяйственного и культурного роста. Считаю, что интересы Ингушетии за последнее время слабо защищаются.
    Банхаев (председатель контрольной комиссии обкома ВКП (б). При тов. Чудове (бывший до А. А. Андреева секретарь Северо-Кавказского крайкома партии. -А. Я.) вопрос об объединении Ингушетии и Чечни был снят с очереди и запрещен для дискуссии, причем в то время не было достаточного единодушия между чеченскими работниками относительно объединения.
    Сейчас Ингушетию как будто навязывают Чечне. Если вопрос осуществится, будут неизбежные трения между работниками Чечни и Ингушетии, которые затормозят творческую работу. Уверен, что если обратиться к низам, то народ то же самое подтвердит.
    Гудантов (секретарь Пригородного райкома партии). В случае объединения Ингушетия попадает в положение между Осетией, которая ее выгоняет, и Чечней, которой ее навязывают. Такое положение недопустимо и невыносимо в отношении ингушского народа.
    Дахкильгов (заместитель председателя облисполкома). Экономика и культура Ингушетии несколько выше Чечни. Это заставит нас обращать больше внимания на Чечню, но т.к. мы абсолютно слабокультурны, то нам трудно будет разбиваться между Чечней и Ингушетией. Также в отношении бюджета. Придется нам задерживать ассигнования на рост Ингушетии, пока Чечня не подтянется до нашего уровня. Административная связь значительно ухудшится, т.к. Владикавказ отойдет к Осетии, а Грозный отстоит слишком далеко. Надо учитывать также, что чеченцы побаиваются захвата со стороны Ингушского актива влияния в Чечне, поскольку актив Ингушетии более сильный. В связи с этим после объединения будем путаться в различного рода дипломатических, склочных вопросах, что затормозит плодотворную работу. Надо пару лет подождать с объединением"*.
    А секретарь Ингушского обкома ВКП (б) Идрис Зязиков не стал говорить по существу поднимавшегося на совещании партийного актива вопроса, а ограничился заявлением, что он свое мнение о несвоевременности объединения уже не раз высказывал.
    Подводя итоги этого совещания, тов. Богданов говорит: "Голосование не производилось, а мое резюме прений: что принципиальных возражений против возможности объединения двух народов в будущем не встречает, но вопрос признается сейчас несвоевременным, - получило подтверждение присутствующих"*.
    Кроме этих двух заседаний активов Чеченской и Ингушской партийных организаций, а также бесед с отдельными товарищами представитель Северо-Кавказского края побывал в аулах Ингушетии. Вот что он пишет об этом:
    "При объезде аулов в Ингушской области на двух заседаниях представителей ряда аулов (в ауле Нижние Ачалуки - собрание трех аулов и в ауле Пседах - собрание трех аулов) после моих докладов по общим вопросам и выяснения вопросов о хлебозаготовках, избирательных кампаниях и т.д. по инициативе собравшихся ставился вопрос о Владикавказе. Произносились горячие речи крестьянами о недопустимости передачи Владикавказа Осетии, делались указания на тесную экономическую связь Ингушетии с городом Владикавказом, что этот город был основан ингушами, что за этот город была пролита кровь в борьбе с белогвардейцами и осетинами, которые стояли на стороне белогвардейцев и т.д.
    Речи произносились в страстном, повышенном тоне с указанием, что в случае передачи города Осетии ингушам нечего делать в своей стране, что для них неинтересны никакие вложения и затраты на их культуру и хозяйство и им остается только переселиться.
    Вопросов об объединении с Чечней касались вскользь, не придавая им значения, и сосредоточили все внимание на вопросе о городе Владикавказе.
    По агентурным данным, решение ЦК о снятии с повестки дня вопроса о передаче Владикавказа Осетии принято в Ингушетии с большим удовлетворением населением и расценивается как поражение крайкома партии и приписывается энергичной защите интересов Ингушетии со стороны руководящей головки Ингушской организации.
    По тем же агентурным данным, несомненно, что население должным образом инспирировалось в отношении Владикавказа, а на мои вопросы представителю ГПУ о реальности угрозы возможных эксцессов я получил с его стороны указания на возможность отдельных эксцессов"*.
    Не давая подробного комментария этому документу (наверное, читатели сами в состоянии это сделать после такого досконального описания бесед и разговоров на двух областных партийных форумах и других встречах. - А. Я), позволим себе заострить внимание на отдельных моментах.
    Первый. Выражение "немедленное", имея в виду объединение двух областей, думается, навязано участникам обсуждения этого вопроса самим тов. Богдановым. Это чувствуется по многим выступлениям коммунистов обоих областей. А должен бы он был стоять вообще о целесообразности этого объединения в то время, когда прошло только четыре года после "разъединения" подобного образования - Горской республики. Думается, уместно будет еще раз привести здесь аргументы, которые были положены в основу при распаде Горской республики, т.е. при "разъединении". Они названы в Постановлении Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета "Об упразднении Автономной Горской Советской Социалистической Республики и расчленении ее по национальному признаку на две автономные области - Северную Осетию и Ингушетию, на автономную административную единицу - Сунженский округ, с правами Губернского исполнительного комитета и выделении города Владикавказа в самостоятельную административную единицу":
    "В согласии с волеизъявлением народностей, населяющих Автономную Горскую Советскую Социалистическую Республику, и в целях скорейшего развития классового самосознания национальностей, входящих в состав Автономной Горской Советской Социалистической Республики, а также в целях наиболее широкого вовлечения масс этой республики в дела советского государственного управления - Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет, в отмену своего декрета от 20 января 1921 года о Горской Автономной ССР (Собр. Ук. 6, ст. 41), постановляет:
    1) Автономную Горскую Советскую Социалистическую Республику упразднить, расчленив ее по национальному признаку, на две автономные области - Северную Осетию и Ингушетию, на автономную административную единицу Сунженский округ и выделив город Владикавказ в самостоятельную административную единицу.
    2) Автономные области Северная Осетия и Ингушетия входят в состав Российской Советской Федеративной Социалистической республики и имеют свой административный центр в городе Владикавказе..."*.
    Напрашиваются вопросы: где "волеизъявление народностей" теперь? Разве завершилось "скорейшее развитие классового самосознания национальностей" (в данном случае чеченской и ингушской).
    Насколько "широко вовлечены трудящиеся массы в дела советского государственного управления"? Ведь для положительного ответа на эти вопросы, т.е. для решения этих задач, нужны не года, а века, если не больше.
    Второй. Главная причина сопротивления коммунистов Ингушской области партийной организации к объединению двух областей была в том, что они догадывались, а точнее, были уверены, с какой целью это делается Северо-Кавказским крайкомом ВКП (б). Инициатива исходила именно от него, а не от населения, трудящихся и коммунистов Чеченской и Ингушской автономных областей, т.е. была навязана сверху. А цель крайкома заключалась в передаче без всяких условий города Владикавказа Северо-Осетинской автономной области.
    Третий. То, что некоторые участники собраний активов партийных организаций, особенно некоренных национальностей, высказывались за немедленное объединение, было связано с их желанием сделать как можно лучше, помочь ингушам при вероятном, на их взгляд, исходе борьбы за город Владикавказ в пользу Осетии. И не догадывались они, что оказывают тем самым Ингушетии медвежью услугу, которой Владикавказ не мог заменить никакой другой город, т.к. с ним были тесно связаны экономические, политические, социально-культурные и даже исторические интересы ингушского народа.
    До принятия оргбюро ЦК ВКП (б) постановления о преждевременности постановки вопроса о присоединении города Владикавказа к Северо-Осетинской области, бюро Северо-Кавказского крайкома партии ещё не раз возвращалось к рассмотрению этого вопроса, и цель была одна: утвердить, узаконить ранее принятое решение. В постановлении бюро от 7 декабря 1928 года отмечено: "... поручить комиссии, созданной решением бюро крайкома ВКП (б) от 13 октября 1928 года, в недельный срок тщательно подработать вопрос: об обеспечении интересов Ингушской автономной области в связи с присоединением города Владикавказа к Северо-Осетинской автономной области по двум направлениям: или образование самостоятельного центра, с ассигнованием соответствующих бюджетных сумм на эти цели, или разделение части города Владикавказа для обслуживания культурно-хозяйственных интересов Ингушской автономной области. Поручить секретариату переговорить с ЦК в связи с принятым решением о сроке постановки на оргбюро ЦК партии доклада о городе Владикавказе..."*.
    Через неделю опять на бюро стоял тот же вопрос. Принято постановление оставить в силе прежнее решение бюро крайкома от 13 октября 1928 года о присоединении Владикавказа к Северо-Осетинской автономной области*.
    Справедливость все-таки восторжествовала, и это нелепое постановление, как указывалось выше, было отменено.
    Конечно, такое поражение, хотя и временное, от руководства Ингушской автономной области крайком партии прощать не хотел. И буквально через сорок дней "на ковер" был вызван секретарь Ингушского обкома партии Идрис Зязиков. На заседании бюро крайкома партии 1 февраля 1929 года был заслушан отчет Ингушского обкома партии, с которым выступил тов. Зязиков. Надо отдать ему должное за то, что он работал не за страх, а за совесть, отдавая все свои силы, знания, энергию, опыт делу служения своему народу. Выступавшим в прениях по отчету работникам краевых партийных и советских органов ничего не осталось, кроме как отметить в целом положительную работу областной парторганизации. Правда, почти все они в заключение подчеркивали, как негативный момент в его работе, что последние четыре месяца партийная организация сосредоточила все свое внимание на отмене решения бюро крайкома партии о передаче города Владикавказа Северо-Осетинской автономной области*.
    Второй этап решения проблемы объединения Чечни и Ингушетии
    Руководство Северо-Кавказского края в лице А. А. Андреева, понимая, что в данное время не удается решить вопрос с передачей Владикавказа и что помехой этому является верхушка Ингушской Автономной области в лице, главным образом, И. Зязикова, начало поиски других тактических вариантов. Одним из них было, как отмечалось выше, слияние Чечни и Ингушетии в одну автономную область. Начался второй этап усиленной проработки этого вопроса.
    В середине февраля 1929 года на имя председателя Северо-Кавказского крайисполкома пришло письмо следующего содержания: "На рассмотрении Северо-Кавказского Краевого Исполнительного Комитета, как известно, находится вопрос о возможности объединения ингушей и чеченцев в одну Автономную Область и в связи с этим вопрос об упразднении гор. Владикавказ как самостоятельного округа и включении его в новую объединенную область. Президиум ВЦИК предлагает срочно сообщить, в каком положении находится в данное время указанный вопрос и когда можно рассчитывать на решение его Северо-Кавказским Краевым Исполнительным Комитетом.
    Секретарь ВЦИК А. Киселев
    Зав. Секретариатом Президиума ВЦИК Клингер"*.
    К этому времени секретарем Северо-Кавказской краевой административной комиссии Брюховецким была подготовлена для президиума крайисполкома служебная записка "О возможности слияния Ингушской и Чеченской Автономных областей". В ней автор дает подробное описание физико-географического и экономического положения, характеристику промышленности и сельского хозяйства предлагаемых к объединению областей. На основе этого автор приходит к выводам:
    "Приведя выше краткую характеристику экономики Ингушетии и Чечни, перейдем теперь к вопросу общности экономики этих областей.
    На основе приведенных выше данных, можно отметить, что как та, так и другая область входят в состав Юго-Восточной Горно-Кавказской полосы кукурузы и экстенсивного скотоводства. С другой стороны, каждая из этих областей делится на плоскостную часть и горную, причем на плоскости в этих областях экстенсивное земледелие, а в горной части развито скотоводство.
    Следовательно, в народно-хозяйственном строе этих областей не наблюдается резких отличий, могущих послужить основанием для выделения какой-либо из этих областей в отличную от другой экономическую зону.
    Чеченцы и ингуши родственны друг другу не только в области народно-хозяйственного строя, но также и по этнографическим признакам. Ингушей и чеченцев объединяет общность религии, родственность языка, и понятно, что во взаимоотношениях этих народностей друг с другом не наблюдается враждебностей, основанных на национальной розни.
    Со стороны общности хозяйственного строя и национальной родственности эти народы могли бы быть объединены в одну административную единицу, без нарушения части основных принципов районирования, но в данное время вопрос объединения Ингушетии и Чечни, при существующей конфигурации границ этих областей, сталкивается с непреодолимыми затруднениями, заключающимися в следующем:
    1. Несмотря на общность экономики, Ингушетия совершенно не обнаруживает экономического тяготения к Чечне, и экономика Ингушетии растворяется между двумя пунктами экономического тяготения: г. Владикавказом и с. Назрань.
    При разрешении вопросов экономического тяготения Секретариатом Крайадмкомиссии были использованы материалы экономического обследования, произведенного СКОМЕСом.
    Названное экономическое обследование охватило почти 82 процента наличного числа хозяйств Ингушетии. Так, обследованию подверглось 12190 хозяйств из 14947 значащихся по переписи 1926 года.
    Из этих данных было выявлено, что к городу Владикавказу 100-процентное тяготение как по сбыту, так и по покупке наблюдается со стороны 7788 хозяйств, т.е. 64 процента общего числа хозяйств, затронутых обследованием, а к с. Назрань - 4402 хозяйств, т.е. 36 процентов.
    По данным СКОМЕСа, тяготение Ингушетии к соседним областям и округам почти не наблюдается за исключением редких поездок на Моздокский и Слепцовский рынки для реализации продуктов сельского хозяйства, но поездки эти носят единичный характер, так как между ингушами и русским населением не прекращается национальная рознь, исключающая возможность хозяйственного и культурного сближения с ним. В особенности это заметно в отношении ингушей и Сунженских казаков, несмотря на то что последние очень дружны с чеченцами - родственными по национальности ингушам.
    Заключение. Вот эти два момента: отсутствие экономического тяготения к Чечне и наличие довольно сильно обостренной национальной розни с б. Сунженскими казаками делают невозможным объединение Ингушетии и Чечни в одну административную единицу, учитывая, что единственное шоссе, связывающее эти области, проходит через территорию Сунженского округа, входящего в состав ЧАО, а национальная рознь между казаками и ингушами не дает ингушам гарантии за безопасность при проезде по территории Сунжи при следовании в Облцентр г. Грозный.
    Помимо изложенного, объединение Ингушетии и Чечни создает такое значительное отдаление областного аппарата от низовых органов Ингушетии, что создает полный отрыв областной власти от населения, каковое положение может создать большие осложнения в области советского строительства Ингушетии. Финансовые соображения при учете отмеченных выше отрицательных моментов существенной роли играть не могут, тем более что валовая экономия от ликвидации ингушского Облисполкома едва достигнет 30 тысяч рублей, каковая, конечно, должна понизиться не более чем на 15 тысяч, учитывая количественное увеличение штатов в Чечоблисполкоме при слиянии с Ингушетией"*.
    Эта докладная записка была направлена руководителям краевого земельного управления Тюрникову, Севкавплана - Журиду и крайсовнархоза - Левитину с просьбой "в семидневный срок представить соображения о возможном развитии и направлении хозяйства будущей объединенной области"*.
    Короткий, но с четко выраженной позицией ответ представил в крайисполком Председатель Севкавплана Журид:
    "Севкавплан всецело присоединяется к заключению краевой административной комиссии о нецелесообразности объединения Чеченской и Ингушской Автономных Областей.
    Что касается перспектив развития хозяйства этих областей, то к разработке их Севкавплан лишь приступает в настоящее время в порядке проработки пятилетнего плана развития Края в территориальном разрезе и до окончания названной работы лишен возможности дать свои соображения по этому вопросу"*.
    Подробную справку о возможности слияния Ингушской и Чеченской Автономных областей представило в Крайисполком краевое земельное управление, где, в частности, говорится:
    "Ингушская и Чеченская Автономные Области расположены в местностях, которые характеризуются одинаковыми естественно-историческими и физико-географическими условиями при разных экономических центрах, применяется в сельском хозяйстве крайне низкая техника земледелия при экстенсивном ведении полеводства и скотоводства. Степная полоса, проходящая по обеим автономным областям, отличается неустойчивостью урожаев и даже требует для рентабельного ведения сельского хозяйства искусственного орошения.
    Чеченцы более склонны к скотоводству и равнодушно относятся к тяжелому физическому труду вообще и к земледелию в частности.
    На сто душ населения в Ингушетии приходится 59 га посева, а в Чеченской области только 43 га.
    Самая многочисленная группа по количеству входящих хозяйств в Ингушетии от 2 до 4 га посева на хозяйство, а в Чеченской Области - до 2 га.
    Средний состав ингушской семьи, как более склонной к земледелию,- 5 едоков, выше, чем у чеченцев - 4,3 едока.
    Среди групп по посеву обеспеченность рабочим скотом более равномерно распределена в Ингушетии, чем в Чеченской Области.
    По обеспеченности рабскотом и коровами Ингушетия занимает более выгодное положение, чем Чеченская Автономная Область.
    Исходя из нормальных показателей, для дальнейшего социального и экономического развития Ингушетии весьма существенное значение имеет близость и совпадение административного центра с экономическим, чем их разобщенность и удаленность друг от друга.
    Обе рассматриваемые народности ведут примитивное, крайне отсталое сельское хозяйство. По численности населения чеченцы в четыре с лишним раза превосходят ингушей.
    Все население ингушей, в количестве 70 тысяч человек, в большей своей массе экономически связано или с гор. Владикавказом, или с поселением городского типа Назрань, благодаря чему влияние этих городов не может не отразиться на более быстром социальном и экономическом развитии Ингушетии...
    Расстояние до г. Владикавказа Число населенных пунктов в % до 30 км / от 30 до 40 км / от 40 до 50 км / выше 50 км 58% / 25% / 8% / 9%
    При современном периоде быстрого роста городов с сильно развивающейся промышленностью значительная часть хозяйств, если не все хозяйства Ингушетии, могут быть довольно быстро вовлечены в реорганизацию хозяйств, обслуживающих нужды этих городов.
    Поэтому связь с г. Грозный, экономически чуждым для Ингушетии, следует признать в значительной степени искусственной, не имеющей под собой достаточно прочной опоры.
    В перспективах развитие сельского хозяйства в Ингушетии и Чечне в общих чертах будет иметь одинаковое направление, но будет развиваться под влиянием разных экономических центров г. Владикавказа и г. Грозного.
    При недостатке земельной площади и в связи с увеличивающимися требованиями со стороны городов и развивающейся промышленности, экстенсивное ведение полеводства должно уступить свое место повышению техники земледелия и большему развитию приусадебных посевов со значительным повышением продукции зерновых культур и в особенности кукурузы, урожайность которой по местным условиям легко может увеличиться в 2-3 раза против довоенного времени. Специальные отрасли земледелия, плодоводство, виноградарство, а также и огородничество имеют благоприятные условия для своего развития.
    В Ингушетии, при склонности женщин к птицеводству, при надлежащем инструктировании, при наличии местной горской породы молочного скота, обе эти специальные отрасли животноводства - птицеводство и молочное хозяйство - при улучшении условий содержания за короткий срок могли бы дать весьма заметное качественное и количественное увеличение товарной продукции.
    Производственное и сбытовое кооперирование разных отраслей сельского хозяйства может успешнее развиваться при существующих экономических центрах. Объединение Ингушской и Чеченской Автономных Областей с административным центром г. Грозным создает для Ингушетии раздвоенность управления с экономикой и отрицательно отразится на росте производительных сил, реорганизации хозяйства и в кооперативном строительстве.
    В Чеченской области наличие железнодорожного транспорта с быстрорастущим промышленно-экономическим центром, г. Грозным, создает внешне благоприятные условия для реорганизации близлежащих чеченских хозяйств с целью обслуживания рабочего населения сельского хозяйства. Но этот промышленно-экономический центр даже в своем будущем росте не может охватить интересы Ингушетии, всецело тяготеющей к городу Владикавказу и городу Назрань.
    Исходя из всего изложенного, КрайЗУ не может согласиться с возможностью объединения Чеченской и Ингушской автономных областей с административным центром в г. Грозном, тем более что ни одна из рассматриваемых народностей не может получить какого-либо преимущества от подобного слияния, а Ингушетия, безусловно, потеряет"*.
    Таким образом, провалился полностью вопрос объединения Чечни и Ингушетии, что явилось вторым за неполные полгода поражением краевых и центральных органов от руководства Ингушской автономной области.
    С этим смириться Центр и край никак не собирались. Внимательно проанализировав причины своих неудач в Ингушетии, они пришли к выводу, что их политика в автономной области проваливается, потому что проваливает ее местное партийное и хозяйственное руководство, которое прекрасно разбирается в интересах своего народа.
    Социально-политические и экономические проблемы, решение которых не направлено на дальнейшее развитие и прогресс области, здесь не находит поддержки. Это с одной стороны.
    С другой стороны, выполнить задание "отца народов" надо, не важны методы и формы достижения цели.
    Для этого решили пойти другим путем - каким-то образом убрать из руководства области самого неудобного, но самого влиятельного человека - Идриса Зязикова.
    И вот 12 апреля 1929 года на бюро Северо-Кавказского крайкома партии рассматривается вопрос "О посылке на курсы марксизма товарищей Зязикова, Дорошева, Купцова и Цехера". Из всех четверых кандидатов на учебу окончательное решение было вынесено только в отношении первого: "Командировать т. Зязикова слушателем на курсы марксизма"*. Судя по формулировке, можно сделать вывод, что в этом постановлении выражено не столько стремление командируемого на курсы, сколько желание крайкома партии таким путем избавиться от неугодного секретаря обкома ВКП (б), действительного лидера не только коммунистов области, но и всего народа Ингушетии.
    Кстати, ровно через три месяца там же рассматривался подобный вопрос и в отношении бывшего в то время секретаря Адыгейского обкома партии И. М. Черноглаза. Заслушав просьбу т. Черноглаза, бюро Крайкома партии постановило: "В связи с подачей т. Черноглаз заявление о посылке его на учебу, отозвать его в распоряжение Крайкома"*. Но несмотря на просьбу, последний, вместо учебы в Москву, попал секретарем Ингушского обкома партии, а его предшественник Идрис Зязиков - на курсы марксизма, хотя ярко выраженной просьбы и стремления у него и не было.
    И. М. Черноглаз, как известно, проработал в Ингушетии недолго. Его попытка установить в области сталинско-андреевский диктат потерпела полный крах. По пути из горного селения Черноглаз и сопровождавшие его были убиты из устроенной засады.
    Вскоре секретарем Ингушского обкома партии стал некий Маурер (немец по происхождению). Видимо учитывая горький опыт одного из своих предшественников, он не стал, как говорится, брать быка за рога, а занял несколько выжидательную позицию. И только в январе 1932 года на седьмой северокавказской краевой партконференции во весь голос было заявлено Маурером об объединении Чечни и Ингушетии:
    "...Наша последняя партконференция обсудила и разрешила один чрезвычайно важный для обеих областей принципиальный вопрос о едином литературном языке для Чечни и Ингушетии, исходя при этом из задач быстрейшего форсирования темпов культурного строительства, причем необходимо подчеркнуть, что этот единый язык существует в жизни и общении между чеченцами и ингушами.
    Из этого решения вытекает целый ряд важнейших культурно-организационных мероприятий, как-то: перевод 6-томника Ленина, сочинений т. Сталина, единый пединститут, общие курсовые мероприятия по выращиванию национальных кадров, создание и дальнейшее развитие национальной культуры, социалистической по содержанию и национальной по форме, одновременно с этим разрешая и ускоряя полную коренизацию аппаратов. Вместо того, чтобы общими усилиями создавать единый литературный язык и обогащать его на базе социалистического строительства и роста политической активности масс, мы теряем много времени и сил на искусственное создание "своего" языка, засоряя его непонятными для массы арабскими и турецкими словами. В процессе этой работы попытаются поднять головы националистические элементы и носители великодержавного шовинизма; партийные организации обязаны дать решительный отпор этим попыткам..."
    Ему вторил и выступивший затем секретарь Чеченского обкома партии тов. Кариб: "Здесь т. Маурер внес ценное предложение по хозяйственно-культурному строительству в Чеченской и Ингушской областях. Он совершенно правильно отметил практические задачи, которые дают возможность Чечне, Ингушетии объединенными усилиями быстрее поднять их в ряды передовых районов края. Правильное осуществление ленинской национальной политики в крае дает прекрасные результаты..."*.
    Вот так два руководителя, не знающие ни специфики областей, ни обычаев, традиций, культуры, языка народа, могли в то время одним выступлением поставить и решить судьбоносный для этого народа вопрос, не посоветовавшись с ним и вопреки его воле. Так в конце концов и случилось с вопросом объединения Чечни и Ингушетии.
    Но до этого, после событий конца 1928 года, по городу Владикавказу наступило затишье, он оставался на прежних условиях, являясь самостоятельным городом и административным центром Северо-Осетинской и Ингушской областей.








    Передача Владикавказа Северной Осетии. Заключение. Приложение. Примечания
    Передача Владикавказа Северной Осетии
    В 1931 году Владикавказ был переименован в город Орджоникидзе.
    В последующие два года за ним сохранялся статус столицы одновременно двух автономных областей - Ингушской и Осетинской. Об этом свидетельствуют приводимые ниже факты. Так, выступая на седьмой северокавказской краевой конференции ВКП (б) в январе 1932 года, делегат от Северной Осетии тов. Цаллагов говорил: "Следующий вопрос, который я хочу затронуть, касается городского строительства. Город Орджоникидзе является культурным и административным центром Северной Осетии и Ингушетии... этот город является забытым... Его нужно будет подтянуть в уровень с другими городами нашего края, обратив особое внимание на коммунальное строительство и развитие промышленности в нем"*.
    Через год, 11 января 1933 года, на заседании президиума Северо-Кавказского крайисполкома рассматривался вопрос об электроснабжении города Орджоникидзе. В принятом постановлении сказано: "Учитывая тяжелое положение с электроснабжением коммунального хозяйства и мелкой промышленности города Орджоникидзе... и принимая во внимание значение г. Орджоникидзе как культурного и национального центра двух областей (имеется в виду Северная Осетия и Ингушетия. -А. Я.), признать необходимым и неотложным расширение городской электростанции"*.
    И тем не менее город Орджоникидзе одним росчерком пера был передан Северо-Осетинской автономной области без учета, естественно, мнения народа Ингушской области. Постановление Президиума ВЦИК, вышедшее в свет 20 июня 1933 года, гласило: "Город Орджоникидзе, находящийся в непосредственном подчинении Северо-Кавказского крайисполкома, включить с 1 июля 1933 года в состав автономной области Северной Осетии, с непосредственным подчинением городского совета г. Орджоникидзе облисполкому Северо-Осетинской автономной области"*.
    Здесь явно нет и тени попытки как-то объяснить, обосновать этот акт, посеявший рознь между осетинами и ингушами на долгие годы. Самым необъяснимым при этом является то, что данный вопрос на рассмотрении Президиума ВЦИК внесен не кем иным, как бюро фракции ВКП (б) ВЦИК ?!?!
    Поэтому позволим себе заострить внимание на этом факте. Ведь что такое фракция? Это группа членов какой-нибудь партии в парламенте, общественной организации или обособленная группировка внутри политической партии, как сказано в словаре русского языка С. И. Ожегова. А членами бюро фракции ВКП (б) ВЦИК могли быть и представители обслуживающего персонала, и представители осетинской национальности в этом органе, которые были тогда (есть и в настоящее время) в Центре - в аппаратах различных законодательных и исполнительных органов власти. То есть на решение могли оказать влияние случайные люди. Поэтому, на наш взгляд, вызывают сомнение законность и правомочность с юридической точки зрения того постановления, принятого по предложению членов бюро фракции партии ВЦИК.
    И ещё один вопрос: имел ли право выносить решение, принимать какой-либо законодательный акт Президиум, который является только руководящим органом собрания, совещания, выборной организации и т.д. Другими словами, этот орган, который наделен правами вносить предложения на рассмотрение того органа, чьим представителем он является.
    А тем временем Ингушская автономная область более полугода просуществовала без своей столицы, пока она вообще не перестала существовать как самостоятельное государственное образование. 15 января 1934 года были объединены Чеченская и Ингушская области и образована Чечено-Ингушская автономная область со столицей - городом Грозным.
    Заключение
    Итак, пятилетняя борьба за город Владикавказ завершилась не поражением руководства автономной области, а временной победой тоталитарного сталинского режима, в арсенале которого было много подлых приемов, вплоть до физического уничтожения неугодных. Но сломить волю людей, заставить их отказаться от своих справедливых требований, целей и устремлений не удалось никому.
    Красноречивые свидетельства тому - возникновение новых национальных движений, партий, обществ, программной целью которых является возвращение всех отторгнутых земель своей исторической Родины, создание на новой, более прогрессивной и демократической основе своей государственности. Порукой справедливости этих требований ингушского народа является принятие Верховным Советом Российской Федерации 26 апреля 1991 года Закона РСФР "О реабилитации репрессированных народов", каждая буква, каждый пункт которого проникнуты духом полного понимания боли и страдания репрессированных народов, которые они испытывают более полувека.
    Исторические документы, исследования причин межэтнических конфликтов говорят о том, что процесс установления границ между национально-государственными образованиями не является раз и навсегда законченным. Он зависит от многих факторов и обстоятельств: социальных, экономических, политических, исторических и даже времени, когда происходят те или иные этапы развития данного общества. И даже от того, кто стоит у власти и каких ценностей он придерживается.
    Эту мысль подтверждает и история с городом Владикавказом. Была независимая от местных жителей крепость Владикавказ, преобразованная на тех же условиях в город, переименованный в начале 30-х годов в город Орджоникидзе. Он по желанию руководства Северо-Осетинской автономной области, удовлетворенному "отцом народов" Сталиным, становится в 1933 году столицей Северной Осетии. В 1944 году преобразованная в республику Северная Осетия получает Малгобекский и Назрановский районы от упраздненной Чечено-Ингушской автономной республики и сбывается вековая мечта осетин - "Малая Осетия", как её именовали моздокские осетины, а с присоединением Моздокского района Ставропольского края к "большой Осетии" получается "великая" Северная Осетия. Великая пока в кавычках, потому что не присоединенной к Северной остается ещё Южная Осетия. После этого Осетия станет поистине великой.
    Но после раздачи по соседям близлежащих территорий от бывшей ЧИАССР оставались ещё районы. Их решили обозвать Грозненской областью. Если оставить эту область в чистом виде - только из районов ЧИАССР, то в памяти людей будет сохраняться Чечено-Ингушская автономная республика, а этого допустить нельзя. Отсутствие в энциклопедических словарях наименований: Чечено-Ингушетия, ингуши, чеченцы - недвусмысленно говорило о том, что их нет в природе. Поэтому Грозненская область, где уже нет ни чеченцев, ни ингушей, расширяется за счет трех ставропольских районов: Каргалинского, Шелковского и Наурского - и присоединяется к Ставропольскому краю.
    С наступлением хрущевской оттепели Грозненская область преобразовывается вновь в Чечено-Ингушскую АССР. Все соседи возвращают добровольно когда-то переданные им территории и районы, кроме северных осетин, которые не захотели вернуть весь Пригородный район и часть Малгобекского района. Какие только аргументы, обоснования, обещания не выдвигались руководством северных осетин тогда: и сделать этот район образцом интернационализма (а сделали с ноября 1992 года образцом "мононационализма"), и создать все условия для жизни всех желающих, и что вместо этого района ЧИАССР переданы три ставропольских района, и что это земли казаков и т.д., и т.п.
    Конечная цель одна - сохранить Пригородный район в составе Северной Осетии, состоящая из двух подцелей: первая - оставить под своей юрисдикцией Моздокский район Ставропольского края, связь с которым Северная Осетия имеет только по территории не-возвращенных Чечено-Ингушетии малгобекских земель; вторая - притупить память соседей-ингушей об исторической принадлежности им пригорода Владикавказа, ставшего впоследствии территорией этого города.
    Пока эта цель достигается ценой недоверия соседей друг к другу, ценой пролитой, особенно обильно в октябре - ноябре 1992 года, крови, других дорогих моральных и материальных издержек.
    Есть немало путей решения подобных проблем. Об одном из них говорил рано нами забытый В. И. Ленин: возвращение людей, изгнанных войной, в места своего постоянного проживания и проведение референдума при необходимости определения статуса того или иного района, области, республики. Этим приемом по настоящее время пользуется весь цивилизованный мир.
    Путем проведения референдума образована в 1992 году Ингушская республика (ныне Республика Ингушетия) в составе Российской Федерации.
    Якуб Патиев
    Город Владикавказ
    Я вернусь в этот город,
    Что бы ни было там.
    Вновь пройдусь по знакомым
    До боли местам.
    Кто-то встретит приветливо,
    Кто-то взгляд отведет.
    Только верю я твердо:
    Это время придет.
    Вопреки заклинанью
    И потугам любым,
    Я вернусь в этот город,
    Что с детства любим.
    Здесь рабочую юность
    И студенческий рай,
    Как счастливые годы,
    Я постиг через край.
    Здесь, друзей обретая,
    Был я весел и юн,
    И судьбу предрекала
    Мне без бед Гамаюн.
    Как живешь ты, мой город,
    Без одних сыновей,
    Без привычных от века
    Их гортанных речей?
    От кого закрываешь
    Свой простор площадей
    И на долгие годы
    Разлучаешь друзей?
    Не тебя ли, мой город,
    Возводили они
    И твоих новостроек
    Зажигали огни?
    Твои камни и стены
    Помнят рук их тепло...
    Почему же сегодня
    Всё как будто смело?
    Будто не было вовсе
    В гордой книге твоей
    Ни имен, ни заслуги
    Тех твоих сыновей.
    Не тебе ли служили
    Их сердца и умы?
    Как же стал ты сегодня
    Воплощением тьмы?
    Отряхнись поскорее
    От наносных идей,
    Чтоб вернулся в свой город
    Каждый из сыновей.
    Приложения
    1
    На заседании бюро Северо-Кавказского РКП (б), которое состоялось 18 мая 1925 года (присутствовали члены бюро товарищи Микоян, Эйсмонт, Позерн, Беленький, Убаревич, Володин), был рассмотрен вопрос "Ходатайство Чечни и Ингушетии о награждении орденом Красного Знамени". Докладывали председатели облисполкомов этих областей Эльдарханов и Мальсагов. Принято постановление:
    "Предложить фракции краевого исполнительного комитета возбудить перед Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом ходатайство о награждении народов Чечни и Ингушетии орденом Красного Знамени. Вручение ордена Красного Знамени Чечне произвести после поимки Гацинского.
    Предложить фракции крайисполкома проработать вопрос о представлении к награждению орденом Красного Знамени Кабарды, Балкарии и Дигории.
    Секретарь крайисполкома РКП (б) А. И. Микоян"*.
    2
    Перечень пограничных земельных споров между округами и автономными областями Северо-Кавказского края
    "1. Адыгейская автономная область и Кубанский округ:
    а) Спор между аулом Эдежунай 2-й Адыгобласти и ст. Старокорсунской Кубокруга о праве пользования участком "Антонов Кут" площадью в 116 дес. Дело находится на рассмотрении в Понежукаевской райземкомиссии Адыгейской области;
    б) Спор между аулом Псейтук и пос. Стефановский о праве пользования участком в 30 дес. гражданами четырех дворов аула Псейтук в пределах землепользования пос. Стефановского. Дело находится на разрешении крайземкомиссии;
    в) Спор между хут. Урусовым (Адыгея) и ст. Васюринской о праве пользования участком в 45-50 дес. Дело находится в Адыгейском областном земуправлении;
    г) Спор между аулами Старый и Новый Бжегокай и городом Краснодаром о праве пользования рядом участков общей площадью до 70 дес. Дело находится в ОКВК (Особая Комиссия Высшего Контроля. - А. Я);
    д) Спор между аулом Козет и городом Краснодаром о передвижке суходольной границы в районе "Панский Кут". Дело находится в ОКВК.
    2. Адыгейская автономная область и Майкопский округ:
    а) Спор между аулом Бжедухабль и селом Вечным о праве пользования участком в 209 дес. Дело находится в Майкопской окружной земкомиссии;
    б) Спор между пос. Братский (Адыгея) и с. Архиповским о праве пользования 260 дес. (бывших частновладельческих участков), расположенных в Адыгее, но включенных в землепользование Архиповцев. Дело находится в Адыгейском облземуправлении;
    в) Спор между аулом Хакурате и с. Новосеверским о праве пользования бывшим частновладельческим участком Речмидилова площадью в 207 дес. Дело находится на рассмотрении Дондуковской райземкомиссии Майокруга;
    г) Спор между селением Натырово (Адыгея) и ст. Ярославской о праве пользования участком в 596 дес. Дело находится на рассмотрении Адыгоблземкомиссии.
    3. Адыгейская автономная область и Армавирский округ:
    а) Спор между аулом Кожехабль и ст. Михайловской о земельном участке в связи с изменением русла реки Лаба. Дело находится в Армавирской окрземкомиссии.
    4. Ингушская и Чеченская автономные области:
    а) Спор о принадлежности участков в 292 дес. в районе сел. Ачхой-Мартан и Бомут. Дело находится в краевой административной комиссии.
    5. Сунженский автономный округ и Кабарда:
    а) Спор о принадлежности участка в районе сел. Кизлярского мерою в 600 дес. Дело находится в Сунженском окружном земуправлении.
    6. Ингушская и Северо-Осетинская автономные области:
    а) О принадлежности участка в 2300 дес. в Курпской лесной даче. Дело находится в крайадмкомиссии;
    б) О принадлежности земельных участков У-1, А-1 и М-1 в районе южных садов общей площадью в 124 дес. Дело находится в крайадмкомиссии.
    7. Чеченская автономная область и Терский округ:
    а) Спор о принадлежности ряда земельных участков в связи с изменением русла реки Терек в районе станиц Мекенской, Савельевской, Калиновской и аулов Мекен-Юрт и Кень-Юрт. Дело находится в крайадмкомиссии.
    8. Кабардино-Балкарская автономная область и Терский округ: а) Спор о принадлежности земельных участков в связи с изменением русла реки Малка. Дело находится в крайадмкомиссии.
    9. Кабардино-Балкарская и Северо-Осетинская автономные области:
    а) Спор о принадлежности ряда участков общей площадью в 1200 дес. в районе участка Ю-18 и поляны 39 по р. Даргон. Дело находится в крайадмкомиссии.
    10. Черкесский автономный округ и Армавирский округ:
    а) Спор о принадлежности земельного участка Д-30 в 1000 дес. в районе Баталпашинска. Дело находится в крайадмкомиссии.
    11. Карачаевская автономная область и Армавирский округ:
    а) Спор о принадлежности участка У-13 мерою в 1975, 87 дес. Дело находится в ОКВК в Москве;
    б) Спор о принадлежности участков "Учкульки" и "Куцай" мерою в 785 дес. Дело находится в ОКВК;
    в) Спор о принадлежности участка А-52. Дело находится в ОКВК.
    12. Карачаевская и Кабардино-Балкарская автономные области; а) Спор о принадлежности участка в районе урочища "Шитжитмас". Дело находится в крайземуправлении.
    Ответственный секретарь крайадмкомиссии Брюховецкий"*.
    3
    Из письма Северо-Кавказского крайисполкома в административную комиссию ВЦИКа от 16 сентября 1929 года "Об укрупнении округов Ингушской автономной области"
    ".. .В экономическом отношении Ингушетия делится на две зоны с двумя центрами экономического тяготения - г. Владикавказ и с. Назрань. К первому на все 100 % как по сбыту сельхозпродуктов, так и по покупке промтоваров тяготеют Пригородный и Галашкинский округа, а по второму - с. Назрань - Пседахский и Назрановский округа. Эти два экономических центра почти полностью растворяют экономику всей области, и иных пунктов экономического тяготения Ингушетия не имеет ни внутри своей области, ни за пределами её, если не считать весьма редких поездок населения исключительно для реализации сельхозпродуктов на рынки в Моздок и ст. Слепцовскую. Материалы экономического обследования Ингушетии, произведенного СКОМЕСом, показывают, что к г. Владикавказу как по сбыту сельхозпродуктов, так и по покупке промтоваров на все 100 % тяготеют 64 % общего числа хозяйств, затронутых обследованием, а к с. Назрань - 36 %. Названное экономическое обследование охватило почти 82 % наличного числа хозяйств Ингушетии (обследовано 12190 хозяйств из 14947 значащихся по переписи 1926 года)...
    В состав Пригородного округа в новых границах, проект предусматривает включение следующих сельсоветов, ныне существующих Галашкинского и Пригородного округов: Ахки-Юртовский, Ангуштский, Галгай - Ниж. Джерах, Дл.-Долинский, Камбилеевский, Редантский, Шолхинский, Базоркинский, Джерахов-Мецхальский, Арштинский, Галашкинский, Мужический, Цоринский, Чернореченский, Яндиево-Гадаборшевский, Алкунский, Алханстынский, Бомутский, Самогачинский, Хамхинский (с. Пуй), Датыкский.
    В составе же Назрановского округа в новых границах проектируется включение следующих сельсоветов Пседахского и Назрановского округов: Альтиевский, Барсуки, Гамурзиевский, Далаковский, Кантышевский, Насыркортовский, Плиевский, Сурхохинский, Экажевский, Кескемский, Пседахинский, Яндырский, Верхне-Ачалукский, Средне-Ачалукский, Нижне-Ачалукский, Сагопшинский, Зязиковский...
    Заключение: Учитывая все положительные стороны проекта укрупнения округов (районов) Ингушской автономной области, Президиум Северо-Кавказского крайисполкома, считая вполне целесообразным и необходимым перевести Ингушскую автономную область на укрупненную с четырех до двух округов (районов) сетку, сконструированную в результате всех вышеизложенных соображений, просит Административную Комиссию ВЦИКа утвердить его решение по данному вопросу от 16 июля 1929 года.
    Заместитель председателя Крайисполкома Балахнин
    Заместитель ответсекретаря Седов".*.

  6. 2 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (18.03.2013),Steel (10.01.2013)

  7. #14
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Публикуется впервые



    Берснако Газиков





    Сборник сведений об ингушах



    Книга 2



    (Продолжение.

    Начало в №1-2)







    Союзный

    Меджлис Горских народов Кавказа.

    6 октября 1919 г.

    г. Тифлис.



    Его превосходительству генералу Харборду

    (Продолжение)



    7) Ген. Деникин на занятой им уже территории, не считая Горской Республики, располагает чисто русским населением в 40 слишком миллионов душ, каковое количество населения дает ему возможность создать миллионные армии (до 4-х миллионов штыков при известном напряжении) для борьбы с большевизмом. По сравнению с этими цифрами население Горской Республики, не превышающее двух миллионов душ и десяток горских конных полков, мобилизованных Деникиным представляются совершенно мизерными. Таким образом, отказ от формирования из горцев воинских частей совершенно не отразится на численности армий ген. Деникина, но зато упрочит его тыл и освободит значительные тылы, которые находятся сейчас на горской территории в качестве оккупационной армии, каковые силы могут быть брошены в свою очередь против большевиков.

    Учитывая все эти обстоятельства, а также приняв во внимание, что создание национальных государств на почве самоопределения народов, как показал опыт новых государственных образований на территории бывшей Российской Империи, является лучшим способом мирной борьбы с большевизмом, необходимо прийти к убеждению, что как ген. Деникин, так и Парижская Мирная Конференция, а в особенности, Соед. Штаты Сев. Америки, первыми провозгласившие устами своего президента Вудро Вильсона право угнетенных народов на национальное самоопределение, должны обратить особое внимание на положение вещей на Сев. Кавказе и принять спешно меры к прекращению происходящей там жестокой и несправедливой борьбы, которая особенно ужасна тем, что в ней маленьким горским народам угрожает полное физическое уничтожение со стороны реакционных русских сил.

    Необходимо во имя человечности положить предел этой неравной борьбе и предоставить горским народам то, чем пользуются их .ближайшие соседи - грузины, азербайджанцы, - право жить и дышать свободно, так, как они умеют и хотят, не навязывая им огнем и мечем чужую власть и не побуждая их сражаться и умирать за великодержавные идеалы чужого им народа, от которого в прошлом горцы видали одно лишь угнетение, и в настоящем, в лице войск ген. Деникина видят, лишь насилие во всех его самых отвратительных формах и видах - насилие над жизнью, честью, совестью и имуществом.

    И.О. Председателя

    В.Г. Джабагиев

    С подлинным верно:

    Секретарь

    (ГА РФ. Докладная записка председателю Меджлиса о внутриполитическом положении в районах Кавказа, занятых белогвардейской Добровольческой армией.
    6 октября 1919 г.)



    Союзный

    Меджлис Горских народов Кавказа

    23 октября 1919 г. № 325. г. Тифлис



    Его Превосходительству Господину Верховному комиссару Великобритании на Кавказе Оливеру

    УОРДРОПУ



    Представитель английской миссии при генерале Деникине, полковник Роландсон, обратился к населению Республики Союза Горцев Кавказа с воззванием следующего содержания:

    “Я, представитель английской миссии при генерале Деникине, полковник Роландсон, обращаюсь к представителям Ингушетии, Чечни и Дагестана и говорю:

    Правительство Англии поддерживает генерала Деникина и его цели. Цели генерала Деникина - уничтожение большевизма, возрождение великой, неделимой России и широкое самоуправление горских народов.

    Вы не должны думать, что Англия вывела свои войска из Тифлиса к Ираку потому, что она против Деникина.

    Выгнав из Закавказья немцев и турок, Англия, исполнив свою задачу, отвела свои войска. Представитель Англии в Закавказье 4-го августа объявил Грузии и Азербайджану, что в Дагестане право водворить порядок принадлежит генералу Деникину, и что Грузия и Азербайджан должны помогать Деникину в его борьбе с большевиками, иначе Англия будет смотреть на это, как на акт недоброжелательства к союзникам. Точно установлено, что есть грузины и азербайджанцы, которые поддерживают восстание, поднятое большевиками в Дагестане и Чечне.

    Английская миссия хорошо знает, что восстание горцев не есть национальное движение, а большевистское и вызвано отдельными лицами, преследующими личные цели; большевики Гикало и Шерипов имеют связь с Астраханью и тамошними большевиками, против которых тысячи здравомыслящих горцев теперь воюют в рядах войск Деникина.

    Англия помогает Деникину снаряжением, танками, аэропланами, пушками, пулеметами и будет помогать до исполнения Деникиным его цели. Англия дала для этого своих инструкторов. Будет очень жалко, если придется обратить это оружие против горцев, и их аулы будут разрушены.

    Англия знает, что виновны в восстании отдельные лица, а не все.

    Одураченные люди до сих пор верят обещаниям большевиков, но большевики никогда не держали своего слова и не исполнили ни одного обещания.

    Конец большевизма близок, так как войска Деникина в 300 верстах от Москвы. Нет сомнения, что Россия, очищенная огнем и кровью, станет великой и неделимой.

    Она тогда справедливо воздаст тем, кто помогал ее возрождению, а те, кто мешал этому, будут наказаны и наказаны немедленно.

    Я прошу вас передать это вашему народу и распространить среди всех.

    Полковник английской службы Роландсон”.



    Ознакомившись с приведенным документом, Союзный Меджлис считает своим непременным долгом выразить перед Вашим Превосходительством чувство глубокого недоумения по поводу совершенно недопустимого и некорректного с точки зрения международной этики поступка представителя английской миссии по отношению к горским народам в момент величайшего напряжения их сил в борьбе за национальное освобождение и государственную независимость, в борьбе не во имя торжества чуждых горцам лозунгов русского большевизма, а единственно во имя тех высоких принципов и прав угнетенных народов на распоряжение по своему усмотрению своими судьбами, которые были неоднократно провозглашаемы как во время войны, так и после нее ответственными государственными деятелями Великобритании и других держав Антанты, во имя которых боролись эти державы и которые легли в самую основу работ Парижской Мирной Конференции.

    В своем воззвании полковник Роландсон находит возможным говорить не только от имени Великобритании, но он присвоил себе право выступать и от имени и других союзных стран и даже от имени России и генерала Деникина. Мало того, названный британский офицер не останавливается и перед прямыми угрозами английскими инструкторами, танками, аэропланами, пушками и пулеметами по адресу горских народов и их аулов, которые уже не раз разрушались генералом Деникиным при помощи, может быть, того же английского оружия.

    Полковник Роландсон откровенно говорит, что Россия должна быть великой и неделимой, предвосхищая и предрешая таким образом решения Парижской Мирной Конференции относительно независимого существования государственных новообразований на территории бывшей Российской империи, и не только Горской Республики, но и всех остальных Республик Закавказья, Прибалтики, Финляндии, Польши, Украины и Литвы.

    Полковник Роландсон от имени английской миссии и за ответственностью этой миссии за правильность сообщаемого утверждает, “что восстание горцев есть не национальное движение, а большевистское”. Между тем, полковнику Роландсону более чем всякому другому англичанину должны быть известны характер и цели настоящего движения в горах, так как названный офицер во времена господства на Сев. Кавказе русских большевиков находился осенью прошлого 1918 года вместе с другими английскими представителями в городе Владикавказе и только благодаря энергичному, с оружием в руках, вмешательству ингушей (ингуши, защищая англичан, вступили даже в бой с бронированными автомобилями большевиков) и других представителей горских народов в этом городе, английской миссии была сохранена жизнь и сам полковник Роландсон имел возможность при помощи тех же ингушей устроить свой побег из большевистского плена. Равным образом полковник Роландсон состоял представителем английского командования при Правительстве Республики Союза Горцев Кавказа и пользовался у последнего таким высоким доверием, что был облачен званием главнокомандующего всеми горскими вооруженными силами. Наконец, начальник полковника Роландсона, генерал Томсон, официальным письмом благодарил ингушей за оказанное ими английской миссии содействие и гостеприимство и признал, что горцы никогда не были большевиками.

    Обвинение горцев в большевизме является старым и излюбленным приемом генерала Деникина, чтобы оправдать свою агрессивность и бросить тень на стремление горцев к национальному самоопределению и государственной независимости. Усвоение же этого ошибочного взгляда английским офицером и открытое обвинение, брошенное им в лицо горским народам, указывает, по мнению Союзного Меджлиса, на то, что полковник Роландсон, являющийся членом английской миссии при генерале Деникине, не обладает должным беспристрастием и находится вполне во власти одностороннего враждебного горцам влияния реакционных кругов Добровольческой Армии.

    В виду вышеизложенного, а также полагая, что выступление полковника английской службы Роландсона и открытое вмешательство его в борьбу горских народов Кавказа с реакционными силами России, имея явно при этом в виду ослабить своей угрозой английским оружием силу сопротивляемости горцев, не может содействовать поднятию и укреплению престижа и авторитета Соединенного Королевства среди народов Кавказа, Союзной Меджлис просит Ваше Превосходительство довести до сведения Правительства Его Британского Величества в Лондоне о чувстве глубокого негодования по поводу совершенно недопустимого воззвания полковника Роландсона к населению Северо-Кавказской Республики.



    И.Д. Председателя

    В.Г. Джабагиев

    С подлинным верно: Секретарь



    Протест, направленный Верховному Комиссару Великобритании по поводу действий полк. Роландсона, очень мало понравился Оливеру Уордропу. Так же мало понравились грузинскому правительству статьи “Вольного Горца” и Заявление сделанное Меджлисом по поводу позиции, занятой грузинским и азербайджанским правительством по отношению к борьбе горцев с Добр армией.* (*Приписка в конце документа, сделанная, возможно, В.-Г. Джабагиевым. - Г.Б.) (ГА РФ. Переписка национального Союзного Меджлиса с Верховным Комиссаром Великобритании на Кавказе и начальником штаба Союзного представительства на Кавказе о белогвардейской Добровольческой армии и внутриполитическом положении Кавказа. 14 сентября 1919-23 октября 1919 гг.)





    Правда о Горском правительстве



    В воскресном номере газеты “Единая Россия” помещена статейка: “Горское правительство”.

    К сожалению, сотрудник “Единой России” и на этот раз не сумел отнестись объективно к затронутому им вопросу, не захотел отрешиться и в данном случае от той точки зрения, от тех шаблонов, к которым его обязывает название газеты. Поэтому статейка изобилует рядом совершенно извращенных фактов. Потому и все сказанное о Горском правительстве представлено в совершенно определенном для названной газеты освещении. Если бы автор возвысился до беспристрастного и нелицеприятного рассмотрения поднятого им вопроса, он не смог бы не установить, что горцы исторически представляют собою одно целое.

    В единое целое они связаны и историческим прошлым и своими историческими судьбами.

    Общностью экономических интересов сближены горские народы между собой и кровью, пролитой вместе на полях битв за свободу родины, - они спаяны воедино.

    Царская Россия, приемами которой пользуется Деникин в своем агрессивном движении против горцев, оставила слишком дурные воспоминания в сердцах горских народов для того, чтобы теперь они с такою любовью и охотой признали Деникинскую власть, как это рисует автор статьи.

    Власть того Деникина, который попирает самым беззастенчивым образом народную волю, предает горские селения огню и мечу и назначает генерал-губернатором Терско-Дагестанского края генерала Ляхова - этого героя реакции 1905 года. Человека, который в этот памятный 1906 год обагрил свои руки горскою кровью. Военачальника, который бомбардировал Осетию и Дигорию за то лишь, что они стремились к улучшению независимых условий своей ужасной жизни и имели мужество протестовать против произвола царской администрации.

    Нужно быть слишком наивным, чтобы верить сообщениям “Единой России”, которая ведет систематическую кампанию против идеи какой бы то ни было независимости, автономии и даже местного самоуправления.

    Кровь, пролитая под Владикавказом в Горной Ингушетии в районах селения Кантышево и Долаково - есть посягательство не только на независимость Горского союза и власти его правительства, но и на физическое существование сегодня ингушского народа, завтра чеченского и т. д.- всех горских народов.

    И кровавые сцены, разыгранные Добровольческой армией в Осетии, в Кабарде и в Ингушетии, во всяком случае не могут вызвать в сердцах родственного чеченского народа тех чувств умиления и симпатии, о которых говорит автор.

    Автор допускает в освещении положения на Северном Кавказе грубые ошибки или сознательные искажения. В Горском правительстве, а равно и в парламенте принимают участие и осетины, и кабардинцы, и чеченцы, и ингуши, и вообще все члены Союза горских народов, простирающихся от Каспийского и до Черного моря.

    Горскому союзу до сих пор мешали самоуправляться большевистский максимализм, а теперь мешает шовинизм “Единой России” и “иже с ними”. Курс, взятый “Единой Россией” в отношении возникших в результате хода революции на Кавказе государственных образований, является пагубным не только для Кавказа, но и для самого русского дела. В век торжества идей народовластия и принципов демократизма нельзя пользоваться приемами абсолютной монархии. Строители будущей России могут создать прочную твердоспаянную государственность лишь из тех элементов, которые будут к этому притянуты не за уши, но силою своих интересов и политических убеждений будут привлечены к созидаемой государственности.

    Россия деникинская никогда не может рассчитывать на симпатии горских народов Кавказа и деятели, подобные автору вышеназванной статьи, затевая вторую кавказскую войну, делу русской демократии окажут медвежью услугу.

    О том же, насколько популярны в пределах Горской республики ее парламент и правительство, могут свидетельствовать те трогательные картины и тот энтузиазм и подъем, с которым происходят заседания парламента.

    I. P. (Азербайджан.

    1919, февраль.)



    Последние

    минуты

    Владикавказа



    Оперативная сводка военных операций на владикавказском и ингушском фронтах рисовалась в следующем виде. (Бюллетень “Народной Власти” от 5 февраля).

    “В течение всего дня происходили ожесточенные бои на протяжении всего фронта. Противник силою около 500 человек кавалерии и пехоты, действуя на участке Курской слободки и района железнодорожной станции главными силами, преимущественно из казаков и осетин, повел энергичное наступление на Молоканскую слободку со стороны садов кадетского корпуса.

    Первый Владикавказский полк и самооборона Молоканской слободки под умелым руководством тов. Фоменко, сделав удачный маневр, подпустив близко к себе противника, ударили ему во фланг и заставили его в панике бежать, оставив много винтовок и патронов, один пулемет “Кольта” и 16 лент к нему, 9 лошадей, 2 санитарные линейки, много пленных, раненых и убитых, в числе коих были: один генерал, один полковник Кубанского полка и командир 4-й сотни этого полка; все они в погонах.

    На участке Молоканской слободки под вечер неприятель остатками разбитых частей снова сделал попытку к наступлению, но яростной атакой наших частей был далеко отброшен и в панике бежал; 15 казаков, воткнув свои штыки в землю, перешли на нашу сторону, говоря: “Из-за чего и с кем мы воюем?”.

    На участке Курской слободки противник также на голову разбит. Остатки его в панике бежали через Терек, оставив на поле сражения массу раненых, убитых и оружия. Нами захвачен пулемет и много лент к нему. Два неприятельских орудия, при отступлении брошены им в Терек и приведены в негодность. Особенно отличились граждане слободки, отряд коммунистов под командой тов. Назарова, впоследствии раненого, зашедший в тыл со стороны Владимирской слободки бежавшему через Терек противнику, и отдельный ингушский отряд под командой тов. Долтмурзиева, смело атаковавший противника с правого фланга - со стороны Базоркинской дороги. С нашей стороны около 7 человек убитых и 20 раненых. Ночь прошла спокойно. Положение наше прочное.

    Начальник штаба

    Мартынов. Адъютант

    П. Наумов”.



    Положение дел на ингушском фронте, согласно донесения, было таково:

    “Перешедшие 4 февраля в наступление ингушские и кабардинские части во фланг атаковавшему город противнику, разбили его на голову и отбросили далеко за Терек.

    Окружена большая колонна казаков; участь ее неизвестна. Взят 1 пулемет. Есть пленные. Осетинское селение Ольгинское в знак нейтральности засыпало и сравняло свои окопы”.

    Общая картина развития событий в Ингушетии рисовалась в следующем виде.

    Ингуши на съезде в Назрани вынесли резолюцию, в которой заявляли, что всеми силами будут препятствоватъ насильственному занятию кем бы то ни было территории ингушской земли и
    гор. Владикавказа, как культурного центра Ингушетии.

    В то же время ингушский национальный совет послал делегацию навстречу наступающим войскам с целью узнать, кто и зачем идет. Результаты поездки этой делегации оказались очень плачевными. Делегация, получила следующие ультимативные требования:

    1) Пропуск Добровольческой армии через ингушскую территорию; 2) выдача оружия; 3) выдача лиц, служивших в Красной армии; 4) уплата 120,000,000 рублей в возмещение понесенных казачьими станицами убытков; 5) выдача ингушской молодежи для укомплектования полков Добровольческой армии с целью отправления их в Россию для борьбы с большевиками; 6) возврат отобранных станиц: Тарской, Тарского хутора, Сунженской и Аки-Юртовской, в каковых уже успели поселиться ингуши.

    Все эти требования оказались неприемлемыми и в результате вот как описывает бюллетень “Народной Власти” от 5 февраля настроение Ингушетии.

    “Громадный подъем и необычайный энтузиазм, которыми наполнена Ингушетия, выводит ее быстро на правильный путь борьбы с беспощадным врагом наиболее решительными средствами. Настоящие условия повелительно диктовали народу порвать с иллюзиями на мирный исход надвигающейся грозы и твердыми, неколеблющимися руками взять оборону в свои и только свои мозолистые руки. Нерешительность, медлительность и неуверенность, проявляемые в этот момент некоторыми руководителями ингушского народа, быстро ликвидированы.

    Состоявшийся 4 февраля в Базоркино съезд сменил всю эту недостаточно активную группу и вызвал к боевым постам и политическому руководству людей, решивших умереть, но не покладать оружия.

    Съезд прошел бурно, повышенно, раздавались негодующие крики по поводу медлительности верхов, грозили даже самосудом. Ингушский народ как и всегда - на боевом посту”...

    Борьба шла напряженная на всех фронтах, а в тылу граждане города стонали под гнетом прелестей осадного режима, военной диктатуры и разбушевавшихся темных страстей. Хроника городской жизни пестрела такими случаями. (Бюллетень “Нар. Вл.” от 5 февраля):



    Расстрел грабителей

    В ночь на 5 февраля расстреляно патрулями 7 человек. Предупреждаю всех любителей легкой наживы, что их участь будет такова же.

    Начальник штаба Мартынов. Адъютант Наумов.



    Расстрел мародеров

    Объявляю, что 4 февраля расстреляно три мародера, которые хлеб продавали по 12 руб. за фунт, а колбасу по 25 р.

    Всем спекулянтам принять настоящее во внимание и предупреждаю, что всех, у кого хорошие аппетиты на спекулятивные наживы, постигнет такая же участь.

    Начальник штаба

    Мартынов.



    Смерть провокаторам

    Ночью на Курской слободке за провокацию расстрелян бывший адъютант военной коллегии Шестаков. На Молоканской слободке расстреляны два красноармейца за грабеж. (Азербайджан. 1919, №49, 6 марта, с.7)



    В горской республике (От нашего темир-хан-шуринского корреспондента)

    В Горском парламенте

    По поводу конфликта между горскими партизанами и Добровольческой армией на заседании союзного совета республики Союза горских народов Кавказа, состоявшемся в воскресенье
    16 февраля, председатель совета министров Пшемахо Коцев сделал нижеизложенный доклад по внешним делам:

    Господа члены союзного совета!

    Вы, конечно, интересовались результатами поездки моей в Баку. Я прежде всего начну с того, что здесь циркулировало много слухов о прибытии Добровольческой армии; главным образом шли слухи о занятии города Грозного и Владикавказа. Я должен сказать вам, что эти сведения неверны. Владикавказ, по крайней мере, не был занят до часу дня 11 февраля. Владикавказ был занят ингушами, но не красногвардейцами, а партизанами. Большевики очень усиленно начали уходить из города почти за неделю до этого. В Грозном есть две сотни - казачья и офицерская, а также части Горского правительства. Владикавказ занят в семь часов вечера 31 января. Дело в том, что командующим Добровольческой армией генералом Гейманом 2 февраля предъявлен ультиматум ингушскому народу следующего содержания:

    1) Ингушетия должна разоружиться и сдать все свое оружие и снаряды Добровольческой армии;

    2) Все ингуши-красноармейцы должны быть пойманы и переданы в руки Добровольческой армии;

    3) Отряды Добровольческой армии должны быть пропущены беспрепятственно в город Грозный.

  8. 4 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (18.03.2013),soud-tarshe (06.02.2014),Steel (21.02.2013),Магомедовна (01.03.2013)

  9. #15
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Публикуется впервые

    Берснако Газиков


    Книга 2

    (Продолжение.

    Начало в №1-2,5)



    Союзный

    Меджлис Горских народов Кавказа .

    6 октября 1919 г.

    г. Тифлис.



    (Продолжение)



    4) Ингушский народ должен возместить все убытки, причиненные казачье-крестьянскому населению Терской области.

    5) Ингушский народ должен дать солдат для Добровольческой армии для похода против большевиков в России в возрасте от 19 до 40 лет.

    6) В Терскую область назначается генерал-губернатор из казаков.

    Эти требования, предъявленные к ингушскому народу, написаны на общем приказе генерала, адресованное на имя его превосходительства генерала Ляхова, главнокомандующего и командующего Терско-Дагестанским краем. На него возлагается: умиротворение этого края, возобновление в нем порядка, восстановление правильной экономической жизни, помощь свободному развитию местных сил, приобщение населения вновь к русской власти и проч. Из этого видно, что генерал Ляхов по мысли Деникина является лицом, управляющим и военной, и гражданской частью Терско-Дагестанского края. Ему, очевидно, будут помогать не местные силы, а силы самого Деникина, вот таково положение наше.

    Вторым лицом после Деникина является генерал Эрдели, находящийся в гор. Баку, и мне пришлось говорить с ним о всех делах Добровольческой армии. Оказалось, что Добровольческая армия совершенно не осведомлена о нас, Азербайджане и Грузии. О Грузии они еще знают по частным сведениям большей частью неверным, почему они и настроены враждебно против Грузии. Они, правда, знают, что горское правительство существует, что оно боролось против анархии, но им неизвестны цели наши. Когда я показал генералу Эрдели на пункты договора нашего, заключенного с союзным командованием, где союзники признали за нами право самоопределяться, самоорганизоваться до мирной конференции, показал и другие бумаги, где определенно признавали наше правительсто, нашу республику, генерал был поражен. Правительство наше стоит на той точке зрения, что мы не желаем ни с кем конфликта, а хотим установить мирные добрососедские отношения, но не такие вовсе, как, например, поход вглубь России против большевиков. Когда ингушскому народу был предъявлен ультиматум, он отверг его и сказал, что добровольческая армия идет на Ингушетию не с миром, а с войной. Затем ингуши ответили, что Владикавказ они заняли по распоряжению Горского правительства, без распоряжения коего они не пустят их в город Грозный. Мелкие стычки между ингушами и Добровольческой армией имели место, но добровольцы не имели успеха. Так, например, Добровольческая армия не смогла занять город Владикавказ.

    В этих вопросах мы различаем две стороны - принципиальную и практическую. Принципиально никто не может предъявить какое-бы то ни было требование отдельным племенам.

    Добровольческая армия, никем не признанная, хотя бы она и преследовала высокие цели, не может назначать генерал-губернаторов или предъявлять подобные ультиматумы. Мы это не признаем. Так это и было заявлено. Что же касается предъявленных 6 п., то они не имеют практическ. характера. Вопроса о разоружении Ингушетии, как я заявил генералу Эрдели, касался и Николай и Воронцов-Дашков, но практически решить его никому не удалось. Вопроса о выдаче главарей-большевиков мы не оспаривали, но только выдать их должны не Добровольческой армии, а нам. На вопрос о пропуске Добровольческой армии в Грозный ответ правильный дали сами ингуши…

    (Азербайджан.

    1919, март.)



    Приказ

    по Бакинскому

    полицмейстерству от 3 мая 1919 года №84



    Сего числа я вступил в исполнение обязанностей Бакинского полицмейстера.

    Чувствуя всю тяжесть и ответственность принятых на себя обязанностей, считаю долгом предварить всех подчиненных мне лиц о нижеследующем:

    Заботясь об удовлетворении всех нужд моих сотрудников, я вместе с тем буду беспощаден и неуклонен в требовании от вас моих сослуживцев по общественно-административной работе безупречной честности и полнейшей корректности при отправлении служебных обязанностей.

    Полагаю, что сказанного достаточно, чтобы определить сущность моих требований к вам в наших взаимоотношениях и вашего служебного долга.

    Населению города без различия национальностей, религиозных, сословных, классовых и всяких иных общественных градаций, мы обязаны по мере наших сил и разумения обеспечить полный правопорядок, что является моральным долгом для честного служения родине.

    Бакинский полицмейстер ротмистр Гудиев.



    Выписка

    из приказа

    по Бакинскому

    полицмейстерству

    от 4 мая 1919 г. за №85



    2. Антисанитарное состояние города является вопросом больным для обывателя и позорным для нас.

    Приказываю гг. приставам участков принять соответствующие меры, чтобы город был приведен в должный вид в десятидневный срок со дня объявления сего приказа.

    Бакинский полицмейстер ротмистр Гудиев.

    (Азербайджан. 1919, №92, 6 мая (23 апреля), с.2



    Ультиматум

    ингушей



    В официальных сводках добровольческой армии давно стала мелькать сведения о “лихих действиях” кабардинских, осетинских и чеченских частей, и только о действиях ингушских отрядов до сих пор не появилось ни одного сообщения. Как известно, в ультиматуме ген. Деникина горским народам Сев. Кавказа основным требованием было формирование ими определенного числа полков на помощь добровольческой армии в борьбе с большевиками.

    На съездах осетинского народа и чеченского, представители командования добров. армии упрекали делегатов в том, что горцы очень неохотно и плохо выполняют принятые ими условия ультиматума, “Вы торгуетесь из-за каждого всадника, сказал помощник ген. Эрдели на чеченском съезде, хотя чеченцев мобилизовано всего 2 проц., а русское население все поголовно”.

    Но все же повторяем, все горцы выставила некоторое число воинских отрядов. И только один ингушский народ до сих пор не дал одного всадника добровольческой армии.

    В связи с этим, командование добровольческой армией предъявило ингушскому народу новый и последний ультиматум: к четвертому дано мусульманского праздника “Орудж” ингуши обязаны выставить четыре полка всадников в полном вооружении. Срок ультиматума истекает 3 июля. В случае неподчинения и этому последнему требованию, главнейшие селения Ингушетии будут заняты карательными отрядами и мобилизация будет производиться принудительным путем.

    В Ингушетию уже стянуты значительные добровольческие силы, ядро которых составляет казачий отряд в 10 тыс. человек. Отряд снабжен многочисленной артиллерией.

    Уже произведен стратегический обхват всей Ингушетии, как плоскостной, так, с одной стороны, и горной. Создается такая обстановка, при которой ингушскому народу несомненно придется подчиниться и выполнить ультимативное требование.

    (Азербайджан.

    1919 г., июль.)



    Письмо в редакцию

    “Борьбы”



    Милостивый Государь г.Редактор! В виду огромного интереса, проявленного всем грузинским обществом к Темир-Хан-Шуринской драме и в видах установления истины, прошу дать место на страницах вашей уважаемой газеты прилагаемому мной протоколу последнего исторического заседания Горского парламента. В протоколе этом, с одной стороны, во всей своей отвратительной и неприкрашенной наготе вырисовывается измена Халилова, Тарковского и Коцева и иже с ними; а с другой стороны, речами ораторов членов парламента и результатами голосования устанавливается, насколько в массе горцев сильна идея горского союза и независимости, Горские массы никогда не простят своим Иудам этого позора, и час расправы над ними будет по истине жесток. Лишний раз будет подтверждено всему человечеству, что на измене своему народу счастья состроить нельзя. Свободолюбивый Дагестан видит, как люди, которым он вверил свою судьбу и которые передали его оружие вековым врагам казачьим генералам, теперь ездят из Шуры в Петровск к добровольцам и на пепелище родной свободы закатывают “пиры во время чумы”. Недавно видел Дагестан, как Коцева, – того самого Коцева, которому союзный парламент и все горские народы (за исключением его родного народа кабардинского) три раза выражал доверие - добровольческие генералы провожали в Екатеринодар с оркестром музыки и чествовали обедом, встречая его, как своего соратника. Были слухи о Коцеве, как изменнике, но горцы не верили, чтобы сын горцев мог так чудовищно изменить своей родине. И когда генерал Мальсагов, правитель Ингущетии говорил, что Коцев состоит на жаловании у Деникина, то народ отнесся к его словам, как к провокации. Многому научились горцы, и многое они поняли теперь. В будущем они уже не ошибутся. 60 лет боровшиеся с русским самодержавием за свою свободу, горцы никогда от нее не откажутся и с твердой верой в свою судьбу чают себя в будущем свободными, наряду со своими братьями-соседями – грузинами и татарами. Заветы имама Шамиля живы еще в каждом горце и покуда это так, мы не умерли и есть еще у нас порох в пороховницах, и не иссякла наша сила!

    С совершенным

    почтением,

    член Горского

    парламента

    от Ингушетии

    Абубекир Плиев.



    Последнее

    заседание союзного совета

    (парламента)

    Республики горцев

    Северного Кавказа



    23-го мая 1919 г.

    гор. Т-Х.Шура.



    Заседание открывает заместитель председателя Пензулаев. Присутствует кабинет Халилова в полном составе. Места для публики переполнены.

    Среди гробовой тишины оглашаются телеграммы от руководящих лиц добровольческой армии из Петровска с требованием роспуска парламента и ликвидации правительства. Тут же присутствует князъ Н.Тарковский – правитель Дагестана, назначенный ген. Ляховым и приехавший из Петровска для ведения переговоров с горским правительством от имени Добровольческой армии.

    Председатель совета министров ген.-м. Халилов делает внеочередное заявление о сложении его кабинетом полномочий.

    На обсуждение ставится вопрос: “Быть или не быть Горской республике”.

    Дагестанская фракция высказывает пожелание объявить перерыв, чтоб решить вопрос во фракциях. Чеченская фракция говорит, что оттяжка времени ни к чему и что она знает, куда обращены взоры “представителей” бедного Дагестанского народа, и пусть они сейчас же заявят об этом парламенту.

    “Вопрос ближе всего касается дагестанцев и потому мы больше всех ответственны. Нам желательно самим отдельно от других совещаться”, заявляет представитель дагестанской фракции парламента. С этим заявлением нехотя соглашаются остальные фракции, и обьявляется перерыв.

    После перерыва заседание возобновляется. На трибуну поднимается представитель дагестанской фракции Апашев и говорит: “В виду того, что фронт, т. е. силы Добровольческой армии вплотную подошли к Дагестану и в виду того, что у правительства не имеется достаточно организованных сил для противодействия врагу, и принимая во внимание запрещение шариата выступать войной при отсутствии силы, дагестанская фракция пришла к заключению о необходимости выполнения требований добровольческой армии, роспуска парламента и ликвидации правительства”.

    Глубокая тишина длится долго, прерываемая глубокими вздохами и шопотом “Позор Дагестана”.

    Слово просит представитель Чечни Юсуп-Хаджи. "К тебе мое слово, – говорит Юсуп-Хаджи, обращаясь к заместителю шариатского имама Северного Кавказа.

    – Здесь с этой трибуны месяц тому назад раздавался глас дагестанского духовенства, призывая на “газават”, когда черные тучи реакции надвигались на Чечню; здесь с этой трибуны кричали те дагестанцы, которые теперь малодушно капитулируют перед опасностью, что они будут биться до последнего за свободу и независимость Северного Кавказа, а в частности Дагестана. Мы верили вам и вашим клятвам. Сотни вдов и сирот, истекавших святою кровью за свободу Ингушетии, смотрели сюда и ждали вас в минуты отчаяния, когда враг Деникин предавал огню и мечу цветущие аулы. Увы, вы молчали. Черные тучи, наконец, кровавым дождем разразились над Чечнею. Вы все молчали, а все же крик раздавался из уст дагестанских представителей. Теперь, после поражения ингушей и чеченцев, опасность подошла к вам. Где же оборона, где клятвы и обещания защищать свободу народа до последнего человека? О Аллах, твое писание вдруг стушевалось и на месте, где написано, что все от малого до великого должны объявить “газават” тому, кто покушается на свободу народа, вдруг стало “все должны рабски склонить головы перед врагом”. Имам Северного Кавказа, шариатский глава Дагестана, скажи, откуда ты вычитал это, что Дагестан должен склонить свою седую голову перед врагом, или это плод твоих мышлений. Укажи нам это место в Коране. Мы тоже знаем шариат и Коран, но там нет такого места; там сказано, что против сотни неприятеля должен стать один правоверный, если эта сотня неприятеля покушается на его свободу. Отвечай, мы переждем ответа”. (Аплодисменты сзади, потом с середины, которые скоро под грозным взглядом главы правительства Халилова и офицерства прекращаются).

    Заместитель Шейх уль Ислама встает. Халилов подзывает его и шепчет ему что-то на ухо.

    Представитель Ингушетии просит слово прежде чем ответит имам предыдущему оратору. Слово дается.

    А. Плиев, представитель Ингушетии: “Дагестанцы! Я ничуть не удивлюсь вашему ответу. И тот не удивится кто знает прошлое тех, кто сегодня говорит, говорит от имени дагестанского народа. Но скажите открыто и честно, к чему была затеяна эта позорная игра. Зачем обманывали народы и толкали их на меч, обнадеживая своими пустыми клятвами? Зачем? Обратите свои взгляды на Азербайджан и Грузию. Неужели ваши лица не покрываются краскою стыда после всего, что было сказано этими братскими народами, которым вы теперь готовите нож в спину…

    Я только что приехал из Тифлиса, где наши представители приняты на конференцию, как равные собратья и работают, не покладая рук. А здесь приготовлена измена. Много говорить не буду, ибо год разговора ничего не принесет, кроме позора.

    Но знайте, дагестанцы, что мы, ингуши, с именем Горского правительства на устах и с правами его в руке с честью умрем (дословный перевод ингушского), но позорно никогда не продадимся”. (Переводчик умышленно не переводит речь, боясь чего-то).

    Слово берег имам, заместитель Шейх-уль Ислама: “Я всего на своем посту только с 15-го числа и потому не могу дать ответ Юсуп-Хаджи, относителъно войны ингушей и чеченцев с добровольцами”. (На скамьях чеченцев и ингушей шепот: “Халилов научил”). Что касается Дагестана, я скажу что шариат не позволяет вести войну с добровольцами за неимением сил. (Голос: “Где это написано”?). Имам называет том шариата и, цитируя аяты – “стихи Корана”, дает сбивчивые объяснения. Имам садится под ехидные насмешки.

    Вслед за ним говорит представитель Чечни, Абдул-Халим-Мулла, который, отвергая ничего нестоящее и ни на чем неоснованное объяснение имама, проклинает предателей и изменников. Речь муллы, вследствие его резкости, почти не переводится. Прения прекращаются.

    Председатель ставит предложение дагестанской фракции на голосование.

    Орснукаев (чеченец) задает вопрос Апашеву, на какой срок распускается парламент. Апашев уклоняется от ответа, но после настойчивого требования Орснукаева отвечает: ”На неопределенное время”.

    Голосованием предложение дагестанцев единогласно всеми фракциями отклоняется. Тогда Апашев вновь заявляет, что дагестанская фракция, предвидя такой оборот голосования, уполномочила его заявить, что дагестанская фракция Горского парламента отказывается от дальнейшей работы в парламенте и находит дальнейшее существование парламента на территории Дагестана при создавшихся обстоятелъствах невозможным.

    В силу заявления дагестанской фракции председатель в 1 час ночи 21 мая 1919 г. объявляет роспуск парламента горских народов Северного Кавказа на неопределенное время. Тишина. Из среды публики седой старик со слезами на глазах силится что-то сказать, но крики торжествующих офицеров заглушают голос старика.

    “Господа, прошу внимания”, – кричит генерал-майор Хаджи-Мурат – главноначальствующий над Шурой. В виду роспуска парламента и ликвидации Горского правительства и в целях спокойствия беря власть в свои руки, я заявляю, что выезд из города без моего на то разрешения воспрещается. И если с чьей либо стороны будет попытка к этому, то принятыми мною мерами подобные лица будут арестованы и переданы суду военного времени. Члены парламента могут выехать завтра и вообще когда угодно, а члены правительства лишь после того, когда отчитаются предо мною в своих действиях и обязанностях по службе.



    Заседание закрывается. (Борьба. (Тифлис).

    1919 г., июль.)



    Официальный

    отдел.

    Приказ №25.

    Всем чинам полиции бакинского

    градоначальства



    от 16 июля 1919 года



    Чины полиции, в подавляющем большинстве своем, проявляют сознательную любовь к родине, и я горжусь этой частью полиции. Но некоторые из них ведут себя настолько непристойно, что ими не только нельзя гордиться, но их поведение кладет пятно на всю осталъную полицию.

    Я неоднократно разъяснял приказами и личными беседами, что чины полиции должны быть корректно-вежливы со всеми гражданами и не допускать грубостей со стороны тех обывателей, которые недостаточно в этом отношении воспитаны и сознательны.

    Мои приказы и разъяснения, видимо, действуют не на всех,- жалобы на грубое обращение с обывателями городовых и даже околоточных надзирателей все-таки поступают.

    Повторяю: чинам полиции не только надлежит быть вежливыми самим, но не допускать грубостей и со стороны невоздержанных граждан, а в особенности, со стороны торговцев. Предупреждаю, что чинов полиции за грубое обращение беспощадно буду увольнять со службы, а на торговцев буду налагать самые строгие взыскания в административном порядке.

    Классных чинов полиции приказываю всемерно разъяснять подчиненным им нижним чинам, всю важность моих в этом отношении требований.

    О всех нарушениях, по содержанию сего приказа, прошу граждан сообщать в ближайшие участки, в серьезных случаях гг.- полицмейстерам, а в исключительных случаях и лично мне.

    Приказ этот прочесть и разъяснить во всех командах и резервах градоначальства.

    Об изложенном объявляю для сведения и кого касается исполнения.

    Бакинский

    градоначальник,

    ротмистр Гудиев.

    (Азербайджан.

    1919 г., июль)



    Газетные известия.

    В Ингушетии.

    Обращение

    ингушских

    представителей

    к союзным миссиям



    Член ЦК объединенных горцев и тов. предс, комитета горцев Сев. Кавказа в Тифлисе Артаган Ужахов посетил союзные миссии в Тифлисе; английскую, итальянскую, американскую, французскую, которым вручит от имени ингушского народа меморандум, правильно освещающий характер вооруженного конфликта добрармии с ингушским народом. В этом меморандуме, между прочим, сказано:

    “ Удовлетворение всех требований ультиматума означало окончательный разгром и разорение Ингушетии. Но и такой полной покорностью ингушский народ не приобрел бы для себя гарантий сохранения своего физического существования. Наоборот, потерявшая все лучшие силы на полях сражения, разоруженная Ингушетия стала бы легкой добычей тех агрессивных элементов казачества, которые пылают местью к ингушам за выселение нескольких станиц Сунженского отдела.

    Нужно иметь в виду, что эти станицы - Сунженская, Тарская и Аки-Юртовская с хуторами разрезают Ингушетию на две половины – нагорную и плоскостную. Малейшие осложнения с казаками, и горные ингуши оказывались запертыми в своих ущельях и обреченными на голодную смерть, так как собственного хлеба горным ингушам хватает в течение года только на два месяца. Естественно, что когда началась революция, ингуши воспользовались соответствующей обстановкой, чтобы разрешить аграрный вопрос в смысле присоединения казачьих земель, клином врезывающихся в их территорию. Кстати сказать, земли этого казачьего клина испокон веков принадлежали ингушам и были отобраны и переданы казакам по стратегическим соображениям.

    Ингуши воспользовались революцией, чтобы вернуть себе земли, которые принадлежали им исторически веками и были столь необходимы в целях экономических и политических.

    Но такое разрешение вопроса озлобило до крайности казаков, которые только затаили свою месть до поры до времени”.

    Далее А. Ужахов указывает, что теперь началось выполнение планов мести. Это поняли ингуши, и поэтому они оказывают сопротивление. В заключение сказано.

    “Мы, ингушские представители, взываем к справедливости – мы хотим, чтобы третья нейтральная сила явилась бы судьей в конфликте между добрармией и ингушским народом.

    Пусть союзные державы в лице своих представителей на Кавказе немедленно выделят орган, который взял бы на себя компетентное разрешение конфликта, возникшего между добрармией и ингушским народом, как это имело место при конфликте Грузии с добрармией на сочинском фронте, грузино-армянском и в карабахской истории.

    Мы верим, что только таким путем во имя цивилизации и человеколюбия свирепые планы врагов ингушского народа будут разрушены.

    Мы считаем необходимым немедленное приостановление военных действий добровольцами, иначе ингушскому народу грозит поголовное истребление”.



    Бои



    Упорные бои идут в районе селений Сагопш и Ачалуки.

    При взятии станицы Вознесенской ингушами захвачены 3 орудия и 16 пулеметов. В сел. Базоркино, поселке Назрани и в Насыр Корте стоят казаки.

    Базоркинцам предложено выдать с каждого двора по одной винтовке, револьверу, 2000 руб. денег, по 30 пуд. кукурузы. Каждые три двора обязаны сдать оседланную лошадь.

    Наибольшие потери ингуши понесли в бою под Насыр-Кортом, где им приходилооь сражаться с броневиком.



    Последние

    известия



    Последние известия из района боевых действий в Ингушетии значительно противоречивы. По одной версии часть Ингушетии изъявила покорность, дала нисколько эшелонов, численностью до 950 человек. Будто бы добрармией от этой покорившейся части Ингушетии взяты заложники 70 человек, которые и препровождены в Пятигорск.

    Станица Сунженская, занятая в августовские дни прошлого года ингушами и находившаяся до сего в их руках, теперь перешла, по этой версии, в руки казаков, ведущих в настоящее время наступление на станицу Тарскую. Эта станица, как и Сунженская, была занята ингушами в августовские дни.

    По другой версии, никаких частей добрармии ингуши еще не дали и оказывают повсюду вполне успешное сопротивление. Броневой поезд, прорвавшийся от Грозного в сторону Владикавказа, застрял в пути в виду взрыва железной дороги в районе Назрань - Грозный, Назрань – Беслан. Восстание в Ингушетии перекидывается в Чечню и Дагестан. Железнодорожный путь Гудермес- Петровск разрушен. События в Ингушетии переходят в общегорское восстание

  10. 5 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (18.03.2013),soud-tarshe (06.02.2014),Steel (21.02.2013),Инфанта (21.02.2013),Магомедовна (01.03.2013)

  11. #16
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Телеграмма Москва,В.И.Ленину.
    Владикавказ,12 октября 1918г.

    Нашими казаками-красноармейцами заняты с боем ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ИНГУШЕЙ станицы СЛЕПЦОВСКАЯ,МИХАЙЛОВСКАЯ,С ЕРНОВОДСКАЯ и бомбадируется станица САМАШКИНСКАЯ.(ЦГАОР)

  12. 3 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    06rus (28.02.2013),Steel (28.02.2013),Магомедовна (01.03.2013)

  13. #17
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Телеграмма.
    Москва,Кремель,В.И.Ленину.
    Владикавказ,14 ноября 1918г.
    После очищения станицы Грозненской 13-го утром,три сотни казаков с гаубицей,с красными знаменами перешли на нашу сторону у станицы
    Самашкинской,после чего сама станица была занята без выстрела,следующие станицы Романовская и Ермоловская сдались также без боя.
    (ЦГАКА)(Статьи и речи Г.К.Орджоникидзе в двух томах Москва 1956г стр.44-52 .)

  14. 2 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (18.03.2013),Steel (03.03.2013)

  15. #18
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Речь при открытии v съезда трудовых народов терской республики.
    Владикавказ,28 ноября 1918г.
    Я помню момент перед концом IVсъезда, когда мы висели на волоске;это был момент неуверенности,когда за нами не шли,а на нас робко оглядывались.
    И в этот момент одиночества Советской власти маленький ингушский народ весь стал на защиту Советской власти.
    В период неизвестности наших дальнейших судеб только ингушский народ пошел за нами не оглядываясь.
    (Полный текст в книге Г.К.Орджоникидзе стать и речи в двух томах Москва 1956г стр.55-56)

    Выступление на заседании бюро горских фракций Терского народного совета.
    Владикавказ,2 декабря 1918г.
    "И я никогда не скрываю ,что Советская власть вновь была утверждена волей трудового ингушского народа"(.стр 60-62)


    Телеграмма
    Москва,Кремль ,В.И.Ленину.
    В освобождении Терека блестящую роль сыграли горцы,во главе с Ингушами.
    Полный текст Г.К.Орджоникидзе Статьи и речи Москва 1956г стр.63.

  16. 1 пользователь сказал cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (18.03.2013)

  17. #19
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Телеграмма
    Москва,Кремль ,В.И.Ленину.
    Владикавказ,7 февраля 1919г.
    Бои вокруг города Владикавказа и в Ингушетии продолжаются 7-й день.Все Ингуши,как один человек,встали на защиту Советской власти,Красная Армия.Курская и Молоканская слободки героически отражают натиск контрреволюционных казачьих банд.

    На съезде вооруженного ингушского народа 4 февраля по моему предложению провозглашена независимая Горская Советская Республика.
    Чечня совместно с красноармейцами отражают банды вокруг Грозного.Казаки Сунженской линии под командой т.Дьякова твердо держатся
    за Советскую власть,громя артиллерией контрреволюционные станицы.
    Среди Ингушей небывалый подъем духа.
    Ждем Вашей помощи для окончательного сокрушения контрреволюции на Северном Кавказе.
    (Г.К.Орджоникидзе Статьи и речи Москва 1956г)

  18. 1 пользователь сказал cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (18.03.2013)

  19. #20
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Дзахо Гатуев,Ингуши ,Ленинград,1926г.
    Берс!Берс Олмазов ...Лучший из лучших ...Фамилия которого,точно снежная гора...Чиста и громадна,Фамилия,которая своим гневом,точно лавиной
    может стереть любую другую с лица земли,Который сам как ангел,Стальноглазый,Синево лосый,Черноусый.И в белой черкеске,Золоченный кинжал на поясе и винтовка на руках.
    Мы ,ингушский народ!Могучий ингушский народ,которого боятся соседи,который силен потому,что у нас каждый друг другу брат,что каждый из нас готов
    за другого сложить голову...,
    -Вот-Берс повернулся к городу и опять простер правую руку,откинув левую,в которой была винтовка :-Вот вам Город! Наш.Он построен на нашей земле
    Он должен принадлежать нам .Берите его !Все что в нем,наше.

    Дзахо(Константин)Алексееви ч Гатуев-русскоязычный осетинский писатель автор повестей:"Зелимхан","Ингуши" ,"Серго","Дикало-Замана",Гага-аул.
    поэмы:"Азия",много рассказов,очерков,стихотво рений.Репрессирован.

  20. 1 пользователь сказал cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (18.03.2013)

Страница 2 из 6 ПерваяПервая 1234 ... ПоследняяПоследняя

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •