Страница 1 из 44 12311 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 434

Тема: Граница РИ & ЧР

  1. #1
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).

    Граница РИ & ЧР

    Большей провокации и словоблудия придумать сложно

    http://www.ia-maximum.ru/1090.htm
    Председатель Парламента Ингушетии Мухарбек ДИДИГОВ дал разъяснения председателю Парламента Чечни и прокомментировал его нападки и попытки втянуть СМИ в обсуждение вопроса определения границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой.

    - Позиция чеченской стороны, озвученная в известном уже всем интервью Д.Абдурахманова относительно того, что они не собираются изменять границы, а лишь подтвердить их по 1934 году и что на сегодняшний день других границ просто нет, имеет под собой весьма сомнительную опору. Ссылка на то, что в Указе Президента Российской Федерации о создании Республики Ингушетия вопрос границы с Чеченской Республикой перенесен на более поздний срок ввиду существующих проблем несостоятельна, поскольку относится это не к Республике Ингушетия. Мы все свидетели того, что провозглашенная независимая Чеченская Республика Ичкерия вышла из состава РФ.
    Вопрос состоял лишь только в том, чтобы вновь созданный субъект и ее руководство, основываясь на исторической принадлежности территории Сунженского района подтвердили это своими действиями. И совсем не заслуга нынешнего руководства в том, что установление границы не состоялось тогда. Если тогда руководство Ингушетии говорило о 1934 годе, то это делалось совсем из других соображений. Заключение ничего не значащих договоренностей с юридической точки зрения удерживало решение вопроса в силовом порядке. Сегодня легко играть словами и смаковать фразу о не «передвижении» границы, тогда же это было связано с жизнью и смертью многих людей.
    Сегодня можно передергивать колоду и изымать оттуда карту в виде джокера, тогда этого выбора не было.
    Если кто-то забыл, то могу напомнить, на какой отметке остановились, пройдя через ингушские пикеты, вооруженные силы России. Думается, в федеральном центре знали тогда, знают и сейчас, где проходит реальный раздел между Ингушетией и Чечней.
    Согласен только в одном, что границы надо определять, но не по 1934 году, как того желает Д.Абдурахманов.
    Теперь по полюбившейся и взятой за конек фразе «устоявшиеся границы» и соответственно о якобы передвижении границ на чеченскую территорию на целые полтора района. У моего оппонента очень странная логика. Когда ему надо, он открещивается от Д.Дудаева и его бригадных генералов, называя их преступниками, когда хочет, возводит отдельных его сподвижников на олимп чести и славы, когда выгодно, использует всякую зацепку из взаимоотношений и условных соглашений Д.Дудаева и Р.Аушева.
    Говоря о том, что большая часть Ингушетии согласна с тем, что границу надо определять, уж не думает ли Д.Абдурахманов, что большинство населения Ингушетии ратует за упорно навязываемый им вариант. Я уверен, что он ошибается.
    Предложенный ингушской стороной вариант, кстати, не одобряемый тем самым большинством, поскольку усматривают в этом прямую уступку почти 24 тыс. гектаров земли Сунженского района, лишь шаг, который с разумной точки зрения мог быть реализован сегодня. Еще один факт - констатация 1993-1994 годов, когда жители станицы Ассиновская, собрав подписи, обратились к Президенту России и Президенту Ингушетии о включении их в состав Ингушской Республики.

    Для кого-то этот момент истории ничего не значит, но при объективном его рассмотрении видно, что и тогда руководство Ингушетии вело себя честно и благородно, и не пожелало воспользоваться удобным случаем, и, как сегодня выражается почти уже вселенский политик, «восстанавливать историческую справедливость».

    Возвращаясь к варианту, предлагаемому ингушской стороной, утверждаю – это скорее болезненно для ингушского народа, нежели для чеченцев. Спрашивается, почему мы тогда на это идем. Вот как раз-таки из тех самых братских отношений и сознания того, что будущее наших двух народов - в добрососедстве, что, прямо скажем, не видно из слов Д. Абдурахманова, хотя он этими понятиями очень часто пытается пользоваться.

    К вопросу об обострении проблемы границы между Ингушетией и Чечней, не могу согласиться с демагогией, развернутой вокруг создания комиссии по определению границ ингушской стороной при Ю.Евкурове. Такая комиссия была и при Р.Аушеве, и при М.Зязикове. В этом нет ничего странного и это не красная тряпка в руках тореадора. Республика Ингушетия не имеет официальных границ со дня ее образования. С одной стороны, в Чеченской Республике совсем недавно нормализовалась ситуация, на другой стороне - проблема также находится в тупике.

    Комиссии были, движения не было. Возможно, и сегодня бы их не было, если бы амбиции некоторых высших должностных лиц, пытающихся стать если не всея Руси, то хотя бы части ее, не перехлестывали пределы приличий.

    Если за темой границы стоит что-то другое, давайте говорить открыто. Давайте, уточните список лиц с федеральной стороны, которые задействованы в этом. Сказав «а», скажите «б», Дукуваха. Мне о таких людях пока ничего неизвестно. Откройтесь, и мы поймем, откуда ветер дует.

    Тут, я смотрю, уже со стороны Осетии, в отношении которой мы и полслова не сказали, уже зазвучали слова о границе. Ведь если судить из слов Дукувахи, то он давно уже зарекомендовал себя значимым политиком во многих законодательных органах субъектов Российской Федерации.

    Объясните же нам, «не сведущим», какая такая политическая, общественная и экономическая ситуация сегодня на Северном Кавказе заставляет устраивать нападки на руководство Ингушетии, а заодно и скажи, мой «дорогой брат», – с кем ты сегодня?

    Обвинив ингушские власти в инициировании вопроса определения границы, повторяю - не созданием, а обновлением комиссии, а затем в отстаивании логики, он сам же дал ответ. Оказывается, уже не первый год от руководства Чечни требуют определения границы именно с Ингушетией. Так позвольте спросить, а где же ваша логика, или она у вас в разных цветах, как на светофоре. Вот это вы называете диктатом логики государственного мышления, когда из братских побуждений пытаетесь загнать своего сородича в горы.
    Вашего государственного мышления хватает в данном случае только до 1934 года и не более. Не мелковато ли будет для человека широкой мысли, возьмите сразу от моря до моря, побольше простора.

    При наборе «очков» на выборы и вхождению в красную книгу и даже Нобелевского лауреата с таким лозунгом не прогадаете.

    Но вернусь опять к логике. Оказывается, в 1992 году, со слов Абдурахманова, федеральный центр должен был вести себя жестко, четко, определенно и настойчиво, чтобы не оставлять неясных вопросов между народами. Тогдашняя «власть была антинародная, коррупционная, бандитская и алкогольная». Ну, конечно, так, потому что в 1992 году была создана Ингушская Республика, примкнувшая к столь гнусной власти в стране.

    Позвольте напомнить о некоторых политиках того времени, возглавлявших Верховный Совет такой страны, и кем управлялась, по вашим же высказываниям, тогда Ичкерия.

    При таком жестком посыле к федеральному центру кампания 1994 года должна была бы начаться на два года раньше.

    Как говорится, думай, а потом говори.

    И как согревает заключение, что оказывается, «в этом споре нет виноватых и правых, и что вопрос нужно закрыть раз и навсегда, так как это одно государство и одна нация».

    Предельно логично, потому что это одна нация, а двери надо поставить и закрыть где-нибудь там, под Малгобеком.

    Знание истории, знание юридических основ некоторым ученым позволяют делать открытия, доселе неизвестные обывателю. Но если их нет, то открытий не получается. Случилось так, что Парламент, возглавляемый юридически подготовленным человеком, допустил ошибку и не описал границы муниципальных образований в своих исторических землях. Какое непростительное упущение. А вот ингушская сторона, вопреки установкам федерального центра, поступившись устными договоренностями, взяла и описала Малгобекский и Сунженский районы, то бишь фактическую чеченскую землю. Ох, эти «политические бандиты». Но вот сейчас мы с вами разберемся за то, что вы, зная это, залезли на территорию другого субъекта.

    Жаль, конечно, что столь почитаемые предки, воюя на Мартане, не помнили, откуда они начинали свой путь и на чьи земли вторгались.

    Интересен также стал рассказ о некоем Саиде, который почувствовал себя хозяином в ингушском доме, и что его попросили соплеменники вернуться в Грозный.

    Сегодня имеются тысячи обратных примеров, когда жители Грозного ингушской национальности не смогли вернуться в красивый город Грозный, потому что владельцами их домов и квартир странным образом стали другие люди. И попытки, даже в судебном порядке, оспорить свое право ничего не дают.
    Но в то же время подобных Саиду людей в соседнем субъекте осталось сотни и без всякого ущемления их прав. Как Вам такой контраст?!

    Это из новейшей истории. А если копнуть глубже, там таких примеров будет значительно больше.

    Конечно же, заслуживает глубокого уважения предложение не уезжать своим братьям с насиженных мест, тем более на земли, которые уже отданы третьей стороне. Какая игра слов, какая забывчивость и как трудно оторваться от 1934 года, подняться к 1957 году и присмотреться на одобрительно кивающую голову насчет исконных земель своих собратьев!

    И мы упрекаем соседей за земельную возню, потому что их история начинается с 1929 года. Радостно узнать, что был такой период. Коль сдвинулись с мертвой точки, может, вскоре дойдем до 1922 года, потом до 1864 года, заглянем в перепись населения округов, затем в 1841 год и так далее.

    История – это ведь наука, глядишь, она послужит для некоторых современников лучом в темном царстве, и тогда в слово уважение начнут вкладывать не виртуальное чувство. И выражение «чечено-ингушская граница» уже не будет ставить под сомнение компетентность экспертов.

    Некоторым политикам в субъектах сегодня очень легко нарабатывать авторитет. Все, что делается в субъекте, правильно и по закону.

    Да будет всем известно, что, начиная со времен ликвидации ингушской государственности, мысль о ее воссоздании не покидала ингушский народ. Еще до развала Советского Союза ингуши подписывались открыто под обращениями на этот счет. Теперь «новый политик» называет их «ходоками с ингушской стороны». Что-то не вяжется здесь с уважением, тем более по отношению к факту создания Республики Ингушетия. Неужели кость в горле продолжает нагнаиваться вот уже 20 лет.

    И референдум, проведенный среди населения на большей территории, чем сегодня находится Ингушетия, уже не референдум. И решение Верховного Совета РСФСР об утверждении результатов этого референдума тоже в корзину. И кто тут противоречит законам и юридическим нормам? Давайте, продолжайте, сбросьте туда же и закон о реабилитации репрессированных народов и вообще объявите ингушей пришельцами на Северный Кавказ. С вашей логикой можно дойти и до этого.

    Все содержание интервью, хотя оно прошло под лозунгом сдержанности, говорит об обратном.

    Да, действительно, на начальном этапе была такая договоренность - не делать громких заявлений по вопросу определения границы.
    Пусть посмотрят статисты, кто, когда и как выбрасывал в прессу и интернет всякого рода высказывания и интервью и тогда все станет на свои места. С момента, когда я начал возглавлять комиссию, я не позволял себе и членам комиссии втягиваться в перепалку. Но чаша имеет обыкновение переполняться. Если у моего визави имеется фундаментальная уверенность, от чего же тогда это суета и зачем было устраивать баталии через прессу, хотя и здесь он упорно пытается свои выпады переадресовывать сюда.
    Очень «по-вайнахски» и «по-кавказски» выходит с его стороны, когда посетив Народное Собрание Ингушетии, он выступает с диалогом по телевидению, когда после телефонного разговора наутро уже приходится читать его очередное интервью.

    Наверное, это информационное давление происходит от большой «уверенности».

    Не стану отвлекаться на ингушских, чеченских и других блогеров. У каждого человека свое мнение. И, естественно, у них после всех высказываний Д.Абдурахманова работы, что называется, привалило.

    Другое дело - официальные каналы связи. Именно по такой схеме ингушская сторона направила свой вариант соглашения по границе 9 октября 2012 года, на который мы до сих пор не получили ответа. Свой же вариант Д. Абдурахманов передал через секретаря нарочно. И так легко и просто перевел это на национальные традиции, а затем уже перешел на уважение или неуважение, как будто это сообщение о предстоящей свадьбе или торжестве.

    Здесь уже нечего скрывать, позиции двух сторон не сходятся, а потому здесь не до фамильярности и государственный чиновник должен это осознавать.
    Но мы опять сбрасываем информацию в прессу и связываем это с затягиванием времени.

    Естественный вопрос, а кто подгоняет моего оппонента к скоропалительным решениям.

    По-абдурахмановски речь идет об установлении административной границы, а люди, которые там проживают, могут там жить столетиями. Он даже не задается вопросом, какие люди там проживают, как они там оказались и что они думают об этом.

    Для него все легко и просто, как и несколькими фразами перечеркнуть все те добрые дела, которые вершились здесь в период двух военных кампаний. Я очевидец тем событиям, непосредственный участник и организатор многих гуманитарных акций, не говоря уже о государственной поддержке.

    Что-то не припомню ни одного человека из тогдашнего руководства Чечни, тем более из нынешнего, которые бы пришли ко мне как к Председателю Правительства Ингушетии и предложили свои руки и плечи для поддержки тех людей, которые нуждались в помощи.

    А раз так, то и в его оценках сегодня не нуждаюсь ни я, ни тем более ингушский народ.

    Когда обращаются к истории, беря за основу 1934 год, потом ссылаются на Джохара Дудаева и Руслана Аушева в 1992 году, забывая факты предыдущего периода времени и ситуацию, в которой находились два народа на конкретный момент, невольно склоняешься к тому, как искусно можно вычленить отдельную фразу или акт сочувствия и участия в выгодную для себя сторону.

    Если бы ингуши пытались в своей истории и во взаимоотношениях со своими соседями извлекать для себя выгоду, то сегодня вопрос о границе даже не стоял бы.

    Но вот относительно похорон федерального преступника, помню, как хоронили с почестями Д.Дудаева. Он ведь, по вашим словам, преступник, хотя в обозначении федерального и регионального уровня вы не уточнились.
    И насчет обывателей хочу напомнить, что за этим понятием стоят простые люди, в судьбы которых вмешиваются государственные мужи со своими вариантами границы во имя сохранения братских отношений между этими обывателями.

    Большей провокации и словоблудия придумать сложно.

    И то, что это «не кавказский вариант», соглашаюсь, потому что перед чаепитием в Магасе, вы, Дукуваха Баштаевич, уже записали видеоролик, однако из-за нехватки властных полномочий не сумели воспрепятствовать его выходу в эфир. И если вы помните, оттуда началось ваше шествие по интернету, прессе и так далее.

    Как раз ваши попытки в обозначенном ролике умалить роль ингушей в оказании помощи чеченским беженцам вынудили меня в ответ сказать о вашей некомпетентности в этом вопросе. Ведь вы в те времена были ближе к Дагестану. Вероятно, обоснованно там о вас сложилось мнение, соответствующее истине.

    И совсем не умаляя отношения к Абдурахманову руководителей законодательных собраний СКФО, ЮФО и даже Европарламента, все же не могу отнести его к числу своих братьев. Не могу я этого сделать еще и потому, что он очень легко в одном и том же интервью обвинил меня в несоблюдении национальных традиций, со ссылкой на официальные каналы связи, а себя объявил исполнителем государственных задач, за спиной у которого груз ответственности перед миллионами чеченцев, Главой и Конституцией республики. Примечательная метаморфоза.

    Мне теперь остается только надеяться, что в списке, обозначенном им ингушей-вайнахов, под фамилией Дидигов он подразумевал не меня.

    Потому что я со своим «ложным» патриотизмом буду искать правду, спустившись с олимпа, на котором он находится, к простым обывателям.

    А давно известный прием перечисления друзей-ингушей в обсуждаемом материале выглядит, как минимум, желанием или попыткой внести раскол в ингушское общество.

    Убежден лишь в одном - это не приведет к ожидаемому результату.

    ИСТОЧНИК : "Голос Ингушетии"
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  2. #2
    Старожил форума
    Регистрация
    27.02.2008
    Сообщений
    6,456
    Поблагодарил(а)
    1,121
    Получено благодарностей: 779 (сообщений: 547).
    Уважаю! Можно было бы и подсолить:), но пока! достаточно.

  3. #3
    Уважаемый форумчанин
    Регистрация
    07.02.2012
    Сообщений
    2,262
    Поблагодарил(а)
    553
    Получено благодарностей: 323 (сообщений: 176).
    Объясните же нам, «не сведущим», какая такая политическая, общественная и экономическая ситуация сегодня на Северном Кавказе заставляет устраивать нападки на руководство Ингушетии, а заодно и скажи, мой «дорогой брат», – с кем ты сегодня?
    С кашпотами он.
    Там, где кончается терпение, начинается выносливость.

  4. #4
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    Цитата Сообщение от Ovod Посмотреть сообщение
    С кашпотами он.
    "алан" "алану" глаз не выклюнет. хорошо бы если бы только он один, а то они в очередь форпосту........
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  5. #5
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    Чечня — Ингушетия где граница?

    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  6. #6
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    Молодежная Смена
    В ПОИСКАХ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
    28.12.2012
    НУРДИ НУХАЖИЕВ, ХАМЗАТ УМХАЕВ

    В связи с огромным общественным резонансом, вызванным публикацией в «Молодежной смене» отдельных глав из книги «В поисках национальной идентичности» (№№ 94-97 от 05.12.12, 08.12.12), и по многочисленным просьбам читателей, редакция публикует новые избранные главы.

    http://www.ms-chr.ru/index.php?optio...-47&Itemid=169

    История создания Сунженского округа

    До 1819 года на Сунже,
    кроме чеченских
    аулов, русских поселений не было.
    А.П. Берже

    Сунженский район был образован 30 сентября 1931 года в составе Чеченской АО, на территории бывшего одноименного казачьего округа, присоединенного к Чечне в 1929 году.
    История Сунженского округа напрямую связана с продолжавшейся несколько десятков лет Кавказской войной. Территория чеченского тукхума орстхой в ходе многолетнего российско-чеченского военного противостояния была насильственно, выражаясь современной терминологией, зачищена от своих коренных обитателей (практически все населенные пункты были полностью уничтожены, а оставшиеся в живых люди переселены в Турцию). На «освобожденной от туземцев» территории, по всем канонам колониальной войны, была выстроена цепь военных укреплений – крепостей, так называемая Сунженская казачья линия. Она должна была отделить покоренную (мирную) плоскостную часть Чечни от непокоренной предгорной и горной (немирной).
    Для поселяемых здесь казаков из Дона и Кубани требовались земли. Освоенные в течение нескольких столетий равнинные чеченские территории были насильственно экспроприированы у своих хозяев и отданы во владение российской военно-полицейской касты – казачества. Как пишет М. Базоркин, «лля обеспечения Терского казачества землей требовались конфискованные чеченские земли, которые добывались за счет выселяемых орштхойцев».
    Мартиросиан Г.К. в своей работе «Горная Ингушия» отмечает, что «из всех туземных племен чеченское по количеству населения, общественному устройству своему, и еще более по топографическим свойствам занимаемой им местности, долее прочих сохранило возможность к сильному сопротивлению и действительнее всего оказывало его против нас самым упорным образом… Мы испытали на деле всю бесплодность борьбы с чеченцами, которые пользовались закрытою местностью Сунженской долины и предгорий, чтобы наносить нам потери, и избежали в то же время решительного боя. Поэтому мы, по необходимости, прибегали к коренной русской исторической системе заселения окраин государства казаками».
    «Заселение Сунженской и Ассинской линий, как известно, производилось путем вызова охотников заселять новые станицы на передовой линии, с назначением денежного пособия от казны на первоначальное обзаведение и с дарованием некоторых льгот. На этот клич шли жители из старых надтеречных станиц, крестьяне внутренних губерний, малороссы, донские и другие казаки, словом, преимущественно те, которым нечего было терять на родине. Эти люди, лозунгом которых было слово «не плошай», дали нам превосходных бойцов, составивших славу сунженских казаков, оказавших громадную услугу в деле покорения Чечни».
    Капитан Николаи в своей записке о Чечне пишет: «В 1845 году основана была Сунженская линия и поселен 1-й линейный Сунженский казачий полк в 5 обширных станицах. Таким образом, образовалась на самых пределах Чечни превосходная кавалерия, всегда угрожающая неприятелю неожиданными нападениями».
    «По словам А.П. Берже, «до 1819 года на Сунже, кроме чеченских аулов, русских поселений не было».
    Царский полковник Де-Саже писал в 1854 году: «Система войны против кавказской природы и сынов ее избрана была верно. Каждый наступательный шаг отрезывал горцам безвозвратно кусок их родной земли. Так покорены Малая Чечня и Галашки. На всех этих местах поселены казаки, устроены укрепления с штаб-квартирами полков...».
    Это же подтверждает известный чеченский общественный деятель и политолог Абдурахман Авторханов: «В деле проведения царской национальной политики в области тоже наступает новый этап – этап форсированного продвижения колонизации в глубь Чечни... Сунженская линия окончательно занимается казаками-колонизаторами. Вместо уничтоженных чеченских аулов создаются казачьи поселения (ст. Ермоловская, Закан-Юрт, Самашки, Михайловская, Слепцовская, Ассиновская и т. д.)».
    С целью подавления сопротивления горцев было выстроено несколько линий крепостей и казачьих станиц. «Для охранения такого обширнаго пространства, принадлежащего к левому флангу Кавказской линии… устроены здесь следующия кордонныя линии: 1) Терская внутренняя, для охранения пределов Ставропольской губернии, 2) Сунженская, обеспечивающая Надсунженских и Надтеречных чеченцев, а равно и часть Терской линии, 3) Передовая Кумыкская линия, прикрывающая Кумыкскую плоскость и 4) Передовая Чеченская, расположенная в Малой Чечне недалеко от подножья Черных гор с двоякою целью: занятия равнины и приведения Малой Чечни в покорность, или очищения ея от жителей Леваго фланга и для наступательных действий».
    Методически, одну за другой, на месте выжженных плоскостных чеченских селений царское самодержавие строит военные укрепления и казачьи станицы. «На месте карабулакского аула Энахишка в 1819 году было построено укрепление Преградный Стан, позже в 1846 году основана станица Михайловская (сел. Асланбековское, совр. Серноводская), на месте карабулакского аула Обург-Юрт - Волынское укрепление, а позже в 1845 году станица Троицкая. На месте карабулакского селения Дибир-Юрт построены в 1845 году станица Покровская (более позднее название станицы – Сунженская, Слепцовская, совр. ст. Орджоникидзевская), ставшая штаб-квартирой 1-го Сунженского полка. В 1847 году на месте карабулакского аула Г1ажарийн-юрт (Берд-Юрт), сооружена станица Нестеровская. В 1847 году на месте карабулакского аула Эха-Борзе – воздвигнута ст. Ассиновская. И далее: сел. Алхастие (карабулакское) – ст. Фельдмаршальская (1860 г.); сел. Мохьмад-Юрт (чеченское) – ст. Магомет-Юртовская (1847 г.) – Вознесенская; сел. Элдархан-юрт (карабул.) – ст. Карабулакская (1851); сел. Сема1ашки (чеч.) – ст. Самашкинская (1851 г.); сел. Заки-юрт (чеч.) – ст. Закан юртовская (1851 г.) – Романовская; сел. 1алхан-юрт (чеч.) – ст. Алхан-юртовская (1851 г.), Ермоловская, совр. Алхан-Кала; сел. Бас-юрт (чеч.) – ст. Джалкинская (1860 г.), Ильинская; сел. Чурт-тог1е (чеч.) – ст. Петропавловская (1856); сел. Мамакхин – юрт (чеч.) – совр. ст. Первомайская; сел. Бамут (чеч.-караб.) – укрепление Бамут; сел. 1ашхой – Марта (чеч.-караб.) – укрепление Ачхоевское: сел. Шахьгирийн-эвла (чеч.) – укрепление Воздвиженское и т. д. К востоку от станицы Михайловской вниз по Сунже на месте чеченских аулов были основаны казачьи станицы 2 Сунженского полка».
    После образования станиц 1-го Сунженского полка, чеченцы, в том числе и карабулаки, на завоеванной территории Малой Чечни входили в подчинение начальника так называемой Верхнесунженской линии.
    После окончания Кавказской войны, в районах, населенных горцами, вводится так называемая военно-народная форма правления. Начальниками военно-народных округов «назначаются армейские офицеры, в ведении которых сосредотачиваются административно-управленческие, полицейские и в значительной мере судебные функции. При этом судопроизводство осуществляется при участии избираемых в горских обществах судей и на основе обычного права и шариата».
    И что существенно, границы округов определялись с соблюдением таких принципов, как административно-территориальная преемственность (границы округов проводились с учетом существовавших на Кавказе границ между феодальными владениями или вольными обществами); военно-оперативной доступности; хозяйственно-политической связности; военно-колонизационной целесообразности и этнической однородности, предполагавшей совпадение, в значительной мере, административных границ с этническими. Именно в силу этих факторов, близости к Владикавказу, нежели к Грозному, орстхойские земли, вместе с ингушскими, и стали относить к Владикавказскому округу.
    В 1860 году была образована Терская область. «Умиротворенная Чечня дозволила, прежде всего, применить к Терской области новое положение о военно-народном управлении, наподобие Дагестанского, причем область была разделена на 3 военных отдела и 8 округов».
    На территории Чечни были образованы Чеченский, Ичкеринский, Аргунский округа и Ауховское наибство. Кроме того, часть чеченцев проживала в Кумыкском округе, а часть в Тионетском округе Грузии. Ингуши, вместе с осетинами и частью сунженских казаков, вошли во Владикавказский округ.
    В дальнейшем Терская область была поделена на Западный, Средний и Восточный военные отделы. В Западный отдел вошли Кабардинский, Осетинский и Ингушский округа, в Средний – Чеченский, Ичкеринский и Аргунский, в Восточный – Кумыкский и Нагорный округа, куда, кроме кумыков и аварцев, входила и часть чеченцев (аккинцев, орстхойцев и нахчмахкахоевцев). Тогда же в Ингушский округ ошибочно была включена территория, на которой проживали аккинцы и мереджинцы. Но это недоразумение было быстро устранено. В 1866 году, по настоятельным требованиям населения этих обществ, они были подчинены чеченскому Аргунскому округу, «как вследствие одноплеменности с населением последнего».
    Терское и Сунженское казачество тогда еще не была включено в состав Терской области. «В острых межгрупповых противоречиях самодержавное государство стремится поддержать, прежде всего, казачество, как свою ключевую социальную и военную опору. Вынужденное смириться со значительной долей русского «иногороднего» (вневойскового) населения в казачьих отделах, администрация области (Терской – авт.) в 1890-е годы прибегает к дискриминационным мерам, ограничивающим хозяйственную и поселенческую миграцию горцев в города и войсковые земли. В частности, в 1893 году введен запрет на поселение горцев, «не состоящих на службе», в Грозном и русских слободах Воздвиженской, Ведено и Шатой».
    В то время, как все горские народы имели свои отдельные национальные округа (а чеченцы даже целых четыре), ингуши в 1883 году были включены в Сунженский казачий отдел. Свыше 25 лет ингуши добивались выхода из подчинения Сунженского казачьего отдела и учреждения своего собственного округа.
    На территории собственно Сунженского района (без части Галашкинского района) ингушских населенных пунктов не было. До начала Кавказской войны здесь находились чеченские (в основном, орстхойские) села. По окончании этой многолетней кровопролитной войны, местное орстхойское население, под видом переселения к своим единоверцам, было практически полностью выселено в Турцию (1500 семей). Оставшуюся небольшую часть насильственно переселили в другие районы. Таким образом, территория района была полностью освобождена от своих исконных хозяев и передана во владение ингушам, переселенным из гор, а также казакам, перемещенных из районов Юга России.
    Как считает И. Сигаури, «большая часть территории арштхоевцев в настоящее время вошла в состав Ингушетии, но произошло это в несколько этапов. После выселения большей части арштхоевцев-карабулаков в Турцию (1865 год) началось широкое расселение выходцев из Г1алг1ая на землях этого тукхума (при поддержке царских властей – авт.), которые позднее составили Галашкинский район. Тогда же в составе современных ингушей оказалась и часть представителей чеченского тейпа Галай.
    Что касается арштхоевских земель на плоскости, то они первоначально были переданы сунженским казакам, а затем в составе Сунженского района в 1928 году переданы Чечне. В настоящее время большая часть этого района фактически входит в состав Ингушетии».
    Заселение ингушами земель, высланных в Турцию карабулаков, началось в последней четверти XIX века. Например, в Галашки переселилось 168 дворов представителей обществ г1алг1ай и цхьорой из Хамхинского и Цоринского обществ, в Мужичи – 300 дворов, Алкун – 49 дворов.
    Вертепов пишет: «В различных местах Сунженского отдела и Владикавказского округа Терской области насчитывается несколько мелких ингушских хуторов, по преимуществу на землях частных владельцев, где ингуши живут в качестве сторожей, а иногда и арендаторов».
    При советской власти эти земли, наряду с другими национальными округами, были выделены в отдельный Сунженский автономный казачий округ. В 1929 году Сунженский казачий округ был объединен с Чеченской автономной областью. Основанием для этого решения послужило то, что данная территория исторически являлась частью Малой Чечни. Кроме того, это было ответом на многочисленные обращения жителей округа с просьбой объединить их с Чеченской автономной областью.
    После объединения с Чечней на территории бывшего казачьего округа был образован Сунженский район Чеченской автономной области. В 1934 году Чеченская и Ингушская автономные области были объединены в Чечено-Ингушскую АО.
    До выселения чеченцев и ингушей в 1944 году ингушей в Сунженском районе практически не было. Подавляющее большинство населения района составляли казаки. Ингуши впервые стали здесь селиться после возвращения из депортации в 1957 году, когда их лишили основной части плоскостной территории, на которой и началось складывание ингушского народа – Пригородного района, незаконно оставленного в составе Северной Осетии.
    Возвращающихся из ссылки некоторых жителей Пригородного района стали организованно расселять в других регионах Чечено-Ингушетии, в основном, в Сунженском районе. Сюда, тогда еще в чисто казачьи станицы Карабулакская, Нестеровская, Троицкая, Слепцовская, возведенных на месте разоренных царскими войсками орстхойско-чеченских сел, входивших до объединения с ингушами в Чеченскую автономную область, целенаправленно стали подселять и все нуждающиеся в обустройстве семьи из других ингушских сел. Таким образом, на фоне отсутствия ответственной миграционной политики со стороны республиканских органов власти, началась «колонизация» ингушами Сунженского района. Хотя никто не мог предполагать, что случится то, что случилось.
    Тем временем чеченцы, которым категорически было запрещено возвращаться в свои родовые поселения в горах, вынуждены были селиться в Наурском, Каргалинском, Шелковском районах, присоединенных к вновь восстановленой ЧИАССР из бывшей Грозненской области. Ингуши, в основном, вернулись в Пригородный район, переданный в состав Северной Осетии, а вот чеченцам-аккинцам Дагестана, а также чеченцам, проживающим в некоторых горных районах Чечни, например, в Галанчожском, этого сделать, под разными формальными предлогами, не удалось по сегодняшний день.
    Вот как весь этот процесс описывает Д. Хожаев: «9 января 1957 года Чечено-Ингушская АССР была восстановлена, однако часть Пригородного района оставалась в составе СОАССР. Кроме того, не смогли вернуться на родные земли ауховские чеченцы, земли которых были заняты переселенными туда лакцами и аварцами (Новолакский район и Ленин-аул, Калинин-аул Казбековского района Дагестанской АССР)… Ингуши, не имевшие возможности вернуться в Пригородный район, вынуждены были поселиться в станицах и селениях Сунженского, Малгобекского района, в городе Грозном и т. д. Ауховские чеченцы вынуждены были селиться в других селениях Хасавюртовского, Кизилюртовского и Бабаюртовского районов Дагестанской АССР».
    С увеличением численности ингушей в населенных пунктах Сунженского района, началось методическое выдавливание русскоязычной и чеченской части населения. Не выдерживая целенаправленной политики выживания, в том числе и со стороны руководства района, казачество и чеченцы стали мигрировать из района. Особенно этот процесс усилился с середины 80-х годов прошлого века.
    Уже в начале 90-х годов прошлого столетия, когда в связи с распадом Чечено-Ингушетии и осетино-ингушским конфликтом 1992 года в район хлынул поток ингушских беженцев, миграция из района казаческого и чеченского населения стала массовой. Таким образом, ингуши, за относительно небольшой промежуток времени, стали большинством населения Сунженского района.
    По всей видимости, пытаясь создать видимость того, что Сунженский казачий округ был передан Чеченской АО произвольно, без всяких на то оснований, А.У. Мальсагов пишет: «1929 год, 4 февраля – Сунженский округ, входивший вместе с Ингушской и Осетинской АО в Горскую АССР, передается в состав Чеченской АО».
    Во-первых, в Горскую АССР входили не только Ингушетия, Осетия и Сунженский казачий округ и г. Владикавказ, но и Карачаевский, Балкарский, Нальчикский (Кабардинский), Дигорский, Грозненский (Чеченский) округа, а также г. Грозный. Эти три округа и г. Владикавказ остались последними в ГАССР, после выделения из его состава всех других округов, первоначально входивших в него. Декретом ВЦИК от 7 июля 1924 года Горская АССР была ликвидирована.
    Во-вторых, чеченцы не были инициаторами распада ГАССР. Они вышли из ее состава только после того, как он стал разваливаться на составные части. Первой из Горской республики вышла Кабарда, получившая статус Кабардинской автономной области. Затем Карачаевский, Балкарский округа, и только затем – Чеченский.
    Накануне окончательного упразднения Горской республики, в ней оставались только Осетия, Ингушетия, Сунженский казачий округ и г. Владикавказ. И припозднились они в этом вопросе только из-за неурегулированности территориальных вопросов. Так, осетины, ингуши и сунженские казаки не могли поделить между собой г. Владикавказ, а также земли казачьих станиц Фельдмаршальской, Воронцово-Дашковской, Сунженской, Тарской. Выступая на 2-м съезде ингушского народа, известный ингушский писатель И. Базоркин сказал: «В 1918 году ингуши (основная масса ингушского народа) отстояли Владикавказ от бунта Бичерахова и вернули земли свои и аулы, отданные царским правительством казачеству».
    Несколько слов о выселении чеченцев в Турцию.
    Летом 1865 года свыше 5 тысяч чеченских семей или около 25 тысяч человек выселилось в Турцию. В числе выселившихся было около 1,5 тысяч семей орстхойцев. Кроме того, выселились и около трехсот ингушских семей. Процесс переселения, по договоренности с властями царской России и Османской Турции, был организован бывшим начальником Чеченского округа генералом Мусой Кундуховым и бывшим наибом Малой Чечни Оспановым Садуллой.
    «Из числа покинувших свою родину чеченцев некоторая часть вернулась назад, свыше 15 тысяч остались в Турции, часть оказалась в Иордании, Сирии, Ираке. Все они осознают себя чеченцами и «называют себя этнонимом «нохчий»/«нахчой», разделяясь лишь на тайпы: беной, ч1инхой, арштхой, зандакъой, мержой, аьккхий, г1алг1ай и т. д.».

    Положение
    ингушей в ЧИАССР

    Ингушские районы были
    сырьевым придатком Чечни…
    Султан Хамчиев

    О том, что ингуши имеют к ним какие-то серьезные претензии чеченцы впервые узнали после публикации в прессе в начале 90-х годов прошлого века развернутого письма ингушской интеллигенции в ЦК КПСС «О судьбе ингушского народа», написанного в 1972 году. Все, кто был знаком с текстом данного письма, были крайне удивлены ничем необоснованными, голословными обвинениями в адрес чеченского народа в целенаправленной дискриминации ингушей и в их ассимиляции в Чечено-Ингушетии. Большая часть чеченцев, наоборот, вполне обоснованно считала, что ингуши являются наиболее привилегированной частью общества.
    По заявлениям некоторых влиятельных ингушских лидеров, положение было таковым, что дальнейшее существование двух братских народов в одном субъекте было возможно только при учреждении новой федеративной республики на паритетной основе, с сохранением раздельного республиканского руководства как Чечни, так и Ингушетии (проект Беслана Костоева).
    Костоевы добивались одинакового по объему финансирования программ развития как ингушской части республики, так и чеченской, через сохраняемые национальные правительственные структуры. А остальное и так было на паритетной основе.
    Но чеченцев, которых по переписи 1989 года в Чечено-Ингушетии было в 4,5 раза больше, чем ингушей (734 тысячи против 163 тысяч), такой расклад не устраивал. Кроме того, он не учитывал фактор русскоязычного населения, которого в республике было почти в два раза больше, чем ингушей (около 300 тысяч).
    Как же обстояло дело с равноправием народов в Чечено-Ингушской АССР и кто кого, на самом деле, дискриминировал?
    Фактическим руководителем Чечено-Ингушетии, как всем известно, являлся первый секретарь обкома КПСС. По негласному установлению, этот пост мог занимать только представитель русской национальности. Чеченцы и ингуши не могли даже претендовать на него. Как вспоминает бывший номенклатурный работник Махма Баснакаев, в состав бюро Чечено-Ингушского обкома КПСС в 1964 году входили: Титов, Дорохов, Чахкиев, Габисов, Бессарабов, Беляев, Гайрбеков, Боков, Алмазов, Олейников, Правенький. Из 11 членов бюро 6 человек были русскими, 3 – ингушами и только 2 – чеченцами. «Состав бюро обкома всегда был таким, что ни один принципиальный вопрос он (Муслим Гайрбеков) не мог протащить через бюро и клещи руководителей КГБ и МВД» (21, с.50). Из 97 членов обкома КПСС в 1964 году чеченцев было 25 человек, а ингушей – 12. В 1970 году из 107 членов Чечено-Ингушского обкома партии чеченцев и ингушей было только 42 человека. В 11 районах республики из 18 – секретарями райкомов были русские: во всех четырех районах города Грозного, Гудермесском, Шелковском, Наурском, Надтеречном, Грозненском (сельском), Сунженском, Малгобекском.
    Совершенно другая картина в этом отношении была в Дагестане, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, где более 80-90 процентов секретарей райкомов партии были представители местной национальности».
    Вот таким было равенство и вот такой была, на самом деле, действительная реабилитация репрессированных народов.
    Вторым и третьим секретарями обкома партии, как правило, попеременно с русскими становились, то чеченец, то ингуш. Должность секретаря Грозненского горкома партии также была недоступной для представителей так называемых титульных наций. Руководителем Президиума Верховного Совета республики – высшего органа представительной и законодательной власти республики – должен был быть ингушом. А председателем высшего органа исполнительной власти республики – Совета министров республики – чеченец, но его 1-м заместителем, опять-таки, должен был быть ингуш. В тех министерствах и ведомствах, где первыми лицами были чеченцы (а большинство из них возглавлялось представителями русскоязычной части населения), заместителями, обычно, были ингуш или русский, а если ингуш, то чеченец или русский.
    Таким образом, были предусмотрены конкретные квоты на представительство в органах власти тех или иных национальных групп, которые безукоснительно соблюдались.
    На телевидении и радио по 25% вещания велось на чеченском и ингушском языках (полный паритет), а оставшиеся 50% – на русском. Что же касается Чечено-Ингушского книжного издательства (которое по непонятной традиции практически всегда возглавлялось представителем ингушской национальности), то, примерно, процентов 70 издаваемой там литературы выходило на русском языке, 20% – на ингушском и только 10% – на чеченском.
    Представительство ингушей в центральных аппаратах обкома партии, правительства, министерств и ведомств (особенно в тех, где первыми руководителями были ингуши), правоохранительных и судебных органов и спецслужб (МВД, КГБ, Прокуратура и Суд) в процентном соотношении было большим, чем у чеченцев.
    Всему этому способствовал тот основополагающий фактор, что членов партии среди ингушей было намного больше, чем среди чеченцев. «Степень большевизации» ингушей традиционно была одной из самых высоких на Северном Кавказе (если не самой высокой). Как пишет М. Мамилов, «к моменту установления Советской власти здесь было 37 членов и 430 кандидатов в члены партии».
    Идеологическими вопросами в республике, в основном, занимались также ингуши. Секретарем по идеологии, как правило, был представитель ингушской национальности.
    ( у всех сохранилась в памяти фамилия одного из последних «серых кардиналов» обкома КПСС – Бузуртанова).
    На одну чеченскую республиканскую газету «Ленинан некъ» (нынешняя «Даймохк») приходилась одна республиканская газета на ингушском языке «Сердало» (хотя добрая половина текстов на ней, а иногда и больше, обычно была на русском языке), на один литературный журнал на чеченском языке «Орга» приходился ровно один ингушский журнал «Лоаман 1уйре», на единственный журнал для чеченских детей «Стела1ад» – ингушеязычный журнал с таким же названием «Села1ад». Причем, объединенную редакцию обоих детских журналов тоже возглавлял ингуш – поэт Саид Чахкиев.
    Один объединенный Чечено-Ингушский драматический театр, с отдельными чеченским и ингушским национальными театральными труппами, Государственный ансамбль песни и танца тоже был общим – чечено-ингушским, что получило отражение и в своем названии – «Вайнах». На всю республику был также один Чечено-Ингушский кукольный театр, который ставил свои постановки на русском, чеченском и ингушском языках.
    Представленность ингушей в сфере высшего образования и науки тоже была выше, чем у чеченцев. В области торговли было примерно то же самое. Непропорционально большое количество ингушей работало в сфере снабжения и услуг. Директора различных снабженческих баз, экспедиторы, заведующие складами, директора различных мясомолочных комбинатов и заводов, практически большинство всех так называемых «хлебных» мест были, если не за евреями и армянами, то за выходцами из ингушской национальности.
    Как мы видим, налицо был не паритет, а самый настоящий приоритет интересов ингушской части населения республики перед чеченской. Впору было говорить об ингушском доминировании, особенно в сферах, связанных с хранением и распределением продуктов питания, различных материальных средств, товаров и предоставлением услуг.
    О каких равных объемах государственного финансирования может идти речь, если чеченцев в республике было в разы больше, чем ингушей? Грубо говоря, при соотношении численности ингушей и чеченцев – 1 к 4,5 , на каждый детский сад, школу, ПТУ, техникум, ВУЗ, больницу, объект соцкультбыта в районах компактного проживания ингушей, в чеченских районах всех этих объектов должно было строиться в 4,5 раза больше.
    Вот, например, какие мифы о дискриминации ингушей в ЧИАССР распространяются в «Истории Ингушетии»: «Оставалось очень тяжелым социально-экономическое положение ингушских районов Чечено-Ингушетии, серьезные проблемы имелись в развитии образования, здравоохранения и т. д.»; «школ не хватало, подавляющее большинство из них работало в две смены»; «депортацию 1944 года Ингушетия встретила, как аграрно-нефтяное «приложение» в составе общей Чечено-Ингушской АССР»; «массовая безработица являлась еще одним, пожалуй, главным бичом ингушской социально-экономической жизни»; «в Чечено-Ингушетии не было ни одного ингушского вуза (института или тем более университета)»; «высокая детская и общая смертность в целом привели к тому, что, несмотря на высокие темпы естественного прироста населения, по данным переписи 1979 года, количество ингушей составило всего 279 тысяч человек».
    «Беда в том, что массовое сознание чеченцев заражено национализмом. Чеченский национализм по отношению к ингушам проявлялся, на моей памяти, со дня восстановления ЧИАССР в 1957 году. В своей республике ингуши были национальным меньшинством, как бы людьми второго сорта… Достаточно сказать, что на момент создания своей республики, в Ингушетии не было ни одной гостиницы, домов культуры, заводов, фабрик, десятки лет не строились школы, дороги, большинство сёл не было газифицировано. Этот перечень можно продолжать бесконечно. Ингушские районы были сырьевым придатком Чечни. Зато строились и благоустраивались чеченские Шали, Аргун, Гудермес и др.», – продолжает ничем необоснованные обвинения чеченцев во всех смертных грехах Султан Хамчиев.
    Да, действительно, ингушей в ЧИАССР, как мы отмечали выше, было в несколько раз меньше чеченцев. Но причем тут «чеченский национализм» дискриминация? В чем это выражалось?
    Социально-экономическое положение чеченцев было не лучше, чем у ингушей. В Шалях, Аргуне, Гудермесе, не говоря уже о горных районах, люди жили так же, как и в Назрани. Безработицы было если не больше, то не меньше, на заработки за пределы республики выезжали десятками тысяч. Практически вся промышленность республики была сосредоточена в г. Грозном, который, так же, как и Владикавказ, исторически сложился, как один из главных оплотов царской России на Северном Кавказе и был населен русскоязычным населением. Естественно, на промышленных предприятиях Грозного в основном были заняты русские.
    Главные промышленные объекты города, в большинстве своем нефтехимические, были предприятиями союзного значения, а сам Грозный, находящийся в сердце Чечни, был включен в состав республики только в 1929 году. До этого он был отдельной административной единицей, с прямым подчинением Москве.
    Абсолютное большинство чеченского населения проживало в сельской местности, где был огромный дефицит рабочих мест. Небольшая часть была занята в сельском хозяйстве, часть работала в школах, в медицинских учреждениях и правоохранительных органах, часть представляла чиновничество и сферу услуг. Вот, пожалуй, и все.
    Конечно, ингуши жили не в шелках (так же, как и чеченцы), но писать о том, что вообще не было ни одной гостиницы, дома культуры, заводов, фабрик, что десятки лет не строились школы, дороги – это очевидное несоответствие истине.
    Авторы «Истории Ингушетии» поступили не совсем корректно, выделив ингушей из основной массы жителей сельской местности, страдающих от отсутствия работы. От безработицы на селе в республике страдали все, вне зависимости от национальной принадлежности, но в особенности – чеченцы.
    О каких «проблемах в развитии образования, здравоохранения и т. д.» идет речь, если, в целом, по уровню грамотности ингуши намного превосходили чеченцев? Так, по данным Всесоюзной переписи населения 1970 года, на 1000 человек в возрасте 10 лет и старше, лиц с высшим образованием у чеченцев было в два с лишним раза меньше, чем у ингушей. Значительно отставали чеченцы от своих собратьев также и по удельному весу научных работников. Число научных работников в 1979 году у ингушей составляло 180, что составляет 0,1% от общей численности ингушей, в то же время у чеченцев было 332 человека, что всего лишь 0,04% от общего числа чеченцев. 78% чеченцев было занято физическим трудом, тогда как у ингушей на 6% меньше – 72%. Соответственно, умственным трудом у чеченцев было занято 22%, а у ингушей – 28 % (данные переписи населения 1970, 1979 и 1989 годов).
    На 1000 человек занятого населения ЧИАССР в 1989 году приходилось, «руководителей органов государственного управления и их структурных подразделений»: чеченцев – 2, ингушей – 2 (в 1970 году это соотношение было 2 к 3); «руководителей предприятий»: чеченцев – 9, ингушей – 15 (в 1970 – 4 к 12); «инженерно-технические работники»: чеченцев – 33, ингушей – 49 (в 1970 – 13 к 29); «научные работники, педагоги, воспитатели»: чеченцев – 54, ингуши – 66; «медицинские работники»: чеченцы – 21, ингуши – 27; «работники торговли, общепита, заготовок, снабжения и сбыта»: чеченцев – 16, ингуши – 23. Вот такая получается дискриминация.
    Относительно того, что «в Чечено-Ингушетии не было ни одного ингушского вуза», то это действительно так. Но это никак не было связано с дискриминацией ингушей. Не было в республике и чеченских вузов, и даже русских. В Советском Союзе вообще не было национальных вузов. Идеология самого государства не допускала этого. Вузы в СССР назывались именами субъектов, в которых они находились, но это вовсе не означало, что они национальные. В Чечено-Ингушетии было три вуза: Чечено-Ингушский государственный университет им. Л.Н. Толстого, Чечено-Ингушский государственный педагогический институт и Грозненский нефтяной институт имени академика Миллионщикова. Все они были такими же ингушскими, как и чеченскими. Можно даже сказать, что они были больше «ингушскими», чем «чеченскими», так как представленность ингушей в профессорско-преподавательском составе, а также в руководстве этих вузов была более широкой (в пропорциональном отношении), чем у чеченцев.
    Что касается нехватки школ и их работы в две смены, а также того, что «высокая детская и общая смертность в целом привели к тому, что, несмотря на высокие темпы естественного прироста населения, по данным переписи 1979 года, количество ингушей составило всего 279 тысяч человек» – все это не более чем демагогия. А где, скажите, на Кавказе хватало школ и где они работали в одну смену? Даже в современной Чечне, где со школами дела обстоят лучше, чем в других северокавказских субъектах, они до сих пор, в подавляющем своем большинстве, работают в две смены.
    Не знаю, откуда у авторов данные об общей и детской смертности в разрезе национальностей, обычно такие данные даются в среднем по отдельным субъектам, а не конкретным национальностям, проживающим в них. Официальная же статистика свидетельствует о том, что уровень жизни, общая и детская смертность чеченцев и ингушей, в целом, была равной. Так, число родившихся на 1000 человек населения в ЧИАССР в 1990 году было 24,1 человек, а умерших – 8,3 человека. Естественный прирост населения на то же количество людей – 15,8 человек (177, с.250). При примерно равных показателях уровня жизни, общей и детской смертности и приросту населения, по материалам Всесоюзных переписей населения 1970, 1979 и 1989 годов, ингушей в 1970 году на территории Чечено-Ингушетии проживало 113,7 тысяч человек, в 1979 году – 134,7 тысяч (прирост относительно 1970 года в 21 тысяч человек), а 1989 – 163,8 тысяч (прирост относительно 1979 года в 29,1 тысяч человек).
    В то же самое время, чеченцев в 1970 году в Чечено-Ингушетии проживало 508,9 тысяч человек, а в 1979 году – 611,4 тысяч (прирост относительно 1970 года в 102,5 тысяч человек), а в 1989 году – 734,5 тысяч (прирост относительно 1979 года в 123,1 тысяч человек). Учитывая то, что чеченцев в республике было, примерно, в 4,5 раза больше, чем ингушей, то это примерно равный прирост населения у обоих народ (с небольшим опережением, в рамках статистической погрешности, у чеченцев).
    Таким образом, мы видим, что детская и общая смертность среди ингушей была в рамках средних данных по всей Чечено-Ингушетии.
    А откуда авторы взяли то, что ингушей в ЧИАССР в 1979 году было 279 тысяч человек, то есть почти в два раза больше, чем по официальным статистическим данным, остается только гадать.
    Что касается количества студентов высших учебных заведений, то авторы «Истории Ингушетии» пишут: «В 1959–1960-х гг. чеченцы и ингуши составляли 17% всех студентов, а в 1976–1977 гг. – 38%, при этом нужно отметить, что среди них очень мало было ингушей. В 1970-е годы в местных вузах обучалось 678 ингушей, в средних специальных учебных заведениях – 747 человек… В первой половине 1970 годов в ЧИГУ на дневном отделении обучалось около 2600 студентов, в том числе 246 ингушей».
    По поводу «дискриминация ингушей в отношении получения образования», могу сказать, что эта «дискриминация» в сфере высшего образования выражалась, например, в следующих цифрах. Из общего количества мест во всех трех вузах республики в 1970 году представителями ингушской национальности было занято 5,3% мест, в то время как чеченцами – 17,8% (пропорция 1 к 3,4); в 1980 году, соответственно – 9,4 и 32% (пропорция 1 к 3,4); в 1989 году – 12,4 и 47,3% (пропорция 1 к 3,8). На первый взгляд – это вроде бы подавляющее преимущество поступивших в вузы чеченцев перед ингушами. Но это только на первый взгляд. Все становится на свои места, когда мы смотрим соотношение в республике жителей ингушской и чеченской национальностей. А она такова: в 1970 году в ЧИАССР проживало 113 667 ингушей и 508 898 чеченцев (примерное соотношение 1 к 4,4). В 1979 году в республике проживало 134 744 ингушей и 611 405 чеченцев (примерное соотношение 1 к 4,5). А в 1989 году проживало, соответственно – 163 762 и 734 501, что составляет примерное соотношение 1 к 4,5. Получается, что чеченская часть учащихся, при прочих равных условиях, недобирает в сравнении с ингушской целых 1% мест в высших учебных заведениях.
    Если, например, в 1989 году во все три вуза республики всего поступило 15 723 человек (из них около половины русскоязычных), то это довольно внушительная для чеченцев цифра. Соотношение количества учащихся вузов к численности чеченцев и ингушей в республике, как пишет об этом М.Р. Овхадов в своем исследовании «Национально-языковая политика и развитие чечено-ингушского двуязычия», было таковым: в 1970 году: чеченцев – 0,7, ингушей – 0,9; в 1979 году: чеченцев – 0,9, ингушей – 1,2 и в 1989 году: чеченцев – 1,4, ингушей – 1,6. Как мы видим, налицо явное превосходство ингушской части населения.
    По результатам Всесоюзной переписи населения 1989 года чеченцы оказались на 37 месте среди 40 народов России по количеству лиц с высшим образованием в возрасте от 10 лет и старше на 1000 человек. Так, если, к примеру, евреев таковых – 344, осетин – 52, адыгейцев – 37, якутов – 33, кабардинцев – 26, аварцев – 18, ингушей – 15, а чеченцев – всего 7, то есть, в два с лишним раза меньше, чем у ингушей!
    Вот и посудите сами, кто кого в ЧИАССР подвергал дискриминации. Что касается «дискриминации» в получении доступа к «высококвалифицированной работе», то раскладка занятости в различных отраслях экономики республики, в отдельности по представителям чеченской и ингушской национальностей, была дана выше.
    «В городе Грозном был образован Чечено-Ингушский театр, в составе которого работали талантливые ингушские актеры. Ингушским актерам приходилось работать на неродном языке. Как бы ни был доступен чеченский язык в быту, на сцене его подлинное незнание представляло существенный барьер», – продолжают сочинять мифы о своем бедственном положении в ЧИАССР ингушские авторы.
    После прочтения данной цитаты, непосвященные люди могут подумать, что ингушам кто-то запрещал ставить спектакли на своем родном языке. Это неправда. В Чечено-Ингушском театре имени Х. Нурадилова были две труппы: чеченская и ингушская. Чеченская труппа с большим успехом играла на родном языке. И причем, не только драматургию национальных авторов, но и российскую, а также зарубежную классику в переводе на чеченский язык. Что касается ингушской труппы, то, действительно, она в основном работала на русском языке. Но делала она это не в связи с какими-то запретами и установкам сверху, тем более, с чеченской стороны, а из-за недостаточного знания родного языка большинством артистов из ингушской труппы. В особенности это касалось молодежи, недавно вернувшейся в республику после окончания театральных учебных заведений в Москве, Ленинграде, Тбилиси.
    Наоборот, и руководство театра, и министерство культуры настаивали, чтобы труппа работала на родном языке, иначе ее существование теряло всякий смысл. Единственным противником игры ингушской труппы на своем родном языке были они сами.
    А в спектаклях чеченской труппы, а также в постановках республиканского Русского драматического театра, они участвовали в высшей степени добровольно, в целях поддержания своей формы, дальнейшего творческого роста, а также для решения вопросов материального плана.

    Письмо ингушской интеллигенции в ЦК КПСС.
    2-й съезд ингушского народа

    Харцонца къуьйсуш волу стаг –
    ша харц лен ца веза!
    Халкъан кхетам

    В данном письме, в целом, нашли свое отражение боль и чаяния ингушского народа, накопившиеся к началу 70-х годов прошлого века. В нем была сделана попытка краткого анализа пути, пройденного ингушами в составе России, обернувшегося трагическими последствиями для них. Авторы письма от имени ингушского народа обратились к советскому партийному руководству, в лице ЦК КПСС – главного организатора всех беззаконий против ингушей – с требованием возвращения незаконно отторгнутых территорий и восстановления автономии Ингушетии.
    Как следует из заключения комиссии Совета национальностей Верховного Совета СССР, созданной 26 марта 1990 года для рассмотрения обращений ингушского населения, «существо обращений ингушского народа заключается в требовании полной его реабилитации, восстановлении ингушской автономии в границах 1934 года, а также установлении его столицы в правобережной части города Владикавказ».
    Обращает на себя внимание тот факт, что с воссозданием в 1992 году своей автономии, которая была провозглашена без конкретно обозначенных границ, ингушские лидеры, почему-то, перестали говорить о «восстановлении ингушской автономии в границах 1934 года» и стали претендовать на территории, входившие до 1934 года в состав Чеченской автономной области.
    В 2012 году, в соответствии с поговоркой «лучше синица в руках, чем журавль в небе», Глава Республики Ингушетия Ю.-Б. Евкуров официально заявил об отсутствии у ингушей территориальных претензий к Северной Осетии-Алания, признав, тем самым, право осетинского народа на отторгнутый в 1957 году от Чечено-Ингушетии Пригородный район. Но зато, начал оспаривать территорию бывшего Сунженского округа, используя фактор большинства проживающего там на сегодняшний день ингушского населения.
    Как известно, ингуши, практически не жившие на данной территории до 60-х годов XX века, в результате целенаправленной миграционной политики уже в начале 90-х годов стали преобладающим населением Сунженского района. Динамика роста ингушского населения была такой: в 1926 году ингушей во всем Сунженском округе было всего 331 человек (1,2%); в 1959 году – 1 791 человек (4,2%); в 1970 – 15 599 (33,7%, вместе с частью Галашкинского района); в 1989 году – 26 550 (43,6%); в 2002 году – 76 515 (63,9%). Не выдержав агрессивного натиска ингушей, казаки, в подавляющем своем большинстве, вынуждены были мигрировать за пределы республики. Чеченцев это коснулось в меньшей степени.
    Таким образом, ингушское руководство, сдав район своего исторического проживания (колыбель ингушского народа) Северной Осетии-Алания, стали незаконно претендовать на территорию Сунженского и северо-восточную часть Малгобекского районов, входивших в состав Чеченской АО.
    Они развили в этом направлении такую активность, развернули такую мощную пропагандистскую кампанию, что возьмись они с таким же усердием за восстановление своей юрисдикции над Пригородным районом, то вряд ли осетины выдержали бы такого натиска.
    Все это напомнил нам случай, который произошел с жителями г. Урус-Мартан гармонистом Абдулхалимом Димаевым (родным братом знаменитого чеченского гармониста-виртуоза Умара Димаева) и работавшего на пару с ним доулистом Денисултаном.
    Абдулхалим и Денисултан были приглашены в соседнее с Урус-Мартаном село Алхан-Юрт для музыкального сопровождения одной из тамошних свадеб. Порядок на чеченских свадьбах был таким, что гармонист (пондарча) и доулист (вотанча) могли не только играть для присутствующих, но и по желанию, в порядке очереди, станцевать. Надо признаться, что чеченцы относились к людям искусства без особого пиетета. И если отношение к гармонисту у них еще было более-менее уважительным, то игра на барабане, почему-то, считалась не совсем мужским занятием.
    Как только подошла его очередь, гармонист Абдулхалим исполнил свой танец и с чувством исполненного долга сел на свое место. Очередь была за Денисултаном. Но как только доулист вошел в круг и начал танец, алхан-юртовцы все вместе, разом, дали залп из всех своих ружей и пистолетов и сорвали его (срыв танца считается оскорблением для танцующего). То же самое алхан-юртовцы повторили с ним и в следующем круге.
    Когда подошла очередь станцевать Денисултану в третий раз, Абдулхалим положил свою гармонь, вынул из-за пояса свой семизарядный пистолет и, попросив слова у тамады, сказал: «Слушайте меня внимательно, алхан-юртовцы. Когда в 1919 году генерал Деникин напал на ваше село и тройным кольцом окружил его, мы, урус-мартановцы, взяв в свои натруженные руки винтовки, купленные за свою последнюю скотину, заткнув за пояс кукурузные лепешки, испеченные нашими старыми матерями, приходили к вам на помощь и не щадя своих жизней сражались с деникинцами, освобождая ваше село от врага. Несколько десятков надмогильных шестов появилось в те дни на кладбищах Урус-Мартана. Если бы вы, алхан-юртовцы, в то время произвели такое же количество выстрелов в сторону деникинцев, что вы сделали в воздух сейчас, вы бы одолели их и без нашей помощи. Пусть будут прокляты ваши отцы до седьмого колена, если вы не сорвете танец Денисултана на этот раз! Начинай свой танец, Денисултан». Алхан-юртовцы, пораженные мужеством Абдулхалима и справедливостью его упрека, опустили свое оружие.
    К большому сожалению, авторы данного послания в своей справедливой борьбе за восстановление попранных прав ингушского народа иногда используют не совсем добросовестные приемы, так или иначе ущемляющие права и интересы соседних народов, в том числе и братского чеченского народа. Все это, естественно, вызывает множество вопросов, которые требуют честных ответов. Рассмотрим некоторые выдержки из текста письма.
    «Сегодняшняя Ингушетия – это край экономического и духовного застоя. Почти все заслуги ингушского народа в борьбе за Советскую власть забыты. Ингушетия по существу лишена реальных условий для нормального развития. Территория ингушей поделена между соседними народами, а сами ингуши частью поселились в оставшихся за ними населенных пунктах, частью разбросались по всей стране… Галашкинский (Первомайский) район Ингушетии поделен между казачьим Сунженским и чеченским Ачхой-Мартановским районами Чечено-Ингушской АССР… Ачалукский и Пседахский районы Ингушетии также ликвидированы и их земли переданы частично Назрановскому и Малгобекскому районам и частично Северной Осетии… Одним словом, Ингушетию поделили, как делят землю под индивидуальные огороды. В результате, из пяти районов Ингушетии, существовавших до 1944 года, остались фактически только два – Назрановский и Малгобекский, которые и представляют собой современную Ингушетию», – пишут авторы письма в ЦК КПСС. Тут столько всего наворочено, что сразу и не разберешься.
    Во-первых, преобразование районов – обычное дело, в Ингушетии такое администрирование производилось и до объединения ее с Чечней. Так, 14 марта 1929 года решением Ингушского облисполкома «в целях наиболее целесообразного использования средств, затрачиваемых в настоящее время на содержание административного аппарата» были объединены округа: Галашкинский с Пригородным, а Пседахский с Назрановским. Был образован Пригородный округ с центром в г. Владикавказе и Назрановский с центром в пос. Назрань.
    Во-вторых, если Сунженский район «казачий», то на каких основаниях этот район, образованный на землях чеченцев-орстхойцев и еще с 1929 года официально вошедший в состав Чечни, должен входить в состав Республики Ингушетия?
    В-третьих, если ликвидированные Ачалукский и Пседахский районы Ингушетии «переданы частично Назрановскому и Малгобекскому районам», то каким образом из этого следует, что «территория ингушей поделена между соседними народами»? Разве Назрановский и Малгобекский районы не является территорией современной Ингушетии?
    В-четвертых, все перечисленные авторами послания территории были изъяты не из Ингушетии, а Чечено-Ингушетии, так что территории эти были не ингушскими, а чечено-ингушскими. Ни одного района, кроме Пригородного и части Малгобекского (изъятой под так называемый «моздокский коридор»), от Чечено-Ингушетии отторгнуто не было.
    В-пятых, в связи с тем, что все отторгнутые территории, как известно, вошли в состав Северной Осетии, не совсем понятным остается утверждение авторов письма о том, что «территория ингушей поделена между соседними народами». Если это намеки в сторону Чечни, то никаких отторжений ингушских земель в ее в пользу не было. Наоборот, ликвидация Галашкинского района, до объединения Ингушетии с Чечней входившего в состав Ингушской АО и произвольное включение его территории в Сунженский и Ачхой-Мартановский (Бамут и его окрестности) районы бывшей Чеченской автономной области, дала формальный повод некоторым ингушским функционерам для абсолютно незаконных притязаний на весь преобразованный Сунженский и даже Ачхой-Мартановский районы, которые никогда административно в Ингушетию не входили.
    Таким образом, вышеназванное включение территории ликвидированного Галашкинского района бывшей Ингушской АО в Назрановский, Сунженский и Ачхой-Мартановский районы вновь образованной Чечено-Ингушской АО никак нельзя назвать разделом ингушского Галашкинского района «между казачьим Сунженским и чеченским Ачхой-Мартановским районами». Тогда это была территория единой Чечено-Ингушетии. А как тогда назвать включение большей части Сунженского района, входившего до 1934 года в Чеченскую АО в состав Ингушетии – аннексией Ингушетией чеченского Сунженского района?
    В 1991 году, накануне распада бывшего СССР, на одном из заседаний Верховного Совета Чечено-Ингушской Республики, чеченской частью депутатов был поставлен вопрос о восстановлении Галашкинского района в своих прежних границах (до объединения Чечни и Ингушетии). Этот вопрос стал актуальным в связи с настойчивыми попытками ингушей воссоздать свою автономию (письмо в ЦК КПСС «О судьбе ингушского народа», 2-й съезд ингушского народа) и принятием Декларации о суверенитете Чечни на первом общенациональном съезде чеченского народа в 1990 году. Восстановлением Галашкинского района Ингушетии и Галанчожского района Чечни автоматически восстанавливалась граница между Чечней и Ингушетией, в случае разделения двух республик на две составные части. Но ингушские депутаты категорически выступили против принятия такого постановления, тем самым, обозначив еще тогда свои тайные притязания на чеченские территории.
    «Сегодня все ингушские селения перенаселены и неблагоустроенны. В большинство из них ведут плохие дороги, а отдельные села даже не обеспечены питьевой водой. Ингушские селения не газифицированы, несмотря на то, что по территории Ингушетии вдоль и поперек проложены магистральные газопроводы… За несколько десятков лет в Назрановском районе не построено ни клуба, ни дома культуры, ни универмага, ни гостиницы, ни больницы. Районная больница размещена в ветхом здании бывшей царской крепости построенной еще в начале XIX века» (эти и ряд других формулировок из данного письма фигурируют во многих публикациях ингушских авторов, без всяких ссылок на первичный документ), – продолжают рассказывать о своих страданиях авторы послания.
    Выделив ингушские селения, авторы пытаются представить партийному руководству страны, что ингушская часть жителей Чечено-Ингушетии подвергалась целенаправленной дискриминации.
    О каких «нескольких десятках лет» идет речь, если с момента возвращения чеченцев и ингушей из депортации прошло всего лишь 15 лет (имеется в виду к моменту написания письма в ЦК КПСС), а со времени объединения с Чечней, не считая 13 лет проведенных в ссылке, всего лишь 25 лет? Если не говорить о г. Грозном, который до 1929 года даже не входил в состав Чечни, а с 1934 года являлся общей столицей Чечено-Ингушетии, та же самая картина была и в Чечне.
    «После ликвидации Галашкинского (Первомайского) района Ингушетии культурная и экономическая жизнь в селениях этого района стала замирать: филиал слюдяной фабрики в селении Галашки закрыли, лесопильный завод в селении Мужичи, оторвав от сырьевой базы, перенесли в станицу Орджоникидзевскую, а узкоколейную железную дорогу от станции Слепцовская до селения Мужичи разобрали, оставив всего-навсего маленький лесоучасток с небольшим штатом. Главное богатство Галашкинского района – драгоценный буковый лес – вырубается. Все эти меры превратили бурно развивающийся в первые годы Советской власти район в сырьевой придаток Сунженского района».
    Судя по этим выдержкам, авторы письма тогда еще четко осознавали Галашкинский (Первомайский) район как ингушский, а Сунженский, на который они сегодня предъявляют претензии (в «сырьевой придаток» которого, как они считают, Галашкинский район был превращен), как чеченский.
    «Нынешнее положение ингушей создалось не вдруг, а постепенно, исподволь, и началом его явилось присоединение Ингушетии к Чечне в 1934 году. Оба наши народа веками жили рядом на своих землях, но имели неодинаковые исторические судьбы».
    О каком «присоединении Ингушетии к Чечне в 1934 году» пишут авторы, когда на самом деле было не присоединение, а равноправное объединение совсем неравных друг другу частей? Оставим на совести авторов их утверждение о том, что бедственное положение ингушей «создалось не вдруг, а постепенно, исподволь, и началом его явилось присоединение Ингушетии к Чечне в 1934 году».
    Что же касается отличной от чеченской «исторической судьбы» ингушей, о чем пишут авторы обращения, то единство исторических судеб двух народов, во всяком случае, до конца XVIII века, является общепризнанным фактом. В чем, интересно, выражалась эта особость ингушского пути после этого? В том, что назрановские старшины предали своих братьев и пошли на услужение царской власти?
    Если авторы под разностью исторических судеб имеют в виду то, что ингуши, в отличие от чеченцев, раньше «вошли в состав России», то ведь и чеченцы не избежали этой участи. Если же они подразумевают под этим более позднее, чем чеченцы, принятие ислама, то и в Чечне это было не одномоментным актом. Если восточными нахчийскими обществами мусульманство было принято в конце XV – начале XVI вв., то в западной Чечне, особенно в ее высокогорной части, ислам получил распространение только в конце XVII – начале XVIII вв.
    Вне всякого сомнения, мусульманство, со временем, распространилось бы и дальше на запад – среди западных нахчийских (вайнахских) обществ, если бы не колониальная политика царской России, оторвавшей их от своих восточных собратьев (что, как известно, затем и произошло, хотя и с некоторым запозданием).
    «Неравноправие Ингушетии в составе Чечено-Ингушской АССР, начиная с 1934 года, все более и более закрепляется и в исторической науке. История Ингушетии вообще не принимается во внимание, ее постепенно сознательно «забывают». Во всех общественно-политических мероприятиях республики за исходное берется только история Чечни, а история Ингушетии при этом игнорируется.
    Так, например, 50-летие Чечено-Ингушской АССР отмечается 30 ноября 1972 года на том основании, что Чечня выделилась из состава Горской республики 30 ноября 1922 года. При этом во внимание не принимается тот факт, что другая половина Чечено-Ингушской АССР – Ингушетия выделилась из Горской АССР только 7 июля 1924 года. И, следовательно, если исходить из этого принципа, 50-летие автономии Ингушетии надо отмечать в 1974 году.
    Совершенно забытым, а вернее непризнанным, оказалось такое важное в исторической судьбе ингушского народа событие, как добровольное присоединение Ингушетии к России 23 августа 1810 года (по последней версии ингушских ученых – это уже 1770 год – авт.). Однако в 1960 году 150-летие присоединения Ингушетии к России не отмечалось», – пишут авторы.
    Утверждение о том, что «история Ингушетии вообще не принимается во внимание, ее постепенно сознательно «забывают», не соответствовало действительности. В советской историографии история ингушей (так же, как и история чеченцев) периода до разделения единого нахчийского (вайнахского) этнического субстрата на две части, в подавляющем большинстве случаев, освещалась как общая вайнахская и нахская, а не как история чеченцев или ингушей. Отдельных чеченского и ингушского народов, как таковых, тогда еще не было. А что касается истории начавшегося формироваться на рубеже XVIII–XIX веков ингушского народа, то она освещалась в ЧИАССР во всей своей полноте. Одной только теме добровольного вхождения ингушей в состав России и участия в установлении советской власти на Северном Кавказе было посвящено невероятно большое количество различных исследований.
    Кстати, в письме не сказано ни одного слова о таком значительном не только для России, но и для всего мира явлении, как продолжавшаяся в течение нескольких десятилетий Кавказская война, имевшего огромное влияние на судьбы горцев Северного Кавказа и участии в ней ингушского народа. Как говорится, «слона-то я и не приметил».
    Пример с празднованием 50-летия Чечено-Ингушской АССР в 1972 году, которое было приурочено к 50-летию образования Чеченской АО, в то время, когда 50-летие образования Ингушской АО было только в 1974 году, приводимый авторами в качестве наглядного примера дискриминации ингушей в ЧИАССР, выглядит не совсем убедительно. В данном случае, в условиях единой Чечено-Ингушской Республики, за точку отсчета была взята более ранняя дата.
    Аргумент с неизвестно кем «забытым» и, соответственно, неотмеченным в 1960 году «150-летием присоединения Ингушетии к России», тоже весьма сомнителен. Это, как раз, тот самый период, когда чеченцы и ингуши, оболганные и обвиненные в предательстве и сотрудничестве с немецко-фашистскими захватчиками, еще не все вернулись с мест высылки на свою историческую родину. А ингуши, к тому же, потеряли почти половину своей исторической родины. О каком праздновании юбилея добровольного вхождения ингушей в состав России в этих условиях могла идти речь? И до этого ли тогда было? А где были, разрешите вас спросить, ингушские партийные и государственные функционеры, возглавлявшие республику? Разве не они должны были инициировать проведение таких мероприятий? Кто запрещал им это делать?
    И вообще, о каком праздновании 150-летия присоединения Ингушетии к России идет речь, если в том самом 1960 году исполнялось не 150, а целых 190 лет со дня свершения этого знаменательного события (по последней версии – авт.)? Ведь сделано это было, как утверждается сегодня, еще в 1770 году. Выходит, правильно сделали, что не отметили, не то без конфуза не обошлись бы.
    «Третирование интересов Ингушетии проявляется даже в самой, казалось, безобидной форме. Так, в столице Чечено-Ингушетии – городе Грозном, лишь изредка можно встретить на дверях учреждений, организаций и предприятий вывеску, на которой бы данное заведение обозначалось на ингушском языке. Точно так же, конституционный ингушский язык незаметно снят даже со штампов печатей министерств республики».
    Откровенная ложь. Никто никого по этому вопросу не третировал и делать вывески, штампы и печати на родном языке в республике не запрещал. Хотя никто от своих подчиненных этого не требовал и премий за это не выдавал. Просто ингушей, не только не умевших читать и писать на своем родном языке, но и иногда не говоривших на нем даже в своих семьях (впрочем, таковые были и среди чеченцев) в абсолютном своем большинстве, мало волновал вопрос отсутствия вывесок и печатей на родном языке. А русскоязычным жителям республики в надписях на чеченском и ингушском языках не было никакой необходимости. Ситуация с родным языком была запущена до такой степени, что, как выразился заведующий отделом республиканской газеты «Сердало» Хусейн Шадиев, «в обкоме партии работают ингуши, и ни один из них не владеет родным языком».
    «К сказанному выше следует добавить, что дата объединения Ингушетии с Чечней – 1934 год – явилась и датой захоронения ингушского национального искусства, театра, который в 1931 году на Олимпиаде народов Северного Кавказа в Ростове занял первое место. С 1934 года до сегодняшнего дня, ингушский народ не имеет своего национального театра, не говоря уж об ансамбле песни и танца, эстрадно-концертной труппе и т. д.».
    Что касается театра и ансамбля песни и танца, то они, как было отмечено в одной из предыдущих глав, были совместными – чечено-ингушскими. В республике был один национальный чечено-ингушский театр. Был объединенный чечено-ингушский ансамбль песни и танца «Вайнах», самим своим названием говоривший об общих корнях чеченцев и ингушей. Эстрадно-концертной труппы у ингушей не было по той простой причине, что у них заниматься таким видом деятельности, в силу определенных предрассудков, считалось чуть ли не позором. Естественно, этот жанр искусства у ингушей до последнего времени был развит очень слабо и эстрадное искусство в Ингушетии, в основном, представляли чеченские артисты.
    «Когда казачье-осетинские белогвардейские соединения под командованием полковников Соколова и Беликова (осетинского контрреволюционера) захватили Владикавказ, ингуши спасли город и находившийся там Терский Совнарком. 6 августа 1918 года в имении графа Уварова в ингушском селении Базоркино Пригородного района был созван съезд ингушского народа. Съезд единодушно решил освободить Владикавказ. Ингуши объявили революционный газават, прощались с семьями и шли воевать с врагами Советской власти. Тысячи лучших сынов ингушского народа отдали свои жизни в эти августовские дни, освобождая Владикавказ и Терскую область от контрреволюции», – утверждают авторы.
    Сколько же слов сказано о решающем вкладе ингушей в дело установления советской власти на Северном Кавказе и о так называемой «Красной Ингушетии» – авангарде горских республик, стремящихся к светлому будущему! В том числе и в данном обращении. Но ингуши, на самом деле, встали не на защиту советской власти и не ради коммунистической идеи, а за возвращение своих насильственно экспроприированных земель в Тарской долине. И газават они объявили именно за это, а не ради революции.
    Но была не только «Красная Ингушетия», многие видные ингушские деятели, в особенности офицерство, были на стороне Деникина. Был даже сформирован ингушский полк в составе добровольческой армии, о котором ингушские авторы, строго в соответствии с конъюнктурой, начали говорить только после падения коммунистического режима.
    Подвигнул ингушей на выступление против армии Деникина, опиравшегося главным образом на казачество и осетин, соратник вождя мирового пролетариата, большевик Серго Орджоникидзе. Выступая на съезде ингушского народа в с. Базоркино, он громогласно заявил, что «Советская власть согласна передать ингушам земли четырех казачьих станиц, отделявших горную Ингушетию от плоскостной». Именно за эти, действительно ингушские земли, отобранные у них царской властью в конце 60-х годов XIX века, а также за г. Владикавказ и воевали ингуши. И не напрасно. Как известно, в результате установления советской власти на Северном Кавказе территория Ингушетии увеличилась на 58,4%.
    Кроме всего прочего, С.Орджоникидзе дал обещание ингушам помочь с созданием собственной республики, которое, впоследствии, и было выполнено. Создание собственного государственного образования западных вайнахских обществ (ингушей) уже «де-юре» разделило единый народ на две части.
    «В 1861–1865 годах около 20 тыс. ингушских семей были переселены в Турцию. В этом трагическом акте повинны, прежде всего, осетинские националисты, подготовившие его в сговоре с царскими генералами, – это трагическое переселение с целью захвата ингушской территории. Руководил этой кампанией известный царский агент, генерал Муса Кундухов (осетин по национальности). Эта провокация дорого обошлась ингушскому народу. В течение первого года переселения погибло более половины переселенцев, а потомки оставшихся тогда в живых скитаются в чужих для них странах Ближнего Востока до настоящего времени», – пишут авторы.
    О каких таких 20 тысяч ингушских семьях идет речь, если ингушей всего тогда было около 20 тысяч человек, не говоря уже о каких-то семьях? Из Чечни и Ингушетии в Турцию тогда добровольно-принудительно выселилось всего 5 тысяч семей. Подавляющее большинство из которых были вовсе не ингушами, а чеченцами. Ингушей среди переселенцев было всего лишь две-три сотни семей. Около сотни из которых впоследствии были возвращены из Турции по просьбе ингушского офицерства. Это общеизвестные факты.
    А что касается «известного царского агента» Мусы Кундухова, то он был близким родственником наиболее видных ингушских фамилий того времени. Так что, нечего на родичей-то пенять! Тут, как раз, впору задаться вопросом: а случайно ли этот ближайший родственник наиболее авторитетных ингушских семей – Муса Кундухов – организовал массовое переселение чеченцев в Турцию? (Вспомним ингушское предание о переселении орстхойцев в Турцию).
    «В 1944 году осетинские националисты через врагов советского народа Берия и Кобулова (осетина по национальности) добились выселения ингушского народа в Казахстан и Среднюю Азию и захватили всю ингушскую территорию. И эта сделка осетинских националистов с Берия и Кобуловым также дорого обошлась ингушскому народу. Здесь следует заметить, что из Закона Верховного Совета РСФСР от 25 июня 1946 года об упразднении Чечено-Ингушской АССР вовсе не вытекало положение о том, что ингуши подлежали выселению, но, тем не менее, они были выселены. Как это произошло?» – пишут авторы.
    Не знаю, что предприняли «осетинские националисты» с целью выселения ингушей, но свои, местные коллеги Берии и Кобулова, постарались изрядно. Пора назвать и своих доморощенных «героев» этой величайшей трагедии наших народов. Преступная деятельность таких сподручных Берии из республиканского НКВД, как Албогачиев, Алиев и Холухоев, до сих пор остается практически неизвестной широкой публике. А ведь именно сфальсифицированные ими так называемые «агентурные данные» и «сводки» легли в основу обвинения чеченцев и ингушей в массовом бандитизме и дезертирстве, а в последующем послужили поводом для их поголовной депортации в Казахстан и Среднюю Азию.
    Известный историк Д.Д. Гакаев пишет: «Еще накануне войны Берия делает попытки обострить политическую обстановку в Чечено-Ингушетии, подготовить «основательную законодательную базу» для принятия жестоких репрессивных мер против ее коренного населения. С этой целью в апреле 1943 года наркомом НКВД ЧИАССР Берия назначает С.И. Албогачиева, капитана госбезопасности, освободив от этой должности русского Рязанова. Начальником Отдела по борьбе с бандитизмом НКВД республики в начале 1942 года был утвержден ингуш И.И. Алиев. Должность командира 141-го стрелкового полка НКВД, отличавшегося особой жестокостью в отношении чеченского и ингушского населения, поручили ингушу Б.А. Холухоеву. Назначая их на эти посты, Л.П. Берия был уверен, что они, не считаясь ни с вайнахской, ни с общечеловеческой моралью, четко будут выполнять задачу по целенаправленной дискредитации собственных народов. И в этом он не просчитался. Ему и в Чечено-Ингушский обком партии регулярно стала поступать тенденциозная информация о «бандитизме» в республике, об обострении политической обстановки».
    «Таким образом, – продолжает Гакаев, – целенаправленными стараниями органов НКВД, Исраилова, Шерипова и других руководителей бандгрупп (необходимо подчеркнуть, что на территории Чечено-Ингушетии действовали не только бандгруппы титульных народов, но и дагестанские и русские бандгруппы, например, бандгруппы дагестанца Сахабова, русских Зиновьева, Платова–Михайлова – авт.) возникла «документально подтвержденная «версия» активной антисоветской борьбы чеченцев и ингушей» в годы войны. Это была обычная грязная провокация Сталина, Берии, Албогачиева, Алиева, Дроздова, цель которой не просто насильственное изгнание чеченского и ингушского народов со своей Родины, но и превентивное устрашение всех других советских народов».
    «Осетинские националисты, – продолжают авторы послания, – верные своей давней аннексионистской политике, стремились к тому, чтобы, захватив территорию Ингушетии, Моздок и Кизляр, выйти к Каспийскому морю и таким образом создать Великую Осетию. И вот когда Берия разработал план выселения некоторых ни в чем неповинных народов Северного Кавказа (чеченцев, карачаевцев, балкарцев, калмыков), политический бандит Кобулов добился выселения и ингушей в числе этих выселяемых народов.
    Таким образом, в основе выселения ингушского народа лежал бериевско-кобуловскнй заговор, имевший целью захват всей территории Ингушетии. Заговор этот до сих пор не раскрыт и ему не дана соответствующая политическая оценка. Это обстоятельство вот уже 28 лет, как некая всеобщая вина, тяжелым моральным грузом довлеет над нашим народом».
    Абсолютный блеф. Какой выход к Каспийскому морю, какая «Великая Осетия» при жесточайшем тоталитарном режиме Сталина в СССР?
    Берия, оказывается, и не собирался выселять ингушей вместе с чеченцами, карачаевцами, балкарцами и калмыками. Это, по мнению авторов, было сделано в результате козней «политического бандита Кобулова», добившегося включения ингушей в список выселяемых народов, а так ингуши не должны были быть среди них.
    А какой, интересно, «политический бандит», по мнению авторов письма, включил в этот список остальные народы? И какая разница в том, кто именно и с какой целью это сделал, ведь в любом случае это было чудовищным актом произвола и беззакония. Отделяя ингушей от других высланных народов, в том числе и от своих братьев – чеченцев (в то время как этого не сделал даже сталинский режим), авторы обращения, тем самым, косвенно соглашаются с тем, что их выселение, в отличие от ингушей, было обоснованным.
    Неужели авторы обращения в ЦК КПССС, из-за отсутствия в констатирующей части Закона «Об упразднении Чечено-Ингушской АССР и о преобразовании Крымской АССР в Крымскую область» от 25 июля 1946 года упоминания ингушей, и вправду думают, что они, в отличие от других депортированных народов, попали в список выселяемых народов случайно, из-за козней ненавидящего ингушский народ Кобулова? Есть десятки различных документов, принятых руководством СССР по поводу депортации чеченцев и ингушей не через два года после выселения, как в случае с данным законом, а накануне или сразу же после депортации, где ингуши, вместе с чеченцами, официально называются в числе «провинившихся» и потому подлежащих вечному выселению. Например, Указ Президиума Верховного Совета СССР «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории» от 7 марта 1944 года. Или авторы обращения не знали о наличии таких документов?
    И причем тут, по большому счету, осетины? Выселение остальных 11 народов СССР и репрессии десятков миллионов советских людей тоже организовали они? Скорее всего, все намного проще – Сталин прекрасно знал, что чеченцы и ингуши – это две ветви единого народа. Это ровно то, что до сих пор не могут понять и принять некоторые представители нахчийских (вайнахских) народов.
    «Что же касается ингушей, то они никогда не посягали на чужие земли и свои отношения с соседними народами строили на взаимном уважении и доверии. В 1920 году С. Орджоникидзе предложил ингушам занять и заселить селение Ольгинское за его контрреволюционные действия, но ингуши не тронули это селение, заявив, что это может вызвать осложнения между двумя соседними народами, хотя селение это в свое время было основано на ингушской земле. К сожалению, такого благородного и миролюбивого отношения в ответ к себе мы сегодня не наблюдаем в Северной Осетии», – пишут авторы.
    Опять приходится напоминать авторам азбучные истины: на чужие земли посягают и их завоевывают только сильные народы, а слабые живут согласно известному выражению «лишь бы не трогали».
    В отношении «предложения» большевика Серго Орджоникидзе занять ингушам осетинское селение Ольгинское, то здесь очевидно, что это напрямую было связано с борьбой за установление советской власти в крае, когда «красные» ингуши вместе с большевиками противостояли «белым», в основном, казакам и осетинам. И никакой речи о каком-то благородстве и миролюбии со стороны одних и отсутствии всего этого со стороны других, в данном случае, не может быть. Просто «друг Серго», не считаясь ни с чем, по-дружески, как говорится, «с барского плеча», одаривал одних различными преференциями, а других – различными экзекуциями, усугубляя и так напряженные межнациональные отношения в регионе на десятилетия вперед.
    «Положение ингушского народа не было бы сегодня столь бедственным, если бы руководители Чечено-Ингушской АССР уделяли его коренным интересам должное внимание и заботу. Но, к сожалению, приходится констатировать, что со стороны руководителей республики ингушский народ внимания и заботы к своим насущным проблемам не видит. Более того, всякого, кто ратует за те или иные нерешенные национальные проблемы, в Чечено-Ингушетии официально объявляют националистом. Любовь и уважение к своему народу, к своей национальной культуре, к своим положительным национальным традициям и обычаям, к своему родному языку – словом, привязанность ко всему, что составляет бытность народа, преследуется как общественно вредное явление», – жалуются авторы послания.
    Соглашаясь, в целом, со сказанным выше, хочется отметить, что чеченцы тут были ни при чем. Такая же политика, и даже в более изощренной форме, проводилась руководством республики и по отношению к чеченскому народу и его положение было не лучше. От чеченцев не зависело не только решение вопросов национально-культурного развития ингушей, но даже и своего собственного. Примерно та же картина была во всех национальных республиках бывшего Советского Союза, в котором строился коммунизм и новая общность людей – советский народ.
    Идеологические вопросы, как известно, разрабатывались в Москве, и оттуда, в виде различных циркуляров и указаний, поступали вниз. За их реализацию на местах отвечало партийное руководство республик, во главе со «смотрящими» – руководителями обкомов партии, присланными из той же Москвы. Они же, в большинстве своем, и составляли тот самый Центральный Комитет КПСС, с посланием к которому обратилась ингушская интеллигенция.
    С момента образования Чечено-Ингушской АССР на должности 1-го секретаря рескома КПСС не было ни одного чеченца и ингуша. Но в данном случае, это не имело принципиального значения, так как представители титульных наций, назначенные на эту должность, просто вынуждены были, в рамках жесткой партийной дисциплины, проводить политику, исходящую из вышестоящих партийно-государственных органов. И хотя авторы письма в качестве проводников антинациональной политики в республике называют имена номенклатурных работников из числа чеченцев и ингушей, от них мало что зависело, более того, они сами являлись заложниками этой системы.
    «Бывший председатель Совета Министров ЧИАССР М.Г. Гайрбеков, занимая ответственный пост в руководстве республики, своим отношением к Ингушетии объективно осуществлял политику, направленную на ликвидацию ингушей как нации.
    Он согласился с предложением передать Северной Осетии Пригородный район, составляющий более половины ингушских земель и аулов и даже не поставил перед правительством вопроса о том, что власти Северной Осетии, нарушая Указ Президиума Верховного Совета СССР, не разрешают ингушам туда вернуться.
    Он великодушно согласился на передачу Осетии ингушских земель в Малгобекском районе.
    Под его руководством упразднены ингушские районы Галашкинский (Первомайский), Ачалукский, Пседахский, которые были присоединены к казачьим и чеченским районам.
    В согласии с осетинскими националистами он осуществил план, по которому Моздокский район и ингушские земли Пригородного района, без ингушей, были присоединены к Северной Осетии, а взамен их он получил для расселения чеченцев горных районов на равнине – Каргалинский, Шелковской и Наурский районы Ставропольского края», – пишут авторы.
    Серьезные, но по-детски наивные, обвинения в адрес выдающегося государственного деятеля всего нахчийского (чечено-ингушского) народа.
    Муслим Гайрбеков вместе со своими соратниками Мальсаговым, Атиевым, Тангиевым, Бузуртановым делали все, чтобы «отвоевать каждую пядь родной земли», ведь в тогдашнем руководстве Грозненской области сложилась сильнейшая оппозиция восстановлению республики. «Достаточно сказать, что сам первый секретарь обкома КПСС Яковлев заявил: «Возвращение чеченцев и ингушей – большая ошибка».
    А вот что писал секретарь Урус-Мартановского райкома партии и председатель райисполкома Шаповалов в ответ на запрос Грозненского обкома и облисполкома по приему и размещению возвращающихся чеченцев в район: «На ближайшие три года райком партии и райисполком планируют принять и разместить три семьи».
    По меньшей мере глупо было бы полагать, что вопрос передачи Пригородного и части Малгобекского районов из ЧИАССР в состав Северной Осетии решался председателем Оргкомитета по Чечено-Ингушской АССР Муслимом Гайрбековым. Его согласие на это отторжение не требовалось.
    Вопрос отторжения Пригородного района был решен задолго до назначения М. Гайрбекова на эту должность на самом высоком уровне власти бывшего Советского Союза. Ведь это же самое утверждают и сами авторы послания, говоря о заговоре Кобулова и Берии против ингушского народа.
    Посмотрим на Указ Президиума Верховного Совета РСФСР №721/4 от 9 января 1957 года «О восстановлении Чечено-Ингушской АССР и упразднении Грозненской области», в строгом соответствии с которым должен был действовать М. Гайрбеков или любой другой человек, будучи на его месте.
    Так вот, в этом указе однозначно говорится: «Включить в состав Чечено-Ингушской АССР: … Из Северо-Осетинской АССР – город Малгобек с пригородной зоной, Коста-Хетагуровский (Назрановский – авт.) район и северо-восточную часть правобережного района» – и все! Вся остальная территория, переданная СОАССР из состава ЧИАССР, в связи с депортацией чеченцев и ингушей и ликвидацией Чечено-Ингушской АССР в 1944 году в соответствии с этим указом, должна была остаться в составе Северной Осетии. Разве мог Гайрбеков выйти за рамки данного Указа?
    А что касается «передачи Осетии ингушских земель в Малгобекском районе», то дальше в указе прописано: «Поручить Президиуму Верховного Совета Северо-Осетинской АССР и Организационному комитету по Чечено-Ингушской АССР внести на утверждение Президиума Верховного Совета РСФСР описание границы между Северо-Осетинской АССР и Чечено-Ингушской АССР с учетом упразднения территориальной разобщенности Моздокского района с основной территорией Северо-Осетинской АССР».
    Как мы видим, указ прямо предписывает передачу части территории ЧИАССР Северной Осетии для «моздокского коридора», так как в нем ни словом не упоминается Кабардино-Балкария, которая до выселения граничила с запада с Малгобекским районом ЧИАССР.
    Несмотря на то, что Гайрбеков был большим патриотом своей республики, он, как и большинство членов Оргкомитета (в том числе и ингушских), был вынужден смириться с потерей Пригородного района, с твердой уверенностью в том, что со временем вопрос возвращения района республике будет решен положительно.
    Разве не с этой надеждой вернулись ингуши на свою родину, а не остались, в знак своего несогласия с таким решением, в местах своей ссылки? Любой человек из числа чеченцев и ингушей, ответственный за судьбу своего народа, в тех условиях, вынужден был бы поступить таким же образом. Ведь на заседаниях высшего партийного руководства страны самым серьезным образом обсуждался вопрос о восстановлении автономии Чечено-Ингушетии не на своей исторической родине, а на территории Казахской ССР. А этого нельзя было допустить ни в коем случае.
    То же самое можно сказать и по поводу утверждения авторов, что, якобы, Гайрбеков не «поставил перед правительством вопроса о том, что власти Северной Осетии, нарушая Указ Президиума Верховного Совета СССР, не разрешают ингушам туда вернуться».
    Во-первых, нельзя, не приводя достоверных доказательств, на уровне различных сплетен, голословно утверждать, что он этот вопрос не ставил. Нам, например, известно, что он не только ставил эти вопросы перед вышестоящим руководством, но лично сам выезжал неоднократно в Северную Осетию для решения этих вопросов. Об этом вспоминает член Оргкомитета по восстановлению Чечено-Ингушской АССР В. Русин в своей книге «Достоинство гордых».
    Во-вторых, никто такие вопросы с ним не согласовывал, это было вне его компетенции. Кроме того, как всем известно, порядки тогда были другие, мягко говоря, не совсем демократические. Ведь не только ингушей не пускали в места своего прежнего проживания, не пускали в свои родные села и чеченцев, проживавших в горах, а также чеченцев-аккинцев Дагестана, лишенных этого права до сегодняшнего дня.
    По поводу же того, что «под его (Гайрбекова – авт.) руководством упразднены ингушские районы Галашкинский (Первомайский), Ачалукский, Пседахский, которые были присоединены к казачьим и чеченским районам», то это не совсем так.
    Под казачьим и чеченским районами, к которым якобы были присоединены вышеназванные ингушские районы, авторы послания подразумевают Сунженский и Ачхой-Мартановский районы, в состав которых отчасти вошла часть упраздненного Галашкинского района. Тем самым, они косвенно признают, что это не ингушская территория.
    По всей видимости, авторы имеют в виду процесс укрупнения отдельных районов, который был проведен во всей Чечено-Ингушетии. Галашкинский район (после депортации 1944 года переименованный в Первомайский), действительно, был упразднен. Часть Галашкинского района осталась в Назрановском районе, а часть вошла в Сунженский и Ачхой-Мартановский районы. Но все эти три района были не отдельными национальными районами ингушей, казаков и чеченцев, а территорией единой Чечено-Ингушской АССР.
    В свою очередь, Ачалукский и Пседахский районы стали составной частью Малгобекского района, который и ныне входит в состав Республики Ингушетия. Кстати, Пседах – это чисто чеченское селение, основанное на бывшей территории Малой Кабарды свыше 200 лет тому назад.
    Таким образом, никакого «присоединения к казачьим и чеченским районам» ингушских районов не было. Наоборот, Сунженский район, являвшийся составной частью Чечни и никогда не входивший в состав Ингушетии, авторами письма произвольно предлагается включить в состав предлагаемой ими в конце своего послания будущей Ингушской Республики.
    Из территории бывшей Ингушской АО в составе современной Чеченской Республики остался небольшой участок земли в районе маьлхинского с. Бамут, а из территории бывшей Чеченской АО в составе нынешней Республики Ингушетия до сих пор остается подавляющая часть Сунженского и северо-восточная часть Малгобекского районов. Вот и судите сами – что к чему было присоединено.
    И вообще, какие претензии по вопросам территориально-земельных преобразований в ЧИАССР могут быть к председателю Совета Министров ЧИАССР Гайрбекову, если это вопросы, входящие в компетенцию Верховного Совета ЧИАССР? А председателем Президиума Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР был ингуш И.Алмазов.
    О каком согласии «с осетинскими националистами», в соответствии с которым Гайрбеков передал Северной Осетии Моздокский район, пишут авторы письма? Этот же район никогда не входил в состав Чечено-Ингушетии. Кроме того, автономные республики, по конституции, не имели права принимать самостоятельно такие основополагающие решения. Это была прерогатива руководства РСФСР и СССР.
    Каргалинский, Шелковской и Наурский районы были переданы в состав восстановленной ЧИАССР не из Ставропольского края, а из Грозненской области. И вовсе не «для расселения чеченцев горных районов», а, в первую очередь, для своего рода «разбавления» моноэтнических республик, образованных в свое время по национальному принципу, так называемым «государствообразующим» русским населением. Таким же образом часть казачьих районов было передана в состав Дагестана, часть - в состав Северной Осетии (тот самый Моздокский район, который авторы письма считают ингушским).
    Непонятным остается вопрос: почему авторы так смело и безапелляционно называя имена руководителей республиканского масштаба - чеченцев и ингушей, причастных, якобы, к притеснению ингушей в ЧИАССР, не называют имен главных виновников беспредела в республике, творимого и над ингушами, и над чеченцами, и над русскими, одним словом, над всеми жителями республики? Например, 1-го секретаря обкома КПСС, руководителей республиканских МВД, КГБ, Прокуратуры. А ведь ни одного чеченца или ингуша среди этой категории высших республиканских чинов тогда не было. Как говорят чеченцы – «Говрах лата ца ваьхьнарг, нуьйрах летта».
    Далее авторы обращения пишут: «Ингушетию следовало бы восстановить, включив в нее следующие шесть районов с указанными ниже населенными пунктами:
    1. НАЗРАНОВСКИЙ РАЙОН с центром – в городе НАЗРАНИ. Город Назрань, селения Насыр-Корт, Альтиево, Гамурзиево, Барсуки, Гази-Юрт, Экажево, Сурхохи, Али-Юрт, Долаково, Кантышево.
    2. МАЛГОБЕКСКИЙ (бывший ПСЕДАХСКИЙ) РАЙОН с центром – в городе МАЛГОБЕКЕ. Город Малгобек, селение Пседах, Сагопши, Кескем, Новый Редант, станица Вознесенская, Красная Горка, объединенные Кескемские хутора.
    3. ГАЛАШКИНСКИЙ РАЙОН с центром – в селении ГАЛАШКИ. Селения Галашки, Мужичи, Алкун (Верхний), Алкун (Нижний), Датых, Аршты, Чемульга, Гандалбос, Бамут (Верхний), Бамут (Нижний), Бамут (Средний), Сомиегоч, Цори, Хамхи.
    4. КАРАБУЛАКСКИЙ РАЙОН с центром – в поселке КАРАБУЛАК. Поселок Карабулак, селения Гейрбек-Юрт, Верхние Ачалуки, Средние Ачалуки, Нижние Ачалуки, Яндырка, Плиево.
    5. СУНЖЕНСКИЙ РАЙОН с центром – в станице ОРДЖОНИКИДЗЕВСКОЙ. Станицы Орджоникидзевская, Троицкая, Нестеровская, Ассиновская, Краснооктябрьская (Алхасты), хутор Давыденко.
    6. БАЗОРКИНСКИЙ (нынешний ПРИГОРОДНЫЙ) РАЙОН с центром – в городе Орджоникидзе или селении БАЗОРКИНО. Селения Базоркино, Шолхи, Онгушт, Ольгинское, Ахи-Юрт, Длинная Долина, Гадаборшево, Яндиево, Камбилеевка, Чернореченское, Редант, Балта, Таузен-Юрт, Джерахой-Юрт, Галгай-Юрт, Ларс (верхний), Ларс (нижний), Чми, Эзми, Планы, поселок Базоркинского консервного завода, хутора Баркинхоев, Цороев, Алиев, Ахушков, Чермоев, Хадзиев, Терпугов, Сыздоев, Шадиев, Гетагазов, Патиев (первый), Патиев (второй), Бартабос, Яреча, Винзаводской, Томов, Мамилов, Мецхальский, Льянов, горные аулы Джерах, Фуртоуг, Ляжг, Ольгетты, Хули, населенные пункты Джерах-Мецхальского общества, Гвелети», – пишут авторы.
    Шесть, так шесть. Пусть у ингушей будет районов на порядок больше, но только на своей территории! Ни один населенный пункт, входивший в состав Чеченской автономной области на момент объединения ее с Ингушской АО в 1934 году, не может войти в состав современной Республики Ингушетия без согласия чеченского народа. Так же, как ни один населенный пункт, входивший в Ингушскую АО, не может войти в состав современной Чеченской Республики без доброй воли ингушского народа. Все остальное – вторично.
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  7. #7
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    29.01.2013: Р. Кадыров обсудил с Д. Абдурахмановым работу комиссии по определению границы между ЧР и РИ
    http://www.ramzan-kadyrov.ru/

    Глава ЧР Рамзан Кадыров встретился с председателем Парламента ЧР Дукувахой Абдурахмановым.

    Спикер Законодательного собрания проинформировал Р. Кадырова о деятельности парламентариев в ушедшем 2012 году и о результатах проделанной работы возглавляемой им комиссии по определению административной границы между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия.

    Как сообщил Д. Абдурахманов, в прошлом году Парламентом ЧР принято 63 закона. Таким образом, парламентарии полностью выполнили предусмотренный на прошедший год объем работ.

    Председатель парламента проинформировал о проводимой депутатами работе по принятию важных для республики законов: о борьбе с наркотическими средствами и приватизации.

    «Требуют доработки законы о Счетной палате, мировых судьях и культуре», - отметил он.

    Спикер также сообщил о работе созданной по поручению Главы ЧР комиссии по определению границы между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия.

    «По поводу проведения межевания приграничных территорий двух республик парламент и депутат Госдумы РФ М. Селимханов обратились в профильный комитет Госдумы РФ о необходимости проведения дополнительного межевания между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия, не затрагивая при этом другие субъекты РФ. Совместно с Министерством имущественных и земельных отношений ЧР планируем в этом году завершить работу», - отметил Д. Абдурахманов.

    Он заметил, что на запрос комиссии по поводу поднимаемого вопроса из Министерства регионального развития РФ получено письмо, в котором говорится о том, что существовавшая в свое время комиссия по определению границы между ЧР и РИ прекратила свое существование, в связи с этим нет возможности ответить на письмо.

    Комиссия, как считает Д. Абдурахманов, носящая имя двухсторонней, по сути, трудится в одностороннем порядке.

    «Я три раза бывал в Ингушетии, но к нам оттуда никто не появлялся. Создается впечатление, что ингушская сторона сознательно блокирует работу комиссии. Они избегают встреч с нами. По этому поводу парламент республики собирается направить письмо о недопустимости такого отношения к работе комиссии ингушской стороной», - констатировал спикер.

    Глава ЧР Рамзан Кадыров отметил, что работу комиссии необходимо продолжить.

    «Мы будем хозяевами своих территорий и никому их отдавать не собираемся. А то, что они являются составной частью Чеченской Республики, не вызывает никакого сомнения. Мной отдано распоряжение о проведении межевания земель. Уже закончено описание Сунженского района, определены его границы. Думаю, что федеральный центр даст свою оценку ситуации и поставить точку в этом вопросе», - подчеркнул Рамзан Кадыров.

    В завершение встречи Д. Абдурахманов преподнес в подарок Рамзану Кадырову книгу Уполномоченного по правам человека по ЧР Нурди Нухажиева и его помощника Хамзата Умхаева «В поисках национальной идентичности», в которой собраны исторические документы о прошлом братских чеченского и ингушского народов.

    Рамзан Кадыров поблагодарил чеченских парламентариев за проделанную работу и пожелал им успехов в их законотворческой деятельности.
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  8. #8
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    Давайте посмотрим на динамику роста во втором раунде "восточной битвы".
    Проходит расширенное заседание в Парламенте ЧР, присутствуют ученные,артисты,воеводы,де утаты, мэры и главы, помимо этого в качестве званных гостей делегация из Дагестана (озвучена) и РСО ( почему то не упомянуто в новостной ленте). Там они дружно обсуждают как бы лучше навредить ингушам и принимают некие решения. Мне это напоминает съезд созванный во Владикавказе в 1917 году и куда не были допущены ингуши..так как там решали участь ингушей..тогда они там посовещавшись приняли решение о котором ингуши узнали вскоре...рано на рассвете ингушские селения были атаковано по всей казачьей линии. Одновременно босяки ворвались в селения Плиево, Галашки и ряд сел пригородного района.
    Так вот..посовещавшись там главный идеолог антиингушской направленности Дукваха, видимо уже с готовыми, итоговыми пожеланиями съезда получает аудиенцию у Кадырова где, согласно новостной ленте , все утвердили и заявление Главы не заставило себя ждать - Рамзан Кадыров высказался в том духе, что медлить больше нельзя и в таком роде.
    Напомню зрителям, что любая активность на это поле будет означать начало боевых действий в регионе и все кто сегодня стоит за этими сценариями прекрасно это понимают.
    Но это только начало...далее в ЧР проходит вдруг "неожиданно" успешная операция в горах где нейтрализуют главных террористов и врагов Росии братьев Гакаевых ( это при том, что такие важные враги ютились в очень узком секторе на границе Дагестана,Грузии и Чечни уже долгие годы и мало кому мешали) и как следствие аудиенция на самом верху, у самого главного Жреца. Там похвалба идет всяческая, но то,что осталось за кадром думаю будет платой за "героизм" . Чем оплатит этот счет ФЦ ?! Новым траншем по ФЦП или учитывая, что все это в цепочке ...вопросом по земле?
    Подполье на СК давно стало хорошим инструментом для торга с Центром, в некоторых регионах его даже охотно оберегают и даже создают , как в КБР когда-то, ведь это джокер в рукаве местного бая. Не все правда умеют этим пользоваться. Для того, чтобы этим умело пользоваться надо быть с этим подпольем на короткой ноге, а не с бухты барахты. Тот же Евкуров в эти игры играть не может в силу определенной специфики, но например Аушев мог (умел) с ними говорить в своё время.
    Далее...Евкуров реагирует на это посещением районного центра и заявлением о придание статуса города центру и возможно скорому реформированию района, что в принципе правильно. Надо восстановить Галашкинский раион, придать статус города Слепцовску, с переименованием оного в Дадиков ( Дади-ков).
    Была также озвучка в репортаже Ториева с новой версией данных манипуляций, много перепостов было, но на деле версия абсолютно неживая и не имеющая под собой никакой реальной основы. Эта версия хороша только для того, чтобы усыпить ингушей. Хочу напомнить, что тогда в 17 ворвавшись на заре в ингушские селения казаки не смогли застать ингушей спящими, об этом они хорошо потом писали в своих мемуарах в Париже. В Плиево их встретили так, что они половину своих хлопцев в первые минуты потеряли,а оставшиеся в живых еле выползли. Атака на Галашки стоила скорой контроатакой и сожжением к чертям собачьим Фельдмаршальской. Ольгинскую спасли армейские полки, подоспевшие в помощь неудачным агрессорам вовремя (почти вовремя).


    P.S. В качестве последней новости некое письмо в Парламент ЧР от лица, якобы, ингушских старейшин где они просят чеченских парламентариев о незамедлительном объединении двух республик

    tamerson's journal
    http://tamerson.livejournal.com/214207.html
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  9. #9
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    Как говорят иудеи, нет более яростного антисемита нежели выкрест....Так и "братья"
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

  10. #10
    Старожил форума Аватар для Steel
    Регистрация
    19.09.2010
    Сообщений
    7,778
    Поблагодарил(а)
    1,313
    Получено благодарностей: 1,095 (сообщений: 897).
    Глава парламента Чечни: Каждый должен заниматься тем регионом, на который они имеют юридическое право
    Председателя парламента Чечни Дукуваха Абдурахманов фото предоствлено пресс-службой парламента Чечни
    На минувшей неделе председатель Народного Собрания Ингушетии Мухарбек Дидигов в распространенном в средствах массовой информации заявлении выступил с обвинениями в адрес Чеченской Республики, якобы претендующей на ингушские земли. Ситуацию прокомментировал председатель парламента Чечни Дукуваха Абдурахманов.

    Вопрос: В заявлении Мухарбека Дидигова, распространённом в эти дни в СМИ, говорится о каком-то экстренном заседании, на котором был принят закон о Сунженском районе. Скажите, как на самом деле это происходило?

    Во-первых, сразу отмечу, что никакого экстренного заседания не было. Очередное пленарное заседание парламента Чеченской Республики, о котором, видимо, идёт речь, состоялось 18 октября 2012 года. Информация об этом была доведена до средств массовой информации, она появилась в сети интернет, в том числе на официальном сайте парламента Чеченской Республики. На данном заседании в числе прочих был рассмотрен и принят Закон Чечни "О внесении изменений в Закон ЧР "Об образовании муниципального образования Сунженский район и муниципальных образований, входящих в его состав, установлении их границ и наделении их соответствующим статусом муниципального района и сельского поселения".

    Вопрос: Мухарбек Дидигов утверждает, что "ни один из чеченских парламентариев - членов комиссии по определению административной границы не посчитал нужным хотя бы словом обмолвиться о готовящемся или уже принятом законодательном акте"...

    Как я уже говорил, принятие данного закона сразу же стало достоянием общественности, в прессе это обсуждалось, мы рассматривали данный вопрос на заседании профильного парламентского комитета, на заседаниях комиссии по определению административной границы между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия, всё это соответствующим образом освещалось и публиковалось. Кому мы об этом ещё отдельно должны были докладывать? И почему нам об этом говорить, когда это внутренний вопрос Чеченской Республики?

    Здесь уместно вспомнить вот о чём. Не посчитавшись с тем, что в преддверии муниципальных выборов 2009 года между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой была договорённость спорные территории не описывать, ингушская сторона приняла закон по Сунженскому району, описала его - то есть описала чеченский район (кстати, нас никто не извещал, когда они это делали), потому что на этот район, согласно постановлению Всероссийского центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров от 28 февраля 1929 года, право имеет только Чеченская Республика. То есть, на момент объединения Ингушской и Чеченской автономий в 1934 году этот район был чеченский. И, следовательно, на момент разъединения он также должен оставаться чеченским. Не принесли же ингуши этот район к нам с собой.

    Поэтому мы провели эту работу. Важно отметить - мы гораздо позже ингушской стороны создали соответствующую комиссию, позже их мы провели описание своего района. А ингушским парламентариям надо бы описывать Пригородный район - исконно ингушскую территорию, а не чеченский Сунженский район или чеченский Ачхой-Мартановский район, который они готовятся описать в качестве ответной меры. Ну, я предлагаю нашим коллегам пойти дальше и дополнить этот список Вавилоном и Урарту...

    Вопрос: А как Вы прокомментируете следующее высказывание вашего коллеги: "Сегодня своими действиями и высказываниями в адрес граждан и руководства Республики Ингушетия чеченское руководство и все, кто потворствовал этим действиям, сделали бессмысленными и напрасными усилия ингушской стороны по сохранению братских уз между нашими народами"?

    Это абсолютно голословное высказывание. Никто из руководства Чеченской Республики в адрес руководства Республики Ингушетия, в адрес тем более, ингушского народа таким образом не высказывался. Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров, напротив, не раз подчеркивал, что республиканская комиссия должна работать, уважая братские отношения между двумя народами, не допуская при этом никаких лишних слов. Но именно при нынешнем руководстве Ингушетии впервые за всю историю никаких усилий для поддержания этих уз не предпринимается.

    И я, как председатель чеченской комиссии, отвечая на подобные высказывания, в очередной раз напоминаю: мы создали свою комиссию намного позже, чем это сделала ингушская сторона, и мы провели описание своего района. И им не нужно заниматься описанием чеченских территорий. Каждый должен заниматься тем регионом, на который они имеют юридическое право. А по Пригородному району, повторяю, я всецело поддерживаю ингушей.

    Вопрос: Дидигов утверждает, что принятие закона о Сунженском районе парламентом Чеченской Республики он расценивает, как "заранее спланированную и подготовленную акцию власти и "политической элиты" Чеченской Республики с целью оказания на ингушскую сторону всестороннего политического и психологического давления"...

    Никто ничего подобного с чеченской стороны не готовил. Готовила ингушская сторона. Во-первых, ничего никому не говоря, создала комиссию, во-вторых, не извещая ни нас, ни руководство округа, ни федеральный центр приняли закон по Сунженскому району, описали этот район - при этом прекрасно зная, что это чеченский район, будучи осведомлёнными о том, что на момент объединения двух автономий это была чеченская территория.

    Вопрос: В упрёк нашей стороне озвучивается также обстоятельство, что "ингушская сторона старается строго придерживаться политико-правовых аспектов данного вопроса, не пускаясь в обсуждение других мотиваций". А чем же тогда руководствуется в своей работе чеченская комиссия?

    Действительно, чем, получается, в этом случае придерживаемся мы? Создали комиссию? Создали. Направили письма-предложения в адрес комиссии Республики Ингушетия, руководства округа и в Москву? Направили. Но когда появляются вот такие высказывания, я, как председатель комиссии с чеченской стороны, конечно же, адекватно реагирую и отвечаю.

    Вопрос: Далее спикер ингушского парламента отмечает, что его коллеги из ЧР "посягнули не только на закреплённые права и нормы Конституции Чеченской Республики, но и пытаются нарушить основы государственного устройства Республики Ингушетия, закреплённые в Основном законе республики и Конституции Российской Федерации"...

    И снова ни чем не подкреплённое, беспочвенное утверждение. Я открыто заявляю: депутаты парламента Чеченской Республики, коллеги ингушских законодателей, свято уважают государственность Республики Ингушетия, стараются ещё больше укрепить узы братства между нашими народами и даже пытаются закрепить и расширить понятие, что мы единый вайнахский народ. Но при этом - если мы создали две республики, мы уверенно заявляем: давайте расходиться по своим исконным территориям, на основе действующего российского законодательства, которое как раз и предполагает необходимость наличия между двумя субъектами федерации административной границы. Как раз об этом ингуши говорили раньше нас.

    Но если снова вернуться к рассуждениям о том, сколько сделала плохого или хорошего ингушская или чеченская сторона, то я вновь напоминаю: мы сделали ровным счётом столько, сколько сделали гораздо раньше они, но с одной лишь единственной разницей - мы приняли закон по своему, чеченскому району, а не по чужому.

    Вопрос: В заявление Дидигова также говорится о том, что их "вынуждают на ответные меры для защиты своей земли и своего суверенитета". Как Вы это объясните?

    Абсолютно непонятное опасение. Могу с уверенностью заявить: чеченцы не пустят со своего направления на Ингушетию НАТО или Америку. И поэтому именно за ингушские земли и ингушский суверенитет они могут быть абсолютно спокойны.

    Никаких выпадов ни в адрес Ингушской Республики и её народа не было и нет. Есть претензии в адрес председателя ингушской комиссии Мухарбека Дидигова, который за все месяцы, сколько мы ни приглашали их к совместному заседанию, сколько ни писали писем, по непонятным нам причинам не организовал нашу встречу. Чеченская сторона к такой встрече готова - в любое время дня и ночи и в любую погоду.

    Вопрос: Председатель Народного Собрания Ингушетии апеллирует к федеральному центру, выражая надежду, что "данному антиконституционному шагу будет дана соответствующая правовая оценка"...

    Здесь вызывает резонный вопрос следующее: почему описание чеченского района через принятие соответствующего закона парламентом Чеченской Республики является антиконституционным и почему описание этого же, чеченского района ингушским парламентом - не антиконституционно?

    Однако мы тоже выражаем уверенность, что Москва, как и в 1929 году, рано или поздно, основываясь на нормах действующего законодательства, исторических фактах и архивных документах, примет решение по этому вопросу. Это нужно всем, в том числе и федеральному центру, чтобы на этой почве не было политических провокаций, и чтобы между будущими поколениями чеченцев и ингушей больше не возникало этих споров.

    Вопрос: Дидигов высказывает обеспокоенность, что действия парламента Чеченской Республики могут "вывести из равновесия" ингушский народ. Насколько эти опасения обоснованы?

    Они не имеют под собой никакого основания. Обращаясь к своим братьям-ингушам, мы говорим: какие бы решения комиссии не принимали (а это будут только предложения для президента, глав, парламентов и Советов старейшин, за которыми будет последнее слово), из равновесия, а точнее - чувства братского отношения друг к другу - нас никому не вывести.

    Вопрос: В заключение Дидигов говорит: "Депутаты Народного Собрания Республики Ингушетия, используя данное народом им право, примут законодательные акты, направленные на защиту прав ее граждан и территориальной целостности". Скажите, чеченская сторона будет против этого?

    Могу сказать лишь одно - чеченская сторона больше всех будет приветствовать, если ингушские депутаты будут законодательно защищать именно ингушскую, а не иную территориальную целостность: своё надо вернуть, на чужое не зариться.

    Как ранее сообщало ИА REGNUM, закон Чеченской Республики "О внесении изменений в Закон Чеченской Республики "Об образовании муниципального образования Сунженский район и муниципальных образований, входящих в его состав, установлении их границ и наделении их соответствующим статусом муниципального района и сельского поселения" был принят парламентом региона 18 октября 2012 года, подписан главой региона Рамзаном Кадыровым 6 ноября 2012 года, опубликован в официальном издании "Вести республики" в № 18 от 30 января 2013 года и вступил в силу 9 февраля. Согласно закону, в Сунженский район Чечни включен ряд населенных пунктов, являющихся муниципальными образованиями Ингушетии. При этом в законе отмечается, что формирование в этих муниципальных образованиях органов местного самоуправления "осуществляются после установления в порядке, предусмотренном федеральным законодательством, административной границы между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия".

    Рамблер-Новости
    Вручение госнаград в Кремле чуть не закончилось мордобоем
    Публичный спор о границе между двумя субъектами, которая не установлена на законодательном уровне, возник в августе 2012 года и стал причиной резких заявлений в адрес друг друга Кадырова и главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. Тогда же между должностными лицами и депутатами Чечни и Ингушетии начались консультации по вопросам проведения административной границы.



    Подробности: http://www.regnum.ru/news/polit/1631...#ixzz2MeBekPG6
    Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM
    «Не произнесёт он единого слова, иначе чтобы не записал его страж, приставленный к нему».(сура Каф, 18)
    Габриэл Джабушонори.Хевсурский поэт."Москва делала всё, чтобы ввязать в борьбу с ингушами, чеченцами, соседей Кавказа"
    "Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это."Л.Н. Толстой
    «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».Геббельс Й.Рехсминистр.

Страница 1 из 44 12311 ... ПоследняяПоследняя

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •