Показано с 1 по 3 из 3

Тема: Ингушский вопрос в "Независимой газете"

  1. #1
    Осваиваюсь
    Регистрация
    09.03.2012
    Сообщений
    202
    Поблагодарил(а)
    9
    Получено благодарностей: 59 (сообщений: 41).

    Ингушский вопрос в "Независимой газете"

    Бембулат Богатырев, Беслан Костоев
    Гуманитарный фонд Ингушетии Москва - 2000
    ИНГУШСКИЙ ВОПРОС в "НЕЗАВИСИМОЙ ГАЗЕТЕ"



    Бембулат Богатырев, Беслан Ко сто ев
    Ингушский вопрос
    в "Независимой газете"
    Кембулат Богатырев, Беслан Костосв
    Ингушский вопрос в "Независимой газете
    Гуманитарным фонд Ингушетии, 2000 - 112с.
    Девять статей, вошедших в настоящую брошюру, были опуб¬ликованы за период с апреля 1996 по январь 2000 годов в популяр¬ной российской "Независимой газете", распространение и продажа которой на территории Республики Ингушетия местной властью запрещена. В сборник включены дополнительно три статьи, нахо¬дящиеся в редакционном портфеле "НГ".
    Статьи написаны в публицистической манере, с глубоким зна¬нием исследуемого вопроса, и представляют несомненный интерес для широкого круга читателей как честный и бескомпромиссным разговор люден, хорошо знающих проблемы межнациональных отношений в России и корни возникших в стране вооруженных кон¬фликтов и войн, особенно на Северном Кавказе.
    Оба автора являются свидетелями и участниками многих со¬бытий, связанных с нерешенной до сих пор ингушской проблемой -полной и окончательной реабилитации репрессированного тотали¬тарным режимом ингушского народа.
    ЛР № 070427 от 02.10.97.
    "Вестник", Крутицкая, 9.
    Подписано в печать 04.04.2000 г.
    Формат 84ХЮ8/32. Печать офсетная.
    Тираж 3000 экз. Заказ 214.
    Отпечатано с готовых диапозитивов в ООО "Типография
    ИПО профсоюзов Профиздат", 109044, Москва, Крутицкий вал, 18.
    ПД № 00180 от 29.11.99 г.

    ЮБИЛЕЙ ПОПРАННОГО ЗАКОНА
    РЕПРЕССИРОВАННЫЕ НАРОДЫ НЕ МОГУТ ЖДАТЬ БЕСКОНЕЧНО
    Беслаи Костоев* РЕАБИЛИТАЦИЯ

    Сегодня исполняется пять лет со дня принятия Верхов¬ным Советом РСФСР одного из основополагающих законов в развитии демократических начал российского общества -Закона РСФСР "О реабилитации репрессированных народов". Инициаторами в подготовке и принятия этого закона высту¬пили народные депутаты России от репрессированных наро¬дов и Оргкомитет но восстановлению государственности ин¬гушей
    Судьба закона, имеющего эпохальное значение в созда¬нии демократического российского государства, оказалась печальной. Один из разработчиков этого закона Сергей Шах¬рай и возглавлявшееся им Министерство РФ по делам нацио-нальностей и региональной политике, после очередного пе¬реименования ставшее Министерством по делам националь¬ностей и федеративным отношениям, всеми силами до сих пор тормозят исполнение упомянутого закона.
    Пресловутая концепция г-на Шахрая, что "решение про¬блемы (связанной с реабилитацией репрессированных наро¬дов. - Б.К.) возможно только на основе отказа субъектов Фе¬дерации от взаимных территориальных претензий", умыш-ленно оправдывая насильственное перекраивание территорий субъектов в период сталинщины, полностью укладывается в рамки идеи аннексии чужих территорий.
    Что же касается спекуляций понятием "территориаль¬ная целостность", которым небезуспешно жонглируют про-
    Беслан Усманович Костоев - президент Гуманитарного фонда Ингушетии, член президиума Народного Совета Ингушетии тивники реабилитации репрессированных народов, хотелось бы им напомнить, что конституционное изменение внутрен¬них границ субъектов РФ с территориальной реабилитацией пострадавших от репрессий народов не есть нарушение тер¬риториальной целостности российского государства и не име¬ет никакого отношения к внешним границам РФ. Здесь идет подмена одного понятия совершенно другим, а именно: отож¬дествляется внешняя граница с внутренней. Эта глубоко оши-бочная и реакционная концепция взята на вооружение и за¬конодательной властью, и исполнительными структурами к великой радости некоторых региональных лидеров, не жела¬ющих расстаться с чужими, несправедливо доставшимися им территориями.
    И тем не менее Сергей Шахрай, Рамазан Абдулатипов, подписавший 25 сентября 1991 года постановление Совета Национальностей ВС РСФСР "О реабилитации репрессиро¬ванных народов", в котором объявил осетин тоже репресси¬рованным народом, лидер Северной осетин Ахсарбек Гала-зов и иже с ними провели и проводят опэомную работу, что¬бы дискредитировать в глазах общества закон, после приня¬тия которого ВС РСФСР и все присутствующие стоя аплоди¬ровали; пытаются выхолостить его, убрав важнейшие статьи 3 и 6 о территориальной реабилитации, чтобы не допустить возврата в состав Ингушетии бесспорной территории Приго¬родного и части Малгобекского районов.
    Противники восстановления территориальной целост¬ности Ингушетии почему-то забывают, что в 1944 году тер¬риториальный передел , осуществленный сталинским режи¬мом в пользу Северной Осетии, полностью игнорировал ста¬тью 15 Конституции Чечено-Ингушской АССР, действовав¬шей на момент выселения чеченцев и ингушей, которая уста¬навливала , что "территория ЧИ АССР может быть изменена только с согласия ЧИ АССР". В этой связи абсолютно несос-тоятельно заявление Асхарбека Галазова, сделанное им на 5-м заседании 18 сессии Верховного Совета Северной Осетии,
    состоявшейся сразу же после этнической чистки ингушей Пригородного района и города Владикавказа 10 ноября 1992 года; "Со всей очевидностью сегодня можно утверждать, что в политическом отношении шестая статья этого закона (о ре¬абилитации репрессированных народов - Б.К.) абсурдна, а с юридической точки зрения - несостоятельна. Положение дан¬ной статьи об осуществлении территориальной реабилита¬ции на основе волеизъявления репрессированных народов изначально противоречит Конституции Российской Федера¬ции. Ее статья 80 гласит, что территория республики в соста¬ве Российской Федерации не может быть изменена без ее со¬гласия". А о том, что сделали с ингушами в 1944 году в нару¬шение этой самой статьи 80 Конституции РСФСР, г-н Гала-зов "стыдливо" умалчивает, так же, как и о важнейшем поло¬жении названного закона: "Стремясь к восстановлению исто¬рической справедливости, Верховный Совет РСФСР провоз¬глашает отмену всех незаконных актов, принятых в отноше-нии репрессированных народов, и принимает Закон об их реабилитации".
    Незаконность "аргументов" Ахсарбека Галазова особен¬но хорошо видна, если учесть, что в статье 80 Конституции РФ идет речь о собственных территориях республик. Терри¬тории же, которые были к ним незаконно присоединены, та-ковыми не являются.
    В дополнение к сказанному приведем еще один весьма оригинальный "аргумент" североосетинского лидера: "Земля принадлежит тем, кто сегодня на ней живет". Иными слова¬ми, по Галазову, достаточно депортировать народ, заселить его территорию другими народами, и каждый, кто поселился на чужой территории, автоматически становится хозяином аннексированных земель!
    Не сумев противостоять принятию Закона "О реабили¬тации репрессированных народов", Дагестан и Северная Осе¬тия уже в июле 1991 года представили в ВС РСФСР свой за¬конопроект "О насильственно переселенных (депортированных) народах". Явная ложь авторов сего парламентского "тво¬рения" видна невооруженным глазом, ибо нет ни одного нор¬мативного акта или закона, подтверждающего факт насиль¬ственного переселения кого-либо на земли репрессированных народов. В дома депортированных чеченцев и ингушей засе-ляли добровольцев по их заявлениям, при хороших произ¬водственных показателях, активной общественной работе и положительной характеристике.
    В этом отношении весьма характерен протокол № 1 со¬вещания Республиканской переселенческой комиссии при Совнаркоме Северо-Осети некой АССР от 5 марта 1944 года с повесткой дня: "Информация председателя Республиканской переселенческой комиссии тов. Бобки на о мероприятиях по проведению переселения из старых в новые (ингушские - Б.К.) районы республики".
    В пункте 3 этого протокола записано: "В первую оче¬редь удовлетворить просьбу тех, кто показал себя на работе и в общественной жизни с хорошей стороны, не удовлетворять заявления тех, кто имеет за собой порочащие данные".
    В пункте 4 этого документа далее говорится: "Необхо¬димо на каждого переселенца составить личное дело, в кото¬ром необходимо наличие заявления желающего переселить¬ся, анкета-заявление, справки от колхоза или предприятия, где работает переселенец. Переселенцам будут вручены пересе-ленческие билеты с целью борьбы с самовольным переселе¬нием населения.
    При рассмотрении заявления необходимо спрашивать, куда хотят переселиться, но нельзя твердо обещать им то, что их желание будет удовлетворено, так как на некоторые (ин¬гушские- Б.К.) населенные пункты поступает большое коли-чество заявлений".
    Трудно себе представить, что об этом не знает министр по делам национальностей и федеративным отношениям РФ, доктор исторических наук, профессор Вячеслав Михайлов. Тем не менее 19 марта 1996 года на парламентских слушаниях Государственной Думы по вопросу "Концепция государ¬ственной национальной политики в Российской Федерации" выносится на обсуждение разработанный министерством за¬конопроект "О защите моральных и социально-экономичес¬ких прав принудительно переселенных народов".Не прошло в 1991 году- под другим соусом протаскивают в 1996-м.
    Хотелось бы спросить у горе-специалистов Миннаца: если есть "принудительно переселенные народы", то что ме¬шает этим "несчастным" добровольно вернуться к своим род¬ным очагам? Тогда автоматически решится и проблема территориальной реабилитации репрессированных народов. Все дело в том, что, как мы показали выше на примере осетин, никаких ни "насильственно", ни "принудительно" переселен¬ных на места проживания депортированных народов не было и пет, по крайней мере, на российской территории.
    С первых дней своего существования Закон "О реаби¬литации репрессированных народов" -встречает яростное со¬противление недоброжелателей, и по этой причине в течение пяти лет высокие чины в правительстве РФ, Госдуме и прези-дентских структурах оказались не в состоянии разработать механизм осуществления этого закона, хотя здесь и пяти дней более чем достаточно.
    Постановление же ВС РСФСР "О реабилитации репрес¬сированных народов" от 26 апреля 1991 года четко предпи¬сывало Совету министров РФ: "До23 мая 199] года предста¬вить в Верховный Совет РСФСР предложения по обеспече¬нию реализации" указанного закона. Законодательная база была полностью подготовлена для выполнения закона, не хватало только одного - желания, и оно до сих пор так и не появилось у чиновников в российских коридорах власти. Это¬му способствовали и события, развернувшиеся в Центре и на Кавказе с августа 1991 года.
    После антиконституционного переворота в Чечено-Ин¬гушетии, совершенного под руководством генерала Джохара Дудаева, ингуши, не желая участвовать в аппаратных играх по выходу из состава России, 6 - 7 октября 1991 года провели в Грозном свой третий общенациональный съезд и высказа¬лись за неделимость Чечено-Ингушской Республики в соста¬ве РФ. Однако рвущиеся к власти группировки и в Чечне и в Ингушетии ничего не хотели слышать. Экстремистские груп¬пировки в Ингушетии, чтобы облегчить Дудаеву захват влас¬ти, провозгласили Ингушскую Республику, хотя Народный Совет Ингушетии и просил не делать этого, особенно с уче¬том начавшихся в Чечне неординарных событий. После при¬хода к власти Джохара Дудаева те же силы в Ингушетии на-чали новую закулисную игру для объединения Чечни и Ин¬гушетии, но уже вне России.
    Тогда, чтобы сорвать планы политических авантюрис¬тов, по совету президента РФ Народный Совет Ингушетии 30 ноября 1991 года провел всенародный референдум, в ре¬зультате которого ингуши и казаки (почти 98% населения Ингушетии!) высказались за вхождение в состав РФ. Всего за три недели до этого те же экстремистские группировки в Ингушетии - якобы для поддержки чеченцев - совершили крупную провокацию; разобрали железнодорожные пути в Назрани, а по сути, сорвали намечавшееся выполнение Зако¬на "О реабилитации...".
    Все эти недружественные по отношению к еще неокреп¬шей новой российской власти акции совершались с ведома первого секретаря РК КПСС и председателя райсовета народ¬ных депутатов Назранского района, а ныне начальника Глав-ного управления Центробанка России по Ингушской респуб¬лике, Абдул-Хамида Аушева, ближайшего сподвижника ге¬нерала Руслана Аушева.
    Проведя после референдума огромную подготовитель¬ную работу, народные депутаты РФ от репрессированных народов и Народный Совет Ингушетии снова стали инициа¬торами принятия судьбоносного для ингушского народа За¬кона Российской Федерации "Об образовании Ингушской республики в составе Российской Федерации", подписанного президентом РФ 4 июня 1992 года, что очень не понрави¬лось и Дудаеву и Галазову.
    Теперь борьба началась против обоих законов как со сто¬роны Чечни, так и со стороны Северной Осетии, не желав¬ших видеть Ингушскую Республику самостоятельной. При¬чины же были, конечно, весьма прозрачными.
    Дело в том, чю в 1957 году в качестве компенсации за 11ригородный район, оставленный в составе СО АССР, Чече¬но-Ингушетии были переданы из Ставропольского края На¬урский, Шелковский и Карагалинский (вошедший в 1962 году в состав Шелковского) районы вместе.с проживающим насе¬лением. В состав же Северной Осетии, кроме Пригородного, были переданы также часть Малгобскского района ЧИ АССР н весь Моздокский район Ставрополья.
    После образования Ингушской Республики казачьи Шелковской и Наурский районы, как переданные для рассе¬ления прибывающих из ссылки чеченцев и ингушей в состав Чечено-Ингушетии, в связи с распадом ЧИР, могут быть зат-ребованы назад их прежними хозяевами, тем более, что ингу¬ши не претендовали и не собираются претендовать на каза¬чьи земли, ибо претендуют они только на свои земли - ин¬гушского Пригородного и части Малгобекского районов, на¬ходящихся в составе Северной Осетии. Моздокский район также автоматически должен отойти к Ставрополью. Таким образом, и Чечня и Осетия теряют по два района, никогда ранее им не принадлежавшие.
    Вот на этой платформе, за спиной игушей, совпали интересы режима Джохара Дудаева в Чечне и команды Ах-сарбека Галазова в Северной Осетии. Можно сказать с уве¬ренностью, что Доку Завгаев продолжит эту линию, если он, конечно, удержится у власти. Его официальные высказыва¬ния в СМИ антиингушской направленности лишний раз под¬тверждают это. Спокойствие же на Северном Кавказе может быть достигнуто путем отказа регионов от чужих террито¬рий.
    Тенденции к собиранию своих земель Моздокского, Шелковского и Наурского оайонов у казачества Ставрополья, безусловно, как и у ингушей, будут нарастать, особенно пос¬ле фактически насильственного их исхода с территории быв¬шей Чечено-Ингушетии в результате чеченской бойни, сло¬мавшей судьбы сотен тысяч мирных жителей.
    Жажда чужих.территорий и боязнь их потерять и стала одной из главных причин региональной этнической войны на Северном Кавказе в октябре - ноябре 1992 года, когда про¬тив мирных жителей ингушской национальности Пригород¬ного района и Владикавказа были брошены незаконные воо¬руженные формирования.
    В результате этой бесчеловечной акции 70 тыс. ингушей стали беженцами, разрушены 12 тыс. ингушских домострое¬ний, не говоря уже о тысячах убитых, раненых и пропавших без вести. Выполнение же Закона "О реабилитации репрес¬сированных народов "при остановлено на неопределенный срок, при непрекращающихся попытках противников реше¬ния ингушского вопроса сиять навсегда проблему террито¬риальной реабилитации, отменив статьи 3 и 6 Закона. Факти¬чески также наложен и запрет на возвращение ингушских беженцев. Прошедшие 16-18 апреля 1996 года в Северной Осетии и Ингушетии парламентские встречи с участием 36 депутатов Госдумы по вопросу: "О мерах по ликвидации по¬следствий осетино-ингушского конфликта октября-ноября 1992 года, как и следовало ожидать, ни на шаг не продвинули практическое решение ингушской проблемы.
    Положительного решения здесь не может быть, пока не будет упразднен Временный государственный комитет РФ но ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта во главе с Владимиром Лозовым, вместо решения поставленных перед ним задач занимающийся словоблудием. При его по-пустительстве идет массированное давление па ингушских беженцев, рискнувших вернуться домой; ингушские дома в селах Пригородного района разбираются осетинами и вьмю-
    зятся вплоть до последнего кирпича; парламент Северной Осетии принял не отмененный до сих пор антигуманный те¬зис о невозможности совместного проживания осетин с ин¬гушами; никакие восстановительные работы в ингушских селах Пригородного района не ведутся; на Закон "О реабили¬тации репрессированных народов" г-да Лозовой и Галазов, не без поддержки Руслана Аушева, дружно наплевали; указа¬ния президента РФ и премьера не выполняются, усиливая в канун выборов антипрезидентские настроения среди избира¬телей; крупные денежные средства из российского бюджета расходуются, а главные вопросы не решаются.
    Видимо, чтобы положить конец этому беспределу, Бо¬рису Ельцину придется кардинально изменить подходы к ликвидации последствий первого па российской территории межнационального конфликта.
    Следует отметить, что справедливому решению ингуш¬ского вопроса препятствует соглашательская позиция ингуш¬ского руководства. Подписав целый пакет документов анти¬ингушской направленности, президент Ингушской Респуб¬лики Руслан Аушев пренебрег интересами ингушского наро¬да, без разрешения и ведома которого он отказался от искон¬ных ингушских территорий и фактически одобрил ренгрес-сивные акты сталинского режима против ингушей, "послу¬живших, как сказано в постановлении ВС РСФСР 26 апреля 1991 года, основой для противозаконного насильственного переселения из мест постоянного проживания, ограничения прав граждан репрессированных народов, а также незакон¬ной ликвидации национально-государственных образований".
    Генерал Аушев фактически похоронил Закон "О реаби¬литации...", и решить проблему возвращения своей Родины ингуши смогут, только избавившись навсегда от своего про¬дажного руководства. Иного выхода сегодня у ингушей про¬сто нет!
    Развязка севсрокавказского кровавого клубка возможна только при возвращении регионами чужих территорий их истинным хозяевам по состоянию на 23 февраля 1944 года.
    Дай-то Бог; чтобы так и случилось

    МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОПУСЫ
    Беслан Костоев

    Богатая статистика "достижений" Минниаца РФ в деле реабилитации репрессированных народов, приводимая про¬фессором Бугаем на страницах "НГ", способна впечатлить только непосвященного читателя. Сотни миллиардов рублей потрачены на компенсационные выплаты пострадавшим на¬родам, в том числе на национально-культурную реабилита¬цию. Было бы весьма любопытно узнать, дошли ли эти де¬нежные средства российских налогоплательщиков до адре¬сатов?
    Как мне известно, профессор Николам Бугай на сред¬ства предпринимателей из числа репрессированных народов, и ингушей тоже, издал книги для формирования, как он пи¬шет, "банка данных" (документы по вопросам реабилитации народов), опубликованы сборники документов -"Репрессиро-ванные народы; чеченцы и ингуши (М., 1993); "Ссылка кал¬мыков: как это было". (Элиста, 1993) и другие.
    При этом надо отмстить, что, к примеру, в сборнике до¬кументов "Репрессированные пароды: чеченцы и ингуши" (кстати, он издан не в 1993, а в 1994 году и назван "Репресси¬рованные народы России: чеченцы и ингуши", составитель, автор предисловия, заключения и комментариев Николай Бу¬гай) архивные документы тех лет, с которыми следовало бы обращаться исключительно осторожно в силу целого ряда объективных причин, трактуются с позиций официальных властей той эпохи. Что же касается территориальной реаби¬литации, то на стр. 249 названной работы ученый делает "глу-бокомысленный" вывод: "Практика показала вредность тер¬риториальной реабилитации".
    И в связи с этим особенно характерны некоторые заяв-
    ления, сделанные чиновником Миннаца России Николаем Бугаем в статье "Межнациональные проблемы решаются не просто", опубликованной в "НГ".Он пишет: "С особыми труд¬ностями столкнулось общество при реализации вопроса тер¬риториальной реабилитации ранее репрессированных наро¬дов. Заложенные в закон статьи 3 и 6, касающиеся террито¬риальных вопросов, в буквальном смысле приобрели харак¬тер взрывного устройства большой разрушительной силы. Подтверждением этому явился конфликт между ингушской частью населения и осетинами в пригородном районе рес¬публики Северная Осетия-Алания".
    Все здесь поставлено с ног на голову.
    Во-первых, российское общество ни с какими трудно¬стями "при реализации вопроса территориальной реабилита¬ции" не сталкивалось, а сталкивались с трудностями против¬ники такой реабилитации.
    Во-вторых, статьи 3 и 6 Закона РСФСР "О реабилита¬ции репрессированных народов" помешали "партии войны" тянуть генерала Дудаева в осетино-ингушский конфликтна стороне ингушей и разжечь пожар войны на Северном Кавка¬зе еще в 1992 году.
    В-третьих, когда преступная затея втянуть генерала Ду¬даева в вооруженный конфликт осетин и ингушей провали¬лась, руководство РСО во главе с Ахсарбеком Галазовым весь¬ма искусно использовало сложившуюся ситуацию, чтобы со¬рвать выполнение закона " Об образовании Ингушской Рес¬публика" от 4 июня 1992 года.
    По мнению Николая Бугая, неслучайно и то, что вопрос о территориальных-притязаниях (сам термин "притязания" противоречит Конституции РФ и части, касающейся репрес¬сированных народов. - Б.К.) не смогли решить Закон РФ "Об установлении переходною периода по государственно-терри¬ториальному разграничению в Российской Федерации (от 3 июля 1992 г.) и Указ президента РФ "О мерах по осуществле¬нию территориальной реабилитации репрессированных народов" (16 сентября 1995 г.)
    По рассуждения г-на Бугая ошибочны, потому что в них он опирается на ст. 67, п. 3 Конституции РФ (о праве на раз¬решение территориальных споров, ла возможности измене¬ния границ между субъектами Российской Федерации с их взаимное согласия).
    Эта статья Конституции не может быть применена к ингушским территориям, аннексированным в пользу Север¬ной Осетии после выселения ингушей 23 февраля 1944 года,
    Я уже писал о том, что противники восстановления тер¬риториальной целостности Ингушетии почему-то "забывают", что в 1944 году территориальный передел, осуществленный сталинским режимом в пользу Северной Осетии, полностью игнорировал статью Конституции Чечено-Ингушской АССР, действовавшей на момент выселения чеченцев и ингушей. Эта статья Конституции устанавливала, что "территория ЧИ АССР может быть изменена только с согласия ЧИ АССР". Но имен¬но ст. 15 Конституции ЧИ АССР и ст. 80 Конституции РСФСР, на которую любит ссылаться лидер РСО Ахеарбек Галазов в своих притязаниях на ингушские земли, были тогда полнос¬тью проигнорированы. После же устранения этих наруше¬ний все становится на свое место, и ст. 67 новой Конститу¬ции РФ абсолютно не противоречит Закону РСФСР "О реа¬билитации репрессированных народов".
    Относительно Закона РФ "Об установлении переходно¬го периода по государственно-территориальному разграни¬чению в Российской Федерации"от 3 июля 1992 года, то здесь г-н Бугай демонстрирует недостаточную осведомленность в рассматриваемом вопросе.
    Дело в том, что в статье А Закона РФ "Об образовании Ингушской Республики" от 4 июня 1992 года для ингушей был установлен переходный период до марта 1994 года. За¬кон же от 3 июля 1992 пода устанавливал переходный период для всех остальных репрессированных народов до I июля 1995 года (оба срока переходного периода сорваны) и не имеет
    никакого отношения к ингушам.
    Ссылки на проект, разработанный Комитетом ООН по правам человека, в котором "указывалось на все формы реа¬билитации, за исключением территориальной", и заявление г-на Бугая о том, что " территориальная реабилитация, где речь идет о внешних границах, их изменениях, уточнениях, просто неизвестны в практике мирового сообщества", несос¬тоятельны, ибо мировое сообщество не знает вандализма в отношении народов и наций, имевшего место в СССР. И апел¬лирование профессора Бугая к правозащитнику Сергею Ко¬валеву здесь, по меньшей мере, неуместно, ибо Сергей Кова¬лев, в отличие от него никогда не выступал против террито¬риальной реабилитации репрессированных народов.
    И уж совсем не лезет ни в какие ворота следующее суж¬дение Николая Бугая: "Полагаю, настало время заявить, что ни в каких государственных структурах не принимались ре¬шения об отмене статей 3 и 6 закона". Но целый ряд прави-тельственных документов, протокол и Заявление руководи¬телей республик, краев и областей Северного Кавказа при участии руководства РФ (г. Нальчик, 7 декабря 1993 года) го¬ворят о другом.
    Проводимая до сегодняшнего дня политика Миннаца есть не что иное как борьба против статей 3 и 6 Закона "О реабилитации репрессированных народов", носящая перма¬нентный характер, несмотря на декларативные заявления ру-ководства этого ведомства об обратном.
    Но, пожалуй, самым "оригинальным" является выска¬зывание профессора Бугая, которое он приводит в поддерж¬ку статей 3 и 6: " Именно по заданию Государственного пра¬вового управления при президенте Российской Федерации Миннац России обобщил поступившие отклики на эти ста¬тьи почти от всех субъектов РФ, включая и Чукотский авто¬номный округ (до Чукотки добрались, а у репрессированных народов спросить "забыли". - Б.К.). 85% приславших ответы заявили, что статьи 3 и 6 закона, как и сам закон, "не следуеттрогать", а работу над совершенствованием методов и форм его исполнения надо продолжать, что и делается".
    Л где были 85% субъектов-РФ, когда у чех же ингушей в одночасье отобрали все, - от имущества и домов до Родины? И но какому праву они должны решать, вернуть ингушам Родину или нет? Есть соответствующие законы но реабили-тирующим основаниям для репрессированных народов, есть Конституция РФ, и их нужно соблюдать без всяких минна-цевских региональных социологических опросов по субъек¬там РФ. Видимо, г-н Бугай и его коллеги думают, что с реп-рессированными народами, в том числен с ингушским, мож¬но обращаться, как заблагорассудится. Но эти времена про¬шли безвозвратно, хотя минацевекий бюрократический ме¬ханизм противодействия репрессированным народам работает до сих пор весьма слаженно и эффективно.
    Малейшая попытка поставить вопрос о необходимости выполнять подписанные президентом РФ указы вызывает нервозность и возмущение у единомышленников господина Бугая, среди которых и председатель Временного государ¬ственного комитета по урегулированию вооруженного осе-тино-ингушского конфликта октября-ноября 1992 года Вла¬димир Лозовой.
    Даже заявление Бембулата Богатырева на парламентс¬ких слушаниях 10 июня сего года в Госдуме РФ по вопросу урегулирования осетино-ингушского конфликта - о необхо¬димости уважать действующие российские законы при ре-шении ингушской проблемы ~ г-н, Лозовой расценил как про¬вокацию и на страницах своего печатного листка "Вестник" за 21 июня 1996 года сообщил: "Мы подштовили представ-ление в Генеральную прокуратуру, считаем, что таким про¬вокационным выступлениям надо своевременно давать пра¬вовую оценку". Хочу напомнить Владимиру Лозовому, что Бембулат Богатырев и автор этих строк это уже проходили.
    Говоря о территориальной реабилитации ингушей, про¬фессор Бугай окончательно "запутался" в оценке роли прези-
    дентов РСО и РИ Галазова и Аушева. Генерал же Аушев с широким оповещением в СМИ "закрыл" территориальный вопрос в отношении ингушей, хотя таких полномочий ингуш¬ский народ ему никогда не давал.
    Примечательно, что Николай Бугай, отвечая на письмо Бембулата Богатырева, в своем ответе от 28 июня 1995 года за №09-0675ж пишет: "Министерство Российской Федерации по делам национальностей и региональной политике рассмот¬рело Ваше письмо по поводу возможной отмены Закона Рос¬сийской Федерации " О реабилитации репрессированных на¬родов". При всем понимании Ваших опасений Мипнац Рос¬сии считает, что они необоснованны, и никто не собирается Закон РФ дезавуировать". Невольно возникает вопрос: "Ког¬да же профессор Бугай говори! правду?" Уж слишком поляр-ны высказываемые им на самых различных уровнях мнения и этим его "межнациональные опусы" опасны.
    Мне кажется уместным в этой полемике поделиться не¬которыми соображениями, вызванными другими произведе¬ниями профессора Бугая.
    В 1995 году в Москве вышла книга Николая Бугая под названием "Л. Берия - Сталину: Согласно Вашему указанию" с интригующей авторской заявкой: "Книга составляет доку¬ментальную историческую основу проводимых в Российской Федерации мер по реабилитации поруганных и наказанных народов". К сожалению, в основополагающем вопросе - тер¬риториальной реабилитации - автор лишь повторил свои пре¬жние "доводы" прочив территориальной реабилитации, ис¬кажая историю и казачества и ингушей. На стр. 5 указанного сочинения профессор пишет:"Сначала депортации подверг¬лась часть русского (не только русского. - Б.К,) народа - каза¬чество. 24 января 1919г. ЦК РКП(б) принял Директиву о рас¬казачивании, фактически предусматривающую борьбу со все¬ми верхами казачества и его принудительное переселение. В Терской области казаки были высланы из трех станиц и двух (одного - Б.К.) хуторов. Сюда были помещены жители четырех (каких? - Б.К.) ингушских горных обществ". В неболь¬шом отрывке содержится целый ряд ошибок,
    На самом деле речь должна идти об ингушских селах Пригородного района, а не о казачьих станинах и хуторах.
    В связи с различными кривотолками относительно ис¬тории ингушских сел Пригородного района очень кратко кос¬нусь этой проблемы.
    Уже к концу Кавказской войны царская Россия начала депортации ингушей из сел Пригородного района, заселяя их казаками и переименовывая их в станицы. Характерно, что только с 1860 по 1864 год казаки на землях, отобранных у северокавказских горцев, основали 111 станиц, в том числе и на месте горских сел.
    Так на месте ингушских сел нынешнего Пригородного района РСО были основаны: "Онгушт- станица Тарская (1859 г.), Ахки-Юрт - станица Сунженская (1859 г.), Таузеп-Юрт -станица Воронцово-Дашковская( 1861 г.), и на месте Шолхи -хутор Тарский (1867 г.). Онгушт (Ангушт) и Шолхи объеди¬няли вокруг себя группу ингушских сел под названием "Боль¬шие Ингуши" и "Малые Ингуши". Никаких казачьих поселе¬ний до этого времени здесь ни в одном историческом доку¬менте не зарегистрировано (не говоря уже об осетинских по¬селениях, которых на территории ингушского Пригородного района никогда не было и в помине до 23 февраля 1944 года).
    Что касается депортации казаков из Терской области, о которой пишет профессор Бугай, то здесь ситуация такова.
    В мае 1918 года на III съезде народов Терека было при-нято решение о переселении трех казачьих станиц - Тарской. Сунженской, Воронцово-Дашковской и хутора Тарского, Пе¬реселение казаков из этих отнятых царской Россией у ингу¬шей населенных пунктов и возвращение их прежним хозяе¬вам готовилось по просьбе самого казачества с выделением казакам новых земель и денег. Казаки прекрасно знали, ка¬ким путем они оказались в ингушских селах, и поэтому со¬гласились покинуть их.
    В 1919 году в составе деникинских карательных войск сазаки, нарушив решения III съезда народов Терека, снова возвращаются в ингушские села, силой изгоняя ингушей".
    После поражения генерала Деникина казаков указанных станиц переселяют в Ставрополье, выделив им из местного земельного фонда наделы и обеспечив семенами и денежны¬ми кредитами, а ингушским селам были возвращены их ис-конные названия.
    В 1944 году, после депортации ингушей, этим ингушс¬ким селам снова дали казачьи названия.
    В 1957 году в результате закулисного сговора руковод¬ства СО АССР и Оргкомитета по восстановлению ЧИ АССР Пригородный район и часть Малгобекского района без ведо¬ма и согласия ингушей были оставлены за Северной Осети¬ей, к которой присоединили через ингушскую территорию и Моздокский район Ставрополья, образовав таким образом своеобразный осетинский вариант "Данцигского коридора".
    Кому-то может показаться, что все, написанное мной, частности. Но именно эти частности весьма влияют на судь¬бу ингушского народа, ждущего справедливого решения сво¬их проблем.
    Россия, в которой в последние 250 лет ингуши пытают¬ся жить в мире и согласии, добровольно войдя в се состав, неоднократно жестом» обманывала их.
    Сейчас ингуши связывают спои надежды с Борисом Ель¬циным, проявившим способность ради мира и благополучия Отечества делать неординарные шаги. Думается, что вели¬чайшее долготерпение ингушского народа, несмотря ни на что поверившего президенту РФ, наконец будет вознаграж¬дено по достоинству ради будущего этого народа и цивили¬зованного будущего России.
    «ИГ» 20 VII 96 г.


    КОНФРОНТАЦИЯ ЧЕЧНИ И РОССИИ ГУБИТЕЛЬНА ДЛЯ ОБЕИХ СТОРОН
    ВОПРОС О СТАТУСЕ РЕСПУБЛИКИ ТЕСНО СВЯЗАН С ПРОБЛЕМАМИ ВСЕГО РЕГИОНА
    Беслан Костоев
    КОЛЛИЗИЯ.

    Вопрос о придании Чеченской Республике особого ста¬туса не так прост, как это может показаться на первый взгляд, он связан с целым рядом сложнейших проблем Северокав¬казского региона в плане историческом, политическом, эко-номическом, межнациональном, не говоря уже о военном.
    Говоря об особом статусе Чечни как субъекта РФ, нельзя обойти и такие важные моменты, как принятие Декларации о суверенитете Чечено-Ингушской Республики и провозглаше¬ние Чеченской Республики Нохчичьо.
    23-25 ноября 1990 г. в Грозном состоялся первый съезд Общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН), исполком которого возглавил прибывший на съезд в качестве гостя генерал Джохар Дудаев.
    На съезде ОКЧН образовались три фракции 1-я - фрак¬ция Доку Завгаева, представлявшая партноменклатуру, жаж¬давшую освободиться от диктата Центра, 2-я - фракция Са-ламбека Хаджиева, выступавшая за полную самостоятель¬ность Чечено-Ингушской Республики, 3-я - фракция Яндар¬биева - Гантемирова - Мамадаева, выдвинувшая лозунг со-здания независимого исламского государства. На съезде фрак¬ции Завгаева и Хаджиева потерпели поражение. -
    27 ноября 1990 г. под председательством Доку Завгаева сессия Верховное Совета Чечено-Ингушской АССР прини¬мает Декларацию о суверенитете Чечено-Ингушетии, в кото¬рой не было даже упоминания о Российской Федерации.
    И марта 1993 г. Верховный Совет Чечено-Ингушской
    Республики по инициативе все того же Доку Завгаева прини¬мает постановление об отказе от проведения на территории ЧИР российского референдума. Я присутствовал на заседа¬ниях ВС ЧИР и не раз слушал депутатов Чечено-Ингушского парламента, говоривших, с одобрения Доку Завгаева, о Рос¬сийской Федерации, как о "соседнем государстве".
    И только четыре месяца спустя после этого в июне 1991 года на очередном съезде ОКЧН было принято политическое Заявление, в котором утверждалось, что Чеченская Респуб¬лика Нохчичьо не входит ни в СССР, ни в РСФСР.
    После августовского путча ГКЧП, негласно поддержан¬ного Завгаевым, 3 сентября 1991 г. Дудаев объявил о низло¬жении Верховного Совета ЧИР во главе с Завгаевым, а 6 сен¬тября в нарушение действующей Конституции ЧИР, Чечено-Ингушский парламент был разогнан.

    Прибывший 15 сентября 1991 г. в Грозный спикер ВС РФ Руслан Хасбулатов собрал депутатов ВС ЧИР в ДК им. Ленина. Кворума не было, но тем не менее российский спи¬кер объявил, что ВС ЧИР распускается. А когда депутаты принялись возражать, требуя прекратить бесчинства, ссыла¬ясь на Конституцию, Руслан Хасбулатов, показав на толпу вокруг ДК, заявил: "Вы окружены, и я не уверен, что вам да¬дут спокойно разойтись, если вы со мной не согласитесь". Фактически Хасбулатов поощрил действия ОКЧН, являющей¬ся общественной организацией по свержению ВС Чечено-Ингушской Республики антиконституционным путем. Это был первый на территории СССР разгон законно избранного парламента.
    Наверное, и не думал, и не гадал спикер ВС РФ Руслан Хасбулатов, поддерживая тогда антиконструкционный бес¬предел общественной организации ОКЧН, шедшей к власти иод реакционным лозунгом: "Русские - в Рязань, татары - в Казань, ингуши - в Назрань!", что через два года возглавляе¬мый им ВС РФ тоже будет разогнан - более жесткими методами, но уже по указу законно избранного президента.
    Чтобы придать видимость конституционности совер¬шенному государственному перевороту, ОКЧН обратился к экстремистской партии "Нийсхо" в Ингушетии с просьбой о поддержке событий в Грозном.
    Дважды, 20 июня и 15 сентября 1991 года, созданный лидерами партии "Нийсхо" так называемый "исполком депу¬татов всех уровней" Ингушетии во главе с И. Кодзоевым без всякой законодательной базы провозгласил Ингушскую Рес-публику. Оргкомитет по восстановлению государственности ишушей попросил руководителей всех ингушских районов не делать этого, особенно с учетом начавшихся в Чечне со-, бытии. Однако И. Кодзоев с А.Х. Аушевым, бывшим в то вре¬мя председателем Назранского райсовета народных депута¬тов и первым секретарем Назранского РК КПСС, прибыли в Грозный к руководству ОКЧН и передали состряпанный ими "документ" об образовании Ингушской Республики, что дол-жир было придать "большую легитимность" действиям ОКЧН.
    27 октября 1991 года в Чеченской Республике прошли "выборы", в результате которых Джохар Дудаев был "избран" первым президентом Ч Р. Был также избран и чеченский пар¬ламент из АО чеченцев и ... одного русскою. В выборах при¬няло участие около 12% избирателей Чечни.
    Оргкомитет по восстановлению государственности Ин¬гушетии провел 6-7 октября 1991 г. III Общенациональный съезд ингушского парода, на котором была принята исклю¬чительно важная резолюция. В ней, в частности, отмечалось: "Считать нецелесообразным объявление ингушской государ-ственности до полного возврата всех аннексированных в пе¬риод сталинщины ингушских территорий. Провозглашение Ингушской Республики считать возможным только но резуль¬татам референдума среди ингушского населения, проживаю¬щего на территории ЧИР, Северной Осетии, Казахстана, Кыр¬гызстана".
    В середине ноября 1991 г. состоялась встреча народного депутата РСФСР Бсмбулата Богатырева с президентом Рос¬сии Борисом Ельциным по вопросу проведения референдума в ингушских районах ЧИР. По предложению Бориса Ельци-на, 30 ноября был проведен (под пулями экстремистов) рефе¬рендум, па котором ингуши и казаки высказались за вхожде¬ние вместе со своей республикой в состав России. Таким пу¬тем был положен конец попыткам сепаратистских группиро¬вок в Ингушетии воссоединиться снова с мятежной Чечней, чтобы потом "выйти" из состава РФ.
    Видя итоги голосования на референдуме (97,5% выска¬зались за вхождение в состав России), президент РФ высту¬пил инициатором образования нового субъекта России, и А июня 1992 года был принят Закон РФ "Об образовании Ин-гушской республики в составе РСФСР", что отрицательно было воспринято руководством Чечни и Северной Осетии, не желавших восстановления государственности ингушей.
    Следует отметить, что идея независимого от1 Российс¬кой Федерации чеченского государства вынашивалась не кем-нибудь, а Доку Завгаевым. Генерал же Дудаев оперативно использовал эту идею , устранив с политической арены ме-нее решительного партийного функционера.
    Сейчас при обсуждении проблемы особого статуса ЧР возникает вопрос; "Что это - привилегия для воюющих бое¬виков, поддержка завгаевскои Декларации о полном сувере¬нитете ЧИР, а теперь и ЧР, или начало развала России?" В , любом случае, с точки зрения действующей Конституции РФ, это недопустимо. А может быть, это пересмотр итогов коло¬ниальной Кавказской войны? Тогда как должны вести себя остальные народы Северного Кавказа, особенно ингушский, больше всех пострадавший от российско-чеченской войны?
    Севсрокавказские горцы - мусульмане в системе скла¬дывавшейся веками российской государственности занима¬ют особое положение. Татары и башкиры Поволжья, Урала и Сибири участвовали в становлении российского государства
    наряду с христианами. Кавказские горцы присоединены к России в результате войны силой, хотя как вынужденная мера в ряде случаен и подписывались договоры о добровольном вхождении в состав России. Справедливое ради надо заме¬тить, что Россия многократно нарушала эти договоры в одно¬стороннем порядке. В этом специфика ситуации, и это надо иметь в виду.
    Надо сказать и о том, что Северный Кавказ вошел в мет¬рополию - Россию, имея с ней непосредственные границы, в отличие от метрополий европейских стран: Англии, Фран¬ции, Испании, Португалии, имевших заморские колонии. (Ви¬димо, по этой причине они расстались со своими владениями относительно легко). Кроме тою, Северный Кавказ оказался в окружении Закавказских республик, никогда не воевавших с Россией, что также имеет немаловажное значение для про¬водимой РФ геополитики.
    Предоставление особого статуса Чечне требует всесто¬роннего рассмотрения территориального вопроса на Север¬ном Кавказе и окончательной ликвидации последствий реп¬рессий горцев - мусульман.
    Так, к примеру, в 1957 г. Пригородный и часть Малго-бекского района из бывшей Ч И АССР в результате закулис¬ного сговора между первым секретарем Северо-Осетинского обкома КПСС А. Агкацсвым и председателем Оргкомитета по восстановлению ЧИ АССР М. Гайрбсковым были переда¬ны Северной Осетии без ведома и согласия ингушей, то есть антиконституционным путем.
    Взамен М. Гайрбеков для расселения чеченцев горных районов Чечни на равнине получил три района с русским на¬селением из Ставропольского края: Шелковской, Наурский и Карагалинским (который в 1962 г. вошел в состав Шелковско¬го), никогда ранее не принадлежавшие Чечено-Ингушетии. С распадом последней эти районы должны быть возвращены назад.
    Эти политические аферы были осуществлены при пол-
    ном игнорировании Конституций субъектов РСФСР, без вся¬кого референдума, с нарушением конституционных прав граждан - жителей перечисленных районов.
    Повторюсь, потому что это очень важно: решение "кав¬казской проблемы" возможно только после ликвидации по¬следствий сталинских репрессий и возврата указанных райо¬нов субъектам РФ, которым они ранее принадлежали, тем более что это абсолютно не затрагивает принципа террито¬риальной целостности России и неизменности ее внешних границ. Не грозит это и развалом российского государства. Конечно, российских граждан, ныне проживающих в насе¬ленных пунктах данных районов, следует там и оставить, но должна быть изменена юрисдикция этих административных образований.
    Что касается проблемы ингушских беженцев Пригород¬ного района, то она будет решена автоматически после перс-дачи ингушских территорий под юрисдикцию Ингушской Республики.
    До придания Чечне нового статуса одного из субъектов РФ, необходимо осуществить юридический раздел Чечено-Ингушской Республики иод патронажем РФ, куда ЧИР вхо¬дила до ее развала в 1991 г. Необходимо аннулировать все договоры и соглашения между Чеченской и Ингушской рес-публиками, подписанные генералами Дудаевым и Аушевым как носящие нелегитимный, антиконституционный характер и фактически являющиеся сепаратными сделками за спиной России, чеченского и ингушского народов.
    Для определения административных границ вновь об¬разованных Чеченской и Ингушской республик целесообраз¬но провести многосторонние переговоры с участием России, Грузии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Ставрополь-ского края, Чечни и Ингушетии.
    Что касается попыток Доку Завгаева, направленных на оссоединение Чечни и Ингушетии, то после всего случив¬шегося и после его антиингушских высказываний, подобное можно охарактеризовать как еще одну политическую аван¬тюру кремлевского выдвиженца на фоне общей трагедии на¬родов Чечни и Ингушетии - авантюру с далеко идущими по¬следствиями. К сожалению, нет никакой гарантии, что пре¬емник Завгаева на посту лидера Чечни не продолжит антиин¬гушскую политику своею предшественника.
    Важно помнить и о том, что прежде чем определять ста¬тус Чечни, нужно прекратить народоубийство, найти прием¬лемое политическое решение, спросить наконец у многона¬ционального народа Чечни, включая и всех уехавших из-за ситуации в республике: чего они хотят. Только по результа¬там референдума можно определить форму правления и ста¬тус Чечни. Все остальное очень похоже на политический блеф. Конечно, исключительно важную роль здесь играет и то, какова национальная политика России вообще, и по отноше¬нию к Северному Кавказу в частности. И прежде всего сле¬дует начать с лечения болезни, которой серьезно больна чи¬новничья Россия - это ущемление конституционных нрав рос¬сийских граждан, именуемых "лицами кавказской националь¬ности". К великому сожалению, это становится сегодня гла-венствующим принципом концепции государственной наци¬ональной политики Российской Федерации, вызывая у каж¬дого представителя Северного Кавказа вполне закономерный вопрос; "Для чего вы нас завоевывали?"
    В заключение несколько слов о проекте Договора об ос¬новах взаимоотношений Российской Федерации и Чеченс¬кой Республики г-на Саламбека Маигова, опубликованного в "Независимой Газете" 24 июля 1996 года.
    Заявляя в статье 2 своего проекта о Чеченской Респуб¬лике как о суверенном государстве, субъекте международно¬го права, автор противоречит действующей Конституции РФ. Объявление же Чеченской Республики субъектом меж-дународного права на основе принятой 27 ноября 1990 г. Вер¬ховным Советом уже не существующей Чечено-Ингушской Республики Декларации о государственном суверенитете, есть
    ни что иное, как юридический нонсенс, и по этой причине проект уважаемого г-на Маигова не заслуживает внимания.
    Особый статус Чечни вне конституционно-правового статуса и административно-территориального устройства субъектов РФ - это политический миф. Но в нем, к сожале¬нию, заложены реальные перспективы нового осложнения ситуации на Кавказе и возможного распада России, что не принесет облегчения ни одной из сторон. В этом случай для горцев Кавказа не суть важно, какой веры государи ими бу¬дут управлять.
    Именно поэтому вопрос о придании Чечне особого ста¬туса требует всесторонней оценки ситуации и перспектив с учетом политических реалий в Северо-Кавказском регионе. При этом надо помнить о необходимости соблюдения золо-того правила: "Не навреди".
    В этом плане заслуживают всесторонней поддержки мирные инициативы секретаря Совета безопасности РФ Алек¬сандра Лебедя по урегулированию чеченского кризиса с от¬ложенным на пять лет политическим статусом Чеченской Рес¬публики, одобренные президентом РФ Борисом Ельциным и российским премьером Виктором Черномырдиным и поло¬жительно воспринятые в обществе, несмотря на все шерохо¬ватости формулировок подписанных обеими сторонами со¬глашений и носящих во многом декларативный характер.
    «ИГ» 13.09.96 г.

    ИСПОЛНИЛОСЬ 53 ГОДА ДЕПОРТАЦИИ ВАЙНАХОВ
    НА КАВКАЗЕ МНОГОЕ ЗАВИСИТ ОТ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПРОШЛОГО
    Беслан Костоев
    МНЕНИЕ

    Процесс выдавливания ингушей из зоны геополитичес¬ких интересов царской России, заселения ингушских земель казаками и осетинами начался еще в XVIII веке и продолжа¬ется вплоть до наших дней.
    Так, в 1931 г. 5,2 тыс. га земель из Малобекского района Ингушской автономной области были переданы в Моздокс¬кий район, входивший тогда в Ставропольский край. После провозглашения Ингушской и Северо-Осстинской автоном¬ных областей постановлением президиума ВЦИК от 20 июня 1933 г. Орджоникидзе (Владикавказ) был включен в состав Северо-Осетинской автономной области вместе с прилегаю¬щей с юга, востока н севера пригородной полосой общей пло-щадью 7,5 тыс. га, хотя город и был столицей двух автоно¬мий. Вопреки воле ингушского народа в 1934 г. бил разыгран сталинский фарс с образованием Чечен о-Ингушской автоном¬ной области, когда фактически была упразднена государствен¬ность ингушей. И 1944-м завершился основной советский этап аннексий ингушских терриорий, сопровождавшийся поголов¬ной депортацией ингушей. В 1957 г. земли Пригородного и части Малгобекского районов {более 100 тыс. га) по инициа¬тиве председателя Оргкомитета но восстановлению ЧИ АССР Муслима Гайрбекова оставили Северной Осетии.
    По заявлению одного из членов оргкомитета Абдул-Га-
    мида Тангиева, первый секретарь Северо-Осети некого обко¬ма А гкацев обратился к руководству страны с просьбой оста¬вить в составе СО АССР ингушский Пригородный район, подкрепив свою просьбу словами: "Мы превратим Пригород¬ный район в плацдарм для демонстрации дружбы народов СССР". Одновременно Муслим Гайрбеков без ведома ингу¬шей - членов оргкомитета вел переговоры с руководством Северной Осетии по вопросу оставления в ее составе Приго¬родного и части Малгобекского районов.
    Вскоре на VI пленуме Чечено-Ингушского обкома КПСС, состоявшемся \1 августа 1957 г. с повесткой дня : "О ходе выполнения постановления ЦК КПСС от 24 ноября 1956 г. "О восстановлении национальной автономии чеченского и ингушского народов" при участии секретаря ЦК КПСС Пет¬ра Поспелова, поднимался вопрос о необходимости возвра¬щения Пригородного района в состав ЧИ АССР.
    На этом же пленуме выступил заместитель председате¬ля оргкомитета по восстановлению ЧИ АССР Зураб Тонгиев, который заявил: "Хочу еще раз вернуться к Пригородному району. Он должен остаться в пределах Чечено-Ингушской Республики. Само осетинское население, проживающее в пределах Пригородного района изъявило желание переселить¬ся в Северную Осетию. Здесь тов. Зангиев (Б. Зангиев - пред¬седатель Совмина СО АССР. - Б.К.) говорил, что они прини¬мают меры к переселению, и я от имени чечено-ингушского народа прошу передать по закону принадлежащий Чечено-Ингушской Республике Пригородный район".
    В согласии с осетинским руководством Гайрбеков осу¬ществил план, по которому Пригородный и часть Малгобек¬ского районов, без ингушей, были присоединены к Северной Осетии, а взамен их Чечено-Ингушетия получила, как утвер¬ждает осетинская сторона, для расселения чеченцев горных районов па равнине - Шелковской, Наурский и Каргалинский районы Ставропольскою края вместе с казачьим населени¬ем, хотя никакого согласия ни ингушей, ни казаков на эти политические авантюры не было, также как нет никакого за¬конодательного акта на подобные переделы территорий.
    Говоря о той неприглядной роли, которую сыграл быв¬ший председатель оргкомитета по восстановлению ЧИ АССР, а затем и председатель Совмина ЧИ АССР Гайрбеков в анти-ннгушской политической интриге, на втором съезде ингушс¬кого народа 9 сентября 1989 г. в Грозном главный государ¬ственный инспектор по использованию и охране земельного фонда ЧИ АССР, кандидат экономических наук Бембулат Бо¬гатырев отметил: "В 1957 г. Президиум Верховного Совета РСФСР просил сообщить, в составе каких районов желатель-но и необходимо восстановить Чечено-Ингушскую АССР. Замещавший Гайрбекова тогда Слюсарев (Сунженский казак - Б.К.) дал ответ на этот вопрос, и при этом он сделал особый упор на необходимость возвращения ингушам Пригородного района, без которого половина ингушей просто не может воз-вращаться с мест высылки. Находившийся тогда в Москве председатель Совета Министров Северо-Осатинской АССР Агкацев (первый секретарь Северо-Осетинского Обкома КПСС - Б.К.) позвонил Гайрбекову и передал ему содержа-ние ответа Слюсарева на запрос Президиума Верховного Со¬вета РСФСР. И Агкацев настойчиво просил Гайрбекова не настаивать на включении в состав Чечено-Ингушской АССР Пригородного района "по крайней мере, пока", как он выра¬зился. Гайрбеков пошел на этот беспринципный шаг. Он ото¬звал телеграмму, посланную за подписью Слюсарева, и от¬правил новую, в которой утверждалось, что ингуши "пока" могут обойтись без Пригородного района. При этом между Гайрбсковым и Слюсарсвым состоялся нелицеприятный раз¬говор. Слюсарев был категорически против этой аферы, а Гайрбеков ссылался на обещание, данное им Агкацеву и еще кому-то в Москве" (Второй съезд ингушского народа. Гроз¬ный, 1990, с. 151 - 152).
    В 1973 г. прибывший в Грозный после известного ян-варского митинга ингушей министр МВД СССР Щелоков
    привез с собой и показывал именно эту телеграмму Гайрбе¬кова как довод против требований ингушей вернуть им их земли.
    Собирание ингушских земель еще не началось, а разда-ривание продолжается, к чему приложило руку и нынешнее руководство Ингушетии во главе с генералом Аушевым, без согласия народа отказавшимся от исконных ингушских тер¬риторий.
    «ИГ». 26.02.97

    ПРАВДА И ЛОЖЬ ОБ ИНГУШСКОЙ ТРАГЕДИИ
    ЧИНОВНИКИ ПОКА НЕ ПРИШЛИ К ПОНИМАНИЮ ТОГО, ЧТОЖК ТАКОЕ СПРАВЕДЛИВАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА
    Бембулат Богатырев, Беслан Костоев*
    КОЛЛИЗИИ

    В данной публикации речь пойдет в основном о роли российского экс-спикера ВС Руслана Хасбулатова в восста¬новлении государственности ингушского народа. Повод к это¬му он дал сам своей статьей в "НГ" (31.10.96) "Ингушско-осетинский конфликт разожгли безответственными действи¬ями", опубликованной к четвертой годовщине ингушской тра¬гедии и носящей ярко выраженный антиингушский характер.
    Мы знали, что господин Хасбулатов постарается свалить с себя вину за трагедию ингушского народа и переложить се на других. Он ждал удобного момента, и, как ему кажется, дождался к четырехлетнему "юбилею" этнической чистки ин¬гушей г. Владикавказа и Пригородного района. Руслан Хас¬булатов относится к категории людей, не страдающих угры¬зениями совести за содеянное, о чем мы узнали, когда он стал сначала первым заместителем, а затем и председателем ВС РСФСР.
    Народные депутаты России от Ингушетии Ибрагим Ко-стоев и Бембулат Богатырев сыграли решающую роль в том, что кандидатура Руслана Хасбулатова была выдвинута на пост первого заместителя председателя ВС России. Действовали они через председателя ВС РСФСР Бориса Ельцина и его сто-

    Веслан Усманович Коетоев президент Гуманитарного фонда Ингушетии, член президиума 11сч><х>но,'о Сонета Ингушетии
    Бембулат Берсович Богатырев первый заместитель председателя Народного Совета Ингушетии, бывший народный депутат РФ.
    роников на съезде. Депутаты от Чечено-Ингушетии радова¬лись избранию Хасбулатова, ликовала вся Ингушетия. Наш народ был доволен работой своих депутатов. На Руслана Хас¬булатова возлагались огромные надежды в восстановлении исторической справедливости в отношении репрессирован¬ных народов.
    Днем раньше по настоятельной просьбе соратника Ель¬цина Михаила Бочарова семь депутатов из Чечено-Ингуше-гии отдали свои голоса за Бориса Николаевича и обеспечили ему столь необходимую победу, хотя Михаил Горбачев и Доку Завгаев очень просили чечено-ингушских депутатов не де-лать этого.
    Накануне дня решающего тура голосования Михаил Бочаров сказал нашим депутатам: " У нас 528 голосов, и боль¬ше неоткуда их брать. Необходим 531 голос для избрания Бориса Ельцина на пост председателя ВС России. Единствен-ная депутатская группа, которая это сможет сделать, чече-но-ингушская. Отдайте нам, пожалуйста, 5-7 голосов, и я от имени Ельцина ответственно заявляю, что чеченцы, ингуши и все репрессированные народы будут полностью реабили¬тированы". В подтверждение своих слов Михаил Бочаров поклялся на золотом кресте.
    Сегодня речь пойдет не о действиях президента РФ. Мы коснемся этого только в общих, чертах. Однако когда прези¬дент полностью войдет в рабочий ритм, тогда мы и вернемся к объективному и полному рассмотрению ингушского воп¬роса, особенно на фоне действий российских чиновников, не способных в силу известных причин разрешить осетино-ин-гушский кризис и фактически превративших зону осетино-ингушского конфликта в кормушку за счет российских пало-плателыциков. У нас есть что сказать президенту РФ но ликвидации ингушской трагедии, и если судьбе будет угод-но, мы это сделаем.
    На народных депутатов России от Ингушетии и лиде¬ров Народного Совета Ингушетии ингушским народом была возложена обязанность - добиться принятия Закопа "О реа¬билитации репрессированных народов" и восстановления ингушской государственности, упраздненной Сталиным в 1934 году в пользу Северной Осетии. Наши действия в пар¬ламенте России и в других структурах власти объяснялись стремлением восстановить справедливость в отношении реп¬рессированных народов, и прежде всего ингушского. Мы до-бились принятия Закона "О реабилитации репрессированных народов" и позже убедили Бориса Николаевича в необходи¬мости восстановления государственности ингушского наро¬да.
    ВОССТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
    В условиях, когда была провозглашена Чеченская Рес¬публика, и она де-факто вышла из состава России, у ингушс¬кого народа образованию Ингушской Республики не было другой альтернативы.
    Инициативу лидеров Народного Совета Ингушетии о восстановлении государственности ингушского народа под¬держал президент Ельцин, и по его предложению Народным Советом был проведен референдум среди ингушского наро¬да и казачества об образовании Ингушской Республики в со¬ставе России, поддержанный повсеместно.
    Президент РФ обратился к парламенту России с просьбой поддержать его законодательную инициативу об образовании Ингушской Республики в составе России. Един¬ственным человеком в ВС РФ, открыто выступившим против предложения президента России был Руслан Хасбулатов, за¬явивший, что этого делать нельзя и что парламент России не поддержит такое предложение.
    По заданию Бориса Николаевича был подготовлен про¬ект постановления "Об образовании Ингушской Республики в составе РФ". В его преамбуле подчеркивалась необходи¬мость восстановления исторической справедливости в отно-
    шении ингушского народа, выполнения Закона "О реабили¬тации репрессированных народов" и учета результатов об¬щенационального референдума среди ингушского народа. Проект предусматривал образование Ингушской Республи¬ки в составе Малгобекского, Назрановского, Сунженского и Пригородного районов, а также определение статуса г. Вла¬дикавказа на предмет размещения там ингушской и осетинс¬кой столиц. Завизированный президентом России, Сергеем Шахраем и юридической службой президента, он был пере¬дан ВС России на рассмотрение.
    Из проекта постановления Русланом Хасбулатовым были убраны преамбула, названия районов, которые должны были войти в состав создаваемой Ингушской Республики. Был вы¬черкнут и пункт, где говорилось об определении статуса г. Владикавказа. По этому поводу ингушская сторона заявила решительный протест и потребовала Хасбулатова не вмеши¬ваться в суверенные права ингушского народа. В дальнейшем этой проблемой занимались Сергей Филатов и Сергей Шах¬рай. Нам удалось при их поддержке сохранить Закон "Об об-разовании Ингушской Республики в составе России" в том виде, в каком он принят парламентом России, несмотря на противодействие депутатов Ахсарбека Галазова и Сергея Хе-тагурова из Северной Осетии.
    Спикер парламента Хасбулатов совместно с осетински¬ми руководителями продолжал мешать процессу принятия данного закона. Он дошел даже до того, что дважды просил от имени президента страны Сергея Филатова снять с повес-тки дня работы ВС России вопрос об образовании Ингушс¬кой Республики. Оба раза, как выяснилось позже, Борис Ни¬колаевич об этом спикера не просил.
    ПОДГОТОВКА ГЕНОЦИДА
    Когда против воли Руслана Хасбулатова Ингушская Рес¬публика все же была провозглашена, он сделал все от него зависящее, чтобы не допустить к руководству этой республи¬кой тех, кто сделал возможным ее образование, Главным об¬разом это касалось депутата Богатырева, представления на которою руководства трех ингушских районов, обществен¬ных, политических и религиозных организаций Ингушетии с просьбой назначить его главой администрации Ингушской Республики лежали у президента и спикера ВС России. Что¬бы не допустить этого, российский спикер Хасбулатов даже помирился на время со своими политическими противника¬ми. Он прекратил споры с генералом Дудаевым и начальни¬ком Контрольного управления при президенте России Бол¬дыревым, заявлявшим представителям Ингушской Республи¬ки: "Нам там (в Ингушетии - авт.) в качестве главы админис¬трации нужен человек, который бы беспрекословно выпол¬нял волю президента, а у Богатырева слишком жесткая пози¬ция по Пригородному району".
    По настоянию Руслана Хасбулатова в качестве полно¬мочного представителя ВС России в Ингушетию был направ¬лен бывший командующий 40-й армией в Афганистане пзне-рал армии Ермаков. Представителем же президента России -генерал юстиции Костоев. Оба генерала ранее не занимались проблемами Ингушетии, а утверждение господина Хасбула¬това о том, что их направление в Ингушетию было согласова¬но с ее руководителями является чистейшим вымыслом хотя бы потому, что в республике тогда не было руководителя. Отстраненные от управления делами вновь образованной рес¬публики лидеры Народного Совета Ингушетии ничего тогда не решали, и заявления Хасбулатова о том, что Бембулат Бо¬гатырев и его сторонники препятствовали образованию ле¬гитимных органов власти в Ингушетии, являются откровен¬ной ложью. Такой цели ни российский спикер, ни другие структуры власти России перед собой не ставили. Разговоры на эту тему были не более чем отвлекающим маневром перед очередным геноцидом ингушского народа.
    Тем временем в Пригородный район перебрасывались
    дополнительные континенты российских войск, в том числе и из Восточной Германии. Российские силовые структуры ускоренными темпами создавали почти 40-тысячную осетин¬скую армию. Значительная часть военных предприятий Се¬верной Осетии производила оружие и боеприпасы для созда-ваемых осетинских вооруженных формирований. Руслан Хасбулатов публично хвастался, что он содействовал созда¬нию боеспособной армии в Южной Осетии и вооруженной грузинской оппозиции против президента Грузии Звиада Гам-сахурдиа, заявляя вдобавок хвастливо, что скоро добьется свержения генерала Дудаева, которого привезут ему из Чеч¬ни в железной клетке.
    В самой Северной Осетии, при попустительстве россий¬ских властных структур, преследования ингушей приняли массовый характер. За короткое время было убито 27 ингу¬шей. Руководители Северной Осетии готовились к этничес¬кой чистке ингушей с территории их исторической родины, а российские власти - к свержению режима генерала Дудаева через очередной геноцид ингушского народа, веря, что гене¬рал Дудаев со своими войсками придет на помощь гибнущим в неравной борьбе ингушам и появится повод вмешаться в дела чеченского народа. Это бесспорно. Если в этом есть ка¬кое-либо сомнение, то мы можем обратиться к заключению независимых военных экспертов России о причинах осети¬но-ингушского конфликта, которое было передано всем струк-турам власти, а также в СМИ. Приведем здесь несколько аб¬зацев из этого заключения: "Военизированные формирования в Северной Осетии создавались повсеместно: на предприя¬тиях, в учреждениях, в колхозах, совхозах, по месту житель¬ства и даже а лесничествах. Решались вопросы снабжения этих формирований бронетехникой, стрелковым вооружением, средствами связи. В Пригородном районе в селах, населен¬ных преимущественно ингушами, постоянно проводились маневры этих формирований, в ходе которых отрабатывались вопросы взаимодействия и управления, проводилась рекогносцировка местности. СМИ Северо-Осетинской ССР разжи¬гали военный психоз. На эти же приготовления тратились деньги российских налогоплательщиков. Происходила мили¬таризация республики. Оружие и техника передавались и похищались из российских воинских частей. Эти приготов¬ления и действия также имели целью оказать устрашающее давление на ингушей и принудить их к безусловному отказу от требований возвращения Пригородного района в состав Ингушской Республики. Демонстративные действия осетин¬ской стороны приводили к гибели ингушей... Характер и ход операции группировки российских войск определились со¬впадением целей североосетинского руководства и руковод¬ства РФ, их неверным пониманием интересов России на Се¬верном Кавказе, конъюнктурным подходом к решению осе¬тино-ингушского конфликта. Российское руководство стре¬милось под предлогом урегулирования межнационального конфликта перебросить в район конфликта ударную армейс¬кую группировку и военным путем решить наболевший воп¬рос с Чечней,.. Действия ингушей можно квалифицировать как самоорганизацию и самооборону на самом низовом уров¬не в селах. Практически не было создано общего для ингуш¬ского Пригородного района какого-либо координирующего органа. Этот факт и скоротечность организации самооборо¬ны указывают, что произошло по преимуществу стихийное восстание доведенных до отчаяния людей. Об этом же гово¬рит и уровень их вооружения: преимущественно охотничьи ружья, стрелковое вооружение. Па стороне Осетии выступи¬ла ударная группировка российских войск, обеспеченная под¬держкой с воздуха. Осетинские вооруженные формирования были хорошо оснащены стрелковым оружием и бронетехни¬кой.
    В Москве 31 октября 1992 года происходило заседание СБ России, на котором обсуждались срочные меры по урегу¬лированию конфликта на территориях Северо-ОсетинскоЙ и Ингушской республик. На заседании СБ речь шла преиму-
    щественно о Чечне как незаконно появившемся образовании на территории России... Необходимо было спровоцировать военное выступление Чечни на помощь Ингушетии. Чечня рассматривается как главная угроза безопасности России. После этого становятся понятными все последующие дей- ствия политического и военного руководства в районе конф- ликта. 1 ноября 1992 года, выступая на экстренном заседании Совета министров Северо-Осетинской ССР, господин Хижа заявил: "Могу сказать одно... пока никакой другой опаснос¬ти нет, кроме той, что постоянно возникает со стороны Чеч¬ни" (газета "Северная Осетия" от 3 ноября ] 992 года). Госпо¬дин Хижа, таким образом, еще раз публично подтверждает, что Ингушетия не представляет угрозы для Российской Фе¬дерации. Конечная цель предстоящей операции - Чечня. От¬сюда и создание столь мощной наступательной группировки российских войск, оснащенной установками "Град", САУ, тан¬ками, артиллерией и штурмовой авиацией (всего свыше 30 тыс. человек), что совершенно несоразмерно для задачи разъе¬динения осетин и ингушей".
    Вот вам образец национальной политики, осуществляе¬мой воинствующим чиновничеством России по отношению к одному из своих субъектов, то-есть к Ингушской Республи¬ке, вполне лояльной и ничем не заслужившей столь варварс¬кого и вероломного отношения к себе.
    Нужны ли еще доказательства того, кто и ради чего раз¬вязал осетино-ингушскую бойню в октябре-ноябре 1992 года? Если они нужны, мы их приведем. Посмотрите, что говорят сами осетины: "Осетино-ингушская война причинила вред только самим этим народам, наиболее в ней пострадавшим. Но эта война была выгодна определенным силам в Кремле и Белом доме, которые таким образом пытались " усмирить" Чечню, свергнуть президента Дудаева Джохара и привести к власти - па "престол" - сторонников Руслана Хасбулатова,
    главы парламента России". И далее: "Сегодня ни для кого не остается секретом, что грузино-осетинский конфликт на юге Осетии был спровоцирован Кремлем с целью недопущения выхода Грузии из состава СССР" ("Сборник, Северная Осе¬тия. Этнополитические процессы". Т.2, стр. 14-15, 1995).
    В том, что российские руководители в решающей сте¬пени содействовали возникновению войны между Осетией и Ингушетией авторы сборника правы. При этом российских руководи слей просили и даже умоляли осетинские лидеры Дзасохов, Галазов и Хетагуров, которые с помощью России хотели присоединить Южную Осетию к Северной, провести этническую чистку ингушей с территории их исторической Родины и денонсировать законы "О реабилитации репресси-рованных народов" и "Об образовании Ингушской Респуб¬лики в составе РФ".
    Мы знали обо всем этом и сделали все, что было в на¬ших силах, чтобы не допустить конфликта между Осетией и Ингушетией, решить проблему восстановления исторической справедливости в отношении ингушского народа мирным парламентским путем. Только за два месяца, предшествовав¬ших ингушской трагедии, в различные структуры власти было направлено более 30 депутатских запросов с требованием прекратить готовящуюся бойню па территории ингушских земель.
    ВОЙНА
    В этой непростой ситуации высокопоставленные чинов¬ники Чечни и обеих Осетий зачастили друг к другу с дружес¬кими визитами. Только за октябрь 1992 г. осетинская делега¬ция дважды посетила Грозный, а генерал Дудаев тоже дваж-ды побывал в г. Владикавказе. Он заверил осетинское руко¬водство, что Чечня не будет вмешиваться в осетино-ингушс¬кий конфликт. После такого заверения чеченского президен¬та в Северной Осетии только за одну неделю были убиты се¬меро ингушей, в том числе и одна 12-летняя школьница. И
    при этих условиях профессор Хасбулатов уверяет читателей в том, что генерал Дудаев "стремился задобрить ингушей". Чеченский генерал и его окружение не могли простить ингу¬шам их нежелание выйти из состава России и присоединить-ся к Чечне. Кстати, будучи в г. Владикавказе, он просил изве¬стного ингушского писателя Базоркина обратиться к ингушам Ее просьбой вновь присоединиться к Чечне, но тот отказался.
    С 30 по 31 октября 1992 г. российские и осетинские бро¬нетранспортеры всю ночь обстреливали мирное ингушское население практически во всех селах Пригородного района, что привело к гибели мирных граждан и большим разруше¬ниям. Мы подчеркиваем еще раз, что осетинские и российс- кие войска в ночь с 30 па 31 октября развязали войну против ингушей Пригородного района и г. Владикавказа. Ингуши к войне не готовились. Они верили российским руководителям И жестоко просчитались. Их обманули и предали очередной раз. Со 2-го на 3-е и с 3-го на 4 ноября 1992 г. 70-тысячная военная группировка России и Осетии, проявляя при этом небывалую жестокость, в буквальном смысле слова стерла с лица земли 16 ингушских сел, в которых проживали 75 тысяч мирных граждан.
    Утверждения российского экс-спикера о том, что война между Осетией и Ингушетией быстро закончилась благодаря вмешательству ВС России, - чистейшей воды вранье. Война закончилась так быстро потому, что на одной стороне , как мы говорили, была 70-тысячная военная группировка россий¬ских и осетинских войск, руководимая опытными военачаль¬никами. Па другой стороне было гражданское население без вооружения и без единого офицера.
    Тем временем, когда российские и осетинские войска уничтожали ингушей и их жилища, Руслан Имранович Хас¬булатов, уговорив парламент России утвердить Указ прези¬дента "О введении чрезвычайного положения на территории Северной Осетии и Ингушетии", отбыл, правда, не в Фин¬ляндию, как он пишет, а в Петербург. Когда народный депутат России Богатырев трижды позвонил ему из г. Назрани, он ни разу не подошел к телефону, через секретаря ссылаясь на свою занятость. Вот так Руслан Хасбулатов "заботился" об ингушском народе, представители которого содействовали приходу его к власти. Он и другие российские руководители в дни так называемою осетино-ингушского конфликта, зата¬ив дыхание, ждали прихода дудаевских поиск на помощь гиб¬нущим ингушам. Им нужен был повод для свержения мятеж¬ного генерала Дудаева, но эти надежды на оправдались. Ду¬даевцы не пришли туда, куда их так упорно приглашали мос¬ковские ястребы,
    Ничто не могло так укрепить дудаевский режим, как очередной геноцид ингушского народа. Каждую неделю по чеченскому телевиден ню в течение двух лет подряд демонст¬рировались документальные телесъемки российских журна-листов с мест событий. Их часто комментировал и сам прези¬дент Чеченской Республики Дудаев: "Смотрите, что русские сделали с ингушами, которые добровольно вошли в состав России и хотели остаться с ней, выйдя из состава Чечено-Ингушетии. С вами, чеченцы, будет то же самое. Мы должны быть свободными и независимыми от России, а для этого надо вооружаться. Если бы у ингушей было оружие, они смогли бы защититься от российского нашествия!"
    Чеченцы не пришли на помощь ингушам в трудное для них время. А вот Ахсарбек Га л азов с одобрения Георгия Хижи, не довольствуясь имевшейся военной армадой, перебросил из Южной Осетии еще 6 тыс. боевиков, на вооружении кото¬рых, кроме стрелкового оружия, находилось 25 танков и 65 бронетранспортеров. Именно они отличались особой жесто¬костью по отношению к ингушам.
    В те дни, когда происходили эти события, по северо-осе-тинскому телевидению выступил министр внутренних дел Северной Осетии генерал Георгий Кантемиров и сообщил: "На каждого убитого осетина мы убили 10 ингушей, на каж¬дый разрушенный осетинский дом мы разрушили 15 ингуш-
    ских домов, и ингуши нам этого никогда не простят. Пока Россия на нашей стороне и ингуши безоружны, нам следует убивать как можно больше ингушей, чтобы отодвинуть срок возмездия".
    Руслан Хасбулатов, Ахсарбск Галазов и Джохар Дудаев
    сделали все от них зависящее, чтобы не допустить образова-
    ния Ингушской Республики в составе России и введения в действие Закона "О реабилитации..." Прежде всего Руслану Хасбулатову мы обязаны продлением срока его введения в действие. Закон был принят высшим органом государствен¬ной власти России от имени ее народов, и как глава законода-тельной власти спикер ВС России обязан был претворить его в жизнь, а не раздавать индульгенции тем, кто вот уже 53 года живет в чужих домах. В период осетино-ингушского воору¬женного конфликта Руслан Хасбулатов предпринял отчаян-
    ные усилия, чтобы не допустить прорыва той информацион¬ной блокады, которая была установлена решением СБ Рос¬сии вокруг происходящих событий. 5 и 11 ноября 1992 г. он отказывался предоставить слово народному депутату России от Ингушетии Богатыреву для выступления в ВС России, что¬бы изложить причины осетино-ингушского конфликта и, если эти выступления все же состоялись и нам удалось убедить
    РОССИЙСКУЮ И МИрОВуЮ общеСТВеННОСТЬ В ОТСУТСТВИИ ВИНЫ
    ингушского народа в случившемся, то во многом этому ингу¬ши обязаны помощи, оказанной депутатами из Калмыкии и Татарии и российским депутатским корпусом.

    ИСТОРИЯ И ПРОИЗВОЛ
    Господин Хасбулатов и иже с ним не прочь были обви¬нить в том, что произошло, ингушский народ и его лидеров, хотя лучше других знали, что на протяжении нескольких лет они упорно добивались решения проблемы национального возрождения мирным, парламентским путем и эти ингушс¬кие лидеры не были настолько наивны, чтобы бросить в пучину войны безоружных людей и в одночасье разру'шить все, что удалось сделать за это время с таким трудом. Не- что наде¬ялись осетинские и чеченские руководители? Поощряя эту агрессию, ряд российских руководителей преследовали свои цели, а осетинские и чеченские руководители не хотели ви¬деть Ингушскую Республику на территории Северного Кав¬каза. Их устраивала расчлененная Ингушетия как аграрный придаток Осетии и Чечни. Устраивало такое положение и Руслана Хасбулатова, как и всех чеченских лидеров с 1957 года, начиная с Муслима Гайрбекова и кончая Доку Завгае-вым. Чем можно объяснить тесную дружбу между чеченски-ми и осетинскими руководителями, которая не нарушалась даже во время войны между российскими и чеченскими вой¬сками, когда тысячи солдат и офицеров осетинской нацио¬нальности участвовали в войне против Чечни? Но чеченские лидеры не высказали соседям своего возмущения, потому что они все еще надеются, что им удастся упразднить Ингушс¬кую Республику и разделить между собой ее земли, как ког¬да-то Пруссия и Россия делили Польшу.
    Чтобы скрыть от общественности страны свои истин¬ные намерения, чеченские лидеры не прочь позабавить не¬посвященного обывателя баснями о захвате ингушами Мал-гобекского и Сунженского районов - "исконных чеченских земель". В последнее время эту версию усиленно распрост¬раняют два непримиримых врага - Руслан Хасбулатов и Доку Завгаев. Похоже, что они не смотрели на карты Чечни 1923 и 1928 годов или карты Северного Кавказа XVII, XVIII и XIX веков. Может быть Руслан Хасбулатов и Доку Завгаев назо¬вут хотя бы один чеченский тейп, который может оспаривать принадлежность этих двух районов? Нет, конечно! Истори¬чески эти земли никогда Чечне не принадлежали, и об этом хорошо знают и чеченские руководители, и чеченские исто¬рики.
    По мере усиления своего влияния Сталин осетин по отцовской линии и грузин - по материнской - все больше вме-
    шивался в дела Северного Кавказа. Он поставил своей целью отобрать у ингушей их столицу - город Владикавказ, вывести его из административного подчинения ВЦИКа и передать под юрисдикцию Северной Осетии, а потом уже упразднить Ин¬гушскую автономную область. Для осуществления этого пла¬на он прежде всего передал автономный Сунженский каза¬чий округ Чеченской автономной области, а потом упразд¬нил его. Таким образом Сталин устранил последнее препят¬ствие на пути ликвидации Ингушской автономной области. В 1933 г. он передал г. Владикавказ под юрисдикцию Север¬ной Осетии, а в 1934 г. упразднил Ингушскую автономную область, присоединив ее к Чечне, хотя ингуши решительно выступали против подобного произвола никак не изъявляли желания присоединиться к Чечне, как это утверждает Руслан Хасбулатов, что подтверждают документы тех лет из Ростов¬ского партархива.
    Дикий произвол Сталина в 30-е годы чеченские лидеры считают достаточным правовым основанием, чтобы претен¬довать сегодня на Сунженский район, видимо, памятуя о том, что Сталин подобным образом перекроил карту всего СССР.
    Решительно не понимаем, при чем здесь Малгобскский район, который никогда не входил в состав Чечни - ни до Ста¬лина, ни во время его правления, ни после его смерти...
    Тоже самое мы можем сказать и о постоянных осетинс¬ких притязаниях на ингушские земли. Пусть лидеры Север¬ной Осетии назовут фамилию хотя бы одной осетинской се¬мьи, проживавшей на территории Пригородного района до 3944 года. Они их не назовут, ибо осетины никогда там не жили. Ахсарбек Галазов любит подчеркивать, что за после¬дние 75 лет на территории Пригородного района жили каза¬ки, ингуши и осетины, а потому сейчас невозможно доказать, кому принадлежат эти земли, но тут же категорически заяв¬ляет, что они являются неотъемлемой частью Северной Осе¬тии. Каким образом они стали неотъемлемой частью Север¬ной Осетии, Галазов читателю не объясняет, откуда, когда и ради достижения каких целей казаки приехали на Северный Кавказ в горские аулы, и кто жил на территории Пригородно¬го района до их прихода, и каким образом казаки очутились в ингушских селах Товзи-Юрт, Ахки-Юрт, Шолхи и Ангушт, ныне именуемые осетинами Камгарон, Сунженская, Октябрь¬ское и Тарская? Галазов не хочет этого объяснять. Зачем? Тогда ведь можно дойти и до истины. Истина же Галазову не нуж¬на. Ему нужна ингушская земля, и все тут!
    Русский царь у ингушей Пригородный район не отби¬рал. До прихода русских там было 36 населенных пунктов. Четыре из них наиболее крупные были у ингушей отобраны и переданы казакам. После революции их вернули ингушам, а после 23 февраля 1944 года все ингушские села были пере¬даны осетинам, но эти факты г-ну Галазову не нужны, ибо им уже сказано, что там везде жили казаки.
    Из уст осетинских руководителей мы неоднократно слы¬шали, что вместо ингушского Пригородного района, передан¬ного Северной Осетии, Чечено-Ингушетии переданы из Став¬ропольского края Наурский, Шелковской и Карагалинский районы. По логике эти районы должны быть тогда ингушс¬кими, раз они переданы взамен ингушских земель. В таком случае ингуши требуют только одного - пусть осетинские ру¬ководители документально подтвердят правомерность всей этой акции. Таких правовых оснований у осетинской сторо-ны не было и нет. Нет ни одного юридического документа, дающего им право пользоваться ингушскими землями. Более того, Пригородный район никогда не передавался Северной Осетии.! Нет такого документа!
    Верхом лицемерия является утверждение Руслана Хас¬булатова о том, что значительную часть оборудования про¬мышленных предприятий Чечни ингуши перевезли в Ингу¬шетию, "перегнали туда строительную и сельскохозяйствен¬ную технику, огромные объемы сырья и запасов, нефтедобы¬вающую технику и оборудование". Нет ничего более далеко¬го от истины, чем подобные утверждения, и российский спикер хорошо знает, что он сознательно вводит в заблуждение российскую общественность, ибо ингуши ровным счетом ничего не вывезли из Чечни в Ингушетию. Но зато после при- хода к власти генерала Дудаева все ингуши, занимавшие ка¬кие-либо должности в Чечне, были освобождены от них.
    Господин Хасбулатов прекрасно знает, что не ингуши грабили своих соседей, а наоборот. Все, что было нажито ингушами за сотни лет, было разграблено в текущем столс- тии семь раз осетинами. Бесспорно и то, что все богатства, созданные ингушами в г. Грозном - столице объединенной республики за 60 лет совместной жизни, остались там в 1991 году, когда была провозглашена Чеченская Республика и ин¬гуши фактически были изгнаны.
    Смеем заметить профессору Хасбулатову, что юридичес¬кий раздел бывшей Чечено-Ингушской Республики еще не произведен и разговор, кто у кого что "угнал", еще впереди. Ведь не станет же законник Хасбулатов выступать против цивилизованного раздела Чечено-Ингушетии, как это сдела- ли в Чехословакии при образовании двух республик: Чехии и Словакии, тем более что чеченские лидеры рассматривают Чечню как субъект международного права. Что ж им и карты в руки.
    . Следует заметить, что российский экс-спикер Хасбула- тов - человек высокомерный, необъективный, с неимоверно раздутыми политическими амбициями, с тяжелым и неужив¬чивым характером. Его неумение руководить ВС России, гру- бое и бестактное отношение к народным депутатам, пеуме- ние предвидеть ход событий и решать кадровые вопросы, ничем не обоснованные публичные оскорбления президента страны и руководителей других структур власти России в решающей степени содействовали разгону руководимого им парламента.
    В своей книге "Великая Российская трагедия" жс-спи- кер Хасбулатов называет Галазова и других осетинских руко¬водителей "оборотнями" и "перевертышами", винт- себя и других за то, что был несправедлив к ингушскому народу. Сейчас подобные признания ничего не меняют. Кстати, об этом г-н Хасбулатов писал задолго до своей публикации в "Независимой Газете". Когда же он говорил правду?
    В том же номере "НГ" со статьей "ни одна из сторон не должна прибегать ксиле" (подзаголовок - "Территориальные претензии внутри единого государства необходимо снять с повестки дня") выступает доктор юридических наук, осетин-ский профессор Станислав Кесаев, который рьяно печется о территориальной целостности Северной Осетии, об отмене 3 и 6 статей Закона "О реабилитации репрессированных наро¬дов". Подобно римскому сенатору времен Ганнибала, этот профессор любит повторять, что земля принадлежит тем, кто на ней проживает.
    Ингуши никогда не претендовали на национальную тер¬риторию Северной Осетии, а та, которая российским руко¬водством отобрана у ингушей и передана Северной Осетии, таковой не является в соответствии с Конституцией РФ и Декларацией ООН о правах человека, на которые так любят ссылаться господа из Северной Осетии.
    Профессору Кесаеву, наверное, известно, что Конститу ция РФ и республик, входящих в ее состав, были и в 1941 -1944 годах, когда Сталин депортировал 10 кавказских наро¬дов, а их земли разделил между грузинами и осетинами, хотя Конституции республик этих народов того времени катего¬рически запрещали нарушение их территориальной целост¬ности. Закон "О реабилитации репрессированных народов" потому и принят, что были грубейшим образом нарушены конституционные нормы тех времен.
    Никак нельзя согласиться с утверждением г-на Кесаева о том, что такого "понятия, как "территориальная реабилита¬ция", нет в мировой практике". Как тогда квалифицировать возвращение Франции оккупированных в свое время Герма¬нией Эльзаса и Лотарингии, Чехии - Судетской области, Польше - Померании и Силезии, восстановление Государства Израиль и т.д.? Таких примеров в мировой практике много, и они говорят о территориальной реабилитации жертв граби-
    тельских войн и депортаций.

    НОВЫЕ ТЕОРИИ
    В своих попытках удержать с помощью Сталина аннек¬сированные ингушские территории осетинские лидеры и уче- ный люд придумывает новые теории. Одна из них основана на принципе: "Земля принадлежит тем, кто на ней прожива¬ет". В соответствии с этой теорией, можно захватить чу¬жую территорию, выселить оттуда тех, кому она принадле- жит, заселить ее завоевателями и объявить своей. Собствен- но, по этой схеме происходили аннексии ингушских терри- торий казаками и осетинами в последние 250 лет. Эта теория призвана увековечить захват Пригородного и части Малго- бекского районов, а также правобережную часть города Вла- дикавказа. Согласятся ли ингуши с таким положением, пока- Веет будущее.
    В СМИ часто публикуются высказывания Сергея Шах¬рая и Сергея Бабурина по вопросам решения межнациональ- ных проблем. Опубликованы они и на страницах "НГ" от 31.10.96, вышедшей в день четырехлетия начала осетино-ин-гушского конфликта, и говорят о чем угодно, но только не о путях, ведущих к установлению справедливого мира на Се¬верном Кавказе.
    Будем справедливы к юристу Шахраю и скажем, что окончательный текст Закона "О реабилитации репрессирован¬ных народов" был рассмотрен, одобрен и рекомендован ВС России к рассмотрению и принятию комитетом по законода- тельству, которым руководил он. На реплику депутата от Се¬верной Осетии Батагова Шахрай заметил тогда, что речь идет не об изменении границ национальной территории Северной Осетии, а о том, что "необходимо восстановить границы, на- рушенные в результате антиконституционных действий Ста- липа и его окружения. При чем здесь действующая Консти-туция? Вам, осетинам, надо вернуть чужую землю, в данном случае - ингушскую".
    Должны сказать, что на всех этапах восстановления го¬сударственности ингушского народа он неизменно придер¬живался этой позиции и за это подвергался систематическим нападкам со стороны депутатов из Северной Осетии. К сожа¬лению, сегодня он занял другую позицию но отношению к
    ингушам.
    Точно такого же мнения придерживался и Сергей Бабу¬рин. Для юриста Бабурина сообщаем, что статус Пригород¬ного района не изменялся с XVI] века (!) в установленном законом порядке, то есть с согласия ингушского народа. Нет ни одного юридического документа, дающего право Север¬ной Осетии пользоваться ингушскими землями. Иными сло¬вами, Северная Осетия этими землями пользуется незакон¬но, на основе правового беспредела.
    Что касается ингушского руководства во главе с генера¬лом Аушевым, которое подписало целый пакет документов антиингушской направленности, то их действия нельзя ква¬лифицировать иначе, как предательство интересов ингушс-кого народа, выразившееся в отказе от ингушских террито¬рий, аннексированных сталинским режимом в пользу Север¬ной Осетии. Генерал Аушев не справился с миссией, возло¬женной на него ингушским народом, и ему уже давно пора
    уйти в отставку.
    В заключение хотелось бы отметить, что авторы публи¬каций в "НГ" далеки от желания быть искренними и объек¬тивными. Стремление силой удерживать чужие территории и жить за счет национальных богатств сопредельных наро¬дов в долгосрочной перспективе не приносило ничего хоро¬шего. Не принесет ничего хорошего это и осетинскому наро¬ду. Это должны понять российские и осетинские руководите¬ли, безответственно играющие судьбами этих двух народов на протяжении столетий. Это должны понять русский и осе¬тинский народы.
    «НГ» 28.03.9?

    ДВОЙНОЙ СТАНДАРТ ПО-СЕВЕРООСЕТИНСКИ
    Беслал Косгоев

    В течение многих лет государственные и общественные деятели, представители интеллигенции, СМИ Северной Осе¬тии целенаправленно занимаются фальсификацией истории Северного Кавказа вообще и сложных осетино-ингушских отношений, в частности, с целью закрепления за РСО аннек-сированных с помощью Сталина чужих территорий, и преж¬де всего Пригородного и части Малгобекского районов Ин¬гушетии, Моздокского района Ставрополья и Курпского рай¬она Кабардино-Балкарии.
    Опубликованная на страницах "НГ" в порядке полеми¬ки статья преподавателя колледжа из Владикавказа Иосифа Гаглоева "Правда и ложь о событиях в Пригородном районе" всего лишь эпизод в фальсификаторской эпопее осетинских авторов в освещении затрагиваемой проблемы.
    Маша совместная с Бембулатом Богатыревым статья в "НГ" (28.03.97) "Правда и ложь об ингушской трагедии" ста¬ла причиной ложных обвинений Иосифа Гаглоева в наш ад¬рес. Нелепость приводимых господином Гаглоевым доводов против нашей публикации не позволяет мне вступать с ним в серьезную полемику. Тем не менее скажу следующее. В ин¬гушских селах Пригородного района живут кударцы, факти¬чески, граждане Грузии, прибывшие в качестве доброволь¬цев на ингушские земли после сталинской депортации ингу¬шей 23 февраля 1944 года. Кударцы имеют в Южной Осетии свои дома, прекрасные отгонные пастбища, пахотные земли и квартиры во Владикавказе, в том числе захваченные у ин¬гушей. Вот к этим самым кударцам и относятся Иосиф Гаглоев и глава администрации Пригородного района Павел Те-деев.
    Ни Бембулат Богатырев, пи я никогда не были, как ут¬верждает Иосиф Гаглоев, "активистами" из "так называемого Национального совета Ингушетии" но той простой причине, что такой организации не существует..На самом деле есть Народный Совет Ингушетии, избранный на III съезде ингуш¬ского народа 7 октября 1991 года и не имеющий никакого от¬ношения к политическим партиям. Вот этот орган, избран¬ный народом, уже пятый год пытается запретить генерал Аушев. Желание Иосифа Гаглоева обвинить меня в намере¬нии подчеркнуть "свою личную роль в восхождении на поли¬тический Олимп бывшего спикера ВС РСФСР Руслана Хас¬булатова" не имеет под собой основания, я никогда не был депутатом ВС РСФСР и потому не мог возводить Хасбулато¬ва "на политический Олимп", я никогда не высказывался в его защиту и не имел чести вообще знаться с этим господи¬ном.
    "Попытки политика Аушева, который пытается найти пути взаимного согласия с соседями-осетинами, нужно при¬ветствовать", - заявляет Иосиф Гаглоев, воображая, что ингу¬ши не знают о предательстве генералом Аушевым интересов ингушского народа, выразившемся в полном отказе от ингуш¬ских территорий и подписании пакета документов антиин¬гушской направленности.
    Смехотворны гаглоевские сетования на "отсутствие средств на восстановление разрушенного войной жилья, ин¬фраструктуры района".
    В своих "хватательных" устремлениях по отношению к российскому бюджету господин Гаглоев не одинок. Этим за¬няты и президент Республики Северная Осетия-Алания Ах-сарбек Галазов, и глава администрации Пригородного райо¬на Павел Тедеев.
    Вот факты, приведенные депутатом Госдумы Виктором Курочкиным на парламентских слушаниях в Москве "О ме-
    рах по ликвидации последствий осетино-ингушского конф¬ликта октября - ноября 19992 г.", прошедших 10 июня про¬шлого года, в которых принимала участие и представитель¬ная делегация от Северной Осетии.
    "То, что я увидел в селении Тарском (Республика Север¬ная Осетия), - сказал в своем выступлении депутат Куроч-кин, - потрясло меня до глубины души. 300 домов (ингушс¬ких - Б.К.) разобрали под ноль. И в этом селении не было боевых действий. Дома простояли год. Через год их начали разбирать. Это о чем говорит? Это говорит о том, что с само¬го начала, после того как были остановлены боевые действия, не было желания возвращать людей, которые вынуждены были покинуть эти села, иначе бы их вернули в эти уцелев¬шие дома".
    По этим фактам массовых грабежей в Пригородном рай¬оне не возбуждено ни одного уголовного дела.
    Мне думается, что правительство РФ совершенно верно поступает, не выделяя деньги из бюджета РФ на восстанов¬ление сел Пригородного района на данном этапе. Прежде все¬го следует привлечь к уголовной ответственности лиц, ви-новных в преступлениях, совершенных уже после конфлик¬та.
    Необходимо определить стоимость разобранных строе¬ний ингушских беженцев, включая все виды услуг, и всю эту сумму взыскать из бюджета Северной Осетии в пользу вла¬дельцев домов.
    Примечательно и то, как Иосиф Гаглоев попытался от¬ветить на ключевой вопрос осетино-ингушского конфликта "Кто первый выстрелил?" Он обвинил ингушскую сторону.
    Специально для Иосифа Гаглоева позволю себе сослать¬ся на высказывания бывшего руководителя Миннаца РФ, про¬фессора Валерия Тишкова, приводимые им в своей работе "Осетино-ингушский конфликт": "Существует любопытный документ - это пометки Галазова на повестке заседания сес¬сии Верховного Совета республики, из которых можно е делать заключение, что силовая провокация им планировалась еще в феврале 1992 года <...>
    Имеются данные, что в конце лета 1992 года в среде рес¬публиканского руководства сложился план осуществления этнической чистки, то есть изгнания ингушей с территории Северной Осетии, после образования Ингушской республи¬ки.
    Прибывшая в день начала конфликта 31 октября 1992 года во Владикавказ правительственная делегация РФ во гла¬ве с Георгием Хижой была размещена в правительственной резиденции Северной Осетии <...> Естественно, что пред-ставителям центральных властей была доложена однознач¬ная версия, что ингушская сторона совершила заранее спла¬нированную агрессию против Северной Осетии с целью от¬торжения Пригородного района. Вице-премьер Хижа даже разрешил под этот шумок раздачу оружия осетинскому насе¬лению.
    Вместе со стрелковым оружием и боеприпасами к нему осетинской стороне была передана бронетехника: распоря¬жением Шойгу в распоряжение МВД СО было выделено 57 тяжелых танков Т-72. С этого момента Центр однозначно со-лидаризовался с одной из конфликтующих сторон (осетинс¬кой. - Б.К.) и фактически дал санкцию и обеспечил матери¬альные условия для вооруженных действий и массового на¬силия в отношении населения иигшской национальности".
    Заканчивая ответ на гаглоевский вопрос "Кто выстре¬лил первым?", опять сошлюсь на слова профессора Тишкова: "2 ноября была осуществлена акция под прикрытием регу¬лярных войск против ингушских поселков, которые защища-ли местные жители. В течение нескольких дней происходили массовые убийства, захват заложников, поджоги и разграбле¬ние домов, изгнание ингушей с территории района и Влади¬кавказа".
    Стремление Иосифа Гаглоева поссорить с чеченцами меня и Бембулата Богатырева безнравственно, особенно в
    «НГ» 28.06.97
    свете политики, которую проводит сама Северная Осетия против Чечни и характеризуется как четко выраженная поли- тика двойного стандарта, с одновременным заигрыванием с Россией.
    Считаю уместным сказать о том, что восстановление территориальной целостности Ингушетии, нарушенной пре¬ступным сталинским режимом, - дело чести российского ру¬ководства, ставшего на путь строительства гражданского об-щества, тем более что Закон "О реабилитации репрессиро- ванных народов", принятый российским парламентом под председательством Бориса Ельцина 26 апреля 1991 года, еще никто не отменял. Тогда автоматически будет решена пробле¬ма ингушских беженцев из Республики Северная Осетия - Алания, над которой уже пять лет безуспешно бьются рос- сийские чиновники, израсходовав без пользы сотни милли¬ардов рублей из карманов российских налогоплательщиков.

    "ОТВЕТ ИОСИФУ ГАГЛОЕВУ" *
    Бембулат Богатырев

    "Независимая газета" 12 мая 1997 года опубликовала статью Иосифа Гаглоева "Правда и ложь о событиях в Приго¬родном районе". В порядке полемики эта же газета предоста¬вила возможность депутату Госдумы России Галине Старо-войтовой ответить на нее. Она писала: К сожалению, правды в этой статье немного, а вот лжи и сокрытия правды - предо¬статочно". Я хорошо знаю Галину Васильевну и должен ска¬зать, что она волевая, мужественная и умная женщина и одна из немногих российских руководителей, которая сказала прав¬ду об осетино-ингушском конфликте и о российской агрес¬сии против чеченского народа.
    Откровенно говоря не думал, что против нашей, совме¬стно с Бесланом Костоевым, статьи "Правда и ложь об ин¬гушской трагедии" кто-то может выступить, потому что фак¬ты, приведенные в ней, были неопровержимы. Любой уважа¬ющий себя человек не мог обвинить авторов в ее предвзятос¬ти и искажении фактов, которые действительно имели место. В статье не было места голословным утверждениям и абст¬рактным рассуждениям, как это делают господа из Северной Осетии, когда речь заходит об осетино-ингушском конфлик-те. Поступил аналогичным образом и Иосиф Гаглоев и по¬этому считаю невозможным для себя вступать с ним в поле¬мику по всем затрагиваемым в его опусе вопросам за исклю¬чением одного. Речь идет об осетинских притязаниях па Да-рьяльское ущелье и населенные пункты, расположенные в этом ущелье.
    Во всех статьях, публикуемых на страницах газет, пись¬мах и исторических справках, сочиняемых и направляемых в
    Статья находится и редакции - авт.
    адрес российских руководителей, осетинские ученые и руко¬водители настойчиво проводят мысль о том, что в период об¬разования Ингушской и Осетинской автономных областей (1924 год-авт.) Ингушетии были переданы населенные пун- кты Чми, Ларс, Балта и земли прилегающие к ним по левую сторону от реки Терек в Дарьяльском ущелье. Вот что пишу! об этом осетинские историки доктор исторических наук Я. Тамарин и кандидат исторических наук В. Земфиров в исто¬рической справке о городе Владикавказе и Пригородном рай- оне СО АССР, приложенной ими к книге "В тумане над про- пастью", изданной во Владикавказе в 1994 году издательством "ИР", на стр.27:
    "Практика решения вопросов с помощью грубой силы продолжалась и в последующие годы. После выселения каза¬ков объектом притязания ингушей стала часть территории Северной Осетии. Речь идет о землях левобережья реки Те¬рек от границ Грузии до Владикавказа, издревле принадле- жавших Осетии. Дело в том, что в смутные и безвластные дни 1917 года сюда самовольно вселились несколько ингуш- РСКИХ семей, которые обосновались в с.с. Редант и Балта. Это¬го оказалось предостаточным для предъявления в 1922-1923 годах претензий на район Редант-Балта-Чми-Ларс. И опять руководство Горской АССР пошло на удовлетворение ничем не обоснованных требований о включении этой территории в состав Иазраповского (Ингушского) округа. Причем эти территориальные притязания и на этот раз сопровождались требованием выселения коренных жителей". То же самое ут¬ верждает и И. Гаглоев.
    А вот, что сообщает президент Северной Осетии - А. Галазов по этому поводу в докладе осетинскому парламенту "О вероломной агрессии ингушских национал-экстремистов и мерах по обеспечению безопасности и правопорядка в рее-публике" (Доклад опубликован в той же книге на стр. 188-208). "Большие проблемы возникли с наделением беженцев землей. Проблема усугубилась в 1924 году, когда у Северной Осетии в пользу Ингушетии отрезали 8 000 десятин. Преступ¬ность этого решения тем более очевидна, что на этих землях находились три исконно осетинских аула - Ларе, Балта и Чми. Их владельцы - осетинские феодалы Дударовы - еще в 1733 году вступили в переговоры с царем Грузии, а позже с пред¬ставителями Российской администрации на Кавказе. По дан¬ным на 1924 год в Ларсе, Балте и Чми проживало 99 семей (476 душ обоего пола), из них 44 семьи осетинские (219 душ), 33 грузинские (144 души), 20 ингушских (107 душ) и 2 рус¬ских (6 душ). При этом 17 семей ингушей жило в Балте, 3 в Чми, а в Ларсе их не было вовсе. Как только стало известно об установлении границы между Северной Осетией и Ингу¬шетией, жители Ларса провели "общее собрание" и попроси¬ли Совнарком Горской республики отнести их к "Осетинско¬му округу во всех отношениях". Представители осетинского, грузинского и русского населения Балты просили зачислить их во Владикавказский округ, так как с ними, т.е. ингушами,нельзя нам жить..."
    Вышеприведенные нами два абзаца принадлежат двум ведущим историкам Северной Осетии Я. Тамарину и В. Зем-фирову и самому президенту этой республики А. Галазову.
    Это люди, знающие о чем они говорят и пишут. Поэто¬му читая то, о чем они пишут читатели не будут подвергать это сомнению, они поверят в достоверность исторических фактов, приводимых ими в справке ученых и докладе прези¬дента Северной Осетии.
    В конце концов кому верить, если не профессору исто¬рии или президенту республики?
    Ну, а, если все, что написано историками и президентом Северной Осетии относительно исторической принадлежно¬сти населенных пунктов Ларе, Чми, Балта абсолютнейшая ложь, то вправе мы им не верить и назвать их людьми безот¬ветственными? Безусловно да! Тогда давайте посмотрим вме¬сте насколько объективны осетинские историки и президент Северной Осетии в данном конкретном случае.
    Спустя почти 1,5 года после установления с взаимного согласия административных границ между Ингушетией и Осетией ВЦИКом, правомерность их, как пишет в своем док¬ладе А. Галазов, опротестовали представители осетинского правительства Тогузов и Тоболов. В 1925 году ВЦИК пору¬чил Северо-Кавказскому Крайисполкому еще раз проверить обоснованность утверждений осетинских товарищей о при¬надлежности населенных пунктов Ларе, Чми и Балта, а так¬же прилегающих к ним земель. Для такой проверки Крайис¬полком создал специальную Комиссию под председательством Заместителя Заведующего Краевого Управления по Земле¬пользованию и Землеустройству тов. Дмитриева. Вот, что написано в докладной записке Комиссии тов. Дмитриева по этому поводу на имя Северо-Кавказского Крайисполкома. Читаем: "Район с.с. Ларе, Чми-Балта и Редант, ныне оспари-ваемые Осетией задолго до покорения Кавказа русскими был населяем ингушами. На левом берегу жили, преимуществен¬но, ингуши - Мехальцы и на правом берегу - Джейраховцы. Среди Мецхальского Ингушского племени были две больших фамилии Хутиевых и Дударовых, из которых первые жили в районе нынешних селений Ларе, Чми и Балта, а вторые (Ду¬даровы) проживали в с.Ляжг Мецхальского общества. Исто¬рические памятники - каменные башни Хутиевых и поныне сохранились в с.Ларе (Мамата Гала), а башни Дударовых и по сей день стоят в с.Ляжг. К концу Кавказских войн Дударо¬вы и Хутиевы поменялись своими землями и недвижимым имуществом. Дударовы перешли на жительство в район с. Ларс-Чми, а Хутиевы в с.Ляжг. Дударовы, оказывавшие услу¬ги русским во время войны за покорение Кавказа близко сто¬яли к тогдашней русской администрации, от которых они уз¬нали о предстоящем проложении Военно-Грузинской дороги и легко устроили обмен своих земель с Хутиевыми. Таким образом в районе с.Ларс-Чми хозяевами положения стали Дударовы, продолжавшие оказывать всяческое свое содей¬ствие делу укрепления здесь Царской власти. Последняя в благодарность за это не только закрепила за ними Ларские земли, но наделила их еще новыми земельными участками в вечное, потомственное владение в районе с.Балта, а позднее и в Реданте. Конечно, возвеличенные царской властью Дуда¬ровы сами своих земель не обрабатывали, а стали жить на правах помещиков, сдавая их в аренду сородичам-ингушам. Живя среди последних, у которых никогда не было привиле¬гированных сословий, Дударовы стали искать привилегиро¬ванного положения в соседнем Осетинском народе и они до¬бились своего. Тагаурские алдары (осетинские князья) пре¬поднесли им титул "Тагаурских алдаров". С этой поры Дуда¬ровы стали родниться с осетинскими алдарами (этим восполь¬зовался Галазов, называя Дударовых осетинами - авт.).
    В то же время царское правительство производило мно¬гих из Дударовых в офицерские чины до генеральских вклю¬чительно. В землях у них недостатка не было: частично они их продавали, а остальные сдавали в аренду ингушам, жив-шим на их землях, а также ингушам-горцам Джераховского и Мсцхальского обществ из с.с. Длинная Долина, Фуртоуг, Озми, Джерах, расположенных смежно с их владениями на правом берегу реки Терек. Некоторые из этих ингушей осед¬ло воссели на землях Дударовых, платя ежегодную арендную плату, а другие выкупая сначала небольшие, а позднее более крупные земучастки (от 1 до 20 и более десятин), как, напри¬мер, в Редаитском районе.
    В шестидесятых годах царское правительство, учиты¬вая важное стратегическое значение Ларских земель, замы¬кающих узкий проход в ущелье р.Терек, выменяло их у поме¬щиков Дударовых на 300 десятин земли на плоскости в райо¬не с.Шанаево. Здесь ларскис Дударовы образовали свой фа¬мильный поселок под названием Новый Ларе, на месте кото¬рого сейчас Новый Б эта ко-Юрт. После переселения Ларских помещиков Дударовых на плоскость, Дударовы - владельцы земель в с.Чми-Балта оставались там и сдавали свои земли в аренду ингушам вплоть до революции. Доказательством к
    тому, служит то обстоятельство, что из всей удобной паст¬бищной и луговой земельной площади в пользование ингу¬шей к моменту революции находились все 611 десятин. Это же положение не изменилось и до сих пор, несмотря на все усилия Осетинского округа укрепиться в этом районе. Что же касается населения района Балта-Чми-Ларс, то таковое в течение десятков лет было исключительно ингушское. Вкрап-ливание в этот район одиночных граждан других народно¬стей начинается только с того времени, когда одна из осед¬лых поселившихся тут ингушских фамилий Дударовых сде¬лалась но воле царского правительства, помещиками, а по воле осетинских алдаров тагаурскими алдарами. Но и при этом ингуши остаются в этом районе преобладающим населением и такое положение сохраняется по сей день, несмотря на вы-нужденный под напором добровольческой армии уход оттуда . в 1919 году части ингушей, а также несмотря на все попытки осетинского округа, особенно усилившиеся с 1923 года вы-жить из этого района ингушское население.
    Так, к 1917 году, т.е. к моменту революции было в с.Ларе: грузин - 2 двора, осетин - 1 двор, ингушей - 1 двор, других народностей - 1 двор. Итого - 5 дворов. В с.Чми: грузин - 3 двора, осетин - 11 дворов, ингушей - 12 дворов. Итого - 26 дворов. В с.Балта: грузин нет, осетин - 5 дворов, ингушей - 26 дворов, других народностей нет. Итого - 31 двор.
    В 1924 году в указанных населенных пунктах было та¬кое соотношение. Село Ларе: грузин - 12 дворов, осетин - 5 дворов, ингушей - 1 двор, других наций - 1 двор. Итого - 19 дворов. В с.Чми: грузин нет, осетин - 6 дворов, ингушей - 18 дворов, других наций нет. Итого - 24 двора. В с.Балта: грузин нет, осетин - 11 дворов, ингушей - 36 дворов, других наций пет. Итого - 47 дворов.
    Перед революцией 1917 года в селах Ларс-Чми-Балта проживали 17 осетинских и 39 ингушских семей (они приво¬дя гея авторами докладной записки пофамильно - авт.). В 1924 году в указанных селах жили тс же 17 осетинских семей и 55 ингушских.
    Из всего этого ясно, что во-первых землепользование в этом районе находилось и продолжает накодиться главным образом в руках ингушей и второе, население в нем преиму¬щественно ингушское, которое как и проживающие там Ду¬даровы стремятся присоединиться к Ингушской автономной области. Поэтому становится совершенно непонятным тре¬бование представителей Осетинской автономной области включить Балтийский район в состав Осетинской автоном-ной области. Такие требования тем более непонятны и абсур¬дны, что этот район совершенно оторван от Осетии: ближай¬шие населенные пункты сел. Саниба Санибадского ущелья и сел. Кобан Кобанского ущелья находятся, считая по прямой линии, на расстоянии 12-16 верст от Военно-Грузинской до¬роги и к тому же отделены сплошным горным массивом.
    Помимо фактического пользования ингушами пастбищ¬ными и луговыми землями названного района, помимо нали¬чия в нем преобладающего ингушского населения, Военно-Грузинская дорога, пролегающая через этот район, имеет для Ингушетии громадное значение, хотя бы по одному тому, что эта дорога является главным и единственным путем свя¬зывающим Джераховское и Мецхальское торные общества и горные пастбища общего пользования всего ингушского на¬рода с плоскостной Ингушетией.
    Территория правобережной Горной Ингушетии не кон¬чается на линии Ларских земель на левом берегу реки Терек, а тянется вдоль правого берега Терека на юг в ущелье р.Кис-тинка (река Ингушская в переводе с грузинского языка -авт.), где имеются лучшие во всей Ингушетии горные пастбища под названием Кистинка, куда единственно удобный доступ только по Военно-Грузинской дороге. Остающиеся в горах на жительство торцы Джераховского и Мецхальского обществ имеют свои пахотные земельные наделы на плоскости в вер¬стах 12 к северо-востоку от Владикавказа (и главным обра¬зом путем сообщения для них с этими землями служит та же
    Военно-Грузинская дорога). Последняя также является един¬ственным удобным путем сообщения ингушским населени¬ем левобережных хуторов: Мамилово, Томовых, Джерах, Вер¬хние и Нижние Озми, Мяцхал, Ляжг и другие, и наконец, до¬рога имеет жизненное значение для горцев Джераховского и Мецхальского обществ, как единственный удобный путь, свя¬зывающий их с культурным и административным центром -городом Владикавказом. Этим в первую очередь и объясня¬ется та упорная борьба, какую вела Горная Ингушетия с мо¬мента революции вплоть до 1922 года за этот район. Окру¬женная со всех сторон, как и плоскостная Ингушетия каза-чъс-офицсрской контрреволюцией, широко поддержанной Осетией, она в течение всего периода гражданской войны, заняв Военно-Грузинскую дорогу, начиная с Ларса и кончая Редантом, вела ожесточенную борьбу с ними и тем самым подтвердила свой суверенитет над этим районом... Что же касается до того, что Военно-Грузинская дорога крайне не¬обходима для соединения с Южной Осетией, с которой, яко¬бы, должна объединиться Осетинская автономная область не заслуживает никакого внимания, ибо для осуществления же¬ланий округлить и расширить Осетию ни в коем случае не могут быть забыты или отодвинуты весьма важные и насущ¬ные интересы Ингушской народности, несколько лет, отра¬жавшей удары казачье-осетинской контрреволюции. Тем бо¬лее в этом нет необходимости, поскольку Военно-Осетинс¬кая дорога (Рокский перевал - авт.) является наиболее удоб¬ной связью между Северной и Южной Осетией. А интересы Ингушской автономной области и политические, и хозяй¬ственные, не в пример Осетинской, очень тесно связаны со всем Балтинско-Редантским районом и Военно-Грузинской дорогой. Есть еще одно очень важное обстоятельство, гово¬рящее о целесообразности присоединения района Военно-Грузинской дороги к Ингушетии - это интересы спокойствия Военно-Грузинской дороги. Один факт, что последняя обле¬гается ингушскими аулами и легко доступна со стороны Ингушетии, говорит уже о том, что спокойствие на пей может быть обеспечено только административными органами Ин¬гушской автономной области.
    В силу всех изложенных выше соображений мы реши¬тельно настаиваем на отнесении к Ингушской автономной области сел Балта, Чми, Ларе вместе с Военно-Грузинской дорогой.
    Что касается Редантского района, состоящего из хуто¬ров исключительно с ингушским населением - Редант, Лья-нова, Попова, Лхушкова, Чермоева, Баркинхоева со всеми ча¬стно владельческими участками, то об основаниях обязатель¬ности его оставления в составе Ингушетии говорить не при¬ходится. Трудовое ингушское население издавна осело здесь и земли, на которых они живут, в порядке землеустройства закреплены за ними.
    Ингуши, жившие здесь в борьбе с добровольческой ар¬мией потерпели поражение и ушли в горы. После их ухода имущество их было расхищено осетинами, примкнувшими к ней, дома и постройки разобраны, а сады срублены. Здесь необходимо сказать, что снос ингушских построек жителями Ольгинского села продолжался вплоть до 1923 года, несмот¬ря на все протесты Ингушского Исполкома (как и в настоя¬щее время - авт.).
    На всех оспариваемых Осетией участках никогда не было трудового землепользования осетинскою народа, а потому захватническая политика, один из излюбленных приемов Осе¬тии в земельных вопросах, ни в косм случае не может слу¬жить основанием для присоединения этих участков к Осе¬тии...
    Заканчивая на этом настоящую докладную записку, мы считаем необходимым указать на всю неотложность быстрей¬шего установления твердых и постоянных границ и, особен¬но, в этом районе между Северной Осетией и Ингушетией".
    Мы привели здесь почти полный текст докладной за¬писки комиссии тов. Дмитриева на имя руководства Северо-
    Кавказского Крайисполкома по результатам проверки жало¬бы представителей осетинского правительства по поводу при¬надлежности сел Ларс-Чми-Балта-Редант и хуторов прилега¬ющих к ним, направленной ВЦИК в 1925 году. Трудно пове¬рить, что осетинское руководство не знакомо с содержанием результатов проверки жалобы своих предшественников на имя ВЦИК и принятых им решений по результатам ее проверки. Более чем уверен, что с этими документами знакомы не толь¬ко осетинские руководители, но и их историки. Тем не менее через 80 лет они вновь поднимают этот вопрос и в совершен¬но искаженном виде преподносят события тех далеких вре¬мен общественности страны ради достижения все тех же гео¬политических целей на Северном Кавказе опять за счет той же Ингушетии, т.е. осетины хотят взять реванш за поражение в 1924 году. Историки и руководители Северной Осетии хо¬тели бы навечно закрепить за собой незаконно отторгнутые Россией в их пользу ингушские земли Малгобекского и При¬городного районов, а также города Владикавказа. Все в Се-верной Осетии в настоящее время подчинено только этой цели и ради этого они идут на все, прибегая к откровенной лжи и дезинформации.
    Как может убедиться сам читатель речь тогда (1924 год) не шла как утверждают осетинские ученые-историки о не¬скольких ингушских семьях, которые самовольно проникли в осетинские населенные пункты, как они выражаются, в смутные безвластные дни 1917 года, речь не идет, как утвер¬ждает А. Галазов о неправомерных притязаниях ингушей на осетинские аулы Ларс-Чми-Балта, захвате ими 8 тыс. деся¬тин исконной осетинской земли с подачи Совнаркома Горс¬кой Республики, которые, якобы, принадлежали осетинским феодалам Дударовым или о том, что во всех этих трех насе¬ленных пунктах проживали в те далекие времена только 20 ингушских семей и бывшие власти создали для маленького осетинского народа невыносимые условия тогда, отобрав его земли в пользу ингушей.
    На самом деле все обстояло с точностью до наоборот. Населенные пункты, о которых идет речь, и земли, прилега¬ющие к ним, на протяжении многих поколений принадлежа¬ли ингушам как показывают материалы проверки. Утвержде¬ние А. Галазова о том, что грузины и русские, проживающие в то время в с. Балта, просили отнести их к осетинскому ок¬ругу ввиду невозможности жить с ингушами, является пред¬намеренной ложью хотя бы потому, что тогда русские и гру¬зины там не жили. Наоборот, русские, грузины и даже осети¬ны, жившие в то время, например, в с. Редант, жаловались на осетинское руководство на то, что оно преследует их за отказ агитировать против ингушей и желание жить с ними вместе. Ложью являются также утверждения А. Галазова о том, что Дударовы, жившие там, являются осетинами. На самом деле они были ингушами и жили там с давних времен.
    Как мог заметить читатель заключение комиссии Дмит¬риева точно отражает обстановку, сложившуюся тогда в зоне конфликта. В нем говорится, что на всех оспариваемых Осе¬тией участках никогда не было трудового землепользования осетинского народа, а поэтому захватническая политика, один из излюбленных приемов Осетии в земельных вопросах, ни в коем случае не может служить основанием для присоедине¬ния этих земель к ней. Сказано точно. И сказано это было специалистами, долго проработавшими во Владикавказе и возглавлявшими землеустроительную службу в крае. Можно только удивляться скрупулезности с какой члены комиссии проверяли факты, изложенные в письме представителей Осе¬тии на имя ВЦИКа по вопросу принадлежности спорных тер-риторий в Даръяльском ущелье. Ими были проявлены не толь¬ко высокие профессиональные качества, но и чувство громад¬ной ответственности за порученное им дело большой госу¬дарственной важности. Что значит быть хорошим специали¬стом своего дела и честным человеком перед обществом. Это вам не президент Республики Северная Осетия, который мо¬жет перевоплотиться в день сто раз, если это ему выгодно на
    йоту. Это не осетинские ученые-историки, для которых фаль¬сификация исторических фактов и событий привычное дело, особенно, если представляется возможность ущемить инте¬ресы ингушского народа. Говоря об ингушской агрессии осе¬тинские историки и президент А. Галазов забывают сказать, что у "жертвы" агрессии - маленькой и беззащитной Осетии была обученная и отмобилизованная 40-тысячная армия, на вооружении которой находились десятки тысяч пулеметов и автоматов, ракетные установки залпового огня, боевые вер¬толеты, гранатометы, безоткатные орудия и около 250 тан¬ков и бронетранспортеров, услужливо предоставленных рос¬сийскими силовыми структурами. Осетинскую армию при этом поддерживали 35-тысячный российский корпус с 5 ты¬сячами казаков, вооруженных современным оружием. Всей этой армаде российских и осетинских головорезов (их иначе нельзя назвать - авт.) противостояли несколько сот жителей Пригородного района и г. Владикавказа, на вооружении кото¬рых находилось легкое стрелковое оружие, вкдючая и охот¬ничьи ружья.
    Доклад А. Галазова, зачитанный им на Сессии Верхов¬ного Совета Северной Осетии 10 ноября 1992 года относится к разряду таких документов, которые человек в здравом уме и с нормальной психикой не берется комментировать, пото¬му что все его содержание суть - целенаправленная ложь, рас¬считанная па достижение грязных политических целей, в дан¬ном случае на закрепление за Осетией ингушской террито¬рии, захваченной с помощью России. В докладе нет ни одно¬го утверждения, которого мог бы подтвердить А. Галазов или не могли опровергнуть ингуши и это мы увидели на конкрет¬ном примере.
    Не так страшно, когда врут люди, не занимающие высо¬кие пост'],! в государстве. Страшно, когда это делают прези¬денты и министры. Тогда получается то, что случилось в При¬городном районе и г. Владикавказе в 1992 году, в Чечне в 1994-1996 годах. Спрашивается, кто втянул Б. Ельцина в эту братоубийственную войну. Вне всякого сомнения - осетинские руководители и наиболее реакционная часть из окружения Б, Ельцина, подпитываемая мафией из Северной Осетии.
    Что касается того вопроса, ради освещения которого написана эта статья, он заключается в следующем. Террито¬рия Южной Осетии - родины кударцев, к которым относится и господин Гаглоев, составляет 4 тыс. кв. км. или 400 тыс. гектаров. На этой территории по переписи 1989 года жили 64 тыс. осетин и 30 тыс. грузин. По грузинским источникам эта территория является жемчужиной Грузии и практически не заселена. Многие ее жители в 1944-1945 годах добровольно и по просьбе руководителей Северной Осетии переселились на земли ингушей после их депортации в Сибирь. Собствен¬но ради этого и были высланы ингуши. Поэтому кударцы должны вернуться к себе домой и освободить чужую терри¬торию.
    Площадь Северной Осетии составляет 8,3 тыс.кв.км. или 830 тыс. гектаров. На этой территории по переписи 1989 года проживали 630 тыс. человек, в том числе 334 тыс. осетин. Из общего количества населения республики в городах прожи-вали 441 тыс. человек и в сельской местности -189 тыс. (дан¬ные взяты из осетинских источников - авт.). Эти данные го¬ворят о том, что плотность населения на единицу площади (на 1 кв, км. - авт.) в Северной Осетии невелика, тем более она мизерна в сельской местности. Кроме того мы должны учесть, что Северная Осетия самая благоустроенная респуб¬лика, из всех входящих в состав России. За счет налогопла¬тельщиков России и бывшего Советского Союза на ее терри¬тории построены десятки заводов и фабрик, благоустроен¬ные города и села, научные и учебные центры и широкая сеть инфраструктуры.
    Ничего подобного нет в Ингушетии. При общем коли¬честве населения в 320 тыс. человек, ее территория составля¬ет (фактически используемые - авт.) 290 тыс. гектаров или 2,9 тыс. кв. км. На ее территории за годы Советской власти
    построены 2 завода и одна фабрика средней величины. 80 процентов населения безработны. Одна треть территории ингушей оккупирована Северной Осетией. На этой террито¬рии находились практически все промышленные предприя¬тия, научные, культурные и административные центры Ин¬гушской автономной области, упраздненной И. Сталиным в 1934 году в угоду своим братьям из Северной Осетии.
    В текущем столетии Северная Осетия ограбила Ингу¬шетию шесть раз на общую сумму в 89 миллиардов рублей в ценах 1985 года. Поэтому Северная Осетия должна, по пра¬вилам международных отношений не только вернуть окку-пированные ею ингушские земли, но и компенсировать сто¬имость награбленного имущества. Пока Северная Осетия не пойдет на удовлетворение справедливых требований ингушей, мир между этими народами невозможен и напряженное по-ложение на Северном Кавказе будет сохраняться. Ингуши не могут уступить свою территорию Северной Осетии. Родиной не торгуют. Ее защищают и сохраняют на благо конкретного народа.
    Эту непреложную истину должны себе уяснить россий¬ские и осетинские руководители (повторяем еще раз - авт.) безответственно играющие судьбами этих двух народов на протяжении столетий.
    Б.Богатырев - Кандидат экономических паук бывший народный депутат РФ
    Июль 1997г.

    РУССКАЯ ПРАВДА ПОЛКОВНИКА ПЕСТЕЛЯ
    ОСЛАБЕВШЕЙ ИМПЕРИИ НЕОБХОДИМО ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ПРЕЖНЕЙ ЛИНИИ ПОВЕДЕНИЯ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

    Чтобы понять политический курс постсоветской России па Север¬ном Кавказе, необходимо знать историю включения этого региона в со¬став империи. Она полна драматических эпизодов, жестокости, без ко¬торой, пожалуй, не обходится ни одна война, а особенно война регулярной армии с вооруженным народом. Боевые действия русской армии на Кавка¬зе описаны достаточно подробно, однако по преимуществу об этих собы¬тиях рассказывали российские авторы. Мы предлагаем вниманию чита¬телей новый, не "имперский".взгляд па проблему взаимоотношений Рос¬сии и Северного Кавказа.
    МНЕНИЕ
    Завоевание Северного Кавказа крепостнической Росси¬ей длилось несколько столетий, принимая порой самые жес¬токие и бесчеловечные формы в отношении горских народов. Первый этап Кавказской войны Россия начала во второй по¬ловине XVI в., когда войска Ивана Грозного покорили Чер¬кесское и Кабардинское княжества. Свои первые шаги вне¬дрения па Северный Кавказ русский парь начал со строитель¬ства терских городков (укрепленных крепостей - ред.), куда направлялись стрельцы для создания гарнизонов. После это¬го начинается освоение горских территории с интенсивным заселением бассейнов рек, включая Сунжу и Терек. Итогом такой политики стало и образование Гребенского, а позже Сун¬женского и Терского казачеств.
    Второй этап колонизации Северного Кавказа начинает¬ся с Персидского похода Петра I в 1722-1723 гг. Петр 1 огра¬ничился захватом побережья Каспийского моря и высадкой десанта недалеко от нынешней Махачкалы с устройством в
    последующем порта Петровок.
    Третий этап - восстание горцев Северного Кавказа под руководством Шейха Мансура против царской России длил¬ся с 1785-1791 гг. Этому восстанию, с 1735 по 1785 г., пред¬шествовало начало строительства Кавказской укрепленной кордонной линии, продолжавшееся вплоть до окончания Кав¬казской войны в 1864 г., с заселением этой линии солдатами и казаками, утвердившихся к этому времени как военное со¬словие, противостоявшее горским народам в их борьбе за свою свободу и независимость.
    На завоеванных землях горцев были основаны сотни казачьих станиц. В 1785 г. по указу Екатерины II была обра¬зована управленческая структура - Кавказское наместниче¬ство, занимавшееся вопросами организации хозяйственной деятельности с учетом сложившейся военной обстановки.
    Четвертый, самый значительный этап Кавказской вой¬ны, длившийся с 1834 по 1859 г., связан с именем предводи¬теля горцев Северного Кавказа имама Шамиля. И, наконец, пятый этап - это покорение Западного Кавказа с 1859 по 21 мая 1864 г., хотя мирный договор об окончании войны до сих пор так и не подписан.
    Самым кровопролитным эпизодом покорения Кавказа стал четвертый этап, начавшийся после победоносной Оте¬чественной войны 1812 г. В 1816-м на Кавказ был направлен генерал Алексей Ермолов. Ермолов, придерживавшийся ре¬акционных взглядов, с варварской жестокостью претворял их в жизнь. Жестокость Ермолова в наибольшей степени про¬явилась по отношению к чеченцам. Свою колонизаторскую политику и беспощадную войну против мирного населения Чечни он начал с того, что стал морить чеченцев голодом, уничтожая посевы, леса, угоняя скот. Зверскую расправу еще до генерала Ермолова учинил над чеченским аулом Дады-Юрт полковник Пулло, жители которого, в том числе дети, жен¬щины и старики, были поголовно истреблены. Такой же мас¬совый вооруженный разбой учинил Ермолов и в Урус-Мартане, и в Эрпели, и в Шали, и в Валерике, и в Чир-Юрте, и в Гехах, и в Больших Атагах. Экзекуции генерала Ермолова продолжались до 1826 г., вплоть до его освобождения царем
    от должности.
    За свои черные дела главнокомандующий отдельным Кавказским корпусом генерал Ермолов выпрашивал у царя наград и чинов себе и своим офицерам. Когда же Ермолов представил к награде генерал-майора Власова и полковника Бековича-Черкасского за поголовное истребление жителей чеченских аулов, царь Александр I в письме от 29 сентября -1825 г. с убийственным сарказмом ответил генералу; "Истин¬ная военная храбрость уважается и отмечается только тогда, когда она употреблена против вооруженного неприятеля и соединена с тою необходимою военною дисциплиною, кото¬рая в минуту победы в состоянии пощадить побежденного и оставить всякое мщение над безоружными, над женами и деть¬ми, столь нетерпимое в российских победоносных войсках и помрачающее всякую славу победителей. С другой стороны, он теряет право на награду тем, что благоразумно начатое было окончено совершенным истреблением более трехсот семейств, из коих, конечно, большая часть была женщины и дети".
    В среде российских колонизаторов был человек, герои¬ческий образ которого со школьных лет рисовали нам учите¬ля. Это Павел Иванович Пестель, декабрист, полковник, ко¬мандир Вятского пехотного полка, участник войны 1812г. и заграничных походов русской армии, сын сибирского гене¬рал-губернатора Ивана Борисовича Пестеля и Елизаветы Пет¬ровны, урожденной фон Крок. Пестель являлся также чле¬ном "Союза спасения" и "Союза благоденствия", организато-ром Тульчинской управы, основателем и руководителем тай¬ного "Южного общества" декабристов. Арестованный 13 де¬кабря 1825 г., в числе пяти декабристов был повешен 13 июля 1826г.
    В течение нескольких лет Пестель работал над своей программой по свержению царского строя, плодом чего и явился увесистый труд "Русская Правда. Наказ Временному Верховному Правлению", впервые изданный в Санкт-Петер¬бурге в 1906 г. В нем план политики России по отношению к кавказским народам немец Пестель выразил столь же цинич¬но, сколь и откровенно, сетуя на то, что "народы полудикие (северокавказские горцы - Б.К.) владеют сею прекрасною зем¬лею", а посему ее нужно силой отобрать у них. План полков¬ника Пестеля состоял в следующем:
    "1. Решительно покорить все народы, живущие, и все земли, лежащие к северу от границы, имеющей быть протя¬нутою между Россией и Персией, а равно и Турцией, в том числе и приморскую часть, ныне Турции принадлежащую.
    2. Разделить все сии Кавказские народы на два разряда: мирные и буйные. Первых оставить в жилищах и дать им российское правление и устройство, а вторых силой пересе¬лить во внутренность России, раздробить их мелкими коли-чествами по всем русским волостям.
    3. Завести в кавказской земле русские селения (военизи¬рованные казачьи станицы - ред.) и сим русским переселен¬цам (казакам) разделить все земли, отнятые у прежних буй¬ных жителей, дабы сим способом изгладить па Кавказе даже все признаки прежних его обитателей и обратить сей край в спокойную и благоустроенную область русскую".
    Чтобы успешно претворить в жизнь свои идеи, Пестель мичтоже сумняшеся заявляет: "Все племена должны слиты быть и один народ. Из всего содержания главы сей явствует, что при всех мероприятиях Временного Верховною правле-ния в отношении к различным народам и племенам, Россию населяющим, беспрестанно должно непременную цель иметь в виду, чтобы составить из них всех только один народ и вес различные оттенки в одну общую массу слить так, чтобы оби¬татели целого пространства российского государства все были русские".
    Характерно, что после опубликования программы Песа
    теля в 1906 г. усилились антикавказские настроения в адми¬нистрации Терской области, неоднократно ставившей вопрос перед царем и Государственной Думой о выселении в Сибирь горцев, особенно чеченцев и ингушей. В начале XX в. гене¬рал-губернатор Терской области Михеев в своем отчете на имя царя Николая II писал, что столкновения чеченцев и ин¬гушей с казаками приносят значительный материальный ущерб и могут повлечь большие человеческие жертвы, прося по этой причине о выселении горцев. На этом отчете гене¬рал-губернатора царь Николай И наложил весьма примеча¬тельную резолюцию, спасшую чеченцев и ингушей от высе¬ления из родных мест в Сибирь: "По моему мнению, именно это соседство и поддерживает в терских казаках их старую дедовскую удаль, а посему принимать меры к смягчению об¬становки нет никакой надобности".
    Такое своеобразное видение царем межнациональных отношений на Северном Кавказе спасло чеченцев и ингушей в тот период от депортации, но они не смогли спастись от большевиков и современных демократов. Сегодня почти 500 тыс. жителей Чечни и Северной Осетии - чеченцев, ингушей и этнических русских, граждан РФ, в результате бесчеловеч¬ных, ничем не оправданных военных акций стали беженца¬ми и вынужденными переселенцами без жилья и средств к существованию, став, по сути дела, изгоями российского го¬сударства.
    Особо следует отметить участие немецких военных спе¬циалистов, находившихся на службе в русской армии, в Кав¬казской войне, проявивших наибольшую жестокость к гор¬цам Северного Кавказа. Среди них в первую очередь следует назвать командующего Кавказской линией генерал-лейтенанта Глазенапа; командующего Кавказскими войсками генерал-лейтенанта Кнорринга; наместника Кавказа, генерала от ин¬фантерии барона Розена; генерала от кавалерии, командую¬щего Кавалерийским корпусом Баггоута; генерала от инфан¬терии, наместника Кавказа Нейдгардта; генерал-лейтенанта,
    наместника Кавказа Реада; генерала от инфантерии барона Врангеля. К ним следует добавить таких генерал-майоров, как Бенкендорф, Гейман, Герман, Граббе, Засс, Клюки фон Клю-генау, фон Краббе. Список этот можно продолжить, добавив в него фамилии сотен немецких майоров и полковников. Ха¬рактерно, что по инициативе немецких высших и старших офицеров на Северном Кавказе устраивались немецкие коло¬нии, а некоторым новым станицам присваивались имена не¬мецких генералов.
    В заключение остановлюсь на одном очень важном мо¬менте, который может сыграть в будущем исключительно важ¬ную роль для дальнейших судеб российских народов, осо¬бенно на Северном Кавказе. Нельзя сегодня строить отноше¬ния России к северокавказским горцам на колонизаторских имперских принципах, руководствуясь "синдромом полков¬ника Пестеля", ибо это - кровавый тупик, в который уже заве¬ла страну агрессивная национальная политика. Нельзя поощ¬рять воинственные заявления казачьих атаманов, что они ни¬кому не уступят завоеваний России, что это их исконные зем¬ли. Никто из горцев не собирается "завоевывать" Россию, тем более что это невозможно. Подобные заявления всего лишь пропагандистский трюк некоторых горячих казачьих голов. Нельзя поощрять и тех не в меру пылких горцев в их анти¬российской кампании, помятуя к тому же, что их единокров¬ные братья сегодня довольно уютно устроились на необъят¬ных просторах все той же России-матушки.
    Единственный выход из создавшегося положения - это честный взгляд на происходящее в обществе, новые подходы в сфере национальной политики, отвечающие сложившимся в России и мире реалиям. Сможет ли российская власть ис¬править положение, покажет будущее. Ясно одно - "синдром полковника Пестеля" нужно выкорчевать навсегда.
    Независимое военное обозрение. №3.
    2-8 октября 1998 г
    Последний раз редактировалось Mizantrop; 06.10.2012 в 18:22.

  2. 1 пользователь сказал cпасибо Mizantrop за это полезное сообщение:

    Steel (07.10.2012)

  3. #2
    Осваиваюсь
    Регистрация
    09.03.2012
    Сообщений
    202
    Поблагодарил(а)
    9
    Получено благодарностей: 59 (сообщений: 41).
    ВЗРЫВ И ЭХО
    Беслан Костоев

    События последнею времени отодвинули на задний план все, что не касается их напрямую. Но в то же время нельзя забывать о том, что противостояние в Дагестане и теракты в Москве и Волгодонске - только звенья в цепи трагедий, "зап¬рограммированных" некомпетентностью власти.
    Взрыв, прозвучавший во Владикавказе несколько меся¬цев назад,- тоже только звено.
    Трудно определить, чего больше в публикации Вадима Печенева, первого заместителя министра национальной по¬литики РФ (см. "Эхо владикавказского взрыва" "ИГ" 16.07.99), и в обнародованной им же записке "Председателю правитель¬ства Е.М. Примакову "О беспрецедентном террористическом акте во Владикавказе, некоторых его причинах и последстви¬ях для Северного Кавказа и всей России" - сердитых рассуж¬дений в духе бывшего помощника генсека, ненависти к севе¬рокавказским горцам, пренебрежения к законам Российского государства, плохо скрываемого лоббирования интересов Северной Осетии, незнания причин и последствий теракта во Владикавказе или экзальтированного коммуно-имперско-го мышления, которое и завело в тупик национальную поли-тику России вообще и на Северном Кавказе в частности.
    Представляя взрыв во Владикавказе главным дестаби¬лизирующим фактором российского масштаба, Вадим Пече-нев делает вывод о необходимости "в дополнение к уже при¬нятым правительством РФ реабилитационным мерам сфор¬мировать для РСО-Алания специальную программу социаль¬но-экономической стабилизации" и советует Центру "демон¬стративно уделять внимание проблемам развития этой клю¬чевой для России республики".
    Вадим Печенев и раньше неоднократно демонстриро¬вал своеобразные селективные подходы к решению острых проблем межнациональных отношений, которые наделе мог¬ли вести только к конфронтации между народами. Принцип "Разделяй и властвуй!" живуч.
    Академик Хаджи-Мурат Ибрагим-бейли, полемизируя с Вадимом Печеневым, весьма метко, хотя и по другому слу¬чаю, заметил: "Если Вадим Печенев является одним из руко¬водителей Министерства по национальной политике РФ, то он не имеет морального права лоббировать конституционные права одной национальности и игнорировать эти же права, когда вопрос касается других наций и народов, полноправ-\ ных граждан страны" ("НГ", 30.01.99).
    Не вдаваясь в подробный анализ публикаций Вадима Печенева по проблемам межнациональных отношений, ко¬ротко остановлюсь на, по сути, антиконституционной плат¬форме, заявленной им в части, касающейся нормализации осетино-ингушских отношений.
    В п. 2 своей записки Вадим Печенев отмечает: "Учиты¬вая новый накал (который может и усилиться) в зоне ингуш¬ско-осетинского противостояния, целесообразно уже сегод¬ня (если не вчера) принять Указ президента РФ "Об установ¬лении моратория на изменение границ между субъектами РФ", причем с указаниями срока действия - не менее чем на 25 лет. Это может позволить, не поднимая в Госдуме острейшего вопроса о внесении действительно необходимых изменений в пресловутую ст. 6 Закона "О реабилитации репрессирован¬ных народов", принятого в специфической обстановке апре¬ля 1991 года, погасить стремления экстремистов к террито¬риальным переделам, "успокоить" нынешнее поколение эк¬стремистов и просто провокаторов, наживающих политичес¬кий капитал на трагедиях и исторических обидах людей (по¬пытки добиться отмены ст. 3 и 6 Закона "О реабилитации реп¬рессированных народов" в Госдуме потерпели фиаско - Б.К.)"
    Во-первых, не существует "ингушско-осетинского противостояния", а есть семидневная российско-осетино-ингуш¬ская война, направленная против ингушей, с участием более 68-тысячной российско-осетинской армейской группировки. Эта широкомасштабная вооруженная акция против ингушей была прелюдией к войне в Чечне- факт широко известный российской и мировой общественности.
    Во-вторых, 03.07.92 года президентом РФ Борисом Ель¬циным был подписан Закон РФ "Об установлении переход¬ного периода по государственно-территориальному разгра¬ничению в РФ", в ст. 1 которого записано: "Установить пере¬ходный период по государственно-территориальному разгра¬ничению в РФ до 1 июля ] 995 года". Так что Вадим Печенев со своим предложением опоздал - переходный период закон¬чился, и надо выполнять Закон РСФСР "О реабилитации реп¬рессированных народов".
    В-третьих, именно против этого и выступает Вадим Пе¬ченев, ставя вопрос "о внесении действительно необходимых изменений в пресловутую ст. 6 Закона "О реабилитации реп¬рессированных народов", принятого в специфической обста-новке апреля 1991 года".
    Что касается "специфической обстановки", то вряд ли такому определению соответствует известный факт: закон был принят почти единогласно, и народные депутаты и пригла¬шенные стоя приветствовали принятие этого самого гуман¬ного в истории Российского государства акта.
    А вот что записано в ст. 6 закона, которую Вадим Пече¬нев называет пресловутой: "Территориальная реабилитация репрессированных народов предусматривает осуществление на основе их волеизъявления правовых и организационных мероприятий по восстановлению национально-территориаль-ных границ, существовавших до их антиконституционного изменения".
    Попытки Миннаца РФ на страницах "НГ" отмежеваться от антиингушской истерии своего высокопоставленного кол¬леги выглядят не убедительно. Более того, вторично возгла-
    вивший Миннац Вячеслав Михайлов неоднократно выступал в СМИ против выполнения Закона "О реабилитации...".
    Как бы там ни было, распутывание сложнейшего узла межнациональных отношений в России все-таки возможно. Но только тогда, когда за это возьмутся люди, по-настоящему беспристрастные и хорошо владеющие всей массой разно¬сторонней информации.
    Ни в коей мере не претендуя на обладание полной исти¬ной, полагаю небесполезным привести фрагменты Записки, отправленной мной еще в правительство Евгения Примако¬ва.
    "Чрезвычайная ситуация, сложившаяся на Северном Кавказе вследствие антиконституционного государственно¬го переворота 06.09.91 в Чечено-Ингушской республике, осе¬тино-ингушского вооруженного конфликта 19921". и военных действий в Чечне и отчасти Ингушетии 1994-1996 гг., стала причиной затяжного политического кризиса всего Северо-Кавказского региона. Не обошел этот кризис и Россию в це¬лом.
    Об этом говорят развитое на Северном Кавказе "набего¬вое производство" с хорошо налаженной системой похище¬ния людей, вооруженные столкновения бандитских группи¬ровок с сотрудниками правоохранительных органов, сопро-вождающиеся жертвами с обеих сторон, продолжающиеся террористические акты и широкомасштабные экономические преступления.
    После окончания в Чечне военных действий 1994-1996 гг. Россия вдобавок к вынужденным переселенцам из РСО-А получила более четырехсот тысяч из ЧРИ. (Сегодня их уже более семисот тысяч, - Б.К.) Судьба этих граждан России, в одночасье ставших изгоями российского общества, трагич¬на, о чем мне известно не понаслышке.
    Нарушение конституционных прав вынужденных пере¬селенцев - граждан РФ, являющихся жертвами локальных войн на территории России, носит настолько всеобъемлющий характер, чревато настолько серьезными последствиями, что заслуживает специального и скорейшего рассмотрения на за¬седании правительства РФ.
    Эта тяжелейшая и во многом взрывоопасная ситуация сложилась из-за исключительно безответственного и бездуш¬ного отношения чиновников некоторых государственных структур к решению проблем вынужденных переселенцев, проблем, созданных к тому же самим руководством РФ.
    Серьезную озабоченность вызывают сегодня не только межнациональные отношения, но и межконфессиональные. Попытки отдельных политиков противопоставить правосла¬вие и ислам в перспективе не сулят нам ничего хорошего так же, как и имеющее место стремление определенной части чиновничьего аппарата РФ к огосударствлению православия, что не может быть оставлено без внимания других конфес¬сий в России.
    Нельзя сегодня равнодушно смотреть и на полиисламс¬кие течения среди мусульман, особенно на Северном Кавка¬зе. Они раздираемы внутренними противоречиями. Это мо¬жет отрицательно повлиять и на целостность РФ. Пример Чечни показываем; что этот "процесс уже пошел".
    Вне всякого сомнения, негативные тенденции в полити¬ке РФ на Северном Кавказе выдвигают на первое место про¬блемы экономической, политической, конфессиональной и, разумеется, общенациональной безопасности Российского государства, решение которых не терпит отлагательства.
    Для развязки кризисных узлов в политической страте¬гии России на Кавказе и в целом по стране, на мой взгляд, исключительно важно оперативное рассмотрение и реализа¬ция следующих предложений:
    ]. До определения статуса Чеченской Республики Ичке¬рия осуществить юридический раздел Чечено-Ингушской Республики под патронажем РФ, куда ЧИР входила до ее рас¬пада в 1991 г., аннулировав все договоры и соглашения меж¬ду Чечней и Ингушетией, подписанные президентами ЧРИ и
    РМ, как имеющие нелегитимный антиконституционный ха¬рактер.
    2. Для окончательного решения вопроса и определения границ Республики Ингушетия провести многосторонние переговоры между Кабардино-Балкарией, Северной Осети¬ей, Ставропольским краем, Чечней, Ингушетией и, возмож¬но, Дагестаном с участием России и 1 рузии как государств -субъектов международного права.
    3. Особо рассмотреть вопрос об упорядочении внутрен¬них границ между субъектами РФ на Северном Кавказе, при¬ведя их и соответствие с действующей законодательной ба¬зой, Законом РСФСР от 26.04.91 "О реабилитации репресси-рованных народов" и Конституцией РФ.
    Учитывая особую важность исламского фактора в раз¬решении кризиса на Северном Кавказе и более тесной интег¬рации России с исламским миром, следовало бы рассматри¬вать как составную часть новых политических подходов в отношении мусульман России дальнейшее сближение с го¬сударствами исламской ориентации, особенно на Ближнем Востоке, и с многочисленной кавказской диаспорой в этих странах. В связи с этим мне представляются заслуживающи¬ми серьезного внимания следующие предложения:
    1. По согласованию с посольствами стран исламской ориентации рассмотреть вопрос о созыве в Москве всемир¬ной исламской конференции под девизом: "Мир, согласие, сотрудничество"
    2. Принять концепцию, в соответствии с которой все религии в РФ, в том числе православие и ислам, в равной сте¬пени (т.е. без предпочтения какой-то одной) являются внут¬ренними религиями России. Это, несомненно, положительно скажется на достижении доверия и консолидации в российс¬ком обществе.
    3. Учредить Международный исламский деловой и куль¬турный центр (МИДКЦ) в Москве.
    4. Для комплексного решения проблем взаимной углубленной торгово-экономической и культурном интеграции меж¬ду Россией и государствами исламской ориентации (и как составная часть МИДКЦ) исключительно важным является учреждение Исламского банка России (ИБР) в Москве с уча¬стием в качестве учредителей правительства и Центробанка РФ.
    5. Учитывая международный характер деятельности ИБР, целесообразно предусмотреть его членство в междуна¬родной ассоциации исламских банков (МАИБ), что позволит РФ более эффективно интегрироваться с исламскими страна¬ми, обеспечивая им благоприятные условия для инвестиций в российскую экономику.
    6. Сосредоточить финансирование восстановительных работ в Чечне, Ингушетии и Пригородном районе РСО-А, равно и финансирование бюджетной сферы этих районов в ИБР.
    7. Как неотложную и политически первостепенную мож¬но рассматривать и задачу образования нового Госкомитета по делам вынужденных переселенцев, ибо бесславная Дея¬тельность ФМС в отношении этой группы граждан может создать опасный прецедент новой вспышки террора и других видов преступлений в различных регионах страны.
    8. Все правительственные постановления, касающиеся вынужденных переселенцев, в срочном порядке привести в соответствие с действующей Конституцией РФ и существу¬ющей законодательной базой с учетом норм международно¬го права.
    9. Для кардинального решения проблем, связанных с ликвидацией последствий осетино-ингущского конфликта 1992 г. и войны в Чечне 1994-1996 гг., создания условий для проведения цивилизованных рыночных реформ, улучшения климата межнациональных отношений на Кавказе и в Рос¬сии в целом представляется весьма важным учреждение спе¬циального поста полномочного представителя президента РФ по Северному Кавказу, странам СНГ и Ближнему Востоку в
    ранге первого вице-премьера РФ.
    Осуществление предлагаемых мер будет означать, что Россия переходит к конструктивной и цивилизованной наци¬ональной политике".

    АНТИИНГУШСКИЙ СИНДРОМ
    Беслан Костоев

    Председатель Кошрссса русских общин Дмитрий Рот-зин выступил на страницах "НГ" с очередной антиингушс¬кой публикацией под названием "Будет ли остановлен прези¬дент Ингушетии?11.
    Что касается критических высказываний Дмитрия Ро¬гозина в адрес президента Республики Ингушетия Руслана Аушева, то антироссийский, сепаратистский курс генерала рассмотрен и проанализирован мной в целом ряде публика¬ций на страницах "1 !Г", в работе "Преданная нация", а также в моих официальных обращениях высшему руководству Рос¬сии. Словом, "открытия" господина Рогозина относительно личности Руслана Аушева являются секретом Полишинеля. Но даже и здесь русский национал-патриот умудрился осно-вательно напутать. Впрочем, все по порядку.
    "Как выяснилось, "гуманитарной катастрофы" в Ингу¬шетии не было и нет, отмечает Дмитрий Рогозин, апеллируя к заявлению Верховного комиссара ООП по делам беженцев и специального представителя генерального секретаря ООН г-жи Садако Огаты.
    Но, во-первых, госпожа Садако Огата увидела только часть беженцев второй чеченской войны на контрольно-про¬пускных пунктах, но не увидела десятков тысяч людей, бе¬жавши от войны, которых приютили простые ингуши. В эти тяжелейшие дни маленький ингушский народ совершил ве¬ликий нравственный подвиг, но у национал-патриота, как и следовало ожидать, не нашлось доброго слова в его адрес.
    Во-вторых, из-за разгильдяйства чиновников, особенно ФМС РФ, на КПП у чечено-ингушской границы в очередях
    умирали люди, о чем представитель ООН так и не узнала, и по этой причине не могла узнать истинное положение вещей - настоящую трагедию.
    В-третьих, г-жа Садако Огата не знала и о том, что к 200 тысячам жертв антитеррористической операции в Чечне име¬ют отношение и более 500 тысяч вынужденных переселен¬цев. Эти жертвы военных действий в Чечне в 1994-1996 гг., разбросанные по всей России. По отношению к ним допуще¬ны и допускаются грубейшие нарушения норм международ¬ного права и законов Российского государства (о чем прекрас- но осведомлен Дмитрий Рогозин). Добавим к ним еще десят- ки тысяч депортированных из РСО-А ингушей, семь лет не могущих вернуться домой, - и тогда картина станет ясной.
    По Дмитрий Рогозин не желает' вес это принимать в рас¬чет.
    Наиболее "оригинальными" являются рассуждения Дмитрия Рогозина, посвященные проблеме восстановления нрав репрессированного ингушского народа. Он очень недо¬волен проведением в г; Назрани собрания общественности, "посвященного 55-й годовщине депортации ингушского на¬рода". На этом же собрании, как отмечает Дмитрий Рогозин, "публично прозвучали заявления и о притязаниях Ингуше¬тии на часть Пригородного и других районов Северной Осе¬тии. Дальше он говорит о том, что на собрании публично была высказана идея добиваться "безусловного возврата этих тер¬риторий", а также обязательного выполнения всех положе¬ний Закона "О реабилитации репрессированных народов". Говорит Дмитрий Рогозин и такое - по поводу "всех положе¬ний" названного закона (пролоббированного в свое время шовинистически настроенной элитой российских нацио¬нальных регионов) сказано, конечно, сильно: поскольку ме¬ханизма "территориальной реабилитации" не существует (его, к стати, не существует нигде в мире), в Указе президента РФ от 16.09.95 правительству РФ предписано внести свои пред-ложения "о сроках и механизме проведения территориальной преступными репрессивные акты против этих народов.
    Но, похоже, Дмитрий Рогозин просто не хочет понимать
    ЭТОГО.
    Выступая против "всех положений "Закона РСФСР "О реабилитации репрессированных народов", Дмитрий Рогозин, путая сами понятия "шовинизм" и "национализм", отмечает, что названный закон был пролоббирован "в свое время шо¬винистически настроенной элитой российских национальных регионов",
    Не вдаваясь в критику нелепых рассуждений моего оп¬понента о "шовинистически настроенной" элите "российских национальных регионов", процитирую обращение одного из выдающихся людей нашего государства, которого называли совестью России, - академика Дмитрия Лихачева к председа-телю Верховного Совета России Борису Ельцину, подписан¬ное 24.04.91: "Глубокоуважаемый Борис Николаевич! Я об¬ращаюсь к Вам в первый раз, и мне было бы очень необходи¬мо, чтобы Вы на эту мою единственную просьбу к Вам от¬кликнулись положительно.
    Пожалуйста, прочтите это мое обращение к Вам на за¬седании Верховного Совета России.
    Ингуши должны быть полностью реабилитированы, и их Родина должна быть им возвращена - вся территория их бывшей автономной республики. Ингуши благородны и ни¬кого не собираются изгонять со своей территории или захва-тывать чужое, но ингушам необходимо вернуть их Родину и их национальную честь.
    Возвращение ингушскому народу их Родины - дело чес¬ти парламента России".
    Другой "региональный шовинист", по определению Дмитрия Рогозина, Патриарх Московский и всея Руси Алек¬сий II, народный депутат СССР, 24.04.91 тоже обратился к Борису Ельцину с просьбой поддержать ингушей, "содейство¬вать восстановлению их прав, попранных режимом Стали¬на".
    реабилитации репрессированных народов", при этом обра¬щалось " особое внимание" на обеспечение прав граждан, "проживающих в настоящее время на территориях репресси¬рованных народов". К тому же, продолжает Дмитрий Рого-зин, ни законодательная, ни исполнительная власть не заяви¬ла внятно о моратории на ближайшие по крайней мере 50 лет на реализацию сомнительного принципа "территориальной реабилитации", прямолинейное исполнение которого приве¬дет к этническим войнам и созданию любой мононациональ¬ной "пятой колонны" внутри другого территориального об¬разования".
    Эта невообразимая каша в голове Дмитрия Рогозина тре¬бует некоторых пояснений, хотя бы в порядке ликбеза.
    Первое. Ингушетия никогда не притязала "на часть При¬городного и других районов Северной Осетии". Ингуши в полном соответствии с действующей законодательной базой РФ настаивают на возвращении в состав Ингушетии аннек¬сированных в 1944 году территорий Пригородного и части Малгобекского районов. Присоединенные к Пригородному району после возвращению на родину ингушей, осетинские села не имеют отношения к ингушскому Пригородному рай¬ону, и на них с ингушской стороны никто никогда не посягал.
    Второе. Что касается Закона РСФСР "О реабилитации репрессированных народов" от 26.04.91, то здесь Дмитрий Рогозин окончательно запутался.
    В преамбуле вышеназванного закона написано: "Поли¬тика произвола и беззакония, практиковавшаяся на государ¬ственном уровне по отношению к этим (репрессированным. - Б.К.) народам, являлась противоправной, оскорбляла досто¬инство не только репрессированных, но и всех других наро¬дов страны. Ее трагические последствия до сих пор сказыва¬ются на состоянии межнациональных отношений и создают опасные очаги межнациональных конфликтов".
    Именно поэтому были реабилитированы все репресси¬рованные народы РСФСР (РФ) и признаны незаконными и
    Заключая свое обращение к главе России, Патриарх заявил в поддержку ингушей: "Учитывая их нынешнее тяжелое положение, прошу Вас, а в Вашем лице - Верховный Совет России принять во внимание их стремление жить на земле своих предков".
    Вот такие "региональные шовинисты", по Рагозину и пролоббировали принятие закона, как отмечал Патриарх, "о полной реабилитации репрессированных народов Российс¬кого Отечества".
    Что касается порядка введения в действие Закона РСФСР "О реабилитации репрессированных народов", то постанов¬лением Верховного Совета РСФСР от 26.04.91 сказано о не¬обходимости обеспечения "до 1 июля 1991 года пересмотра и отмены министерствами, государственными комитетами и ведомствами РСФСР их нормативных актов, в том числе ин¬струкций, противоречащих данному Закону". Этим же поста¬новлением предусмотрено до 1.07.91 представить в Верхов¬ный Совет РСФСР предложения о приведении законодатель¬ных актов РФ в соответствии с Законом РСФСР "О реабили¬тации репрессированных народов".
    В связи с искажением Дмитрием Рогозиным понятия "территориальная реабилитация", которой, по его заявлению, "не существует нигде в мире", так же, как и "механизма про¬ведения территориальной реабилитации репрессированных народов", хочу заметить, что мой оппонент не единственный, кто стремится выхолостить гуманнейшие принципы восста¬новления прав репрессированных народов. Эти же идеи пы¬таются протащить через СМИ и законодательные органы то¬варищи Дмитрия Рогозина по извращению национальной политики из Миннаца, политики, кстати, уже окончательно обанкротившейся.
    Дело в том, что нигде в мире не существует практики вандализма в отношении целых народов и наций, имевшего место в бывшем СССР и в РСФСР.
    Принятый 4.06.92 Закон РФ "Об образовании Ингушс-
    кой Республики" в ст.4 четко определил: "Установить для ре¬шения вопросов, связанных с образованием Ингушской Рес¬публики, переходный период до марта 1994 года".
    Принятый же 3.07.92 Закон РФ "Об установлении пере¬ходного периода по государственно-территориальному раз¬граничению в РФ" и Указ президента РФ "О мерах по осуще¬ствлению территориальной реабилитации репрессированных народов" от 16.09.95, на который ссылается Дмитрий Рого¬зин, до сих пор так и не выполнен, должно быть, к великой радости национал-патриота.
    Самое парадоксальное здесь то, что Ингушская Респуб¬лика в соответствии со ст. 2 Закона РФ "Об образовании Ин¬гушской Республики" и была провозглашена "в целях реали¬зации Закона РСФСР от 26.04,91 "О реабилитации репресси-рованных народов". Но именно эти цели и не реализованы сегодня руководством РФ.
    В результате ингуши получили аморфное государствен¬ное образование без границ, фактически расположенное па назрановских огородах.
    Что же касается заявления Дмитрия Рогозина: "К тому же ни законодательная ни исполнительная власть не заявила внятно и громко о моратории на ближайшее по крайней мере 50 лет на реализацию сомнительного принципа" территори-альной реабилитации", то его можно рассматривать только как проявления бурной фантазии.
    Относительно этнических войн, к которым, по Дмитрию Рогозину, может привести "создание любой мононациональ¬ной "пятой колонны" (так национал-патриот именует возмож¬ное возвращение ингушей в свои села. - Б.К.) внутри другого территориального образования", следует заметить, что это пропагандистский миф, берущий начало во временах сталин¬ской эпохи, с которой национал-патриоты никак не могут рас¬статься.
    Из того же ряда и обвинение Дмитрия Рогозина в адрес ингушей: "...поселок Майский Пригородного района Республики Северная Осетия - Алания, где в основном проживают ингуши, практически находится под контролем властных структур Ингушетии. Здесь на протяжении ряда лет пресле¬довали людей по национальному признаку, отмечались слу¬чаи оскорбления русского населения, которому местное ин¬гушское население угрожало физической расправой".
    Интересно, что при этом Дмитрий Рогозин противоре¬чит сам себе, ибо с проблемами "притесняемых" ингушами русских ему следует обратиться к властям РСО-А, в админи¬стративном подчинении которой находится поселок Майский. Проблемой Северной Осетии являются и более 700 русских, по "вине" ингушей выехавших из поселка, такая же пробле¬ма - исход тысяч и тысяч русских из Северной Осетии и 70 тысяч ингушей Пригородного района, подвергшихся в 1992 году этнической чистке.
    Что касается антироссийских и антиингушских полити¬ческих и криминальных кульбитов генерала Аушева, то это тема отдельного большого разговора всего ингушского наро¬да, который, надо полагать, состоится в ближайшем будущем без участия и советов господ, подобных Дмитрию Рогозину.
    «ИГ» 22.01.2000

    ГЕНЕРАЛ АУШЕВ БЫЛ ПРОТИВ
    ОБРАЗОВАНИЯ ИНГУШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ*

    В "НГ" 23.02.2000 была опубликована статья Башира Кодзоева под рубрикой "Судьба вайнахов". Согласен с авто¬ром статьи, что одной из причин выселения чеченцев и ингу¬шей в Сибирь стало чувство их собственного достоинства, независимый гордый характер и неприемлемость для их на¬ционального менталитета колхозно-совхозного строя и без¬божного образа жизни навязанного коммунистами. Главной причиной депортации вайнахов в Турцию или Сибирь явля¬лась, вне всякого сомнения, геополитическая - стремление захватить их территории и национальные богатства, стереть память об этих народах на Кавказе и искусственно сдержи¬вать способность их к быстрому демографическому росту. В результате депортации чеченцев и ингушей в Турцию после Русско-Кавказской войны их земли были переданы казакам, а после сталинской депортации в Сибирь и Казахстан Чечня и Ингушетия были заселены осетинами, дагестанцами, рус¬скими и грузинами. Именно эту цель преследовали российс¬кие и осетинские руководители, подвергая ингушей очеред¬ному геноциду в 1992 году. Этой варварской акцией они хо¬тели спровоцировать и свергнуть режим генерала Дудаева.
    Ингушская Республика никак не могла пойти по "чечен¬скому пути" как утверждает Башир Кодзоев. Она потому и была создана, чтобы этого не случилось, вопреки яростному сопротивлению Хасбулатова, Галазова и Аушева. В дни про¬ведения референдума в местах компактного проживания ин¬гушей по инициативе Б.Н. Ельцина по вопросу образования Ингушской Республики эти господа предприняли отчаянные
    Статья передана « редакцию «НГ» в феврале 2000 ,\ - акт.

    попытки, чтобы нс допустить его проведения. В те дни гене¬рал Аушев объездил практически все районы компактного проживания ингушей, чтобы убедить их в том, что им не нуж¬на своя Республика, они должны вновь присоединиться к Чечне и выйти из состава России, они должны оказать все¬мерную поддержку генералу Дудаеву в его борьбе против России.
    В сложной политической игре российских, осетинских и чеченских руководителей на Северном Кавказе после про¬возглашения Чеченской Республики и отделения ее де-факто от России, у ингушей не было альтернативы провозглашению своей Республики в составе России. Ингуши не разделяли сепаратистские устремления чеченских лидеров и не могли допустить отделения Ингушетии от России и становления на путь противостояния ей на Северном Кавказе.
    Ингушская Республика создана усилиями лидеров На¬родного Совета Ингушетии. В основе ее образования лежат результаты общенационального референдума, проведенного также и на территории Пригородного района и г. Владикавка¬за. Это бесспорный исторический факт. Если ингушский на¬род не был втянут в российско-чеченскую войну, последствия которой были бы куда страшнее последствий геноцида ингу¬шей в 1992 году, то это также заслуга лидеров Народного Совета, а не генерала Аушева, который сделал все от себя за-висящее, чтобы втянуть ингушей в войну против России на стороне дудаевского режима. Это общеизвестный факт, а го¬лословные утверждения Кашира Кодзоева в данном случае не помогут. Мы помним, какие "условия" для продвижения российских войск в декабре 1994 года создал генерал Аушев. В том, что российские руководители проявили тогда опреде¬ленную сдержаниостьпо отношению к ингушскому руковод¬ству в огромной степени объясняется осознанием ими своей вины перед ингушским народом за события октября - ноября 1992 года, а нс взвешенная политика генерала Аушева, котог рый ровным счетом ничего не смыслит в политике, экономи¬ке и истории, а поэтому и такой результат его более чем 7-летнсй деятельности на посту руководителя Ингушской Рес-
    публики. Немаловажную роль в этом сыграла также и пози¬ция Аушева в отношении к беженцам-ингушам из Северной Осетии, фактически смыкающаяся с позицией руководите-лей Северной Осетии.
    С первых дней своего пребывания на этом посту он под¬держивал и поддерживает чеченских сепаратистов, всеми доступными ему способами и средствами, не обращая ника¬кого внимания на бедственное положение своего собствен¬ного народа. Происходит это в форме критики российских руководителей через средства массовой информации, выде¬ления огромных денежных средств, строительных материа¬лов и продуктов питания, столь необходимых для существо¬вания десятков тысяч ингушских беженцев из Северной Осе¬тии и Чечни, положение которых ничуть не лучше, чем поло¬жение чеченских беженцев. Против материальной помощи чеченским беженцам не было бы никаких возражений, сколь бы бедственным не было положение самих ингушей, если бы она доходила до того, кому она действительно необходима. на самом деле она идет на нужды обогащения сепаратистов, приобретения ими оружия и совершения террористических актов против сопредельных народов, включая сюда и чечен¬цев, не согласных с их действиями.
    В России всем известно, что больше всего от чеченских сепаратистов пострадал ингушский народ. Только за первое полугодие прошедшего 1999 года они убили на блок-постах 11, ранили 27 и увели в плен 39 ингушских милиционеров. За это же время захвачены и увезены в Чечню десятки состоя¬тельных ингушей с целью выкупа. И :зто в то время, когда ингуши спасли сотни тысяч чеченцев ОТ гибели в период рус¬ско-чеченской войны. Ингушский народ продемонстрировал всему миру присущие ему от природы гостеприимство и бла¬городство. Нельзя не гордиться таким народом.
    Читатели не могли не заметить, что в многочисленных и бессвязных интервью генерала Аушева ни разу не упомина¬ются чеченские террористы, совершающие похищения лю¬дей с целью выкупа и спровоцирования межнациональных конфликтов. Очень много случаев, когда генерал Аушев заставлял отпускать на свободу чеченских террористов, аресто¬ванных сотрудниками правоохранительных органов Ингуш¬ской Республики на местах преступлений.
    В свою очередь, чеченские руководители поддержива¬ют генерала Аушева в его борьбе против оппозиции. Только за одну неделю господин Масхадов трижды приезжал в Ин¬гушетию и 3,5 часа уговаривал по телевидению и игу «лей го-лосовать за Аушева на президентских выборах. Шамиль Ба¬саев перед выборами приехал в Ингушетию и раздраженно заявил: "Что за возня вокруг кандидатуры нашего друга Ауше¬ва? Президентом Ингушетии должен быть только он, того, кто выступит против него, я посажу в мешок и отвезу в горы Чечни на перевоспитание". Вот на таком политическом фоне происходили избрание генерала Аушева на пост Президента Ингушской Республики в 1993 и 1998 годах.
    С тех пор, как генерал Аушев стал руководителем Ингу¬шетии, решение проблемы осетино-ингушского конфликта не продвинулось ни на один шаг, хотя он заявлял, что за два ме¬сяца решит эту проблему. Сельское хозяйство развалено и расхищено сторонниками генерала и его отца, промышлен¬ность не работает, безработица достигла 86%, коррупция и воровство в Республике достигли невиданных размеров в ре¬зультате кадровой чехарды, осуществляемой генералом в пользу своих братьев, сестер и друзей. Вот об этом должен был говорить в своей статье депутат Госдумы Башир Кодзо-ев, вместо того, чтобы стараться ввести в заблуждение обы¬вателя, выпячивая несуществующие заслуги генерала Ауше¬ва, который в общем-то неплохо заботится о представителях рода Кодзоевых. Ингуши, особенно их молодежь, должны знать о деятельности своих руководителей, не бояться их, а уважать, если они этого заслуживают, но в то же время смело говорить об их недостатках в работе. Только тогда может быть определенный порядок не только в отдельно взятой отрасли производства, но и в целом в Республике.
    Б. Богатырев кандидат экономических паук
    февраль 2000 г.

    ЧИНОВНИК МИННАЦА РФ Н. БУГАЙ ПРОТИВ РЕПРЕССИРОВАННЫХ НАРОДОВ
    К ПУБЛИКАЦИИ ПРОФЕССОРА Н.БУГАЯ В "ОСОБОЙ ПАПКи" "НГ"*
    Бес л а н Костоев

    Одной из самых одиозных фигур в Министерстве по делам национальностей и региональной политике РФ несом¬ненно является бывший руководитель департамента по де¬лам депортированных и репрессированных народов Минна-ца РФ, возглавляющий ныне департамент по делам нацио¬нальностей того же министерства, профессор Н иколай Федо¬рович Бугай.
    В течение многих лет сей господин с упорством, дос¬тойным лучшего применения, публично выступает против восстановления прав репрессированных народов, особенно чеченцев и ингушей.
    Из этой же античечено-иигушской обоймы и новая пуб¬ликация Н. Бугая в "Особой папке НГ" за 23 февраля 2000 года под заголовком: "Защитники и враги Чечни. Политика умолчания о событиях 40-х годов, проводимая КПСС, ничего хорошего не принесла".
    В связи с систематическим умышленным искажением г-ном Бугаем целого ряда законодательных положений и ис¬торических фактов в отношении чеченцев и ингушей, о чем я высказывался ранее, вынужден снова оппонировать чинов¬нику Мнннаца, учитывая его последнюю публикацию в "Осо¬бой папке НГ".
    Сам подзаголовок "Политика умолчания о событиях 40-х годов, проводимая КПСС, ничего хорошего не принесла" дан с подтекстом, который автор весьма неудачно попытался по-своему интерпретировать в "Защитниках и врагах Чечни",
    Данная статья находится а редакцию «Независимой газеты». -- авт.

    причем эта самая политика в тот период проводилась КПСС, а не проводится сегодня, как получилось у профессора Бугая, потерявшего временные рамки описываемых им событий.
    "Репрессированным народам, - заявляет автор, - были возвращены их исконные земли, восстанавливалась справед¬ливость, залечивались раны". Создается впечатление, что про¬фессор Бугай залетел к нам с другой планеты - настолько далек он от реального положения вещей. Впрочем такое заяв¬ление делается им осознанно. Это его высказывание есть ни что иное, как весьма неудачная попытка списать в архив не¬решенную проблему возвращения ингушам и чеченцам-ак-кинцам принадлежавших им "исконных земель" Пригород¬ного и части Моздокского районов Северной Осетии и Аухов-ского (ныне Новолакского) района Дагестана, в полном соот¬ветствии с Законом РСФСР "О реабилитации репрессиро¬ванных народов "от 26 апреля 1991 года, против чего наибо¬лее рьяно выступает именно профессор Бугай в ранге феде¬рального чиновника.
    "К 70-80 годам,-пишет далее Н. Бу]-ай,-удалось добить¬ся определенной стабильности в сфере национальных отно¬шений, в том числе и в таком многонациональном регионе страны, как Северный Кавказ".
    Данное утверждение является лживым от начала до кон¬ца и вот почему. Так, в Чечено-Ингушетии шел процесс не¬приятия чеченцев и ингушей, искусно управлявшийся партий¬ной верхушкой, которую обслуживали и руководители мест¬ной национальности, угодничавших перед первыми лицами. Доходило до того, что в ВУЗах Чечено-Ингушетии студентам не разрешалось говорить на родном языке и несогласие с этим квалифицировалось как национализм, допускались серьезные перекосы в кадровой политике, особенно в отношении к че¬ченцам и ингушам, многие из которых, потеряв возможность найти работу по специальности, вынуждены были покидать республику. Так образовывались на просторах СССР чеченс¬кие и ингушские диаспоры.
    Исключительно напряженная ситуация, которая сложи¬лась в области межнациональных отношений в ЧИ АССР вынудила коммунистов коренной национальности обратить-
    ся в Политбюро ЦК КПСС с письмом "О нарушениях ленин¬ской национальной политики КПСС в Чечено-Ингушской АССР" (март-апрель 1972 г.) В этом документе, широко изве¬стном в республике как письмо двадцати семи коммунистов (по числу подписавших), был сделан глубокий анализ сло¬жившейся в республике критической ситуации.
    Такая же ситуация складывалась в Северной Осетии. Об исключительно негативных явлениях, имевших место в от¬ношении ингушей Пригородного района и г. Орджоникидзе в СО АССР по вине осетинских властей, было подробно ска¬зано в знаменитом Письме ингушской интеллигенции в ЦК КПСС "О судьбе ингушского народа" и Письме ингушского народа на имя Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И.Бреж¬нева (октябрь-ноябрь 1972 г.), которые были рассмотрены на специальном заседании секретариата ЦК КПСС, хотя прак-тические результаты ингуши на себе не ощутил». Более того. Давление местных партийных и советских органов на ингу¬шей и в СО АССР, и в ЧИ АССР приняло массированный ха¬рактер.
    Именно это и послужило причиной их массового выс¬тупления 16-19 января 1973 года на площади имени Ленина в городе Грозном. Мирный митинг ингушей был разогнан в четыре часа утра 19 января с применением милицейских ду¬бинок и ледяной воды, которой поливали митингующих из брансбойтов пожарных машин. Затем началось форменное избиение кадров ингушей, и , отчасти, чеченцев по нацио¬нальному признаку, продолжавшееся в течение нескольких лет, используя самые изощренные методы подавления инако¬мыслия со стороны партноменклатуры с привлечением мощ¬ного аппарата КГБ.
    В октябре 1988 года "Обращение ингушского народа к руководителям ЦК КПСС и Советского правительства" было вручено адресатам. В ЦК КПСС состоялась беседа членов ингушской делегации, в составе которой был и автор этих строк, с работниками отдела межнациональных отношений по вопросам, затронутым в "Обращении...".
    В этот период отделом межнациональных отношений руководил, ушедший в январе 2000 года в отставку с поста министра по делам национальностей и региональной поли¬тике, Вячеслав Михайлов. Заведующим сектором в отделе работал, тоже бывший в 1999 году руководителем Миннаца РФ, а ныне беспортфельный министр Рамазан Абдулатипов. Оба они - главные разрушители национальной политики Рос¬сии, особенно, на Северном Кавказе. Результаты - налицо.
    В 1985 году в Дагестане произошли столкновения меж¬ду чеченцами-аккинцами и лакцами, поселившимися на их землях в Новолакском районе после 23 февраля 1944 года, Конфликт удалось погасить, но горечь обиды на власть у ак-кинцев осталась.
    Вот так на деле выглядела преподносимая читателю в интерпретации Н. Бугая "определенная стабильность в сфе¬ре межнациональных отношений".
    Весьма любопытны "оригинальные" выводы господина Бугая об уроках прошлого в Чечено-Ингушетии: "Судя по всему, для многих горячих голов в республике уроки прошлого 40-50 годов (чудовищные преступления сталинско-бериевс-кой клики в отношении чеченского и ингушского народов -Б.К.) не содействовали тому, чтобы сделать полезные, жизне¬утверждающие выводы".
    Свои "уроки прошлого 40-50 годов" доктор историчес¬ких наук, профессор Бугай подает читателю в кривом зерка¬ле ведомства Лаврентия Берия, которого даже Вячеслав Мо¬лотов, член сталинской команды называл "полубандитом". Тот же Берия, зная о неприязни Сталина по отношению к чечен¬цам и ингушам, старался преувеличивать число банд в Чеч¬не, как предлог для их депортации. Характерно, что этим же занимались и руководители бандгрупп для придания боль¬шего веса своим персонам.
    Современные политики России, особенно, руководите¬ли общественных и политических движений и партий тоже занимаются приписками, искусственно, на бумаге увеличи¬вая численность своих сторонников для завоевания электо¬рата.
    Архивные документы тех трагических лет, с которыми следовало бы обращаться исключительно осторожно, в силу изложенных обстоятельств и целого ряда провокационных
    моментов, создававшихся бериевскими ублюдками, профес¬сор Бугай трактует слишком вольно и тенденциозно, что не могло не привести миннацевского чиновника к ложному зак¬лючению: " В 40-е годы все это 'закончилось принудитель¬ным выселением чеченцев и ингушей". Исходя из такого "на¬учного" ляпсуса профессор Бугай делает еще более чем у ком¬мунистов реакционный вывод: "Судя по всему, политика умал¬чивания о событиях в республике в 40-е годы, необходимая (а может проводившаяся? - Б.К.) КПСС в 60-80-е годы необ-ходимо было довести правду (Берия - Б.К.) о случившемся в республике". Сегодня он вытащил эту "правду" в угоду дей¬ствующим наследникам Сталина.
    Интересно было бы узнать, как же нам объяснит хитро-мудрый Бугай депортации, начиная с 1936 года, корейцев, иранцев, греков, краснодарских армян, поляков, эстонцев, латышей, литовцев и даже белорусов и украинцев? Какие бан¬дформирования у него припасены для этих народов? И грус¬тно и смешно читать этот политический бред господина Бу¬гая, одного из архитекторов провальной национальной поли¬тики России, ставшей трагедией не только для чеченцев и ингушей, но и этнических русских, над которыми власти в течение последних восьми лет издеваются цинично и целе¬направленно. Только число беженцев из Северной Осетии и Чечни превысило 700 тысяч человек. В отношении этих лю¬дей нарушены и Конституция РФ и международное право, превратив их в изгоев российскою общества, о чем мне хоро¬шо известно , будучи с 1994 г., вынужденным переселенцем из Чечни.
    Что касается чеченцев и ингушей, к сведению минна¬цевского "спеца" Н. Бугая, то они, начиная с 1792 -го по 2000-й годы пережили по вине России двенадцать депортаций. Чем же историк Бугай объяснит этот "гуманизм" к горским наро¬дам Северного Кавказа со стороны имперской России, про¬водившей самую жестокую колониальную политику, ведя бесчеловечную Русско-Кавказскую войну на протяжении по¬лутора вековой истории русско-кавказских отношений.
    Что же касается сталинских репрессий, то это всего лишь продолжение колонизаторской политики царизма под большевистским флагом, как и трагедия наших дней под флагом демократической России.
    Попытки Н. Бугая сопоставить бандформирования 40-х годов и нынешних, воюющих с Российской армией, а также событий, происходящих на наших глазах, следует рассматри¬вать как неудачные, ибо и события и сам сценарий принци¬пиально разнятся. История рождения пиратской республики на территории Чечни хорошо известна, ибо этот сценарий разрабатывался в Москве, о чем чиновник Бугай прекрасно осведомлен.
    "Фашистская Германия, - замечает Н. Бугай, - делала ставку на мусульманский фактор в случае захвата Советско¬го Кавказа, заигрывая перед силами, "боровшимися за свободу".
    Германия делала ставку не только на мусульман. Но и казаков и не безуспешно. Уже в декабре 194] года (!) немец¬ким командованием была сформирована казачья карательная дивизия СС в составе пяти полков. Был образован "Донской казачий комитет" в г. Новочеркасске Ростовской области.
    Один из крупнейших военных историков экс-СССР и России, участник Великой Отечественной войны, полковник, ныне покойный академик Хаджи-Мурат Ибрагимбейли отме¬чал: "В Польше была сформирована в 1943 году "Доброволь-ческая" казачья дивизия под командованием кавалерийского генерала вермахта эсэсовца фон Панвица, Зондеркоманда СС -10-А в Краснодарском крае, карательные отряды "группы Шмидта" и восточные батальоны, действовавшие на Смолен¬щине. В 1944 году, летом (когда чеченцы и ингуши были уже в ссылке - Б.К.) "Добровольческая" казачья дивизия вошла в личное подчинение рейхсфюрера СС Гиммлера и была пере¬именована в "Корпус СС", который вместе с германскими войсками и четниками Драже Михайловича сражался против югославских партизан и против Красной Армии. В марте 1945 года "казачий" съезд корпуса избрал фон Панвица походным атаманом "казачьего войска", вошедшего в РОА Власова". (Хаджи-Мурат Ибрагимбейли. Северный Кавказ: геноцид, депортации и ЧП. "Независимая газета". 12.07.94).
    Об этом в своих публикациях профессор Бугай "стыд-
    ливо" умалчивает, хотя это и похлеще банд в Чечне. По его понятиям чеченцы и ингуши не имели право возмущаться бесчеловечными акциями советской власти, а вот ненависть казаков к существующей власти и их предательство Родины - нормальное явление. Странное раздвоение души и созна¬ния у господина Бугая или как он любит высказываться на страницах печати состояние бифуркации. Правда, это состо¬яние бифуркации он относит только к чеченскому обществу, а не к себе, что было бы справедливее.
    Публикуя на развороте "НГ" блок документов из архива Иосифа Сталина со своими тенденциозными комментария¬ми, "страдалец" репрессированных народов Н. Бугай, по сути, вещает как рупор Берия наших дней, говорящий из апарта¬ментов Миннаца, самым циничным образом пытаясь перело¬жить свою вину и вину своих подельников за провал нацио¬нальной политики России на других. Он даже не пытается осознать, в какое болото завели страну со своей пресловутой национальной политикой горе-специалисты из Миннаца РФ, одним из ярких представителей которых и является сам про¬фессор Бугай.
    В опубликованном блоке документов переписка народ¬ного комиссара внутренних дел ЧИ АССР Султана Албога-чиева и руководителя бандгруппы Хасана Исраилова (Терло-ева) подается как сговор чекиста с бандитом, что вызывает большое недоверие, если учесть, что чекисты в своей работе использовали игру для получения необходимой информации.
    Из приводимого Н. Бугаем письма Албогачиева Терлое-ву 1-0 ноября 1941 года со всех сторон торчат чекистские уши. Поэтому я позволю себе прокомментировать письмо Албога¬чиева Терлоеву, поскольку комментарии Н. Бугая совсем из другой оперы, если их вообще возможно назвать коммента-риями.
    "Дорогой Терлоев! - пишет Албогачиев, - Я очень огор¬чен, что твои горцы раньше положенного времени начали восстание. Я боюсь, что если ты не послушаешь меня, и мы, работники республики, будем разоблачены... Смотри, ради Аллаха, держи присягу, не назови нас никому.
    Ты же разоблачился сам. Ты действуй, находясь в глубоком подполье. Не давай себя арестовать. Знай, что тебя будут расстреливать. Связь держи со мной только через моих дове¬ренных пособников.
    Ты пиши мне письмо враждебного уклона, угрожая мне возможным, а я тоже начну преследовать тебя. Сожгу твой дом, арестую кое-кого из твоих родственников и буду высту¬пать везде и всюду против тебя. Этим мы с тобой должны доказать, что будто мы непримиримые враги и преследуем друг друга..
    Ты не знаешь тех орджоникидзевских агентов ГЕСТА¬ПО, через которых я тебе говорил нужно послать все сведе¬ния о нашей антисоветской работе.
    Пиши сведения об итогах настоящего восстания и при¬шли их мне, а я их сразу сумею отослать по адресу в Герма¬нию. Ты порви мою записку на глазах моего посланника. Вре¬мя опасное, я боюсь".
    Писал (подпись) Орел.
    (Н).и.]941 г. ГА РФ. Ф. Р-9478. 0/7./. О55. Л1-9.)
    Вот вам образец чекистского сценария по борьбе с бан¬дами, хотя Н. Бугай и приводит этот документ как доказа¬тельство смычки бандитов с наркомом ЧИ АССР. Конечно же С. Албогачиев был бы расстрелян, если бы он не выполнял задание Берия, у которого он работал ранее помощником. И умер он своей смертью в 1968 году. Ниже я остановлюсь под¬робнее на личности С. Албогачиева.
    О том, какими приемами, подчас грязными, пользова¬лись чекисты, наглядно демонстрирует авантюра, организо¬ванная секретарем Ингушского обкома ВКП (б) Черноглазом с целью раскрытия с помощью ОГПУ "антисоветского заго¬вора" ингушей и, отчасти, связанная с биографией моего отца.
    Вот как это было.
    Осенью 1930 года в Ингушетии появился таинственный человек, называвший себя "представителем Японии". Разъез¬жая по ингушским селам, "японец" проводил тайные собра¬ния с наиболее авторитетными представителями ингушей, которым сообщал важные сведения о планах войны Японии против СССР, что выглядело вполне правдоподобно, ибо в
    тот период отношения Советского Союза и Японии были на¬пряженными, и на Дальнем Востоке было неспокойно. На одном из тайных совещаний "представитель Японии" и хозя¬ин дома сначала привели всех к присяге на Коране,что все они будут хранить в тайне все, что услышат здесь, не будут выдавать друг друга, а также и "японского агента". После этого "японец" открыл собравшимся суть дела. По его сообщению Япония в самое ближайшее время намерена вступить в вой¬ну с Советским Союзом. "Японец" заверил, что на Кавказе уже почти все народы, кроме ингушей, обещали поддержать Японию в советском тылу, поэтому по поручению своего пра¬вительства он призывает ингушей присоединиться к общему "освободительному фронту народов"
    В подтверждение своих слов он заявил, что Япония на¬мерена поддержать своих потенциальных союзников деньга¬ми и оружием. Получив согласие собравшихся участвовать в "японском плане освобождения Ингушетии", "японец" назна¬чил каждого командиром сотни.
    Такую же работу "японец" проводил и в моем родном селе Яндырка, где имамом мечети был мой отец, участник Первой Мировой и Гражданской войн. Отец отверг предло¬жение "японца", что вызвало недовольство у некоторых сель¬чан. Нутром отец чувствовал, что готовится грязная провока¬ция против ингушей, но не знал, от кого она исходит. Вскоре все выяснилось.
    После отъезда "представителя Японии", как и следова¬ло ожидать, в Ингушетию нахлынули войска ОГПУ. В одни сутки одновременно во всех крупных селах были проведены аресты множества людей. В их числе оказался и весь "японс-кий штаб заговорщиков". Главный исполнитель всей этой провокации оказался вовсе не японцем, а монголом, сотруд¬ником ОГПУ.
    Результатом этой чудовищной провокации было то, что более 20-ти человек было расстреляно, а около 400 сослано в Сибирь за несовершенные преступления.
    Руководители из Орджоникидзевского отдела ОГПУ были награждены "за выполнение специального задания" а руководитель Ингушской области Исидор Черноглаз получил возможность еще более усилить давление на ингушей.
    Специально для профессора Бугая сообщаю, что подоб¬ного рода операции в годы Великой Отечественной войны и после ее окончания советские чекисты проводили неоднок¬ратно.
    Люди, подобные Н. Бугаю, в адрес чеченцев и ингушей длительное время бросали бездоказательные обвинения в измене, политбандитизме, хотя на территорию Чечено-Ингу¬шетии забрасывались в основном десанты, состоявшие из лиц другой национальности.
    Необходимо отметить, что "во время войны в нашу рес¬публику было заброшено 76 человек десантников. Из них четверо чекистов, выполнявших спецзадания, 14 человек жителей республики и среди них один ингуш. Остальные с других республик. Примечательным является и такой факт. Среди заброшенных вражеских агентов 23 человека были лица осетинской национальности, в совершенстве владевшие ин¬гушским языком. Возникает вопрос: "С какой целью это было сделано?" Не имеем ли мы здесь дело с заранее подготовлен¬ной провокацией Берия? (Второй съезд ингушского народа. Грозный. "Книга". 1990. С.25).
    Без сомнения эта провокация Берия была звеном в гото¬вящейся депортации ингушей. Иначе зачем нужны были ин-гушеговорящие осетины?
    выдергивая из архивов документы, негативно отража¬ющие и по-чекистски толкующие ситуацию в ЧИ АССР в годы войны, без надлежащего научного комментария, чем себя не утруждает профессор Бугай, он наносит в наши дни огром¬ный вред выработке и осуществлению правильной националь¬ной политики России на Северном Кавказе и роняет свой ав¬торитет ученого, если, конечно, он у него есть, что очень со¬мнительно.
    Чтобы читатель получил представление, как делаются фальшивки по истории чеченцев и ингушей современными казачье-осетинскими борзописцами, приведу примечательный пример с минимально необходимыми комментариями.
    Перед нами книга "В тумане над пропастью", выпущен¬ная издательством "ИР" в 1994 году в г. Владикавказе. На стр.
    55 и 56 этого пасквиля на ингушский народ читаем вранье автора, трусливо спрятавшегося под инициалами Н.Д.: "К началу 1944 года банды Исраилова Хасана и Магомедова Идриса составляли свыше 30 тысяч человек. Это только те, кто был под ружьем, а сколько было пособников и соучастни¬ков различного ранга в каждом ауле? Страх и круговая пору¬ка повязала всех и сделала народ послушным оружием в ру¬ках отъявленных врагов Советской власти и правопорядка. Главным организатором взаимодействия разрозненных банд Ингушетии был обер-лейтенант Ланге, который вел огром¬ную работу по созданию разведывательной агентурной сети. Нужно отдать должное его умелой оперативной деятельнос¬ти по вербовке агентуры в Ингушетии. Списки этой агенту¬ры, вернее, альбомы с их фотографиями еще до 1957-1958 гг. находились в информационных центрах МВД и КГБ ЧИ АССР и СО АССР.
    Обер-лейтенант Ланге организовал переброску воздуш¬ным путем вооружения, в том числе тяжелых орудий из арсе¬налов фашистской армии в район Пседахской долины. В Псс-дахской долине приземлялась и агентура из числа ингушей, которая прошла обучение в фашистских разведывательных центрах. Нельзя не сказать о том, что Ланге провел класси¬ческую операцию по вызову Исраилова в логово фашизма -Берлин и по его возвращению в Ингушетию. Самолет при-землился и вылетел из Пседахской долины. В Берлине Исра-илов Хасан был представлен лично Гитлеру, который ему за верную службу великому Рейху вручил железный крест. Это было признанием заслуг в деле борьбы с Советами...
    Долгое время в Ингушетии действовали хорошо воору¬женные профашистски настроенные банды. Их было всего -230. И они стреляли в спину бойцам, оборонявшим Влади¬кавказ (Орджоникидзе - Б.К.). В этот тяжелейший для пашей страны час Красная Армия вынуждена была выделить на борь¬бу с ингушскими бандами Московскую особую дивизию НКВД, 317-ю, 3 19-ю, 242-ю стрелковую дивизии, воздушно-десантный полк и другие части.
    В Ингушетии выходила газета "Газават", выпускаемая под девизом "Аллах над нами, Гитлер с нами". Это и послужило тоталитарному режиму поводом для принятия решения о выселении ингушей".
    Можно было бы не комментировать эту несусветную чуть, если книга не была бы рассчитана на массового чита¬теля, который верит тому, что написано на ее страницах. Ве¬рит потому, что этим антиингушским пасквилянтам из Се¬верной Осетии не дается отпора со стороны официальных органов государственной власти России и прежде всего Ми¬нистерства по делам национальностей и региональной поли¬тике, руководители которого пустили на самотек отношения между народами страны и ровным счетом ничего не делают для пресечения подобных клеветнических измышлений в ад¬рес целых народов. Парадокс однако заключается еще и в том, что эта книга распространялась не где-нибудь, а в ... Минна-це РФ.
    Разве осетинским историкам не известно, что Исраилов (Терлоев) Хасан и Магомедов Кади, а не Идрис, были чечен¬цами и действовали не в Ингушетии, а в Ачхой-Мартановс-ком и Итум-Калинском районах Чечни, возглавляли они вов¬се не 30 тысяч ингушей, как это утверждается в названной книге? В описываемый период времени в бандах X. Терлоева и К. Магомедова и других, согласно докладной записки нар¬кома внутренних дел ЧИ АССР Албогачиева в НКВД СССР 20 августа 1943 года "в Чечено-Ингушской Республике учте¬но 42 бандитские группы, с общим количеством участников 284 человека, из коих активно действуют 24 составом 116 человек". (ГАФР. Ф-9478. Он. 1. Д. 55. Л. 341-342).
    Конечно, все уго хорошо известно осетинским истори¬кам. Им также известно, что на территории Ингушетии во время войны не было никаких аэродромов и немецкого раз¬ведчика обер-лейтенанта фон Лома (Ланге), который готовил агентов в диверсионной 1школе в Зальцбурге.
    (ГАФР. Ф-Р.9479. Оп.1. Д.287. Л.273-276),
    Да и как могли немцы в 1944 году перебрасывать тяже¬лое вооружение на транспортных самолетах из Германии в район села Пседах, когда из-за просадочности грунтов сельс¬кохозяйственные органы республики в 1972 году отказались строить здесь аэродром даже для легкой сельхозавиации, не 1 оноря уже о тяжелых транспортных самолетах. Какой вооб¬ще п этом был смысл, когда советские войска стояли уже у границ Германии? К тому же у немцев не было тогда самоле¬тов, которые могли бы летать на такие дальние расстояния, если даже и были такие аэродромы.
    Какая же была необходимость командованию Красной Армии направлять именно в Ингушетию с населением в 90 тысяч человек 5 дивизий для поимки и уничтожения одного ингуша, заброшенного немцами еще в 1942 году?
    В Ингушетии во время войны не действовала ни одна типография. Ее построили в 1996 году, а потому ингуши и при желании не могли выпускать газету "Газават", да еще под девизом "Аллах над нами, Гитлер с нами".
    Цель гнусной и лживой осетинской пропаганды - это закрепить результаты ими же спровоцированного вооружен¬ного конфликта в 1992 году и удержать в составе Северной Осетии, оккупированные с помощью Сталина ингушские тер¬ритории. Верят ли они сами в эту иллюзию? Во всяком слу¬чае, стараются они чрезмерно. В определенном смысле они превзошли своего родственника колченого Геббельса. Так могут действовать только люди, у которых нет ни совести, ни чести, ни стыда и ответственности, хотя бы перед собствен¬ным народом. И самое печальное в этом то, что они находя! поддержку и понимание у нашего героя, профессора Бугая.
    Пожалуй, для профессора Бугая, пытающегося даже че¬киста Албогачиева показать бандитом, полезно будет узнать, что же говорил живой чекист, хотя и ингушской националь¬ности. Бывший народный депутат РФ в 1990-3993 гг. Бембу-лат Богатырев вспоминает о своих встречах с С. Албогачис-вым: "Это было в 1963 году. В то время на квартире Салмана Маматиева я имел возможность дважды разговаривать с быв¬шим наркомом внутренних дел ЧИ АССР Султаном Албога-чмевым. Меня больше всего интересовало положение в Чече¬но-Ингушетии в период Великой Отечественной войны. По¬мню, среди других вопросов я задал ему такой: "А правда ли, что во время войны в горах Чечено-Ингушетии было так много бандитов, как об этом говорят и пишут осетинские руководители и историки?" На этот вопрос он дал следующий ответ: "Бандитов в горах Чечни было не больше, чем в других реги¬онах страны. Я имею в виду в процентном отношении. Пре¬дателей было очень много в Прибалтике, на Украине и в ре¬гионах России, оккупированных немцами. По моим подсче¬там в горах Чечни было в то время около 300 бандитов, в том числе около 160-170 активно действующих. За время войны немцы забросили на территорию Чечни определенное число диверсантов из числа жителей Северного Кавказа - Осетии, Дагестана, Кабарды, говорящих на чеченском и ингушском языках. Среди заброшенных были и чеченцы. В горах Ингу¬шетии в период войны вообще не было бандитизма. Бандиты там появились уже после выселения чеченцев и ингушей. Действовала небольшая группа под руководством бывшего майора Советской Армии Хучбарова. Сама его группа состо¬яла, в основном, из солдат и офицеров, демобилизованных из рядов Советской Армии после депортации чеченцев и ингу¬шей. По большому счету и называть-то их бандитами нельзя. Они мстили из-за издевательства Сталина над собственным народом.
    Осетинским руководителям и их историкам следовало бы говорить о том, что почти вся Северная Осетия была ок¬купирована немцами. Осетины действительно сотрудничали с немецкими оккупационными войсками. Об этом говорит хотя бы такой факт. За время пребывания немцев на террито¬рии Северной Осетии около 800 осетинок вышли замуж за немецких солдат и офицеров. Все они уехали в Германию. Это общеизвестный факт и, если этот вопрос тогда не подни¬мался в соответствующих органах, то только лишь потому, что их руководители, и в частности, Берия и Молотов, знали, что Сталин по отцовской линии осетин. За всю войну не было зафиксировано ни одного случая выхода замуж за немецкого солдата или офицера ингушки.
    Вообще, И.В. Сталин не любил чеченцев и ингушей. Он еще в 1931 году ставил вопрос в Политбюро ЦК ВКП(б) о выселении их. Тогда этому помешали Киров и Орджоникид¬зе. 1944 год был удобным для Сталина во всех отношениях, и поэтому он осуществил свою давнюю мечту и мечту своих
    сородичей - осетин. Надо отметить, что осетины и грузины сыграли очень неблаговидную роль в судьбе карачаевцев, бал¬карцев, калмыков, чеченцев, ингушей, турок-месхстинцев, курдов, хемшинов и греков. Не было никаких причин для их выселения в Сибирь, Казахстан, Киргизию. Достаточно ска¬зать, что на фронт были мобилизованы 65 тысяч человек из ЧИ АССР, и из них 50 тысяч - чеченцев и ингушей. Если хо¬тите, это, по военным меркам,- тотальная мобилизация. Из¬вестно, что несколько сот чеченцев и ингушей героически защищали Брестскую крепость и более 150-ти наших земля¬ков были представлены к званию Героя Советского Союза, но Сталин не утверждал представления на них.
    В период войны прекрасно работали сельское хозяйство, промышленность республики. Особенно хорошо работала нефтяная промышленность. Чеченцы, ингуши и русские опо¬ясали республику противотанковыми рвами, ДОТами, ДЗО-Тами. Повторяю еще раз, не было никаких причин для высе¬ления чеченцев и ингушей. Это подтвердил и сам Берия во время процесса над ним в 1953 году. Я и ГИолаев - бывший Предсовмина ЧИ АССР, были вызваны на суд в качестве сви¬детелей.
    В свое время я работал помощником Берия и знаю очень хорошо этого человека. Все окружение Сталина хотело выс¬лужиться перед ним, и Берия в том числе. Все они выполняли желания Сталина, стремясь предугадать их. Делал это и Бе¬рия. Он же рекомендовал меня на пост наркома Внутренних дел ЧИ АССР. Когда маршал Конев стал обвинять Берия в том, что он посоветовал Сталину выслать чеченцев и ингу¬шей в Казахстан и Киргизию, Берия этого не отрицал. Он ска¬зал, что Сталин так хотел, а он, Берия - помог ему в этом и даже советовал потопить чеченцев и ингушей в Каспийском море, и таким образом, раз и навсегда решить этот вопрос. Далее Берия утверждал, что это единственное преступление, которое он совершил (трудно поверить, что Берия совершил только одно преступление - Б.К.). А ко всем другим преступ¬лениям, которые ему приписывают, он не причастен.
    После этих слов он повернулся к нам (Албогачиеву и Молаеву - Б.Б.), стал на колени и заявил, что безмерно виноват в гибели сотен тысяч чеченцев и ингушей, которые незас¬луженно, по его вине, были высланы в Казахстан и Кирги¬зию. Он просил нас обоих передать чеченцам и ингушам о своей просьбе простить его за этот тяжкий грех. При этом он заметил, что уверен - чеченцы и ингуши его не простят. На эти его слова Конев сказал: "И правильно сделают!"
    Лично я не верю, что Берия хуже Сталина, Молотова, Кагановича. Все они преступники. Самый большой преступ¬ник-Сталин. Вне всякого сомнения, его устранили физичес¬ки. Хрущев, Маленков, Булганин не хотели, чтобы Берия зах-ватил всю полноту власти в стране. Сталина устранили они при помощи Берия. Им не нужен был второй грузин или осе¬тин у власти. Высказывания о том, что Берия иностранный шпион - чушь собачья".
    Вот так видятся события или "уроки прошлого, 40-50-х годов" по Бугаю, из которых не сделаны "полезные, жизнеут¬верждающие выводы" в устах человека, бывшего непосред¬ственным участником и очевидцем тех трагических бесчело-вечных акций сталинской клики, чекиста до мозга костей С. Албогачиева.
    Национальную политику Н. Бугай и К", не только пол¬ностью провалили, но они еще пытаются даже использовал* чекистские архивы сталинских времен в своей борьбе про¬тив чеченцев и ингуше^, пытаясь к тому же с бериевских по¬зиций трактовать происходящую сегодня трагедию, ломаю¬щую судьбы сотен тысяч людей.
    В заключение хочу заметить о давнишнем отрицатель¬ном восприятии профессором Бугаем, казаком из станицы Старотитаровской Краснодарской) края, чеченцев и ингушей.
    В августе 1987 года я обратился с большим открытым письмом на имя генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Гор¬бачева, в котором говорилось о надвигающейся в период пе¬рестройки и гласности серьезной угрозе и возможности ос¬ложнения межнациональных отношений на Северном Кав¬казе, и особенно в Чечено-Ингушетии, из-за нерешенности многих вопросов.
    30 октября 1987 года я был вызван в редакцию органа ЦК КПСС, журнала "Коммунист" для проработки за мои кра-
    мольные мысли, высказанные в открытом письме.
    Партноменклатура выставила против меня команду сво¬их идеологов из пяти человек.
    В итоге более чем двухчасовой дискуссии цековские спецы начисто проиграли идеологическую схватку. Одним из ^оих главных оппонентов на этой дискуссии выступил стар-. Н1ий научный сотрудник Института истории СССР АЛ СССР, заведующий сектором и руководитель Группы по проблемам истории национальных отношений в СССР, профессор Н. Бугай. Так что, опыт общения с миннацевским чиновни¬ком в у меня имеет 13-летнюю историю. К сожалению, мой оппонент за эти годы не стал мудрее, и в этом его личная дра¬ма как ученого и человека.
    Сегодня Миннац России находится в полосе чрезвычай¬ного кадрового кризиса, что исключительно отрицательно сказывается на выработке и-проведении правильной концеп¬ции национальной политики России. Если и существует кон-цепция национальной политики, то она имеет настолько урод¬ливую форму, что можно говорить о Миннаце, как о субъекте власти, исчерпавшем себя. Кардинальная кадровая реформа министерства настолько необходима, что без этого несерьез¬но говорить и о структурной реорганизации и подготовке новой, действительно цивилизованной концепции российс¬кой национальной политики, в полной мере отвечающей гео¬политическим интересам Российского государства.
    По моему глубокому убеждению, в ряду первых, от кого следует избавиться горемычному Миннацу, стоит главный "спец" по Северному Кавказу господин Бугай. Сумеет ли но¬вый шеф Миннаца Александр Блохин избавиться от беспо-лезного, и в финансовом отношении обременительного кад¬рового балласта, покажет будущее. Я искренне желаю ново¬му министру успеха на этом трудном и благородном попри¬ще. Тем более, что другого пути нет.
    Бесляи Усманопич Костоев Президент Гуманитарного
    фонда Ингушетии, Член президиума
    Народного Совета Ингушетии.
    9.03,2000г.


    СОДЕРЖАНИЕ
    1. Б. Костоев. Юбилей попранного закона
    «ИГ» 26.04.96 ...:...........................................3
    2. Б. Костоев. Межнациональные опусы
    «НГ» 20.07.96.......................................... ... 12
    3. Б. Костоев. Конфронтация Чечни и России
    губительна для обеих сторон «НГ»33.09.96.................................. ............20
    4. Б. Костоев. Исполнилось 53 года депортации
    вайнахов «НГ» 28.03.97.......................................... ...28
    5. Б. Богатырев, Б. Костоев. Правда и ложь об
    ингушской трагедии «НГ» 28.03.97.......................................... ....32
    6. Б. Костосв. Двойной стандарт по-североосетински
    «НГ» 28.06.97.......................................... ....51
    7. Б. Богатырев. Ответ Иосифу Гаглоеву
    (Статья находится в редакции)..................56
    8. Б. Костоев. Русская правда полковника Пестеля
    «Независимое военное обозрение» 2-8.10.98.....70
    9. Б. Костоев. Взрыв и эхо «НГ» 9,10.99........................76
    10. В. Костоев. Антиингушский синдром
    «НГ» 22.01.2000........................................ .84
    11. Б. Богатырев. Генерал Аушев был против
    образования Ингушской Республики (Статья нередана в редакцию в феврале 2000 г.)...........91
    12. Б. Костоев. Чиновник Мипнаца РФ Н. Бугай
    против репрессированных народов. Статья находится в «НГ».........................95

  4. 1 пользователь сказал cпасибо Mizantrop за это полезное сообщение:

    Steel (07.10.2012)

  5. #3
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    Девять статей, вошедших в настоящую брошюру, были опубликованы за период с апреля 1996 по январь 2000 годов в популярной российской "Независимой газете", распространение и продажа которой на территории Республики Ингушетия местной властью запрещена.
    Власть не имеет право запрешать что либо публиковать.Это прерогатива только суда. По суду чтоли запрешены?
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •