Показано с 1 по 3 из 3

Тема: Гюльденштедт И.А. "Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа".

  1. #1
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).

    Гюльденштедт И.А. "Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа".

    МЫЧКИЗЫ

    Границы

    Граница области, населенной мычкизами, на западе проходит по верхнему течению Терека, на севере — по Малой Кабарде и Сунже, на юге граничит с Кавказскими горами, которые отделяют ее от хевсуров, пшавов, гудомакаров и тушин; на востоке их поселения простираются до верхнего течения Аксая (Яхсая) и на 15 верст на запад от крепости Внезапная. Площадь, занимаемая этими племенами,— это примерно 130 верст с запада на восток и 80 перст с севера на юг, что в общей сложности составляет 10 400 квадратных верст.

    Названия

    Различные племена мычкизов хотя и принадлежат к одной ветви, говорящей на диалектах одного и того же языка, не имеют общего наименования.

    Их соседи: татары, черкесы, лезгины - называют их мычкизами. Гюльденштедт называл их край Кистией, или Кистинией, но имел на то мало оснований, т. е. название Кистия носит лишь часть этой территории, как мы увидим позже. Мычкизов обычно называют чеченцами, но это название лишь некоторых племен мычкизов, следовательно, не должно широко использоваться.

    Историческая справка

    Некоторые обстоятельства, и, главным образом, их появление в ранний период истории Грузии, дают возможность предположить, что мычкизы принадлежат к самому древнему населению Кавказа. Страбон и Зонарес упоминают имя «гелаи», или «геллаи», ныне — это, возможно, галгаевцы, принадлежащие к племенам мычкизов. Ученый Клапрот не разделяет мнения графа Потоцкого и знаменитого Палласа, [330] которые рассматривают мычкизов как остатки племени аланов, исходя единственно из этимологии, которая им мало о чем говорит.

    «Путешествие» некоего Анонима, опубликованное Ф. Воссиусом, говорит, что город Феодосия в Крыму некогда назывался Ардауда, что на тавро-аланском наречии означает — Семь Богов. Паллас замечает по этому поводу, что в языке кистин можно найти слова, которые имеют то же самое значение, ибо Quar (yap) обозначает «семь», a Dada означает «отец» или «бог». С этим утверждением нельзя согласиться, т. к. в действительности, в языке мычкизов «yap» означает «семь», но «дада» никогда не означало ни «отец», ни «бог». У всех племен этого народа «дяла» — «бог», а «да» — «отец», но «да» не одно и то же, что «дада», и «отец» не есть «бог»; следовательно, все эти этимологические параллели не имеют смысла и не могут иметь исторической ценности.

    Местоположение

    Кавказский горный массив отделяет племена мычкизов от лезгин и других народов, которые занимают южный склон этой горной цепи. Большое количество горных отрогов расходятся к северу, северо-востоку и северо-западу, разделяя таким образом различные племена, каждое из которых, обычно, занимает одну или несколько долин. Множество горных потоков и рек, которые в большинстве своем текут на север, орошают эту часть Кавказа. Так как карта этого края составлена только частично, невозможно составить подробное топографическое описание, приходится ограничиваться теми впечатлениями, что представились на первых порах. Густые леса покрывают лишь долины, склоны гор голые, а сами макушки покрыты снегом. Горные потоки отсюда устремляются по страшным ущельям, лишь малая часть которых нам известна; далее они текут в долины, покрытые кустами и кустарником, а потом обычно разделяются на рукава, которые затем вновь сливаются, неся свои воды в Сунжу. Хребет [331] Качкалик с его отрогами образует границу этого края, к востоку от этого хребта Аксай впадает в Терек. Весь этот край труднодоступен, особенно верхние долины; многочисленные горные потоки, узкие теснины, покрытые лесом, где можно отыскать только крутые каменистые тропы; суровый климат, бесплодная земля и, наконец, суровые обитатели здешних мест — вот те препятствия, которые до сих пор мешают более подробному изучению территории, расположенной между верховьем Сунжи и верхним течением Аксая. Пока удалось изучить только дороги, пройденные отрядами экспедиций, остальная же часть карты Чечни создана по сведениям, полученным от самих горцев, преданных нашему правительству.

    Климат

    Горный массив Кавказа препятствует проникновению жарких ветров Грузии и Ширвана, и только ледяные ветры его снежных вершин достигают этих земель, кроме того, безжалостные северные ветры, несущиеся по бескрайним степям от Кумы до Терека, усиливаются от того, что не встречают никакого препятствия, которое могло бы умерить их ярость, что делает климат этой территории, населенной мычкизами, очень суровым, хотя она и расположена в умеренной зоне.

    Плоды земли

    По сравнению с другими районами Кавказа, земля мычкизов гораздо менее плодородна. Племена мычкизов наиболее неимущие на Кавказе. Здесь культивируется ячмень, овес, рожь, просо, а также в большом количестве кукуруза. Леса изобилуют строительным лесоматериалом; особенно много бука, но деревьев фруктовых, таких,, как яблоня, груша, орех и т. д., здесь значительно меньше. Зато эти леса полны диких животных. Здесь можно встретить медведя, волка, кабана, оленя, козу, куницу и дикую кошку. [332]

    Пастбища могут прокормить многочисленные стада овец, хотя у мычкизов их значительно меньше, чем у других горцев, к тому же, их лень мешает им извлекать большую пользу из земли; они предпочитают жить набегами, нападая на русские земли.

    Деление

    Мычкизы образуют большое количество республик, или племен, более или менее значительных, имеющих одинаковое происхождение и говорящих почти на одном и том же языке, и живущих во враждебных отношениях с другими. Мы опишем эти племена в следующем порядке:

    1. Кистинцы

    2. Галгаевцы

    3. Галашевцы ингуши

    4. Назранцы

    5. Карабулахи

    6. Акинцы

    7. Цоринцы

    8. Собственно чеченцы

    9. Качкаликцы

    10. Ауховцы

    11. Ичкеринцы

    12. Чабуртлийцы

    13. Пшехойцы

    14. Шубузцы

    Кистинцы

    Кистинцы населяют высокогорные долины склонов Северного Кавказа; к северу от них живут чеченцы и ингуши, к востоку — племена лезгин и аварцев, на западе проходит большая Военно-Грузинская дорога и Джерахия, к югу — живут гудомакары, хевсуры и тушины.

    У нас нет подробных топографических и статистических данных об этих племенах, занимающих [333] долину Махальдона, протянувшуюся на пять верст в длину, вплоть до впадения этого потока в Терек.

    Высокий горный хребет отделяет их на востоке от галгаевцев, а хребет Матхох, вершины которого, в большинстве своем голы, представляет собой зубчатые скалы или пики, образующие северную границу. Долина Махальдона очень узкая, и грунт представляет большие трудности при переправе. Повсюду можно встретить лишь каменистые вершины, на склонах которых располагаются жалкие жилища кистинцев. Почва изборождена пропастями, ущельями, оврагами, вдоль которых пробегает узкая тропинка, ведущая к дороге в горах; в глубине долины быстрые потоки несут свои воды в Махальдон. То и дело на глаза попадается голая скала, одним словом, природа обделила этот край, наиболее дикий на Кавказе; население очень бедное, земледелие и скотоводство развиты незначительно; жилища построены из неотесанных камней. Количество их поселений достигает 20, вот их список:
    1. Багир

    2. Румпи

    3. Верхн. Баин

    4. Обин

    5. Ляуздик

    6. Фитхал

    7. Метхал

    8. Хасмалы

    9. Герахка

    10. Мельярто
    11. Кашко

    12. Верхи. Арджи

    13. Гамшка

    14. Нижн. Арджи

    15. Таре

    16. Верхи. Лялячи

    17. Нижн. Лялячи

    18. Суван, или Шуван

    19. Салчи

    20. Койрах



    Койрах отделяет от деревень хулинцев хребет Бей-Магомет, за которым уже начинаются поселения галгаевцев.

    Другие кистинцы населяют высокогорья Кавказа между акинцами, хевсурами, лезгинами и аварцами по обоим берегам реки Аргун и на склонах вершин Кора-Лама, Баш-Лама, Шатой-Лама, Качунта и Гахко. Их главные поселения: Терли на речке с тем же названием, которая впадает слева в Чанти-Аргун; [334]

    Лихой, Шинди и Баздет находятся на реке Терли; Джарехо и Мальхи — на левом берегу Чанти-Аргуна; Шаргой и Шарой — на левом берегу Шарой-Аргуна; Рыхой и Нэшели — на дороге, ведущей из Тушетии в Чечню; и, наконец, Батца — на восточной границе этой области, около этой деревни находят вечные огни (видимо, нефть или газ), наподобие тех, что находят в окрестностях Баку. Вся эта часть Кавказа, самая дикая, известна нам лишь по рассказам самих горцев.

    Ингуши

    Назранцы, галгаевцы и галашёвцы образуют племя ингушей, которые сами себя называют ламуры, т. е. жители гор. Они живут вдоль реки Кумбалей, в верховьях Сунжи и Ассы. Жители долин часто меняют местоположение своих поселений, но они всегда располагаются близ ручьев или небольших стремительных потоков.

    Приблизительно 70 лет назад, в том месте, где Кумбалей выходит из горных теснин, ингуши основали колонию, названную Шалха. Малоплодородность земель, большая плотность заселения их деревень вынудили их многочисленное население спуститься на равнину. Поселения колонии Шалха разместились у выхода реки Кумбалей из последнего ущелья Кавказских гор, но большая часть колонистов обосновалась в Назрани на Сунже, где они заняли несколько деревень с одним и тем же названием, а также некоторые другие поселения, расположенные на Сунже и частично на Кумбалее и т. д.

    Главными из них являются: Большой, Средний и Малый Яндир, поселения Темирова, Бекбулатова, Арабханова, Закова и поселок Кумбалейка.

    Жилища ингушей, построенные в плодородной долине Кумбалея и Сунжи, представляют собой плохонькие деревянные хижины, такие, которые не жаль покинуть в случае нападения. Тесные узы объединяют ингушей, живущих в горах, и жителей долин, последние стремятся сохранить дружбу с горцами, с [335] тем чтобы в случае необходимости можно было прибегнуть к их помощи. Когда горцы переселяются в долину, они сдают свои дома и земли в горах в аренду или предоставляют право пользования ими беднякам, для того чтобы снискать их привязанность. Многие из них обосновались во Владикавказе, где заняли весь пригород.

    Дорога, ведущая к долине Тарса, пересекает второразрядную лесистую гряду и сначала идет по правому, а несколько верст далее — по левому берегу Кумбалея. Ущелье Шалх, имеющее в ширину от 30 до 80 саженей и длиной в 6 верст, частично покрыто лесом, оно, хотя и не без затруднений, пригодно для прохода с багажом. По обе стороны ущелья возвышаются отвесные, покрытые лесом скалы, на их вершинах встречаются красное дерево и тис.

    Вершина слева от Кумбалея называется Гогурдук, а справа - Гаж-Гендук.

    В конце ущелья на скале можно увидеть каменный монумент, почти разрушенный, у которого ингуши молятся и приносят жертвы. Отсюда открывается чудесный вид на долину Тарса (ее длина -6 верст на юго-восток, ширина — 4 версты). Войдя в долину, можно видеть башню, окруженную стеной, которая, возможно, служила для защиты прохода в ущелье. Долина — гладкая, ровная, за исключением нескольких холмов, находящихся посередине, покрытых тучными пастбищами, снабжающими достаточным кормом стада обитателей. Долина орошается различными ручейками, а Кумбалей ее пересекает с севера на восток, в то время как Герч и Ачхи — с юга на север. Эти потоки встречаются у деревни Бехов, сливаясь со множеством мелких ручейков. К Герчи ведет тропинка, пересекающая хребет Матхох, далее она ведет к Хули, к чилихойцам. На западе долину Таре ограничивают сопки, покрытые почти непроходимыми лесами с крупной строевой древесиной; в этих горах берут начало реки Конкур, а также Свадон — приток Терека. Вся долина окружена высокими, лесистыми горами. Насколько известно, там расположились три деревни: Абрехов — с 40 очагами, [336] Бехов — с 64 очагами и Таре — с 13 очагами, последняя расположена на правом берегу реки Герч. По правому берегу Кумбалея проходит дорога, идущая там по горному карнизу и пересекающая глубокие овраги и пропасти, покрытые лесами, долину Ассы и приводящая к дальним ингушам, называемым также галгаевцы, мы познакомимся с ними немного.

    Галгаевцы

    Поднимаясь выше истока Кумбалея, преодолев сопки Богочур и Сугулам, разделенные глубоким оврагом, покрытым крупным строевым лесом, перевалив через хребет Матхох, чрезвычайно трудный для перехода, попадешь в долину Аксая и округ, называемый Галга, — это место считается прародиной ингушей. Край этот простирается на 8 верст к югу от истоков Сунжи и Кумбалея. Сюда можно добраться со стороны Махальдона, если пересечешь хребет, отделяющий долину от притоков Ассы. Долина Ассы или Таргима — по названию главного поселения, что здесь находится, — окружена необычайно высокими, отвесными скалами; с западной стороны хребет Матхох с вершинами Герте выступает вперед до Ассы, которая зажата между этим хребтом и хребтами Гай и Гальте, находящимися справа от реки. Это ущелье, имеющее всего лишь 20 саженей в ширину, находится среди неприступных гор. Сама же долина — большая, неровная, заселенная вдоль склонов гор. Здесь очень мило и романтично: повсюду скалы и утесы, возвышающиеся над древними пирамидальными башнями и маленькими аулами; на склонах наиболее высоких гор «повисли» поля; с вершин мчатся пенящиеся потоки, превращаясь в водопады; и, наконец, луга, покрытые великолепной травой, питаемые бесконечным множеством маленьких ручейков. Зажатая между горами, вершины которых покрыты вечными снегами, эта долина являет собой место, где представлены четыре времени года.

    Поля и луга обнесены каменными оградами, так как галгаевцы и ингуши используют, как правило, [337] даже самые маленькие клочки земли, возделывая их, и оставляют лишь необходимые для прохода узкие тропинки. И часто клочок земли шириной в ступню вызывает ссоры, заканчивающиеся истреблением целых семей. Чтобы возделать землю, которую они занимают, они должны каждый год очищать ее от камней, скатывающихся с горных вершин, рыть новые каналы, чтобы улучшить свою каменистую и неплодородную почву. Несмотря на упорные труды, земля в состоянии дать населению лишь скудное пропитание. Именно из этих соображений большое число ингушей заводят хозяйство в Назранской долине.

    Вот перечень их поселений:
    1. Верхи. Хули

    2. Нижн. Хули

    3. Кадзи
    обитатели этих поселений — чилихойцы, они составляют отдельное племя
    4. Бешти

    5. Дошагель

    6. Кости

    7. Верхи. Карт

    8. Адзик

    9. Нижн. Карт

    10. Туери

    11. Берхен

    12. Льемир

    13. Ахихал

    14. Накист

    15. Тимха
    16. Хамхи

    17. Кахки

    18. Реву

    19. Верхи. Гайрих

    20. Средн. Гайрих

    21. Нижн. Гайрих

    22. Таргим

    23. Кюжги

    24. Варех

    25. Ниев

    26. Верхи. Еулы

    27. Нижн. Еулы

    Многие из этих поселений были разрушены, а часть племени галгаевцев рассеялась в результате измен. В июле 1830 года это племя было подчинено князем Абхазовым, который проник в этот округ с двумя колоннами со стороны Махальдона и со стороны истока Кумбалея. Но в 1831 году жители убили инспектора и всех служащих. В ответ на это главнокомандующий Отдельным Кавказским корпусом барон Розен вновь прибыл сюда в июле 1832 года и разрушил до основания их поселения. Жители же [338] отступили в недоступные скалы Матхохского и Гайского хребтов, однако часть из них была захвачена и отдана их врагам — тагаурцам. Остальные предпочли умереть от голода, чем сдаться в плен. Женщины, видя, что им не избежать плена, бросались в бездонные пропасти, предпочитая гибель потере свободы. Эта экспедиция длилась 17 дней и была одной из самых трудных, так как трудности встречались на каждом шагу: ужасные дороги на краю пропасти, неприспособленные для тысяч солдат, многие из которых погибли, сорвавшись в пропасть, также погибло много лошадей, доставлявших продовольствие.

    Галашевцы

    Галашевцы занимают оба берега Ассы, начиная от выхода реки из горных теснин до территории карабулахов. Другая маленькая республика, носящая название Альхун, располагается над ними, в долинах верховья Ассы, к северу от галгаевцев. Поселения этих ингушских племен расположились вдоль Ассы, которая течет сначала через ужасные ущелья, а потом по широкой долине, покрытой лесом. Главные поселения по течению Ассы следующие: Алькун, Амгите, Большая и Малая Мюжичуй, Сулиман, Тамби-юрт, или Мисост, поселок Асланбека, Верхн., Нижн. Марки, Галашха, Телен-юрт и Цокли-юрт.

    Хребет, покрытый лесом, отделяет галашевцев от территории карабулахов; дорога, ведущая к ним, начиная от крепости Назрань, очень трудная: надо подняться вверх по Ассе и пересечь хребет, о котором мы упоминали и склоны которого довольно круты.

    Облик жителей и их одежда

    Ингуши хорошо сложены, но обычно худощавы, имеют дерзкий вид, нелюдимы и серьезны. Они бдительны, проворны, выносливы и неутомимы. Одеваются они на манер черкесов, но скверно; зимой и летом носят бурки. До XIX века ингуши сохранили народную традицию изготовления щитов. Щиты [339] делают из дерева, обтягивают кожей, скрепляют железными обручами и украшают тонкими металлическими пластинками овальной формы. В настоящее время такие щиты почти не встречаются.

    Женщины-ингушки маленькие, сильные и довольно хорошенькие. Молоденькие девушки в расцвете лет имеют веселый нрав, они предупредительны, резвы. Волосы у них подстрижены таким образом, что закрывают половину лба, остальную часть волос они заплетают в косы, которые ниспадают на спину и на плечи. Чтобы волосы блестели, они тщательно за ними ухаживают. Прическа замужних женщин иная: они делят волосы на две части-хвосты, и каждый хвост обвивается лентой или полоской шелковой, шерстяной или хлопковой ткани, затем эти хвосты толщиной в палец накручивают на голову, закрепляя краями лент. Также женщины носят серьги — длинные, массивные, выполненные из меди, латуни или стекла. И, наконец, они украшают голову убором в виде чепца-колпака на черкесский манер, который им очень идет, а кусок белой ткани спадает вдоль спины, покрывая волосы.

    Часть рубахи — плечи и ворот — покрывает вышивка, шириной примерно в пять пальцев. Вышивка цветная, шелком или шерстью. Женщины носят платье длиной до щиколоток, с поясом. Они также носят длинные панталоны (шальвары). По шальварам можно отличить женщину замужнюю, так как она носит шальвары красного цвета, вдовы и пожилые женщины — голубого цвета, а девушки незамужние носят белые шальвары. Панталоны также вышиваются разноцветными нитками, а на уровне лодыжек они окаймлены черной лентой. Зимой женщины носят сапожки, а летом ходят босиком.

    Жилища

    Дома они строят большие или поменьше, в зависимости от величины семьи, там проживающей. Их поселения иногда ограждены стенами и пирамидальными башнями высотой от 4 до 6 саженей. Поля [340] находятся вблизи жилищ. Так как лес расположен высоко в горах и доставлять его в районы долин сложно, дома они строят из камня, с плоскими крышами, покрытыми глиной и гравием. Их дома и башни побелены снаружи, но они не менее опрятны и внутри. Их поселения всегда располагаются по берегам небольших речушек, на которых почти каждая семья имеет маленькую мельницу с горизонтальным колесом — это весьма простой механизм. Пожалуй, не найдешь такого другого народа, который из плохого материала и без длительных приготовлений мог бы, как ингуш, соорудить водяные мельницы вблизи жилищ, чтобы пользоваться ими, когда это необходимо. Эти мельницы состоят из жернова, приводящего в движение ось маленького горизонтального колеса, на которое падает под косым углом вода из деревянного желобка или оросительной канавки. Воронкообразный бункер для зерна из коры дерева висит на четырех веревках, он постоянно раскачивается от толчков палки, которую приподнимает мельничный жернов. Заостренный камень, вставленный в отверстие другого камня, прижимает пробку катушки (шкива) и вилкообразную балку под осью, приподнимая и останавливая мельничный камень посредством другого камня, помещенного ниже. В этом механизме нет металлических деталей.

    Пища

    Ингуши очень неприхотливы в еде; они часто питаются кореньями и ростками деревьев, даже если охотой они добывают хорошую еду. Они пекут маленькие лепешки из просяной муки, или же ячменной, или пшеничной. Наполовину замешанное тесто они кладут на круглый камень под горячую золу или на лист железа, нагретого на угольях, до тех пор пока оно не забродит. Эти плохо пропеченные лепешки долго хранятся, и ингуши, которые вообще едят мало, легко их переваривают. Летом они также питаются травами, молоком и сыром; зимой — мясом копченой и сушеной баранины и кашами из ржи, [341] проса, ячменя. Так же как и осетины, в дни праздников они готовят прекрасное пиво.

    Сначала едят старики, затем мужчины среднего возраста, которым первые оставляют достаточно, чтобы досыта наесться, а затем наступает очередь детей. Что касается женщин, то они едят отдельно.

    Во время принятия пиши, хозяин дома потчует своих гостей, которые едят в той очередности, как им предлагает хозяин: сначала баранью голову и грудинку, причем каждый гость должен взять свою долю, а уши отдают слугам, чтобы напомнить им о послушании. Бульон пьют только после того, как съедят мясо. Едят они, сидя на земле в кружок, руками.

    Домашние промыслы и сельское хозяйство

    Ингуши трудолюбивы, особенно женщины. Они не только хлопочут по хозяйству, но также шьют одежду для своих мужей, ходят в лес за дровами и несут этот тяжелый груз верст 10 через горные хребты. Женщины работают на мельницах, делают ковры и войлочные одеяла. Они также изготовляют тонкую шерстяную ткань, предназначаемую для тцуки, которая служит одеждой для мужчин, женщин и детей. Ингуши разводят главным образом овец, свиней и ослов, а лошадей и быков у них мало, потому что им недостает пастбищ, впрочем, и потребности у них весьма ограниченные. Что касается земледелия, им едва хватает пахотной земли, чтобы удовлетворить свои собственные нужды. Из-за сурового климата высокогорья, хлеба никогда не поднимаются выше фута, однако колосья хорошо заполнены зерном.

    Наиболее богатые ингуши отдают в аренду свой скот, условия аренды для них выгодны и лишены риска. Десять овец и десять ягнят к концу третьего года приносят приплод в восемь голов, и, таким образом, хозяину возвращают 28 голов. Если у арендатора случится несчастье и он потеряет овец, то он взамен отдает через три года корову, до тех пор пока он не сможет полностью возместить убыток. За [342] корову с теленком отдают все годы по овце, а за кобылу — половину жеребят, которые у нее появятся. Таков установившийся порядок. Или же к концу десятого года отдают трех овец, кобылу с жеребенком и половину жеребят, которых они заимели. Этот обычай бытует в их среде как неписаный закон. Они (т. е. богатые влиятельные ингуши) также берут под свое покровительство, при условии выполнения определенных обязательств, бедняков и людей, не способных защититься.

    Пчеловодство у них распространено весьма незначительно.

    Нравы и обычаи

    Ингуши считают оскорбление словом самым чувствительным из оскорблений и мстят за это вплоть до смерти того, кто произнес оскорбление. Они из-за пустяка могут вспылить в разговоре, но легко успокаиваются. Их пыл проявляется открыто, без малейшего притворства. Презрение к жизни рассматривается как доблесть, а малейшее проявление страха — как величайший позор. Они предпочитают смерть плену. Их мужество и доблесть разделяют также их женщины, в чем мы могли убедиться во время экспедиций 1830—1832 годов против ингушей высокогорных долин.

    Вот один случай, который подметил граф Я. Потоцкий, будучи на Линии: «Один ингуш привез в Эндери молоденькую девушку-ингушку, чтобы продать ее. Некий еврей из Ширвана предложил за нее персидских тканей на 200 рублей — на этом торг был закончен. Когда продавец и покупатель отошли на миг, чтобы рассмотреть ткани, девушка сказала людям, которые находились рядом с ней: “Я — бедная сирота, которую каждый может обидеть безнаказанно, мой проводник обещал на мне жениться, а только что продал меня, чтобы иметь шелковые одежды, но он никогда не будет их носить!"

    Сказав это, она повесилась на дереве».

    Когда они (ингуши) дерутся друг с другом, [343] можно подумать, что большая часть из них падает под ударами сабель, но обычно они отделываются несколькими ушибами. Пустячные ссоры они разрешают беря в руки саблю. Огнестрельное же оружие они используют в случае крайней необходимости — если надо отомстить за смерть родственника или в случае нападения какого-либо врага.

    Старейшины, наиболее прославившиеся своею удачливостью (богатством) или своею многочисленной родней, поддерживают единодушие в обществе (в общине). Кстати, их влияние на людей более значительно в долине, чем в горах, где всеобщая бедность сама собою поддерживает равноправие. К тому же, жители долины более гостеприимны и приветливы по отношению к иноземцам (чужакам), чем те, что населяют высокогорные долины Ассы. Ингуши рассматривают охоту, грабительские набеги и войну как самые достойные занятия для молодежи; они зачастую грабят не из нужды, а чтобы прославиться.

    Главы родов у них не обладают реальной властью. Красноречие и уверенность — это единственное, что может иметь влияние над ними. Законы и повиновение им неведомы, все у них решается в соответствии с древними обычаями.

    Как только сын подрастет и уже в состоянии защищаться, отец вооружает его и предоставляет его собственной судьбе, предоставив свободу действий по собственному усмотрению. Можно легко заслужить их любовь ласковым и добрым отношением, достаточно не обманывать их, чтобы сохранить их доверие. Впрочем, те, кто живут на равнине, уже привыкли к мирной, спокойной и трудовой жизни.

    Если ингуш, заключив договор с кем-либо из соседнего племени, отказывается от уплаты долга, кредитор отправляется к его кунаку, т. е. ингушу, который ему оказывает гостеприимство. Он ему излагает свои претензии и называет сумму, которую ему должны уплатить, и сопровождает это угрозами: «Я привел с собой эту собаку и сейчас же убью ее на могиле твоих родственников».

    Не найдется ингуша, который не вздрогнул бы, [344] услышав эту страшную угрозу. Если должник отрицает долг, он должен произнести клятву, принеся к алтарю Тхаба-Ерды кости собаки, смешать их с экскрементами и сказать громко: «Если я говорю неправду, пусть мои умершие родственники понесут на своих плечах умерших из семьи моего противника по той дороге, которая длиннее и которую опаляют солнечные лучи».

    Та же самая церемония проходит по случаю кражи, так как ингуши крадут чаще, чем берут взаймы.

    Если у ингуша погибает сын, случается, что к нему приходит другой ингуш, у которого погибла дочь, и говорит ему: «Может быть, твой сын захочет жениться в том мире, так я сосватаю ему свою дочь, а ты уплати мне за приданное». Подобное предложение обычно принимается, даже если выкуп составляет 20—30 коров.

    Они могут иметь пять жен или даже больше, так как после смерти отца его старший сын женится на всех его женах, за исключением своей собственной матери, которая может стать женой других сыновей. Когда ингуша упрекают за этот гнусный обычай, он отвечает: «Мой отец ночевал (лежал) рядом с моей матерью, почему я не могу сделать того же по отношению к его жене?»

    Для имен собственных ингуши используют названия животных: одного зовут Уст, т. е. бык, другого — Хака, т. е. свинья, Пок, т. е. собака, и т. д. Женщины носят имена еще более причудливые, например, Ассир-вахара, т. е. «тот, кто едет на теленке», Оссиали-вахара, т. е. «тот, кто едет на собаке».

    Танцы

    Их танец — это нечто особенное. Все зрители, сидящие в кругу, поют под звуки каких-то свирелей, волынки или флейты, подзадоривают юных танцоров проявить их силу и искусство; в то время все, кто хочет, выходят один за другим, исполняя всевозможные движения и сальто-мортале. Когда все танцоры повторили те же фортели под бурные [345] аплодисменты собравшихся, они берутся за руки и, танцуя, поют. Иногда они образуют один большой круг, который то расширяется, то сужается, затем танец заканчивается теми же прыжками, которые имели место ранее.

    Чтобы женщины не были оставлены без подобного развлечения, стараются найти слепого музыканта. Во время праздника они с ним находят место подальше от мужчин и развлекаются, не нарушая обычаев, которые запрещают им показываться чужакам.

    Религия

    Религия ингушей очень проста: они почитают одного Бога, которого они называют Дайле или, точнее — Дяла (Daele); но в своей вере они не признают ни святых, ни великомучеников. Они соблюдают воскресенье, не служа торжественной обедни, а просто не работают в этот день. У них бывает большой пост весной и малый — летом. Они не проводят никаких специальных обрядов по случаю рождения ребенка. В случае смерти кого бы то ни было ежегодно они устраивают всеобщие паломничества к различным святым местам, которые в своем большинстве являются остатками (руинами) христианских храмов времен знаменитой царицы Тамары — правительницы Грузии. Согласно грузинским хроникам, она правили с 1171-го по 1198 год, подчинив всех жителей Кавказа и обратив их в греческую религию. Ингуши, как и большинство других кавказцев, также соблюдают семидневную неделю, которая называется «киран-дэ» или «кирра». В такие дни они устраивают жертвоприношения — баранами, пивом и другими вещами. Их единственным жрецом может стать только старик безупречного поведения, которого называют «Цани-стаг», т. е. «святой», чистый человек, или непорочный. Он никогда не женится и должен происходить из простой семьи. Он молится в Тхаба-Ерда и других святых местах и только он один совершает жертвоприношения. Эти праздники [346] отмечаются всеобщей трапезой, за которой поедают животных, принесенных в жертву.

    Они сохраняют преданность только старым христианским церквам и относятся презрительно к исламу. Некогда два брата, проданные в Турцию, приняли там магометанство. Они совершили паломничество в Мекку, и, как следствие, им была возвращена свобода. Вернувшись на родину, они застали в живых свою мать и обратили ее в ислам, и стали проповедовать ислам своим соотечественникам. Они с большой убежденностью отговаривали от поклонения святым местам, но ингуши сказали им: «Вы проповедуете религию, которую познали в рабстве, а нам она не нужна, уходите из наших мест, чтобы мы вас более не видели!»

    Братья вынуждены были уйти в другой округ. Ингуши рассматривают искусство письма как чудо, дающее преимущества приверженцам христианства и ислама. Они не знают времени, когда они расселились в этих местах, но разрушающийся храм Тхаба-Ерда, о котором мы еще будем говорить ниже, свидетельствует об их достаточно древнем происхождении. У них много традиций, связанных со святыми местами, которые они почитают. Те ингуши, которые живут вблизи долины Кабарды, в большинстве своем крещеные.

    Аксайские и кабардинские князья еще с давних времен пытаются присвоить себе право повелевать ингушами и требуют от них ежегодной дани. Притеснения князей вынудили ингушей обратиться за поддержкой к русским, что произошло в 1770 году. В 1773 году во время разбирательства взаимных притязаний, которое повлекло стычки между ингушами и кабардинцами, старейшины ингушей заверяли генерал-майора Модема (в то время командующего на Линии), «что они иногда выплачивали дань кабардинцам — по одной овце с семьи или отдавали на одну косу железа, если у семьи не было овец, но они никогда не считали себя подданными кабардинцев, тем более что они добровольно подчинились России, и большинство среди них — крещеные». [347]

    Тхаба-Ерда (святилище, или храм, ингушей)

    Этот храм, описанный Палласом и Клапротом, был посещен мною (т. е. Бларамбергом) 15 июля 1830 года во время пребывания в Таргимской долине русских войск под командованием генерала князя Абхазова. Храм Тхаба-Ерда расположен на возвышенности: справа от Ассы и три версты вверх по течению Таргима, немного выше того места, где сливаются два рукава Ассы. Длина этого здания, которое наполовину разрушено,— 7 саженей, ширина — 3 сажени, его высота — 16 футов. Храм построен из камня, крыша его разрушена, лишь с восточной и западной сторон сохранились паперти. Некогда «встарь» с западной стороны была входная дверь, в настоящее время этот вход заложен камнем, а войти в храм можно через очень маленькую и низкую дверь — с южной стороны. Над главным входом можно увидеть бесформенные фигуры, выполненные в технике барельефа, в рамке — в виде стрельчатого свода. Посередине этого свода можно различить изображение сидящего человека, над головой которого различим фасад греческой церкви; с левой стороны из облаков выезжает всадник. В обоих углах есть еще по изображению, они наполовину стертые. Над сводом изображен человек, держащий крест в левой и саблю в правой руке. По обе стороны свода различимы головки ангелов с крылышками. Все фигуры изображены только до пояса, надписи выполнены в древнегрузинском стиле. Они настолько стерты, что прочесть их невозможно. С западной стороны фасада есть два узких окна, а на стене с южной стороны — небольшие треугольные отверстия. Карниз и дверные рамы паперти украшены резьбой, имитирующей листву и вьющиеся растения, которая выполнена не без вкуса. Внутренняя часть храма — трехсводчатая; там темно, грязно, пол не вымощен. У каждой стены лежат рядами головы животных с рогами, на полу находится множество рогов, ими также наполнены несколько ящиков. Но, несмотря на долгие поиски, не нашлось ни книг, ни церковной посуды. [348] Ингуши, сопровождавшие автора этих строк, утверждали, что их и не было там с давних времен. Этот храм был построен в XII веке, во времена правления грузинской царицы Тамары.

    Захоронения

    Ингушские склепы сложены из камня, по форме - сводчатые, возвышающиеся над землей. Эти склепы имеют с западной стороны небольшие отверстия — лазы, через которые втаскивают покойника, их затем закладывают камнями, к которым женщины привязывают (прикрепляют) свои косы. Над захоронениями тех, кто был убит молнией, они ставят столбы, на которых развешаны козьи шкуры с головами. По примеру других горских народов каждая ингушская семья имеет свой отдельный склеп.

    Народонаселение

    Население ингушского племени достигает 17 800 жителей, распределенных следующим образом:

    Назрановцы 11 000

    Галгаевцы 4800

    Галашевцы 2000

    Итого: 17 800 жителей (которые могут выставить 2500 бойцов)

    Карабулахи

    Это племя занимает оба берега в низовьях Ассы, Дауд-Мартана, и пастбища их простираются до Валерика. На западе они граничат с территорией Ингушетии, на востоке — с Чечней, на юге — с галашевцами, на севере граница земель этого племени проходит по правому берегу Сунжи. В татарском языке «кара-булак», или «кара-булах», означает «черный [349] источник». Чеченцы называют их «ариштой», ингуши — «арште», таково же и их самоназвание.

    Их территория орошается шестью горными потоками и речушками, которые впадают в Сунжу или являются притоками Ассы и Мартана — такими, как Вальсу (т. е. «медовая вода»), Шелмигор, Шелкан, Ашган и т. д. У них имеются пастбища около Шалаши.

    По преданиям, которые существуют среди горских народов, карабулахи образовали в древние времена воинственное и очень сильное племя, которое соседние народы уважали за его храбрость и мудрое самоуправление. У них было много скота и различной полеводческой продукции, и они могли бы жить мирно и счастливо. Но карабулахи, невзирая на эти преимущества, начинают притеснять и угнетать своих соседей, чем вызывают всеобщую ненависть: все окружающие их племена вооружились и почти уничтожили всех карабулахов, которые с этого времени стали в подчинении у чеченцев.

    Ныне они образуют народонаселение в 15 000 душ, которое разбросано по 22 поселениям, лишь некоторые из них независимы, а именно:

    1. Фаргив

    2. Мужихой

    3. Хажир — расположенное в верховьях Ассы

    4. Джуруджу-Арштхой — расположенное близ левого берега Давуд-Мартана

    Другие поселения находятся в подчинении коменданта крепости Грозная, но они не очень покорные. Вот их перечень. На обоих берегах Ассы расположены:

    5. Ази-Тахмаров

    6. Мими-юрт

    7. Худеби-юрт

    8. Кьюрегов

    9. Ази

    10. Хапиев

    11. Ах-барзой [350]

    12. Большая Шильчиха (разрушена во время экспедиции 1832 года)

    13. Малая Шильчиха (на притоках Ассы и в горах)

    14. Тачи-али

    15. Маэле-юрт

    16. Большой Шиналик

    17. Верхний Шиналик (разрушен в 1832 году)

    18. Нижний Шиналик (разрушен в 1832 году)

    19. Чумуйкли

    20. Орцили

    21. Инороко-Мирзоев

    22. Давуд-Мартам (на реке Мартан)

    Карабулахи занимаются полеводством, скотоводством и пчеловодством, последним — особенно пристрастно и в больших количествах. Они обменивают мед и воск на то, что им необходимо. Они также выращивают коноплю и табак, но в небольшом количестве. У них есть плантации кукурузы, репы, фасоли, лука и т. д.

    Их жилища представляют собой плетеные и обмазанные глиной хижины, лишь у некоторых — дома из камня. Посреди жилища - очаг; свет проникает через дверь. Каждое поселение прикрывают башни, подобные тем, что мы встречаем на Кавказе повсеместно.

    У них нет князей, но есть старейшины, которым они, впрочем, не очень-то и подчиняются.

    Карабулахи — среднего роста, худощавые, но сильные и воинственные, склонны к разбою. Они плохо одеты, нечистоплотны, небрежны. Они питаются хлебом и лепешками из проса и ржи, молоком, сыром и, реже, бараньим мясом или говядиной.

    Привыкшие к кочевой жизни, они умеют терпеливо переносить трудности. Они исповедуют ислам, хотя прежде были христианами.

    Ахи, или акинцы

    Ахи занимают долины, которые орошаются двумя притоками Верхней Гехи. Горы, их окружающие, покрыты частично кустарником. Их поселения [351] разбросаны в ущельях и на возвышенностях с крутыми склонами, что защищает их от внезапных нападений. Тем не менее их территория не так гориста, как та, что занимают окружающие их племена; у них масса хороших пастбищ. Летом у них довольно жарко, хотя они занимают высокогорные долины Кавказа, так что их соседи отсылают им скот для выпаса на протяжении этого сезона.

    Главное их богатство — овцы, которых у них огромные стада, а также в большом количестве имеется рогатый скот и лошади. Их земля дает немного пшеницы, ржи, проса, в размерах, достаточных, чтобы прокормить жителей. Они торгуют с галашевцами — их восточными соседями, от которых они получают соль в обмен на зерно.

    Они совершенно независимы, ими управляют выборные старейшины. Они враждуют с чеченцами и хевсурами. Говорят они на мычкизском диалекте, таком же, каким пользуются галгаевцы. Они воинственны и склонны к разбою по отношению к своим соседям, т.к. земли наши находятся далеко от них, чтобы нападать.

    Народонаселение их восходит до 6000 душ. Они живут в 23 поселениях, самое большое из которых не превышает 40 очагов. Главное из поселений — Вауге на реке Гехе.

    Они граничат с галгаевцами, цоринцами и хевсурами. Хребет Булой-Лама отделяет их от Хевсуретии.

    Цоринцы

    Цоринцы занимают долину реки Цорихи — притока Ассы, расположенную к востоку от акинцев и к северо-востоку от галгаевцев. Их народонаселение составляет 1200 душ, все они независимы. На их территории нет леса, они занимают довольно широкие ущелья. Их дома сложены из камня и имеют башни.

    Основные их поселения следующие: Цори — на притоке того же названия, Верхн. Махуль, Средн. Махуль, Нижн. Махуль.

    Цоринцы очень бедны, их главное богатство [352] составляет скот, шерсть которого и сыр они обменивают на предметы первой необходимости. Остальных продуктов сельского хозяйства хватает лишь на прокорм.

    Нравы, обычаи, характер, религия и язык такие же, как у галгаевцев. Летом их пастбища находятся недалеко от жилищ, зимой же они отправляют скот в лощины. Они получают из Хевсуретии соль, которую выменивают на мед, так как пчеловодство у них очень развито.

    Дорога, которая ведет к ним, через Цорихи, очень трудна, особенно для передвижения с кладью (багажом). Они враждуют со своими соседями и часто нападают на них.

    Чеченцы

    Чеченцы, или как их называют соседи — мычкизы, отграничены от русских владений на севере Тереком и Сунжей, на востоке их соседи — ингуши и карабулахи, на юге — галгаевцы, цоринцы, акинцы, кистины — с высокогорья, а также несколько племен лезгинских и андийских. Хребет Гумик-Лама отделяет их от этих последних народов, и, наконец, на востоке их соседями являются гумбетовцы, ауховцы, кумыки и аксайцы. Их территория зажата между Сунжей, Тереком, изгибом Аксая. Таким образом, верховья Аксая являются границей на востоке, а верховья Мартана — на западе. Не вся река Аксай принадлежит чеченцам, нижняя часть ее пересекает территорию кумыков и аксайцев. Реки, орошающие земли чеченцев, и поселения, которые располагаются вдоль них, следующие: Мартан или Фартам, который является границей с карабулахами, Шалаша, Валерик, Гехи; Урус-Мартан, или Русский Мартан; Гойта, Аргун, Джалка и Гудермес.

    Равнины и низины близ Сунжи и Аргуна покрыты густым лесом, там в большом количестве встречается бук. В основном, вся эта территория гористая, изрезанная глубокими оврагами и узкими ущельями, которые служат чеченцам укрытием в случае [353] нападения. Их там очень трудно достать. Одно из самых известных (примечательных) ущелий находится близ поселка Большой Чечен в междуречье Аргуна и Сунжи. Оно расположено между двумя изолированными горными массивами, крутые склоны которых покрыты лесом на протяжении нескольких верст. Этот проход (это ущелье) называется Ханкала, это место очень часто было роковым для наших войск. Большое ответвление Кавказских гор, носящее название Гумик-Лама, простирается вдоль южной части чеченской территории, другие горные отроги тянутся к северу, северо-западу и северо-востоку. Главные вершины этих отрогов: Нахчи-Лама и Сулой-Лама, расположенные между Аргуном и Аксаем, а хребет Качкалик — продолжение этих отрогов.

    Все пространство между правым берегом Сунжи и Черными горами принадлежало раньше князьям Турловым, по происхождению — аварцам, которые живут ныне среди покорных чеченцев, напротив Наура.

    Два века назад чеченцы спустились с гор вследствие внутренних распрей и многочисленности населения. Спустившись, они обосновались в перечисленных ранее долинах, платя дань князьям Турловым, но постепенно они освободились от уплаты дани и стали совершенно независимыми. В то время они были язычниками, а Оттоманская Порта употребила все средства, чтобы обратить их в мусульманство, в чем она со временем и преуспела.

    Чеченцы — самые жестокие и дикие племена на Кавказе. Они воинственны еще более, чем лезгины; наши войска никогда не могли покорить эти свирепые племена, несмотря на многочисленные экспедиции, предпринятые против них, и опустошения, которым неоднократно подвергались их земли. Чтобы удержать их в узде, генерал Ермолов учредил новую военную Линию, укрепленную крепостями, главная из которых — Грозная, на левом берегу Сунжи. Но, несмотря на эти меры, чеченцы не прекратили нарушения наших границ и набеги. [354]

    Чеченцев можно разделить на три категории:

    1. Чеченцы покорные, или мирные.

    2. Чеченцы независимые.

    3. Чеченцы с высокогорья (ичары-мычкизы).

    Мирные чеченцы

    Чеченцы, покоренные силой оружия, чьи заложники находятся в наших руках, занимают правый берег Сунжи, а также территорию между этой рекой и Тереком. Они имеют в изобилии пахотные земли, тучные пастбища, леса, воду. Они успешно занимаются полеводством и скотоводством, у них есть даже виноградники, они выращивают пшеницу, рожь, кукурузу, просо, а также всевозможные фрукты. Что касается разведения скота, они отдают предпочтение многочисленным стадам овец. Излишки овец они продают в Кизляре или своим соотечественникам — независимым чеченцам, у которых есть пастбища и зерновые амбары на территории покорных чеченцев и которые без этой уловки были бы обречены на голод. Чеченцы с высокогорья поддерживают с ними дружеские отношения, так как это им необходимо во время набегов на русские территории.

    Независимые чеченцы

    Независимые чеченцы занимают долины, орошаемые уже названными реками и потоками, вплоть до высоких сланцевых гор. Вот главные их поселения (с запада на восток):

    1. На Шалаше расположены в следующем порядке поселения: Шалаш — Пхангечоу — Катар-юрт.

    2. На Валерике: Аман-юрт, Гучта, Давуд-юрт, Умахан-юрт, Дзулган-юрт, Галга.

    3. На Гехи: Нуарик, Малага, Гехи — большое поселение, разрушенное неоднократными атаками. В окрестностях есть масса мелких поселков того же названия, в которых живут выходцы из Гехи: Дихинкач-юрт, Мирзахан-юрт, Сайтан-юрт, Курчала. [355]

    4. На Урус-Мартане: Урус-Мартан — поселок в 250 очагов, направо от этой реки и Джарги-юрт.

    На его притоке Рочня: Муллачи, Витерги-юрт, Чуйпан-юрт, Хаджи-юрт, Пешхой, Верхи. Рочня, Нижн. и Средн. Рочня.

    5. На реке Гойта: Хазбаман-юрт, Устрахан, Ниха-лой, Верхи. Гойта, Куссур-юрт, Мамукин-юрт, Алда.

    6. На реке Аргун: Нехехей на Чанти-Аргуне, вблизи от этого поселения находится каменный мост через этот поток; Дачуборзой, где сливаются два рукава Аргуна. Слева от Дачуборзой между Аргуном и Гойтой находится довольно высокий пик — Шато-Вардануи, а также поселки Тембула и Чахкери. Большие Атаги — крупный поселок в 300 очагов, разрушенный многочисленными набегами, слева от Аргуна; Малые Атаги, Ставнокуль Верхн. и Нижн.; Больш. Чечен (250 очагов), слева от Аргуна; Бердикель, Джан-юрт, Тепли, Курдали.

    7. На Джалке (и ее притоках): Озденьги-юрт, Салай-юрт, Назара-юрт, Урусбей-юрт. Шали (поселение на 200 очагов), налево от Джалги. Еремчук — большой поселок в 600 очагов, местоположение его труднопреодолимое, направо от Джалги. Отабай-юрт, Чертей, налево от поселка, между Джалгой и Аргуном находится Чертова гора с древней крепостью Хутерхомма; Мескир-юрт.

    8. На Гудермесе и его притоках: на Халхалу — Хорочой, Веда, Кайдак, Санто-юрт, Авгур, Гельди-ген; на Искерике — Майюртун; на Гумсе — Джанти, Айна-кале, Гуни, Амар-юрт, Кала-юрт, Зандак-юрт, Элисхан-юрт, Кзама-ерзу, Халбойн-юрт.

    Народонаселение чеченцев составляет приблизительно 86 000 душ, которые могут выставить от 9 до 10 тысяч вооруженных пехотинцев.

    Качкаликцы

    Это племя, так же как и ауховцы, предположительно принадлежит к мирным чеченцам. Они [356] занимают лесистые склоны хребта Качкалик, Который тянется вдоль левого берега Аксая, а также долины и плодородные низины южнее правого берега Терека, на Ямансу и Яраксу.

    Алти-Качкалик означает «шесть поселений». Их обитателями ранее были кумыки, которые были вытеснены аксайскими князьями на их нынешней территории. Постепенно они смешались (ассимилировали) с чеченцами и, воспользовавшись слабостью кумыкских князей, стали независимыми. Но они некоторым образом подчинены России.

    Вот перечень их поселений: Мискит, налево от Аксая; Хош-гелди, Алер-аул, Нойберди, Уссунгур, Истиссу и Шавдан.

    Ауховцы

    Ауховцы живут западнее качкаликцев, на речушке Яраксу, которая берет начало с хребта Гумик-Лама. Их территория гориста, покрыта лесом.

    Вот их главные поселения: Зандак, Хасса-Мекант, Учели, Датгах, Алик, Кейшен-аух, Яраксу-аух, Алти-Мурза и Хаш-Гирей. Все эти поселения расположены на Яраксу. Народонаселение этих племен достигает 14 000 душ, из которых 2000 человек — воины.

    Ичары-мычкизы

    Чеченцы высокогорья занимают северные склоны сланцевых гор Кавказа, они делятся на несколько племен, главные из которых: ичкеринцы, чабуртлийцы, шатойцы, пшехойцы и нашхойцы.

    Ичкеринцы

    Ичкеринцы занимают высокогорные долины Верхнего Аксая и юго-западную часть Чечни. Их территория — это отвесные скалы, покрытые густым лесом; частично заболочена из-за многочисленности источников, ручьев и потоков, которые берут здесь [357] начало. Именно здесь впервые были атакованы наши войска в 1832 году, которые столкнулись с почти непреодолимыми трудностями. Поселения ичкеринцев в большинстве своем расположены на восточном склоне хребта Качкалик. Главные поселения следующие: Дарага, или Дерахай; Беной — большое поселение с неприступным местоположением; Белгатой, Цонтери, Тезакали, Гурчали-юрт, Айтан-кале и Аразане, расположенные к западу от Беной.

    Народонаселение - 15 000 душ, из которых 2000 человек - воины.

    Чабуртлийцы, или чарбилийцы

    Чабуртлийцы населяют высокогорные долины Кавказа на северном склоне Сулой-Ламы и Нахчи-Ламы, юго-западнее ичкеринцев. Они нам малоизвестны, форма их правления — республиканская, как вообще у всех чеченских племен. На их территории нет леса, но почва здесь более плодородна, чем у других горных чеченцев. В окрестностях поселения Ведан выращивают очень крепкий табак, который они сами и курят. Главными их поселениями являются: Чермой и Ведан на Верхней Халхалу; Алис-танжа на Верхней Джалге.

    Их народонаселение достигает 7000 душ, из которых 1000 человек — воины.

    Шубузцы, или шатойцы

    Шатойцы занимают высокогорные долины Кавказа и оба рукава Верхнего Аргуна. Их основные поселения следующие:

    1. На Шарой-Аргуне — Хамкудой, Химой, Буй, Куры, Босчи, Нуй, Салбери, Нешели и Рыхой.

    2. На Чанти-Аргуне — Халди, Хачерой, Хоери-хой, Итом-кале, Чанти-атага, Уша-кале, Гучхин-кале, Башхен-кале, Нешехой, Варандой.

    Народонаселение достигает 5 тысяч душ, из которых 800 человек — воины. Все они пехотинцы. [358]

    Пшехойцы

    Пшехойцы занимают истоки Большого Мартана (Урус-Мартан) и долины, покрытые лесом у подножия хребта Пшехой-Лама. Их главное поселение — Пшехой на Большом Мартане.

    Нашхойцы

    Нашхойцы занимают истоки Верхней Гехи, т. е. ее восточный рукав (западный рукав этой реки заселен акинцами) и долины, покрытые лесом, у подножия Нашгой-Ламы. Численность населения этих двух племен достигает 4000 душ, из них 600 человек — воины.

    Нравы и обычаи чеченцев

    Таковы племена горных чеченцев, которых мы очень плохо знаем. Мы знаем только то, что они населяют дикие места, частью покрытые лесом и почти недоступные. Климат здесь суровый, полеводство почти совсем не развито, скотоводство ограничивается несколькими стадами овец и коз, которые находят скудную пишу на отвесных скалах и в расщелинах. Они очень бедны и живут большей частью набегами на соседей.

    Обычно чеченцы организуют маленькие группы по 5—20 человек, чтобы нападать на русских. Ночью они приходят на берег Сунжи или Терека, раздеваются, складывают свою одежду и оружие в бурдюки, с помощью которых они переправляются вплавь через реку. Они прячутся в рощах и/камышах, растущих на берету. Если они замечают путешественника без сопровождения или крестьянина, возделывающего землю и плохо вооруженного, то обычно они убивают проводника путешественника, заталкивают кляп в рот узника и тащат его к берегу. Там они привязывают ему под руки бурдюки, наполненные воздухом, накидывают веревку с подвижным узлом ему на шею и бросают в воду. Чтобы петля не затянулась, [359] несчастный узник должен держаться за веревку, за концы которой два пловца по обе стороны от узника тянут его к противоположному берегу. Здесь они завязывают глаза узнику, сажают на коня и начинают петлять по горам и лесам. Они никогда не едут прямо к месту назначения. Это делается для того, чтобы узник не запомнил дорогу и не смог бежать. Они редко убивают тех, за которых они смогут получить хороший выкуп, но обращаются с узниками исключительно жестоко, по-варварски, особенно, если последний предпринимал попытки сбежать. Если это торговец, служащий или офицер, то ему обычно надевают железный обруч на шею и железные кольца (ободы) на руку и на ногу, а затем сажают на-цепь, прикрепленную к стене или к дереву. Кормят их очень плохо и не разрешают спать. После нескольких дней мучений они дают узникам бумагу, перо и чернила, приказывая писать родителям или в административные органы, указывая цену выкупа. Письмо попадает через третьи руки к адресату, и если посредник обещает выкуп за узника, то его хорошо кормят, дают некоторую свободу и стараются, чтобы он не заболел. Если узник низшего чина или положения или солдат, то его не мучают, а сразу продают или делают домашним рабом. Многие из таких рабов привыкают к подобной жизни, женятся на чеченских девушках, перенимают ислам и, привыкнув, остаются навсегда в горах.

    Занимаясь разбоем, чеченцы выработали определенное правило: они стараются разузнать о благосостоянии каждой семьи казаков, живущих на Линии. Поэтому захватив пленника, они назначают сумму выкупа в соответствии с достатком семьи, к которой он принадлежит. Кроме выкупа, они заставляют заплатить и за пищу в тот промежуток времени, который узник был в горах, и за крышу над головой, и даже за цепи, которые он носил. Если один из этих несчастных был выкран несколькими чеченцами, то они делят сумму выкупа на равные части. Кормят они его по очереди все это время, что он находится в горах, или же поручают одному из них заботиться [360] об узнике, а потом выдают ему вознаграждение за это.

    Одна казачка из станицы Калиновской была похищена разбойниками и при этом ранена выстрелом. Похитители ее требовали 2 тысячи рублей выкупа, и ее семья заплатила эту сумму. Прежде чем выпустить пленницу, они требовали плату за ее лечение, за крышу над головой и за цепи.

    Надо заметить, что чеченцы брали раньше выкуп за пленника только медными деньгами. Они предпочитают эти деньги всем другим, однако в настоящее время они берут любые деньги.

    Похищение — это излюбленное ремесло чеченцев, которое определяет и их образ жизни, и их характер. Чеченцы, именуемые «мирные», не отваживаются принимать участие в разбойных действиях их соседей, они лишь прячут добычу последних, содействуя этому тайно, так как они, пожалуй, не могут сразу отвыкнуть от такого образа жизни, который передавался от отца к сыну, и это, кажется, у них врожденное. Тем не менее не все их нападения удаются, как раньше, благодаря бдительности казаков с Линии, особенно гребенских, которые бывают в курсе всех чеченских уловок во время их разбойничьих нападений.

    У чеченцев нет более князей, потому что в различное время они их постепенно искоренили. Управляются они по старинке, в соответствии с обычаями и некоторыми религиозными предписаниями. Они все равноправны, предпочтение оказывают лишь тем, кто преуспел в набегах на соседей.

    Со времени появления лжепророка шейха Мансура все чеченцы приняли ислам. В каждом большом поселении есть кадий, а в небольших поселениях — мулла, все представители культа имеют большое влияние на население. Законы куначества и гостеприимства у этого народа соблюдаются строже, чем у других горцев. Кунак не позволит оскорбить своего друга на протяжении всего того времени, что он находится под его покровительством, и если он живет у него, то защищает его от грозящей [361] опасности даже ценой собственной жизни. Чеченцы — хорошие стрелки и имеют хорошее оружие. Они сражаются пешими. Их храбрость доходит до исступления. Они никогда не сдаются в плен, даже если один из них остается против двадцати, и тот, кого захватили врасплох по случайности или по недосмотру, покрывается позором, так же как и его семья. Никакая чеченская девушка не выйдет замуж за юношу, который не принимал участия в набегах или который показал себя трусом в каком-либо бою.

    Одежда и вооружение этого народа похожи на черкесские, исключая шапку, которая имеет тулью гораздо ниже, чем у черкесских шапок, а шерсть на борте (отвороте) гораздо более длинная. Можно отличить чеченца от черкеса с первого взгляда как по чертам лица, так и по покрою одежды.

    Они сами изготовляют порох в большом количестве, имея сырье у себя в горах. Они вываривают (выпаривают) соль на территории Шамхальства и Карабулахии, соляные источники которых содержат большое количество соли.

    Воспитание, образ жизни и внутреннее управление у чеченцев такие, каковыми они и должны быть у отчаянных людей. Рассматривая эти воинственные республики в политическом отношении, во взаимоотношениях с их соседями, можно заключить, что, наподобие других республик Кавказа, этот народ сохраняет дружеские связи и добрососедские отношения лишь с некоторыми пограничными племенами, чтобы иметь поддержку в случае необходимости. Но чеченцы отличаются от других полным отсутствием прозорливости, что и погубит их рано или поздно. Все их соседи: кабардинцы, ингуши, кумыки и лезгины — считают их наиболее непримиримыми и лютыми врагами, так как этот народ до такой степени озлоблен, что не щадит никого и не думает о будущем.

    Некоторые из их старейшин зачастую давали им хорошие советы. Но это всегда было напрасно. Они, как и атаманы их разбойных групп, были ветрены и никогда им не следовали. [362]

    Муллы внушали им как незыблемое правило: 1) питать непримиримую ненависть ко всем представителям иной религии, особенно к христианам; долг мусульманина — убивать их или же превращать в рабов; 2) тот, кто убил христианина или был убит христианином, попадает прямо в рай, в то время как тот, кто сдался живым неверному, был навеки проклят и покрывал позором всю свою семью.

    Простолюдины насквозь пропитаны этими моральными устоями и предаются им со слепым фанатизмом. Вот тому пример из тысячи случаев. В 1811 году один чеченец переправлялся вплавь через Терек средь бела дня близ станицы Червленной. На виду у всех он вошел в первый попавшийся двор, где казак занимался домашней работой, чеченец бросился на него и ударом кинжала свалил насмерть, так же он хотел поступить и с сыном казака, но его мать выхватила нож у убийцы и повалила его наземь. Всем было интересно узнать причину столь коварного и неожиданного нападения. Его спросили, и он ответил, что убил свою собственную мать, был изгнан из своей республики и проклят муллой до тех пор, пока он не смоет свое преступление христианской кровью.

    Прежде чем закончить описание нравов этого народа, мы коснемся одного обычая, который бытует среди всех горцев, но главным образом у чеченцев, мы хотим поговорить об абреках.

    Абреки

    Много горцев, наиболее отчаянных приверженцев ислама, дают клятву на один-два года или несколько лет не участвовать ни в каких увеселительных играх и посвятить свою жизнь участию во всех набегах, никогда в бою не жалеть врага, никогда не прощать ни малейшей обиды ни другу, ни брату, не признавать никаких привязанностей, не бояться ни преследования, ни мести, одним словом, быть врагом каждого, кто не принадлежит к его семье, рисковать быть убитым первым встречным, если он [363] сильнее. Те, кто дали такую клятву, называются абреками. В аулах они самые опасные соседи, с ними всегда надо быть настороже, «иметь руку на кинжале», т. е. быть готовым тут же отразить нападение. Зато успех в бою всегда зависит от них. Это настоящие «берсеркеры» древних норманнов, которые, будучи в ярости, убивали своих товарищей. Подобные примеры безумного молодечества нередки среди горцев. Что же заставляет их приносить подобную клятву, какие жизненные обстоятельства?

    Одни это делают, чтобы выделиться, другие — из-за бедности, третьи — вследствие какого-либо несчастья. Например, если у кого-либо погибла от оспы возлюбленная, он дает клятву абрека на пять лет, и, что самое невероятное, по прошествии срока клятвы, абрек становится тихим, как ягненок, возвращается к мирной жизни, и, кажется, даже не вспоминает о прежней жизни.

    Памятники на территории мычкизов

    На территории ингушей, на восточном берегу Кумбалея в 40 верстах от устья, находится камень в форме параллелепипеда, высотою в 7 футов, который называют памятником трем всадникам. На одной из граней можно увидеть фигуры трех всадников, высеченные в камне, на противоположной стороне находится грубо высеченное (в общих чертах) изображение фигуры Георгия Победоносца, убивающего дракона. Ученый Гюльденштедт делает из этого вывод, что изображенные всадники — грузины, так как Георгий Победоносец — покровитель этого народа.

    В 130 верстах от устья Сунжи и несколько верст севернее речки Назиран, или Назрань, которая впадает в Сунжу, на значительной высоте находится склеп — это шестиугольное сооружение, каждая сторона которого шириною в сажень и высотою в полторы сажени, со сводчатой кровлей. С южной стороны находится вход, ширина которого приблизительно три фута, а высота достигает 5 футов, [364] (т. е. 1,5 метра), что едва в рост человека. По обе стороны от входа — стены шириною в фут, которые выдвигаются вперед, мешая попаданию дождя на монумент. Диаметр внутреннего помещения равен приблизительно двум саженям; ниже уровня каменного пола есть подземный каменный свод такой же ширины, что и верхняя часть, а глубина его — приблизительно 7 футов. С восточной стороны есть еще одна, кубическая, пещера, шириною в три фута. Через круглое отверстие в полу, шириной в 3 фута, можно спуститься в святилище; край отверстия сделан с внутренними выступами, чтобы удерживать камень, который должен закрывать отверстие, но которого теперь уже нет.

    Строение возведено из квадратных каменных плит с известью, оно весьма надежно (крепко), очень симметрично и представляет собой правильный прямоугольник. Над входом можно увидеть три строки надписи по-арабски, они наполовину стерты. Гюльденштедт расшифровал их следующим образом: «Сего дня мне, завтра тебе; написал Али-Султан». По мнению ученого-путешественника, этот склеп должен принадлежать некоему Малеху-Арии-Санаби. Гюльденштедт нашел под сводом склепа шесть трупов, уложенных в ряд, он предполагает, что под ними, ниже, было еще шесть других. Тела находились в гробах, сколоченных из пяти гладких, ровных дубовых досок, как, впрочем, и у нас. Положение трупов — лежа на спине, повернуты лицом к восходу; почти все они невредимы, некоторые из них сохранились полностью, у некоторых недостает рук и ног. Все они обшиты саванами, у некоторых невозможно определить место шва, но удалось установить, что эти саваны были из белого хлопка, некоторые — из шелка. Среди шелковых встречались желтые и красные, украшенные цветами золотистого и многих других цветов. Трупы представляют собой не более чем скелеты, обтянутые кожей, среди них были и мужские, и женские останки. Квадратное отверстие, пробитое в восточной стене, содержало высушенных зайца и борзую в позе бегущих. На коже этих двух [365] животных не сохранилось шерсти, но сами они сохранились полностью, за исключением зайца, у которого было оторвано наполовину ухо. Согласно преданию, заяц, убегая от собаки, проскользнул в люк, ведущий в подземелье, а собака должна была продолжать преследование. Трупы этих животных, как и другие, должны были хорошо сохраниться вследствие чистоты и хорошего качества этой пещеры. Понятно, что подобный взгляд абсурден.

    Сухопарая комплекция людей этого края, горный грунт, засушливость местности, каменистость, ветер и, наконец, жара атмосферы — вот причины, которыми можно объяснить сохранность этих останков. Никакое предание не указывает время постройки этого склепа, это захоронение носит имя Баргунка-Кечана, т. е. «могила неиспорченных» («могила неподкупных»).

    Хотя данный способ погребения отличается от способа погребения, принятого у мусульман, можно, однако, установить по арабской надписи и именам Малех-Сунаби и Али-Султан, что они принадлежали к приверженцам ислама.

    На расстоянии нескольких верст от этих могил и на возвышенностях восточного берега Сунжи можно увидеть захоронения, покрытые грудой камней, и постройки (сооружения) почти пирамидальные, закругленные наверху.

  2. 1 пользователь сказал cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    dt52 (25.10.2012)

  3. #2
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Иоган Антон Гильденштед:" Путишествие по Кавказу"1771году.



    Округ и народ Туши, или Тушети

    В верховье у реки Стори, левого [притока] Верхнего Алазана, и над Докон (Большой) Аргунью, [притоком] Сунжи, в горах имеется округ Туши, населенный народом туши, или тушетами; 1 1/2 дня езды от подошвы главных гор, в кахетинском округе Кизиха вверх по Стори. Он занимает вершину южных сланцевых гор. ...
    Селения округа Туши называются: Цоа Сагирта Етелта Имдурт Верхо Тодгнаре Боджорнаре (Боагорнаре. П) Шенако Тиклоаре Тартлоаре Таноаре (Ташаре. П) Чешоаре Парснуаре Гироаре Чунтиаре Гогултаре Вакидсириаре Бухуртуаре (Бухартнаре. П) Кумелауртеаре Джорбоселиаре Годониаре Хомолоаре
    Все должны поставлять до 500 способных к защите людей.
    Туши, конечно, как показывает [их] язык, который является смесью грузинского диалекта со многими кистинскими словами, есть грузины, смешанные с кистами, и царь Ираклий считает их своими подданными и называет им маурова (Тушетис мауров), который, однако, имеет резиденцию не в округе, а в Балискуре и в 1772 был из княж. фамилии Черкезиани. Они дают также царю в определенное время года дворцовую стражу и поставляют солдат во время войны, но все это немногим больше, чем тень верховной власти, потому что они не только не платят дань, но и не повинуются приказам. Но они дают лезгинскому Ауархану, или нуцалу, ежегодную дань из 10 мулов или возмещают каждого 60 овцами, из которых каждая оценивается в соответствии с русскими деньгами [в] 80 коп. [178]
    В 4 первых названных селениях говорят по-кистински с подмешанным грузинским. Жители могут вести свой род от кистин вернее, чем все другие.
    Имена очень смешаны, но мужских имен больше грузинских, напр.: Мамука, Ути, Цискар, Цика, Епехе, Надерент, Даркис, Иване, Каптар, Отар, Дай, Шанки, Черкез, Георги, Антау, Каутар, Габрилл, Теодор, Хуцер, Буко, Заге, Ито, Мики, Ша, Узи, Оболо, Султан, Гали, Давид, Сагил, Гуло, Суро, Цое, Сагирта.
    Женские имена: Тамар, Баи, Сабра, Симо, Нана, Мерцехе, Мария, Анна, Матао, Соа.
    Мужчины одеваются как грузины, и женщины также не носят кистинских рогообразных чепцов, а покрывают по грузинскому обыкновению голову платком.
    Мужчины носят короткие усы и стригут голову как черкесы.
    Большинство соблюдают великий пост, но только немногие принимают крещение, [которое совершает] очень глупый священник. Они не держат свиней, но едят свинину. В округе много каменных церквей, которые, однако, больше не посещаются

  4. 2 пользователей сказали cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    Ovod (29.11.2012),Steel (29.11.2012)

  5. #3
    Постоялец
    Регистрация
    30.09.2012
    Сообщений
    649
    Поблагодарил(а)
    357
    Получено благодарностей: 1,018 (сообщений: 495).
    Жертва (Великий Моурави - 2) :: Антоновская Анна Арнольдовна

    Страница: 80 из 256




    Тушины с гордостью говорили: мы никогда не были побеждаемы, ибо лучше умереть орлом, чем жить зайцем.

    Но, запершись в горах, тушины Гомецарского и Чагминского обществ сохранили грузинский облик жителей долин, сохранили в преданиях и легендах прошлое Грузии, сохранили древнегрузинский язык.

    Суровые, бесплодные хребты каменным кольцом окружают плодородные тушинские лощины, леса и озера. Вершины, одетые в снеговой покров, как в белые шкуры, навороченные глыбы скал, синеватые прозрачные ледяные расщелины, лиловато-оранжевое солнце, мгновенно смиряющее бурю, и молнии, сверкающие в темных провалах ущелий, создают фантастическую игру камня, света и льда.

    И тушин, возвращаясь с охоты, рыбной ловли или пригоняя скот, рассказывает о злых духах, помогших туру скрыться в скалах, или о речном черте, укравшем рыбу из сетей, или о зеленом демоне, пропустившем сквозь заросли веток заблудившийся скот.

    В нетронутых дремучих лесах отважные тушины, засучив рукава, выходят на борьбу с медведем и живым приводят его в аул. Выслеживают волка, ловят арканом оленя, западней - лисицу, охотятся за куницами, на отвесных скалах подстерегают туров и диких коз. В горных озерах и реках ловят лососей, пятнистую форель. Пускают меткие стрелы в ястреба-перепелятника, огромных орлов и диких голубей.

    Но тушины, как и прежде, в низовьях продолжают заниматься скотоводством. Скот - это средство к существованию: овцы тушин славятся вкусным и нежным мясом, тушинский сыр подается к царскому столу. Из шерсти овец тушинки ткут тонкие шерстяные материи, разноцветные ковры, хурджини, вяжут пестрые носки, катают войлок, делают читы. Все выделывается для себя и только в случае нужды выменивается в Кахети на больших базарах Загеми на хлеб, оружие, бисер, серебро.

    Но отсутствие обширных пастбищ в каменистых горах не дает возможности расширять скотоводство. Огромные отары овец не вмещаются в зеленых ущельях и живописных долинах. И тушины договорились с Кахетинским царством: кахетинцы предоставили тушинам богатое пастбище, Алванское поле, вмещающее огромные отары овец, за что тушины платят скотом и шерстью, а также никогда не отказывают в военной помощи. Нередко и другие грузинские цари прибегают к боевой услуге безудержно храбрых тушин, предоставляя за это пастбища и земли.

    Новая родина тушин изобиловала богатствами, но ни горный хрусталь, ни мрамор, ни свинец, ни медная жила в камнях, ни горячие ключи близ Хисо, ни кислые источники у Чиго не останавливали внимания тушин.

    Извечная борьба с суровой стихией, с отчаянным врагом и хищным зверем с детства сдружила тушина с конем, шашкой, самострелом и копьем.

    Горная Тушети - железные ворота Кахетинского царства. Не проникнуть шамхалу и аварцам через тушинские перевалы в плодородную Алазанскую долину.

    Высятся угрожающе Некудуртская, Данойская, Диклойская и Лайская сторожевые башни.

    И Заал, вступив в пределы Тушети, видел на острие горных вершин цепь боевых башен и на выступах скал конных тушин, зорко всматривающихся в даль.

    У горы Тбатани за Панкисским ущельем Заала остановили сторожевые тушины и, только убедившись, что это азнаур царя Теймураза, везущий из Греми в аул Шапако послание к хевисбери, пропустили его в глубину гор, дав для почета или, может быть, для верности двух проводников.

    Другой азнаур, Лома, в этот час приближался к отрогам гор Цовского общества.

    Цова, или Цовское общество, вышло из кистинского племени, галгойского происхождения, и, породнившись с обществом Гомецарским и Чагминским, смешало свой кистинский язык с древнегрузинским.

    До присоединения к Тушети Цова обитало в ущелье Глигвы, образованном речкою Глигвой, близ снежных вершин Кавказского хребта, на северном его скате.

  6. 1 пользователь сказал cпасибо Эжи Ахк за это полезное сообщение:

    Steel (26.03.2013)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •