Показано с 1 по 1 из 1

Тема: ЭТНОГРАФИЯ И ИСТОРИЯ ИНГУШСКОГО НАРОДА В ПИСЬМЕННЫХ ИСТОЧНИКАХ КОНЦА XVIII

Древовидный режим

  1. #1
    Осваиваюсь
    Регистрация
    09.03.2012
    Сообщений
    202
    Поблагодарил(а)
    9
    Получено благодарностей: 59 (сообщений: 41).

    ЭТНОГРАФИЯ И ИСТОРИЯ ИНГУШСКОГО НАРОДА В ПИСЬМЕННЫХ ИСТОЧНИКАХ КОНЦА XVIII

    Просьба комменты не писать до конца публикации


    РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
    МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ
    ИМ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА)
    ИНГУШСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
    М. С.-Г. Албогачиева

    ЭТНОГРАФИЯ И ИСТОРИЯ
    ИНГУШСКОГО НАРОДА
    В ПИСЬМЕННЫХ ИСТОЧНИКАХ
    КОНЦА XVIII — ПЕРВОЙ ТРЕТИ XX в.

    Санкт-Петербург
    «Наука»
    2011


    Рецензенты:
    д-р ист. наук В. А. Дмитриев,
    д-р ист. наук Р. Р. Рахимов
    Ответственный редактор
    д-р ист. наук Ю. Ю. Карпов
    Албогачиева М. С.-Г.
    Этнография и история ингушского народа в письменных
    источниках конца XVIII — первой трети XX в. СПб.: Наука,
    2011. — 1 с., ил. 80
    ISBN 978-5-02-038270-1


    Монография представляет собой первый опыт сведения в единый
    корпус всего историко-этнографического материала, имеющего отно-
    шение к Ингушетии и ингушам, который рассредоточен в многочис-
    ленных печатных и архивных письменных источниках, датируемых
    концом XVIII — первой третью XX в. Все материалы, выявленные
    в ходе исследования, выделены в отдельные группы в соответствии
    с основными аспектами этнографических исследований: хозяйство,
    материальная культура, духовная культура, общественные и семейные
    отношения, административное устройство, судебная система.
    Издание адресовано этнографам, историкам, археологам, специа-
    листам смежных исторических дисциплин и широкому кругу читате-
    лей, интересующихся историей и культурой народов Кавказа.

    3
    ОГЛАВЛЕНИЕ
    Введение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .5
    Глава I. Письменные источники и исследователи по этнографии
    ингушского народа конца XVIII — первой трети XX в. . . . . . . . . . . . .10
    § 1. Письменные источники и исследователи
    второй половины XVIII в. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .10
    § 2. Письменные источники и исследователи
    первой половины XIX в. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .15
    § 3. Письменные источники и исследователи
    второй половины XIX в.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .23
    § 4. Письменные источники и исследователи
    первой трети XX в. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .37
    § 5. Архивные источники . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .42
    Глава II. Ингушетия в составе Российской империи . . . . . . . . . . . . . .49
    § 1. Территория расселения и населенные пункты . . . . . . . . . . . .49
    § 2. Ингушетия в условиях административно-судебных
    и военных реформ XIX в.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 58
    Глава III. Общественные и семейные отношения . . . . . . . . . . . . . . . .68
    § 1. Общественный строй . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .68
    § 2. Семья и семейная обрядность . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .85
    Глава IV. Хозяйство . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .99
    § 1. Земледелие и порядок землепользования . . . . . . . . . . . . . . . . .99
    § 2. Скотоводство . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .106
    Глава V. Материальная культура . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .110
    § 1. Жилище . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .110
    § 2. Пища . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .114
    § 3. Одежда . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .117Глава VI. Духовная культура . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .123
    § 1. Традиционные религиозные верования ингушей . . . . . . . . .123
    § 2. Образование . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .144
    Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .154
    Использованные источники . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .157
    Библиография . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .162
    Список сокращений. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .177

    ВВЕДЕНИЕ
    Изучение истории и комплекса культуры конкретных народов
    составляет одну из неизменных и главных задач этнографической
    науки. Однако ее решение возможно только при наличии широкой
    источниковой базы — материалов антропологических, археологиче-
    ских исследований, солидного корпуса письменных источников,
    а также полевых материалов этнографов, фольклористов и т.д. В дан-
    ном списке письменные источники занимают особое место, так как
    только благодаря им можно документально проследить и проанализи-
    ровать этапы развития этнической истории и культуры того или иного
    народа.
    Ингуши — один из коренных народов Кавказского региона. В силу
    разных обстоятельств территория их традиционного расселения, а по-
    тому и сам народ до второй половины XVIII в. оставались почти пол-
    ностью вне поля зрения посещавших Кавказ путешественников, мис-
    сионеров, исследователей. Главным образом по этой причине история
    ингушского народа до настоящего времени изучена историками, эт-
    нографами и другими специалистами недостаточно, можно сказать,
    хуже, чем история большинства других народов Кавказского региона.
    Систематическое и комплексное изучение Ингушетии и культуры ин-
    гушского народа началось в начале 1930-х гг. сотрудниками создан-
    ного в те годы Ингушского научно-исследовательского института.
    Однако имевшая место в середине XX в. депортация ингушей (как и ряда других народов), ее последствия, совокупно с другими причи-
    нами, дававшими о себе знать в последующие десятилетия, препят-
    ствовали разностороннему и по возможности объективному изучению
    истории и культуры народа. Даже выявление, ввод в научный оборот
    и анализ источников, в первую очередь письменных, по указанной
    тематике оказались в 1960–1980-е гг. затруднительными. За послед-
    ние 15–20 лет интерес народа к собственной истории значительно
    возрос, и как следствие — появилось большое количество широко
    тиражируемых публикаций, в которых вопросы истории и истории
    культуры ингушей интерпретируются достаточно вольно. Их авторы
    ссылаются на произвольно выбранные ими материалы и без того
    ограниченного корпуса источников либо вообще «изобретают» новые
    источники.
    В свете сказанного формирование корпуса письменных источни-
    ков по истории и этнографии ингушского народа и анализ самих ис-
    точников на современном этапе представляются нам важным и нуж-
    ным делом.
    Необходимо отметить, что в отличие от многих соседних народов
    Кавказского региона, по которым имеются антологии или сводные
    характеристики письменных источников [См.: Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII–XIX вв. / под ред. В.К. Гарданова. Нальчик, 1974; Осетины глазами русских и иностранных путешественников / сост., предисл. и коммент. Б.А. Калоева. Орджоникидзе, 1967; Аталиков В.М. Наша старина. Нальчик, 1996; Периодическая печать Кавказа об Осетии и осетинах. Цхинвали; Владикавказ, 1981–2006. Вып. 1–6; и др.] , подобные работы по Ингушетии и ингушам до настоящего времени отсутствуют. В 1950-е гг. Марк Осипович Косвен в фундаментальном труде «Материалы по
    истории этнографического изучения Кавказа в русской науке» выявил, систематизировал по этапам и охарактеризовал большое количество письменных источников [Косвен М.О. Материалы по истории этнографического изучения Кавказа в русской науке // Кавказский этнографический сборник. М., 1955, 1958, 1962. Вып. 1–3.]. Однако естественно, что в рамках означенной весьма широкой темы один человек оказался не в состоянии в должной мере представить обзор разнообразных источников,
    связанных с указанными вопросами по ингушам. Чтобы восполнить
    имеющийся пробел, нами была предпринята попытка проделать подобную работу. Из-за рассредоточенности материалов по архивам
    и библиотекам, отсутствия соответствующих архивных и библиографических указателей по истории и этнографии ингушского народа
    в работах отече ственных и зарубежных авторов конца XVIII — первой
    трети XX в. это оказалось весьма сложным и трудоемким процессом.
    Временные пределы, представленные в книге, определены тем,
    что именно в конце XVIII в. начали проводиться исследования Кав-
    казского региона, материалы которых стали первыми полноценными
    источниками по рассматриваемой теме; верхние же хронологические
    рамки работы обусловлены реорганизацией исследовательского про-
    цесса в стране в 1930-е гг., что напрямую отразилось на характере
    письменных источников.
    В процессе работы нами был выявлен большой объем материалов,
    содержащих отрывочные, неверные или заимствованные из других
    источников сведения. Подобные материалы в данном издании не учи-
    тываются. Также нами опущены данные художественных произведе-
    ний и литература по фольклору, поскольку их исследование, оценка
    публикаций текстов требуют особых познаний в соответствующих
    областях науки.
    Данная работа представляет собой первый опыт сведения в единый
    корпус всего историко-этнографического материала, имеющего отно-
    шение к Ингушетии и ингушам, который рассредоточен в многочис-
    ленных письменных источниках, печатных и архивных, датируемых
    концом XVIII — первой третью XX в.
    * * *
    Предваряя анализ источников и содержащихся в них материалов,
    кратко охарактеризуем основные категории работ.
    Ценную группу источников представляют опубликованные тру-
    ды членов академических экспедиций конца XVIII — начала XIX в. —
    сведения, собранные И.О. Георги, И.А. Гильденштедтом, П.С. Палла-
    сом, Ю. Клапротом, М.Ф. Энгельгардтом и др.
    Интересные материалы были собраны Л.Л. Штедером, П.Г. Бутко-
    вым, С. Броневским, И.Ф. Бларанбергом, Ф.И. Леонтовичем и други-
    ми, которые много лет находились на военной и гражданской службе
    на Кавказе и хорошо знали быт и нравы местного населения.
    Наиболее ценными из опубликованных в дореволюционное время
    источников являются 12-томные «Акты, собранные Кавказской ар-
    хеографической комиссией» (АКАК). В них содержатся материалы,
    касающиеся российской политики на Кавказе с 1762 по 1862 г., в том
    числе документы, характеризующие российско-ингушские отношения,
    а также религиозные воззрения ингушей.
    Большое значение для изучения истории и этнографии ингушей
    имеют материалы «Сборника сведений о кавказских горцах» (ССКГ),
    «Сборника сведений о Терской области», в которых публиковались пер-
    вые ингушские и чеченские исследователи — Ч. Ахриев, А. Базоркин,
    У. Лаудаев.
    Очень богатый и содержательный материал об ингушах и Ингуше-
    тии имеется в периодической печати, преимущественно в газетах «Тер-
    ские ведомости», «Кавказ», «Русский инвалид», «Терек» и др.
    Задача наиболее полного изучения заявленной темы определила
    необходимость детального анализа архивных материалов. Сбор мате-
    риалов производился в федеральных, региональных, краевых архивах
    и архивохранилищах музеев и библиотек.
    Несмотря на значительный объем исследованного материала,
    в монографии раскрыты не все аспекты этнической истории и тради-
    ционной культуры ингушей. Хуже всего в письменных источниках
    описаны народные промыслы, ремесла, народные праздники, этикет.
    Существенным пробелом является и отсутствие работ по народной
    медицине. Содержащиеся в источниках сведения по данным темам
    фрагментарны, что естественно, если учитывать задачи, которые ста-
    вили перед собой их авторы.
    Наиболее изученными оказались религиозные верования, осо-
    бенно в контексте христианского влияния на религиозную составля-
    ющую жизни народа. Хорошо описано обычное право, так как эта
    тема была актуальна и важна не только в связи с научными целями, но
    и для успешного управления краем.
    Обобщив весь имеющийся материал, нам удалось сгруппировать
    его в следующие тематические блоки:
    — территория расселения и населенные пункты;
    — административно-судебная и военная реформы второй половины
    XIX — начала XX в.;
    — общественные и семейные отношения;
    — земледелие и порядок землепользования;
    — скотоводство;
    — жилище; пища; одежда;
    — традиционные религиозные верования ингушей;
    — образование.
    Все указанные темы раскрыты с различной степенью полноты, так
    как за основу взяты материалы письменных источников.
    Данная работа представляет собой первый опыт сбора и обобще-
    ния материала по истории и этнографии ингушского народа. Несомненно, источников по данной теме может быть больше представ-
    ленных в работе. Их выявление и анализ составят задачу будущих
    трудов. Надеемся, что наша работа послужит хорошим подспорьем
    для исследователей в данной области и побудит их к новым изыска-
    ниям.
    Выход в свет моей книги «Этнография и история ингушского на-
    рода в письменных источниках конца XVIII — первой трети XX в.» во
    многом состоялся благодаря доктору исторических наук, заведующе-
    му отделом этнографии Кавказа МАЭ РАН Ю.Ю. Карпову, которому
    я выражаю глубокую признательность. На этом нелегком пути он
    оказывал мне всестороннюю помощь и поддержку в плодотворном
    завершении такого важного и нужного труда по этнографии и исто-
    рии ингушского народа.


    Глава I
    ПИСЬМЕННЫЕ ИСТОЧНИКИ
    И ИССЛЕДОВАТЕЛИ ПО ЭТНОГРАФИИ
    ИНГУШСКОГО НАРОДА
    КОНЦА XVIII — ПЕРВОЙ ТРЕТИ XX в.
    § 1. ПИСЬМЕННЫЕ ИСТОЧНИКИ
    И ИССЛЕДОВАТЕЛИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII в.


    Начало комплексного изучения Российской империи, а также
    Кавказского региона (большая часть которого еще не входила в состав
    империи) было положено во второй половине XVIII в. в ходе так на-
    зываемых академических экспедиций (1768–1775), организованных
    Санкт-Петербургской академией наук. Кавказский регион исследо-
    вали: И.А. Гильденштедт — Северный Кавказ, Грузия; С.Г. Гмелин —
    Дагестан, Азербайджан, И.П. Фальк — Восточное Предкавказье.
    В 1793–1794 гг. экспедиционные исследования на Кавказе проводил
    П.С. Паллас.
    Эти исследования позволили собрать, помимо прочего, ценные
    материалы по истории, этнографии, археологии, географии, эконо-
    мике и языкам многих народов Кавказа [Лавров Л.И. К 250-летию академического кавказоведения в России // Кавказский этнографический сборник. М., 1972. Вып. 5. С. 6.] . Помимо ученых — членов
    Петербургской академии наук — более или менее подробные сведения о народах Кавказа были изложены иностранными путешественниками и военными, состоявшими на службе в России.
    Хронологически первое произведение этого периода принадлежит
    Иоганну Антону Гильденштедту (1745–1781) — врачу, естествоиспытателю, академику Петербургской академии наук (1771). Образование

  2. 3 пользователей сказали cпасибо Mizantrop за это полезное сообщение:

    06rus (27.10.2012),Steel (27.10.2012),Эжи Ахк (14.07.2013)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •